Комментарии
2018-03-12 в 23:19 

sciurus_vulgaris
Белка песенки поет...
Irina77, :buddy: Да, я такая полунощница, раньше загрузить не получилось )))
Самим то смысла нет рясу прятать, они и так всегда на них. Задумайтесь, рясу отца Уильяма из ц.св. Урсулы так и не нашли :hmm:
А почему вы с Мари Анж решили, что это секта?

Спойлер:
читать дальше

2018-03-13 в 00:55 

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
Задумайтесь, рясу отца Уильяма из ц.св. Урсулы так и не нашли
Честно говоря, многих деталей я уже не помню.

А почему вы с Мари Анж решили, что это секта?
А так интереснее! :gigi:

читать дальше

2018-03-13 в 08:09 

Irina77
sciurus_vulgaris, А почему вы с Мари Анж решили, что это секта?

Я лишь ответила на вопрос Мари Анж, что если так, то должны быть и другие участники. А здесь видимо, явно действует один человек. Или двое, исполнитель и заказчик - (позже, если убийцу раскрыли, и заставили работать на себя).

Что до обоснуя подобной мысли, то это не похоже на катакомбы первых христиан. ))) В принципе, под Ноттингемским замком они и ранее существовали, (катакомбы, в смысле), только к началу постройки замка Бастардом Англия была уже христианской, так что устраивать тайные "часовни" нет. А здесь латинские словеса и бестиарий на стенах недавно отстроенного /восстановленного тайного хода. Да еще ряса... Да еще странные события с убийствами женщин, кинжалами со знаками евангелистов.

Задумайтесь, рясу отца Уильяма из ц.св. Урсулы так и не нашли
По моему, она давно уже уничтожена... Если только не попала в руки Кутберта, или не припрятана с целью подкинуть кому-то еще )))

Здесь у нас еще и Перси вырисовывается. С одной стороны, создавая видимость своего отсутствия в замке и городе, ему очень просто убивать, оставаясь незамеченным. С другой, ему это совершенно незачем, и появляется он не так часто. Да и возвращаться в замок ему без надобности, а убийца явно оттуда.

sciurus_vulgaris, а мои два письма ты получила? Я вчера два талмуда отправила )))

Мне казалось, что в этой главе пародия на известный роман очевидна

Мне пока ничего не вспоминается. читать дальше

2018-03-13 в 20:26 

sciurus_vulgaris
Белка песенки поет...
Irina77, пишу в личку.
И нет, это не "Имя розы" ))) это классика.:laugh:

2018-03-19 в 12:53 

nebula17
Ой, что-то с этими глюками дайрика я пропустила выход новой главы. Спасибо Ире, а то так бы ворон и считала :chill:

Отличная прода! В городе анархия. Наши благополучно выбрались на волю. Джон прямо-таки порадовал: "Тебя-то, Гисборн, может и не жалко… ", - и у молодняка челюсти отвалились. Очень смешной момент. А у самого слёзы на глазах.

Хотя загадок к концу не меньше, а всё больше становится ))) Надо будет перечитать всё ещё раз, а то многие детали забылись уже, жаль, что дайри так виснет немилосердно. Ты же собираешься на фикбук это выложить?

Кутберт-то, получается, не так уж неправ оказался насчёт сатанистов, просто схватил не тех? С другой стороны, автор говорит, что не секта... Теряюсь в догадках.

И нет, это не "Имя розы" ))) это классика.
Мы сдаёмся )) Мне тоже кроме "Имени розы" или "Кода Да Винчи" ничего в голову не лезет, хотя точно помню, что ни там, ни там подобного не было.

Что-то страшновато за Мэг, полезла прямо в пасть зверю.

2018-03-19 в 15:31 

sciurus_vulgaris
Белка песенки поет...
Привет, дорогая nebula17, а мы уж тебя потеряли! Ира мне твой адрес выдала, я писать собиралась. Очень рада тебя видеть и спасибо на добром слове. Без поглажки фикрайтер чахнет как... не знаю даже, как кто.

Особенно приятно, что эта реплика Джона тебе понравилась. Мне самой она очень дорога. Я вообще много думала, каково Джону с Гисборном взаимодействовать, пусть и 10 лет спустя - но в отсутствии Робина, каковой (в моем хэдканоне) как ни крути, но смылся из Ноттингема, не переварив достигнутый его любимым Ричардом компромисс с братцем Иоанном. Так что да, пусть зеленая молодежь рты раззевает!

Про фикбук уже отвечала: допишу до конца (остался финал, главы 2 по моим прикидкам) и тогда начну 2-ю редакцию выкладывать на фикбуке.

Занятно, однако, отчего это непотребные рисунки на стенах сразу наводят на мысль о сатанистах? :crazy: Кстати, параллели с нежно любимым мною "Именем розы" все же, видимо, не случайны, хотя произошли они совершенно помимо моей авторской воли. Поразмыслив, я поняла
Спойлер:
читать дальше
Ну а что касается доселе не угаданного вами произведения литературы девятнадцатого века, то мне казалось, СПОЙЛЕР читать дальше
Продолжение следует...

2018-03-19 в 15:42 

nebula17
Ну а что касается доселе не угаданного вами произведения литературы девятнадцатого века, то мне казалось, СПОЙЛЕР выцарапанное на стене слово однозначно указывает на литературный прототип ))))

Если это "Собор Парижской Богоматери", то я, к своему стыду, так и не сподобилась его прочесть, только по мюзиклу и знакома с сюжетом. А больше вариантов не приходит в голову... :shame:

2018-03-19 в 16:06 

nebula17
Ира мне твой адрес выдала, я писать собиралась.
Кстати, да, это железобетонный способ связи со мной. Пинай меня по почте, если я вдруг затеряюсь - я всегда отвечаю на письма. Мне в этот раз, почему-то уведомления не пришли, когда ты продолжение выложила, а может быть в спам как-то попали, теперь уже не поймёшь, что случилось. Вот сейчас твой ответ на почту упал, значит, система работает.

2018-03-19 в 16:09 

Irina77
sciurus_vulgaris, выцарапанное на стене слово однозначно указывает на литературный прототип

Ежик Себастьян... Если это и не "Нотр Дам" Гюго, то я уже не знаю... Правда, я читала его очень давно, и многое уже стерлось из памяти - осталось только в общих чертах. А вот перечитывать вряд ли возьмусь - писатель для меня очень "тяжелый".
Кто-то возомнил себя Фролло? :rolleyes: Да и плясунья, нарисованная на стене, получается, тоже некоторая "отсылка"? Не рано ли мы сбросили со счетов отцов Христофора с Ансельмом? Кто-то из них наверняка был несказанно возмущен "бесстыдством" заезжей красотки. Но явно оба чувствовали себя не в своей тарелке. Да и остальные образы на стене тоже наводят мысль на горгулий и химер упомянутого собора, который строился примерно в те же времена...

но в отсутствии Робина, каковой (в моем хэдканоне) как ни крути, но смылся из Ноттингема, не переварив достигнутый его любимым Ричардом компромисс с братцем Иоанном

А как по мне, в этом весь Робин... Не знаю чем это обосновано - повышенным идеализмом, нетерпимостью (хотя его должно бы уже пообтесать после всех передряг), или чем-то еще. Сначала кричать, что отдаст все ради "своих крестьян", и будет их защищать, а затем вот так вот "свалить", имея возможность защищать их законным образом. С одной стороны, все его соратники и крестьяне - самостоятельные и взрослые люди, прощение короля за разбой получили и в опеке не нуждаются. С другой - осадочек (или некоторая обида) должно быть, у старых соратников осталась.

---
апд

Пока я печатала свой ответ, nebula17 тоже ответила ))

2018-03-19 в 19:42 

sciurus_vulgaris
Белка песенки поет...
Больше спойлеров не будет, но с Ежиком Себастьяном познакомиться приятно :laugh:

2018-03-19 в 21:58 

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
Если это "Собор Парижской Богоматери", то я, к своему стыду, так и не сподобилась его прочесть
Я тоже... :shuffle2: Попыталась как-то, и сломалась странице на двадцатой.

2018-04-08 в 17:08 

TerraVita
Ну вот, а я чуть все не проворонила! Сезонный дурдом на работе, чтоб ей... Уведомления на почту мне не приходят.
Белочка, здОрово!!! Спасибо за глоток свежего воздуха!
Все и проясняется, и усложняется. Старая подземная крипта добавила еще и "готический" ореол, правда, судя по описанию, этот таинственный подземный ход должен тянуться через весь город, что как-то маловероятно. Но очень понравилось описание этой городской атмосферы с ее запахами! У Вас вообще отлично получаются такие живые подробности.
"Художества" на стенах - хороший психологический штрих. А "озабоченным" мог быть не только священник, но и подросток :hmm: , для меня племянник все еще под серьезным подозрением. Хотя - для изображения такого бестиария нужно было обладать хорошей начитанностью, что в его случае вряд ли.
Про рясу: вроде бы сама Мэг решила, что для отца Уильяма она мала. Еще одна ряса? Тогда, может быть, это ее запачкали и потом выстирали? Но зачем крали вторую? :conf3: (представила такую картину: злодей в рясе, перепачканной в крови, крадется из дома Кейт, гадая, как же ему не попасться никому на глаза. И вдруг видит одежу отца Уильяма!)
Очень порадовали Джон со товарищи: не бросили, не побоялись! Хотя, конечно, этого следовало ожидать. Джон вообще, на мой взгляд, самый трогательный персонаж в сериале и самый милый. Такой юмор как раз в его духе. Но вот куда Мэг полезла? Не совсем понятно, кого и как она там среди ночи может отравить. А если и сможет, что потом будет с той же Джейн? Ведь Кутберт догадается обо всем в миг, а куда бежать бедной (во всех смыслах), беременной девочке? Да и другим слугам не поздоровится.

Одна ма-аленькая неувязочка: наши узники о начале военных действий узнали от гонца, а Джон откуда? Что архиепископ может захватить замок? Или это догадка Тука?

Маноры Робина, надо полагать, давно конфисковали и он не пытался их вернуть. В этом случае ему просто нечего делать в Англии, люди уже не "его". Для них, пожалуй, лучше, что источник раздоров убрался и можно спокойно жить, пусть и при новом хозяине.

А что писание затягивается, Белочка (можно так Вас называть?), может быть и не плохо в каком-то смысле. Голова все равно работает в этом направлении, иной раз переворачивается вообще вся задумка, видишь ошибки... в итоге все только к лучшему, главное, чтобы не пропал интерес. Ваши верные читатели все понимают и поддерживают в любом случае!

Всех с Пасхой!!! :red: :red: :red:

2018-04-08 в 18:13 

Irina77
уведомления на почту мне не приходят.
Наверное, это последствия "блокировки" у вас в Казахстане... Посмотрите еще сейчас, будут приходить или нет.

правда, судя по описанию, этот таинственный подземный ход должен тянуться через весь город, что как-то маловероятно.
Под Ноттингемом расположена целая сеть пещер и подземных ходов. Одного сплошного туннеля через весь город может и нет, но существует ряд отдельных. Один может вести на кладбище, второй в какой-нибудь заброшенный дом, другой ведет из замка за крепостную стену, т.к. сам замок расположен вовсе не в центре города, а ближе к крепостной стене. К тому же в те времена город был раза в три меньше нынешнего, а лес находился на расстоянии полета стрелы от города. Т.е, почти подступал к нему, судя по картам.

Одна ма-аленькая неувязочка: наши узники о начале военных действий узнали от гонца, а Джон откуда? Что архиепископ может захватить замок? Или это догадка Тука? Не догадка. Там Джон говорит, что Тук перехватил Кутбертова посланца и все из него вытряс. А потом пошел в город народ мутить )))

2018-04-08 в 21:49 

sciurus_vulgaris
Белка песенки поет...
TerraVita, Как же приятно Вас снова здесь видеть! Спасибо, что не потеряли интерес и продолжаете следить за развитием событий. Я стараюсь :-):-):-)
И конечно можно меня звать белкой, мне нравится. :-) Кто-то меня спрашивал, почему белка? - я в принципе белок люблю, потом пошла цепь ассоциаций: Шервудский лес, мачевы белки, а уж когда я прочитала фик green_mouse "Гай и домашнее животное" sherwoodforest.diary.ru/p151547450.htm. я не могла удержаться. Так что будем считать, я и есть та самая белка, лоснящаяся и в меру упитанная (рыжая, правда, а не серая) :-):-):hamp:

Еще одна ряса? Тогда, может быть, это ее запачкали и потом выстирали? Но зачем крали вторую? :conf3: (представила такую картину: злодей в рясе, перепачканной в крови, крадется из дома Кейт, гадая, как же ему не попасться никому на глаза. И вдруг видит одежу отца Уильяма!) Спойлер читать дальше

Ира, ты на все вопросы можешь ответить куда лучше меня.:buddy:Irina77,

2018-04-09 в 13:32 

TerraVita
Тук перехватил Кутбертова посланца точно, а я это проворонила, переживая за Мэг.

Я не решила, что вторую рясу украли, это я про первую. Ну, раз в убийстве она не "участвовала", остается пока теряться в догадках.)

Уведомления мне вообще только несколько раз приходили, давным-давно еще, и пропали задолго до блокировки. Наверное, просто неустойчивый сервис. Будем заглядывать почаще.

2018-05-03 в 18:31 

sciurus_vulgaris
Белка песенки поет...
Глава 14
После полудня начал накрапывать мелкий дождь, смывая немногочисленные следы борьбы у замковых ворот и на выходе из кордегардии. Потирая перевязанное плечо – в горячке схватки сам не заметил, как порезали – Алан дотащился до поварни. Ну конечно, так он и знал, никакого внимания раненому герою! Зал был пуст, лишь в дальнем углу у очага с аппетитом заканчивали свой нехитрый обед кузнец Дэн и сыновья Малютки Джона, да Джейн вместе с Молли домывали посуду. Кивнув ребятам, Алан устало плюхнулся на лавку.
Веки закрывались сами собой, а в голове, на зыбкой грани сна и яви, всё продолжали крутиться события уходящего дня. Вот они, оставив в тылу Кевина присматривать за связанными жонглерами, возвращаются все тем же потайным ходом в замок. Одна группа под командованием Гисборна отделяется в конце пути – они должны выйти из подземелья в главной замковой башне, нейтрализовать людей Кутберта, расставленных на ключевых постах, а затем найти и изолировать самого святого отца из Йорка. Другой отряд с Мартином и Аланом во главе занимает ворота и выход в кордегардию, где находятся свободные от караульной службы воины архиепископа. Последних вообще-то не так и много – около двух десятков – и они не ждут нападения, так что все зависит от здешних стражников: чьим приказам они станут подчиняться в предстоящей схватке.
На воротах все проходит гладко: вот по сигналу Мартин неслышно «отлипает» от скрывающей его стены, тенью скользит за спиной ничего не подозревающего вояки в гербовых цветах архиепископа Йоркского. Одно тренированное движение – и детина кубарем летит по ступенькам, задевая виском поворотный механизм, опускающий решетку при въезде в замок.
– Первый пошел! – глуховато цедит Уилл, пока его шурин костяшками кулака наносит второму охраннику удар в переносицу. Алан бережно принимает падающую ему прямо в руки здоровую тушу.
– С кем не бывает, извини, приятель, полежи пока в холодке, пока мы… – он не договаривает фразы, сосредоточенно следя за тем, как оружейник одним точным движением широко расправленной как лопата ладони вырубает третьего караульного.
Четвертый стражник – парнишка из местных, совсем недавно зачисленный в гарнизон, в смятении прижимается к самой стене. Меч выскальзывает у него из рук, он нервно облизывает пересохшие губы и силится что-то сказать. Уилл хлопает его по плечу: «Не бойся, дурашка, своих не тронем!». Людей архиепископа, пока не пришедших в сознание, связывают по рукам и ногам. На воротах остаются Дэн и Маленький Маленький Джон, и вот уже Мартин дает знак двигаться дальше.
В кордегардии все проходит не так гладко: здесь им противостоит девять или десять неплохо обученных бойцов, а их самих всего пятеро, при том что два младших отпрыска Джона как ни крути все же пацаны, еще не бывавшие в серьезных переделках. Да и сам-то Алан, чего уж там, за последние годы отвык махать мечом и каждый день рисковать собственной шкурой. Парируя следующие один за другим мощные удары противника, он внезапно теряет равновесие – нога скользит на какой-то валяющейся на полу дряни, краем глаза он еще успевает заметить холодный предательский блеск вражеского клинка… «Гиза нету, он бы прикрыл…» – тоскливо проносится в мозгу. Щелчок, свет меркнет – а через несколько мгновений Алан приходит в себя на полу. Башка трещит, перед глазами вьются золотистые звездочки, но прохлаждаться времени нет совершенно – мозолистая рука оружейника одним рывком поднимает его на ноги, а потом уже Алану приходится прикрывать спину Мартина от насевших на него воинов архиепископа.
Им приходится туго, Алан нутром чувствует: дело дрянь. Однако уже в следующий миг вокруг что-то происходит, на подмогу приходят еще какие-то люди – это в борьбу на их стороне вступили несколько человек из ноттингемского гарнизона. Еще сколько-то местных стражников толпится в дверях, наблюдая за происходящим.
–Так и будете глазеть, б… ?! – зло кричит им Мартин, стараясь побольнее засадить подвернувшейся под ноги лавкой своему противнику по коленям.
Схватка завершается также неожиданно, как и началась. Стальное кольцо стремительно распадается. В оглушительной тишине, пришедшей на смену звону металла и грохоту падающей мебели, слышно лишь как стонет тяжелораненый солдат – на его залитом кровью сюрко еще можно разобрать герб архиепископа. Двое его убитых товарищей валяются возле самого входа, еще один – в дальнем углу, у очага. Оставшиеся противники капитулируют. Мартин и Алан со знанием дела обыскивают их и, связав, запирают в зале. Среди своих невозвратных потерь пока нет. Легко ранен младший сынишка Джона, но это пустяки. Гораздо хуже дела у Уилла: его кольчуга пробита, рукав рубахи весь залит кровью, по лицу градом текут бисерины пота. Подскочивший в нему шурин оглядывается в сторону Алана, в глазах его нехарактерное беспомощное выражение.
– Оставайся с ним, и вы, мальчишки, тоже! А вы, ребята, кто с нами – за мной! – Алан командует столпившимся на выходе из кордегардии ноттингемцам. – А кто не с нами – бросай оружие и живо расходись по домам!
Ему не приходится повторять дважды: успевшая собраться в галерее толпа подобно мощной волне сначала приливает к дверям кордегардии, а потом с шумом рассыпается, открывая проход. Кто-то примыкает к той горстке солдат, что бегом следуют за Аланом через замковый двор в сторону донжона, кто-то наоборот опрометью кидается прочь из замка.
– Пропусти их, Дэн! – кричит он высунувшемуся из воротной башни кузнецу. – Пропусти, а потом закрывай решетку!
В этот момент из двери, ведущей в парадные покои замка, появляется Гисборн – левый глаз окончательно заплыл, он сильно хромает, но на лице кривится такая беспощадная, злая улыбка, что Алан понимает: игра сделана.
Взбежав на крыльцо, он скороговоркой рапортует, украдкой присматриваясь к перемазанному кровью черному дублету рыцаря.
– Тебя что, задели?
– Куда там! Они спят на ходу! – сквозь зубы цедит Гай. – Почти никакого сопротивления: все посты без проблем, только под дверью Кутберта его охрана сопротивлялась, да этот юнец, лорд Уильям, решил героизм проявить…
Ухмылка бывшего черного рыцаря красноречивее всяких слов.
– Он хоть жив, Гиз?
В ответ бровь над здоровым глазом изгибается подобно знаменитому сарацинскому луку графа Хантингтона:
– За кого ты меня принимаешь? Поваляется денек в постели и придет в себя. Ты, кстати, сам-то цел? – Гай укоризненно тычет пальцем в сторону левого плеча своего оруженосца: только тут Алан замечает у себя здоровое бурое пятно на рукаве. Зацепили все-таки, сволочи! Ладно, на мне как на собаке… –оптимистично бубнит он в оправдание, суеверно скрещивая пальцы рожками и надеясь, что рана все же не загноится.
Вместе с сыновьями Маленького Джона и несколькими примкнувшими ноттингемскими стражниками они торопливо пересекают каминный зал, поднимаются на галерею. Обшаривают взглядом амбразуры окон и стенные ниши в поисках затаившегося противника. Гисборн по ходу расставляет своих людей на ключевые точки. Подошедший откуда-то Джон тут же забирает с собою несколько человек, чтобы окончательно взять под контроль темницу: в горячке первой атаки они смогли лишь снять часового на верхней площадке и запереть на засов дверь, ведущую к нижнему караулу.
У входа в гостевые покои валяется несколько трупов – все в одежде цветов архиепископа Йоркского. Одного из покойников Алан опознает сразу: командир личного конвоя отца Кутберта.
– А где этот… святой отец?
– Здесь, дрыхнет как ни в чем не бывало. – Из раскрытой двери доносится невозмутимый голос Бена, а затем и сам он появляется на пороге. – Опоили их что ли? Как думаете, сэр Гай?
Спящие глухим, беспробудным сном отец Кутберт и брат Христофор аккуратно связаны и уложены валетом на массивной кровати, занимающей добрую половину комнаты. Гисборн и Алан какое-то время молча вглядываются в их лица. Обоих нашли в таком состоянии прямо за столом, – охотно поясняет только что появившемуся Мартину Бен. В это время Гай осторожно слизывает с кончика пальца каплю какого-то зелья. Остатки этого пойла еще плещутся в здоровенном кувшине, весело поблескивающем глазурованными боками на столе, рядом с огарками восковых свечей в подсвечнике и кипами пергаментных листов, густо испещренных колонками цифр. Судя по всему, это налоговые регистры графства за последнюю четверть века.
– Мак. Мак в бургундском вине. Концентрация не велика, но видимо доза была лошадиной… – отвечает рыцарь на невысказанный вопрос и кивает в сторону двух священников, вынужденно делящих общее ложе – Парни, за их сохранность отвечаете головой!
Он круто разворачивается и, все так же сильно хромая, покидает покои Кутберта. Алан и еще несколько воинов ноттингемского гарнизона следуют за ним. По дороге к опочивальне шерифа их крошечный отряд слегка разрастается: к ним присоединяются солдаты из местной стражи, прослышавшие про нейтрализацию людей из Йорка. Гисборн сухо отдает распоряжения: восстановить караулы на стенах, вынести трупы, пересчитать живых и погибших противников и убедиться, что никто из вооруженной охраны полномочного представителя архиепископа не скрывается где-то в замке.
Звук их шагов гулко отдается по каменным плитам. Все чувства до предела обострены. Ноттингемская цитадель как будто вымерла: служанки, мальчишки на побегушках, конюшие, плотники и шорники, трубочисты и золотари – вся замковая челядь, обычно снующая в этот час как муравьи, забилась в известные только ей одной щели.
Внезапно на противоположном конце галереи резко хлопает дверь:
– Гай! – взметая пенным вихрем подол, размахивая руками, навстречу им летит Мег. – Га-а-а-й! Все кончено, да? Я все время... я так хотела… Вы живы, Господи!
В ее распахнутых в пол-лица глазах еще плещутся непросохшие слезы, но губы уже раскрылись в невероятной, ликующей улыбке. За какой-то миг лицо Гая резко молодеет, осветившись почти забытой надеждой...
– Сэр Гай и… очевидно будущая леди Гисборн! Постыдились бы принародно целоваться взасос. Шериф типа ждет…– не без внутреннего сожаления прерывает романтическую сцену Алан. С Гизом так всегда: кто-то же должен служить ему голосом разума, не смеха ради.

2018-05-03 в 18:36 

sciurus_vulgaris
Белка песенки поет...
***
Беседа с сэром Саймоном, как Гай и предполагал, выходит тяжелой. Подáть этим утром в шерифовы покои маковую настойку так и не получилось, и хозяин ноттингемского замка не мог не заметить, что у него под носом что-то происходит. Заметил – но лишь покрепче заперся в своей опочивальне, для верности забаррикадировав дверь сундуком. Этот проклятый кофр доставляет немало мороки, когда после долгих переговоров через дубовую дверь шериф все же согласился впустить своего капитана стражи. В спальню удается протиснуться с трудом: оттащить огромный сундук на место силенок сэра Саймона уже не хватает.

Убедившись в том, что лично ему ничего не грозит, законный представитель королевской власти в графстве мигом заговорил своим всегдашним брюзгливо-назидательным тоном с дребезжащими нотами: отец Кутберт, конечно, превысил свои полномочия и, вероятно, не достаточно разобрался в череде чудовищных убийств, затронувших едва ли не каждый дом в Ноттингеме… Однако его рвение можно понять: жители не могут спокойно спать в своих домах. Каждый муж, отец… – дальше голос шерифа захлебывается, в покрасневших от слез и бессонных ночей глазах появляется лихорадочный блеск, а скрюченные подагрой пальцы сжимаются в кулачки.

Боже, как ломит в виске! Дает себя знать и бессонная ночь, и вчерашние побои, и дикая жажда: утолить ее вином из кубка, стоявшего прямо в шерифовом поставце, после сбивчивого рассказа Мег Гай уже не решается.

Истеричные интонации в голосе сэра Саймона всё нарастают: возможно лорд Гисборн и прав, но… – Невинно-васильковый взгляд шерифа украдкой брошен в сторону рыцарского меча и тут же снова устремляется куда-то в бесконечность:
– Лорд Гисборн возможно и прав, расследование безусловно необходимо продолжить, виновных в безбожных злодеяниях должна настичь заслуженная кара! Что же касается полномочного представителя архиепископа Йоркского …

Глаза Гая на миг заволакивает красная пелена. С грохотом падает стоявшее на пути резное кресло (кажется, в нем сиживал еще Вейзи? – что ж, тем лучше!). Давненько эти стены так не тряслись, испытав на себе всю мощь голоса вернувшегося в Ноттингем капитана замковой стражи:
– Минувшим вечером в замок прибыл королевский посланец! Архиепископ поднял мятеж! Всякое общение с ним сейчас – государственная измена!

В горле шерифа слышится странный булькающий звук. Глазки-бусинки мечутся с крестовины гисборновского меча к неплотно прикрытой двери, за которой – какая жалость! – маячит здоровенная фигура Тома.

Делать нечего, и сэр Саймон плаксиво нудит: переговоров с вероятным противником, конечно, не будет, предусмотрительно созванный совет знати рассмотрит дело «ноттингемских потрошителей». К величайшему сожалению, сам он не сможет, по состоянию здоровья… и по семейным обстоятельствам…

– Кстати, леди Марджери все еще не нашлась! Даже бесчувственный истукан («Такой, как вы, Гисборн!» – распалившись, сэр Саймон чуть было не произносит это вслух) должен понять отцовские треволнения!!! И не забудьте, по утвержденному еще при короле Стефане положению в отсутствии шерифа простого большинства в совете знати не достаточно: чтобы оправдаться, вам придется набрать две трети голосов!

2018-05-03 в 18:40 

sciurus_vulgaris
Белка песенки поет...
***
На рыночной площади – угрюмая толпа. Детей и женщин совсем мало. Стоят в основном мужчины – мастеровые, крестьяне окрестных деревень, кое-кто из купцов победнее, попроще, из тех, кто последними закрывают лавки перед неприятельским вторжением и первыми открывают их с наступлением мирных дней. Такие как Боумэн в этот час носа не кажут. Окна в доме мастера Питера уже успели затворить крепкими дубовыми ставнями, а сам купеческий старшина, по слухам, спешно покинул город еще накануне.

Завидев верховых, народ расступается, громкие голоса быстро замолкают. Кое-где в толпе мелькают знакомые физиономии местной стражи – тех, кто почел за лучшее смыться из замка, пока власть в Ноттингеме окончательно не определилась. Гай узнает и кое-кого из горожан: отец Уильям из церкви святой Урсулы, Мартин Олдершотт, бойкая бабенка с мужем – соседи Кейт. Настороженные лица, плотно сжатые губы.

Конь Гисборна злобно всхрапывает, переступает на месте, грызет удила, норовит укусить оказавшихся в опасной близости людей. Первые ряды боязливо пятятся прочь от жуткой зверюги, несущей на себе всадника в слишком уж хорошо знакомом черном дублете. Над площадью повисает звенящая тишина.

– Жители Ноттингема! Прошлой ночью из Лондона поступили чрезвычайные известия. Все переговоры с представителем архиепископа Йоркского прерваны. Вынесенные им приговоры аннулированы шерифом нашего графства…

Он всегда был плохим оратором. Это Робину достаточно обратиться к людям – и они уже после нескольких фраз готовы незамедлительно последовать за ним. Партизанить в Шервуде, умирать за короля в Палестине, брать одну за другой крепости аквитанских мятежников. Идти на край света и к черту на рога. И свято верить в то, что об этом они всю жизнь мечтали! Тем не менее по странной прихоти шутницы-фортуны именно он, Гай из Гисборна, в прошлом – сволочь, каратель и сорвавшийся с цепи убийца (а что еще могут думать о нем здешние обыватели?), должен сейчас успокаивать смятенные умы, обещая восстановить порядок и справедливость.

Как там Локсли вечно твердит? – «Никто кроме нас».

После его слов народ не спешит расходится. Кое-кто из разбежавшихся стражников неуверенно интересуется: примет ли их обратно в гарнизон сэр Гай и если да, то как им разочтут жалованье за месяц? Мастер-каменщик по своему почину берется завтра же осмотреть городские стены – Бог весть, не придется ли городу в скором времени обороняться от войск смутьяна-архиепископа Жоффруа. Дальше инициативу перехватывает умница-Алан, расспрашивая людей: не видел ли кто в последние дни леди Марджери?

– Хорошо говорил! – одобрительно замечает пробравшийся сквозь начинающую редеть толпу Тук. – Зря только этому умнику, что про твою службу у Вейзи кричал, ты в ответ не припомнил, как он сам ему подметки лизал и на соседей стучал. Об этом все знают, но дать понять, что и ты не забыл, – никогда не лишне!

Карие глаза не без лукавства изучают лицо Гисборна. Тот вымученно улыбается и монах по-свойски похлопывает рыцаря по плечу.
– Ладно, не тушуйся, сэр Гай, у нас еще столько дел впереди. Надо бы нам навестить лорда Перси. Он вернулся из Йорка, пьет с окрестными дворянчиками у себя в поместье, рассказывает, как хорошо его у архиепископа принимали… – а ведь этим господам в совете знати голосовать!


***
От сильной усталости и вкусной еды Алана разморило. Кажется, он едва успел прикрыть глаза – а за окном наступили сумерки, сыновья Джона давно закончили трапезу и разошлись по своим постам, а на их место сели Кевин и Мег. Братишке Кейт видно дали отмашку отпустить на все четыре стороны жонглеров и возвращаться в замок. Сам Алан может и предпочел бы подержать этих забавников под караулом до завершения расследования, но у Гиза слишком мало людей для охраны. Ну и дурацкие принципы, конечно!

Джейн, спешащая подать на стол все самое вкусное, что только есть в замковой поварне, не сводит глаз с Кевина – не смеха ради, но наша девочка, похоже, влюбилась не на шутку. Кевин ловит ее маленькую, но такую сильную, загрубевшую от тяжелой работы руку и смущенно улыбается: ну какой он герой, просто ему очень сильно повезло на хороших людей.

Юная женщина выглядит счастливой и сильно измученной. Да и Мег едва держится на ногах, вокруг глаз залегли темные круги. После бессонной ночи она весь день не могла даже присесть: обрабатывала раны пострадавших в схватке своих и чужих бойцов, шила саван погибшим, искала, куда разместить выпущенного наконец из подземелья лондонского гонца, а потом вместе с Деборой осматривала замковые кладовые – архиепископ, ведь как ни крути, мутит воду и кто знает, не готовит ли Ноттингему судьба в ближайшие недели новую осаду? И все же лукавая улыбка так и бродит у нее на губах. Встретившись взглядом с Аланом, она заливисто хохочет и заливается краской.

Вчетвером, они лениво перекидываются словами, вспоминая всё, что произошло за минувшие сутки. Кевин, который явно чувствует себя бодрее своих собеседников, пытается вспомнить какую-то мысль, пришедшую ему в голову, когда они бежали из замковой темницы. Что-то связанное со злополучными кинжалами. Пропавший пятый клинок, очевидно, был у него в руках – и попал потом в руки проклятого отца Кутберта. А это значит…

– Что Кутберт на досуге мог сравнить его с теми, что хранились в ларце у шерифа, изучить резьбу и клейма… – мигом выходит из полудремы Алан.
– Ну и ...?
– И догадаться, что кинжалов в наборе у жонглеров было всего пять – четыре евангелиста и один с символом Господа нашего, а стало быть… Стало быть, этот подонок раньше нас понял, что клинок с волчьей головой подложили, чтобы скрыть недостачу!
– ??! – Кевин и Мег пока не могут уследить за полетом алановой мысли.
– Элементарно, друзья мои! Элементарно! Клинков было пять, при этом один из них был задействован как минимум в двух убийствах – жонглерки и младшей дочери Кейт. Потом он попадает в руки этой полномочной скотины архиепископа Йоркского. Клинков в ларце шерифа остается всего четыре! Но потом мы каким-то образом снова обнаруживаем там пять кинжалов – из которых один принадлежал кому-то из черных рыцарей. Значит, его подложили позднее. Зачем? – Затем, чтобы заменить пропажу, ведь в прилагаемой описи, составленной после обыска в «Баране и лисе», указано число. Но Кутберт-то знает, что существует пятый клинок с орлом евангелиста Иоанна…

– Интересно, – протягивает на распев экономка, – а как вообще этот святоша так быстро оказался на месте убийства? Кевин ведь едва-едва успел войти в дом.
– И где этот ужасный отец Кутберт сейчас? – В синих глазах Джейн снова плеснулся страх.

Алан спешит ее успокоить:
– В своих покоях. Под надежной охраной. Вы с Мег сварили им знатное пойло: Кутберт с Христофором лишь недавно очухались. Последний, как проспался, умолял выпустить его – сэр Саймон, дескать, заждался.
– Отпустили?
– Конечно, мы же должны делать вид, что с шерифом и его людьми у нас полное понимание. Кутберт ему вдогонку что-то орал про совет знати, про то, как там придется предъявить истинного убийцу, если, конечно, совет и вправду состоится. Про шерифа, который все не может определиться и того и гляди помрет с перепугу. Проорался – и пожелал побеседовать с сэром Гаем.
– Так Гай… сэр Гай – поправилась Мег – у него?

Алан устало пожал плечами:
– Нет. Он с Туком отправился в поместье к лорду Перси. Тук считает, что нужно прощупать почву перед советом, показать местной знати, что происки Кутберта здесь легко не пройдут.

Джейн, кажется, хочет еще что-то спросить, но в этот момент разговор невольно прерывается – на пороге поварни появляется силуэт неуверенно переминающегося с ноги на ногу отца Ансельма.

– Сэр Саймон… Ему неможется. Живот что-то скрутило. Отвару дубовой коры велел подать… И ореха грецкого… Нам сэр Гай сказал, чтобы сэру Саймону ни в чем не отказывали. Что все будет как раньше было…

Усмехнувшись, – хорош все же Матильдин ревень! – Мег встает заварить требуемое снадобье. Встает – и тут же замирает на полуслове, уставившись взглядом куда-то в грудь пожилого священника.

– Ну конечно! Джейн, милая, сделай отцу Ансельму все что нужно, ребята, я сейчас вернусь… – Звонко хлопнув себя по лбу, экономка стрелой вылетает из поварни. Вслед ей ошеломленно глядит едва не сбитый с ног замковый капеллан в потрепанной черной сутане.

2018-05-03 в 19:54 

Irina77
Прода :white: :red:

Оперативно и слаженно сработали )) И без потерь. ))

В ответ бровь над здоровым глазом изгибается подобно знаменитому сарацинскому луку графа Хантингтона:
Представила ))

Давненько эти стены так не тряслись, испытав на себе всю мощь голоса вернувшегося в Ноттингем капитана замковой стражи:
И это тоже - просто картина маслом ))
Да, даже вопли прежнего шерифа - ничто, перед мощью луженой глотки Гисборна.
Как вспомню, в одной из серий Гай так рявкнул, что Вейзи аж подскочил.

Минувшим вечером в замок прибыл королевский посланец! Архиепископ поднял мятеж! Всякое общение с ним сейчас – государственная измена!

Думается мне, Джонни отправит таки сэра Саймона на почетную пенсию... (домой, в деревню, в глушь, в Саратов...)
Перси в нынешних обстоятельствах тоже можно под госизмену подвести, тем более, если тот в открытую хвастается приемом у архиепископа Йоркского.

Кстати, леди Марджери все еще не нашлась!

Кстати, да. Девица решила спрятаться подальше, пока все не утихнет, или ее кто-то где-то держит. (не хотелось бы думать о худшем..)

С Гизом так всегда: кто-то же должен служить ему голосом разума, не смеха ради.

Да ))) Хотя бы иногда ))

Вслед ей ошеломленно глядит едва не сбитый с ног замковый капеллан в потрепанной черной сутане.

У замкового капеллана вроде бы ряса должна быть получше качеством. :rolleyes:
Это бедному приходскому священнику дозволительно ходить в старой...

Он всегда был плохим оратором.

Думается, это свойственно если не всем, то многим замкнутым людям.
А Робик - балабол, с хорошо подвешенным языком. (Страстью к пафосным и витеватым речам "страдал" еще и Вейзи, но это уже совсем другая "песня").

Но здесь скорее, важно было не "сколько", а "как". И Гай справился. ))

2018-05-03 в 20:19 

sciurus_vulgaris
Белка песенки поет...
Irina77, Спасибо, Ирочка, я рада, что тебе нравится. 😘 Я стараюсь... Как я люблю моих читателей :buddy:

2018-05-04 в 03:56 

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
оттащить огромный сундук на место силенок сэра Саймона уже не хватает.
Что характерно, придвинуть к двери - хватило. :D

Ну хоть Кутберта этого поганого захомутали, уже бальзам на сердце. Дело за малым - найти убийцу. :)

2018-05-04 в 11:17 

nebula17
Ну, выбили таки крымского хана с Изюмского шляха. :vict:
Архиепископу, похоже, спасибо надо сказать, что вовремя воду стал мутить, и Гай с полным правом смог вернуться к своим обязанностям. А то пришлось бы банально делать ноги из Ноттингема.
Очень понравилась сцена, где Гай на коне и перед народом, а ещё комменты отца Тука после неё :laugh:
Будем теперь ждать поимки потрошителя, автор так интригу закрутил, что до сих пор не понятно, кто же всё-таки злодей.
Белочка, спасибо за классную проду! :red:

2018-05-04 в 11:24 

nebula17
Думается мне, Джонни отправит таки сэра Саймона на почетную пенсию...

Вот и меня такое чувство всю дорогу не покидает. Как-то слишком уж Саймон перед архиепископом выстилается. Да и вообще мягкотел и доверчив словно дитя малое. Удивительно, как он шерифом-то стал. Купил должность? Или так всем хотелось передышки после правления Вейзи?

2018-05-04 в 11:32 

Irina77
Что характерно, придвинуть к двери - хватило.
Так у страха глаза велики, и силы удесятеряются ))) А вот обратно - уже никак )))

2018-05-04 в 11:45 

Irina77
Вот и меня такое чувство всю дорогу не покидает. Как-то слишком уж Саймон перед архиепископом выстилается. Да и вообще мягкотел и доверчив словно дитя малое. Удивительно, как он шерифом-то стал. Купил должность? Или так всем хотелось передышки после правления Вейзи?

Так помнится, до Саймона этих шерифов еще сменилось трое или четверо... Насчет купил... Сомнительно, т.к. это не Вейзи.
Мог получить должность по протекции, или сам Джон решил, что такая мышь под веником, как Саймон, уж точно интриговать против него не будет. Поэтому и поставил его. Только вот то, что шериф и с другими власть имущими будет такой же мышью, король не учел.

2018-05-04 в 19:28 

TerraVita
:hlop::hlop::hlop: Отличное продолжение! И точно, Архиепископу, похоже, спасибо надо сказать, что вовремя воду стал мутить, и Гай с полным правом смог вернуться к своим обязанностям. А то пришлось бы банально делать ноги из Ноттингема. Так гораздо интереснее! А как лихо "бригада" замок-то захватила - Робин Гуд бы позавидовал! Первый пошел! – глуховато цедит Уилл, :laugh: Ну и Мег с Джейн молодцы, конечно, зря я за них волновалась.

Сэр Гай и… очевидно будущая леди Гисборн! Постыдились бы принародно целоваться взасос.... Ах, как хорошо, просто бальзам на душу :sunny: !

Сцена на площади очень жизненная получилась. И про Робина: Идти на край света и к черту на рога. И свято верить в то, что об этом они всю жизнь мечтали! - в этом-то секрет его успехов. Не в достаточно спорной "правде" и "справедливости", а в харизме и умении навязать свою волю.

Как-то слишком уж Саймон перед архиепископом выстилается. Да и вообще мягкотел и доверчив словно дитя малое. А мне все кажется, что шериф вовсе не так прост. Ну не назначали тогда на эту должность "мышей под веником", это был слишком лакомый кусок. Ее или покупали, вполне законно и за большие деньги, или она давалась в награду очень полезным людям. Если вспомнить Филиппа Марка, который на самом деле был тогда шерифом, так тот настолько "злоупотреблял", что требование его сместить (вместе с еще несколькими любимцами Джона) было включено в Великую хартию вольностей. И, кстати, этот пункт король отказался подписывать. Сия полезная личность еще много лет оставалась шерифом, как бы не протестовали бароны. Сэр Саймон, конечно, совсем другая птица, но может, все-таки не курица.
Кутберт-то знает, что существует пятый клинок с орлом евангелиста Иоанна… вот, тоже наводит на размышление. Если шериф не был с самого начала заодно с архиепископом, так не помог ли ему в этом догадливый Кутберт? Простым шантажом, его или дочерей. Арест Кутберта его в этом случае ведь не спасет, скорее, наоборот. Остается и дальше валить все на Гисборна.
При чем тут совет знати, если честно, пока не поняла. Почитаем -увидим. Белочка, спасибо за еще одну порцию удовольствия! :white: (и как же хорошо, что еще не конец...)

2018-05-04 в 20:48 

Irina77
Ну не назначали тогда на эту должность "мышей под веником", это был слишком лакомый кусок. Ее или покупали, вполне законно и за большие деньги, или она давалась в награду очень полезным людям. Если вспомнить Филиппа Марка, который на самом деле был тогда шерифом

Если брать исторического Джона, то да )) Но наш Джонни вполне был способен назначить на должность не по числу заслуг, а по количеству выказываемой к его персоне любви )))

Сэр Саймон, конечно, совсем другая птица, но может, все-таки не курица.
Курица - конечно, нет. Но вот то, что все время трясется, как бы чего не вышло, и его попытки усидеть на двух табуретах сразу, и при этом остаться в стороне от всех этих дел (по состоянию здоровья..)...

Арест Кутберта его в этом случае ведь не спасет, скорее, наоборот.
Не совсем уловила мысль...

Если уже официально стало известно, что архиепископ - бунтовщик, то любые отношения с его посланцами подпадают под измену. И значит, долг шерифа, как блюстителя закона и правопорядка в графстве, отдать приказ о взятии оного посланца и его людей под стражу.
Если он этого не делает (неважно, по каким причинам), он - пособник бунтовщиков, со всеми вытекающими.

Если шериф честно "выполнит свой долг" , то у него появится хоть какая-то возможность оправдаться перед королем за то, что едва не позволил захватить Ноттингем посланцам архиепископа. Или по меньше мере, не будет мешать наводить в городе порядок Гаю и остальным.

2018-05-05 в 00:24 

sciurus_vulgaris
Белка песенки поет...
TerraVita, nebula17, Мари Анж, :gh: Очень рада вас здесь видеть! Ведь для вас я и стараюсь. Без вас ничего бы я не написала.
Мне очень-очень приятно, что вам понравилась сцена на площади с народом. Она написалась спонтанно, в моих черновиках и "тем.планах" ее не было, но пока писала сцену захвата замка, почувствовала, что что-то подобное непременно должно быть. Мне самой она очень нравится. :pink:
Архиепископу, похоже, спасибо надо сказать, что вовремя воду стал мутить, и Гай с полным правом смог вернуться к своим обязанностям. :laugh: Да, тот редкий случай, когда мне на помощь пришла сама история. Дело было так: в 1205 умирает архиепископ Кентерберийский Хьюберт Уолтер, Иоанн и духовенство лоббируют разных кандидатов, папа Иннокентий, столкнувшись с полной неразберихой (капитул Кентербери проголосовал сначала за одного, а потом под давлением Иоанна за другого кандидата), ставит своего человека - Стефана Лангтона, Иоанн отказывается его утверждать, разгоняет монахов в Кентербери, забирает имущество капитула (что-что, а поживиться тем, что плохо лежит, он никогда не забывал) - и вот тут, а это как раз 1207 г., в игру вступает его старший единокровный брат Жоффруа, архиепископ Йоркский. Жоффруа - незаконный сын Генриха II, мать - какая-то довольно известная содержанка, родился незадолго до брака Генриха с Элеонорой, с самого начала предполагалось, что примет духовный сан. Однако Жоффруа все откладывал с этим делом - возможно, надеялся, что папочка, конфликтуя с законными сыновьями, возьмет, да и объявит его наследником. В результате умудрился стать архидьяконом, а потом и епископом Линкольна, не будучи рукоположенным в духовный сан. Только со смертью Генриха Ричард, дабы его окончательно устранить из списка возможных претендентов, загнал Жоффруа в угол - сделал архиепископом Йоркским, тут уж пришлось принять сан.
Когда наш ПДж был маленьким "с кудрявой головой" :laugh:, папа-Генрих приставил к нему Жоффруа в качестве неофициального наставника, но это не сделало их друзьями, скорее наоборот, конфликт Жоффруа с королем Иоанном начался уже в 1200 - пока Жоффруа был в Риме, ПДж (точнее КДж) присвоил все ренты с имений архиепископства (знакомый почерк, n'est-ce pas?). Ну вот, а в 1207, когда началась эскалация отношений между Джоном и церковью в связи с назначением Лангтона, Жоффруа, видимо, решил отыграться и действительно перестал платить налоги с церковного имущества в казну, отлучил от церкви всех сборщиков этих самых налогов с церковного имущества, призвал все духовенство Англии последовать его примеру. Но быстро струсил с сбежал на континент, где и умер в 1212. Так что мой вымысел здесь - самый минимальный :tease4:

И да, это еще не конец! К тому же некоторые присутствующие здесь коллеги подбивают меня на следующий фик про Гая и Робина - уже и синопсис набросали, так что планов громадье, работать некогда :write2:

Еще раз, спасибо вам, дорогие читатели :crzfl:

2018-05-05 в 17:25 

TerraVita
Не совсем уловила мысль... Если уже официально стало известно, что архиепископ - бунтовщик, то любые отношения с его посланцами подпадают под измену. я не про измену, это самое обыденное и "невинное" развлечение знати, и оправдаться без особых хлопот удавалось почти всем. Я про то, что если Кутберт нарыл бы на шерифа компромат в связи с убийствами, то обвинение в измене не помешало бы ему данный компромат пустить в ход. У шерифа все равно могли остаться веские резоны ему помогать, потому он и мямлит (все это мои домыслы, конечно).

К тому же некоторые присутствующие здесь коллеги подбивают меня на следующий фик про Гая и Робина Присоединяюсь!!! У Вас так здорово получается! И тема такая неисчерпаемая и заманчивая. От души желаю всем-всем здесь присутствующим, чтобы творческие планы сумели претвориться в жизнь! читать дальше

2018-05-05 в 17:53 

Irina77
не про измену, это самое обыденное и "невинное" развлечение знати, и оправдаться без особых хлопот удавалось почти всем.

Ну, я бы не сказала, что почти всем. Как минимум каралось огромным штрафом и/ли частичной конфискацией имущества.
А те, кто не имел заплатить достаточно, чтобы умилостивить монарха, или не было в наличии влиятельных родственников - отправлялись на плаху.
Или в лучшем случае, в изгнание. А шериф у нас не только знать, но и должностное лицо. С него спрос больше должен быть.

Но подождем, посмотрим, что там дальше будет. )))

И тема такая неисчерпаемая и заманчивая.
Да, трава у сценаристов была знатная )))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Под сенью Шервудского леса

главная