14:56 

Каждому своё. Обновление от 01/04

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Продолжение, начало здесь

Автор: Diviana
Название : Каждому своё
Дисклеймер: все персонажи принадлежат их создателям. Никаких корыстных целей не преследую. It's just for fun.
Жанр: приключения, романтика
Категория: AU, джен, гет
Персонажи: Гай, Изабелла, Алан, Мериан, принц Джон, оригинальные персонажи
Summary: Как и многие я категорически не приемлю канонического финала... ну того, где "все умерли". Вот поэтому и появилось АУ которое начинается в 13 серии 3го сезона, когда Изабелла возвращается, после того, как Гая ранили отравленным мечом и приносит противоядие. Выясняется, что Мериан выжила в Святой земле, спасённая сарацинскими лекарями. А затем Гисборн покидает Ноттингем...

читать дальше
запись создана: 08.10.2009 в 16:49

@темы: Фанфики, Принц Джон, Леди М., Изабелла, Гай Гисборн, Алан Э'Дейл

Комментарии
2014-10-28 в 12:21 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
За ужином Гисборн сам предложил выпить вина, Раян с видимым удовольствием поддержал его.
- Завтра решающий день! За удачу! – Усмехаясь, он поднял свою кружку и коснулся ею кружки Джен. – И за тебя, Дженифер! Ты стала настоящей красавицей! За тебя!
Он выпил залпом, со стуком опустив кружку на стол. В этот момент он заметил, что никто, кроме него вина даже не пригубил.
- Спокойной ночи, Раян. – Улыбнулся Гисборн. – И спасибо, что помог пробраться в город.
Раян попытался ответить, но язык отказался ему повиноваться. Он прошептал что-то невнятное, глядя на Джен и упал навзничь.
- Отлично. – Гисборн поднялся. – Собираемся все.
- В чём дело? – Глаза Джен были широко раскрыты от удивления. – Утром, когда вы с Раяном ушли, Алан предупредил меня, чтобы я не пила вина за ужином и не задавала лишних вопросов… что всё это значит?
- Это значит, что твой старый знакомый Раян готовился привести нас в ловушку. Вчера вечером, подсыпав нам в вино снотворное, он отправился на встречу с начальником гарнизона. Передал ему, когда и где нас ждать. Я притворился, что пил из фляги и уснул. А сам следовал за ним по пятам.
- Этого не может быть. – Джен отступила на шаг, глядя на барда, уткнувшегося в стол лицом.
- Я вернулся сюда раньше него и обыскал его вещи. Нашёл снотворное, которое добавил сегодня в его вино. Он так старался незаметно подсыпать его в наши кружки, что совсем не следил за своей.
- Но как ты догадался? И кто его послал? Иоанн?
- Ваша встреча меня насторожила, такое совпадение! Ты не просто встретила человека из своего прошлого… но он сразу решился помогать нам, изначально безо всякой выгоды для себя. Но с риском для собственной жизни. Я некоторое время думал, что причина его поведения – ты, но потом понял, что это лишь одна из причин.
- Я?
- Да, во время разговора с сэром Гийомом он настаивал на том, чтобы тебя передали ему… если ты останешься жива. – Гисборн говорил безразличным тоном, одновременно собирая вещи, не глядя на Джен. –Алан, забери из-под кровати верёвки. Дженифер, у тебя остались какие-то вещи в той комнате?
Джен отрицательно покачала головой.
- Одежду «Джона» я отдала Алану, а больше ничего и не было.
- Отлично, потому что ты туда уже не вернёшься. Нам повезло, что эта комната наполовину под землёй. Когда окончательно стемнеет и на улице никого не будет, мы сможем спокойно вылезти через окно, не привлекая излишнего внимания домашних и прохожих. Бери вещи и переодевайся в «Джона». – Он махнул рукой в сторону лежанки и расположился за столом, выплеснув содержимое своей кружки за окно. Потом налил заново из другого, лично им распечатанного кувшина. – Я проследил за ним ещё в лесу, когда он уходил искать нам одежду. Видел, как он говорит со стражником, стерегущим ворота.
- Вы могли бы нас предупредить. – Первый раз за вечер подал голос Алан.
- Я не хотел его спугнуть. А по поводу того, кто его нанял… я не знаю. То есть, здесь он, конечно, лил воду на мельницу Эймара Ангулемского, или Лузиньяна. Но как они могли узнать, что именно я появлюсь здесь, и что со мной будешь ты? Участие короля исключено: во-первых, ему действительно нужна Изабелла, а во-вторых, он же считает, что ты в его руках.
- Может быть, её горничную разоблачили? – Предположил Алан. – И король решил, что ты не будешь выкрадывать Изабеллу.
- Тогда зачем находить человека, знакомого с моей… женой и посылать его сюда? – Гисборн не подал вида, что участие в разговоре Алана его обрадовало. – Нет, не сходится. Если бы мы предали короля, то не полезли бы в Ангулем, если нет, то в интересах короля, чтобы мы сумели выкрасть Изабеллу… Это не он, кто-то другой, но кто?
Алан потёр рукой лоб, пытаясь что-то вспомнить.
- Кстати, сэр Гай, мы так и не выяснили, кто послал тех стрелков… которые чуть не убили вас. Это может быть как-то связано.
Гисборн поразмыслил немного и согласился:
- Да, скорее всего ты прав. Ладно, стемнело вроде. Дженифер, я вылезу первым, ты за мной. Алан… подчистишь здесь?..
Он бросил очень быстрый взгляд на ирландца, но Джен его заметила и вздрогнула, поняв, что Гисборн имел в виду.
- Не надо, пожалуйста! – Она схватила Гая за руку и крепко сжала её. – Я очень прошу, не надо!
Гисборн развернулся к ней всем корпусом и, глядя сверху вниз, поинтересовался:
- Почему? Он – предатель.
- Пожалуйста, он… он спас мне жизнь.
- Почему это должно меня волновать? – Сэр Гай внимательно посмотрел на неё.
- Я… твоя жена.
- Правда? – Это прозвучало саркастически.
Джен опустила взгляд, потом снова посмотрела в лицо рыцаря и пролепетала:
- Если ты хочешь, чтобы я уступила твоим притязаниям… я готова.
Гисборн немного повеселился, глядя, как она бледнеет и отводит взгляд, потом сжалился:
- Боюсь, нам помешает мой оруженосец, а девать его сейчас некуда. Но я учту, что ты созрела для выполнения супружеского долга.
- Я…
- Хватит болтовни. – Гисборн снова стал серьёзным. – Не знаю, что ты там себе напридумывала, но в моей жизни достаточно женщин, которые мечтают о том, до чего ты готова снизойти. Неужели ты думаешь, что я приму твою страшную жертву?
- Не убивай его, я тебя умоляю! – Джен прижалась щекой к его руке.
Гисборн выругался и забрал руку.
- Я об этом пожалею, конечно же. Алан, свяжи его, положи на кровать и накрой. Не забудь кляп и поверни лицом к стене.

2014-10-28 в 17:52 

Merelena
Debes, ergo potes
О, продолжение! :)
А менестрель, оказался на редкость неприятным типом. Правда в отличие от сэра Гая я его ни в чем не заподозрила )))

2014-11-10 в 17:12 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Merelena, ну, у менестреля могут быть свои резоны... хотя поступок некрасивый, да.

2014-11-10 в 17:12 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Когда Алан выполнил его приказание, они выбрались из дома через окно и направились к замку. На городских улицах уже воцарились покой и сон: лишь в редких окнах, не забранных ставнями в эту жаркую августовскую ночь, ещё горели свечи. А вот замок гудел, как растревоженный улей, и светился светом многих десятков факелов. Смешавшись со слугами, они легко проникли во внутренний двор, затем Гисборн приказал Джен и Алану ждать его у конюшни, а сам поднялся на третий этаж по винтовой чёрной лестнице, такой узкой, что он едва смог там пройти, касаясь плечами сырых каменных стен и практически задевая головой потолок.
Рыцарь ступил в тёмный коридор, слабо освещённый одним единственным факелом, горящим в конце коридора, и вдруг остановился. В его голове звенело имя графской дочки, по злой иронии такое же, как у его сестры. Много лет назад он отвёз одну Изабеллу к жениху, выбранному им. Они уезжали второпях, потому что Изабелла влюбилась в благородного, но нищего Этьена де Кетиньи. Этьена пришлось обмануть, тайно отправив в Рим, якобы с очень важным письмом. Изабелла поверила тогда, что Этьен бросил её и бежал, и согласилась выйти замуж за Торнтона, превратившего её в то чудовище, которым она стала. Не повторяет ли Гай снова ту же ошибку? Гисборн прислонился спиной к холодной каменной стене и провёл ладонью по лицу. Он чувствовал, как гулко кровь пульсирует в висках. В конце концов, он решил: этой Изабелле он предоставит право решать самой. Она совершеннолетняя и может сделать выбор. Если Иоанн не солгал и Изабелла Ангулемская хочет стать королевой Англии, он заберёт её, если она откажется, он оставит её во дворце, а рано утром, как только откроют ворота, они с Аланом и Джен покинут город. И будь что будет.
В проходной комнате, предшествующей покоям Изабеллы Ангулемской, клевала носом богато одетая дама. Сэр Гай пожал плечами и беззвучно прошёл мимо, не убирая кривого кинжала, который держал в руках. Прежде чем зайти в соседнюю комнату Гисборн остановился и аккуратно заглянул за портьеру, закрывавшую вход. Девушка в светлом ночном платье сидела у окна и смотрела на письмо, лежащее перед ней на столе. Она сидела вполоборота к входу, и Гисборну было видно нежное ушко под завитками тщательно уложенных волос. Он сомневался несколько секунд, но потом сделал шаг вперёд.
Девушка обернулась, на её красивом лице отразилось холодное удивление. Это была Изабелла Ангулемская, сходство с портретом было очевидным, хоть художник и прибавил ей несколько лет. Несколько мгновений девушка рассматривала позднего посетителя, потом развернулась к нему, не делая попыток вскочить, или закричать. С королевским – как подумал Гисборн в то мгновение – хладнокровием она откинулась на высокую спинку стула без подлокотников и спросила:
- Вы пришли за мной, chevalier?
- Да, demoiselle. – Ответил Гисборн с лёгким поклоном.
- Вы отвезёте меня к Иоанну?
Гисборн сотню раз пытался придумать, как заговорить с Изабеллой, но ни разу в голову ему не пришла мысль, что это она будет расспрашивать его.
- Да.
- Спасибо, Seigneur! – Она сложила ладони и посмотрела на небо в раскрытое окно. – Я верила, что он не оставит меня.
- Так вы согласны ехать со мной? – Немного растерянно переспросил сэр Гай.
- А вы бы предпочли герцогиню, если бы случай подвернулся получить благосклонность королевы? – В глазах её зажегся огонь и Гисборн понял, почему Иоанн потерял из-за неё голову, почему Лузиньян оплатил парчу и венецианское стекло и перевёл город на осадное положение. До этого момента он думал, что она – красива, сейчас она показалась ему божественной.
- Если бы герцогиня была хоть вполовину так прекрасна как вы. – Он снова склонился в галантном поклоне.
- Вы очень учтивы, рыцарь. Как ваше имя?
- Сэр Гай. Demoiselle, если вы согласны, вам надо переодеться во что-нибудь более подходящее для путешествия и следовать за мной. Пока дама из вашей свиты в приёмной не проснулась.
- Если она проснётся, убейте её, она мне до смерти надоела. – Изабелла поднялась и сделала несколько шагов по направлению к двери в другую комнату, где, видимо, хранились её наряды. – Нет, стойте. Кто-то должен помочь мне переодеться, я не могу сама снять всё это.
- Может быть, позвать горничную? – Недоумённо предположил рыцарь.
- Не валяйте дурака, сэр Гай! Идите за мной. Я уверена, что вам не раз приходилось помогать женщине раздеваться. Не волнуйтесь, мы не станем расстраивать его величество этими ненужными подробностями.
Онемевший Гисборн последовал за Изабеллой. К его удивлению, у неё нашлось скромное платье служанки, в которое она облачилась с феноменальной быстротой и его небольшой помощью.
- Я не теряла надежду. – Ответила она на его вопросительный взгляд. – Я надеялась бы до последнего, ждала бы его посланника до самого алтаря, и даже там.
Гисборн, старавшийся всё то время, пока она меняла туалет, рассматривать уже ставший знаменитым наряд из золотой парчи, разложенный, приготовленный к тому, чтобы утром его одела юная и прекрасная невеста, указал на него рукой и спросил:
- Вам не жаль?
- Ничуть! Туда, куда я хочу, я готова идти босой и в рубище. А туда, куда не хочу, не пойду даже в наряде из чистого золота, не то, что из золотой парчи. – Она уже стояла одетая напротив рыцаря и умудрялась смотреть на него сверху вниз своими сияющими карими глазами, будучи ниже него ростом.
- Ничего не хотите взять с собой?
- Не теряйте времени, chevalier. Я готова.
Гисборн взял её за руку и направился к выходу. Когда они на цыпочках бесшумно проходили мимо спящей старухи, Изабелла скорчила смешную рожицу и показала ей язык. Они без приключений спустились по лестнице и добрались до конюшни, встретились с Аланом и Джен.

2014-11-10 в 17:14 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
- Это она. – Коротко обрисовал ситуацию Гисборн. – Ты всё сделал, Э’Дейл?
- Да, сэр Гай. Мы насыпали снотворного во все поилки.
- Тогда пошли.
¬Они долго бежали по извилистым, запутанным тёмным улочками. Дважды заходили в тупик, но потом удачно свернули несколько раз и оказались совсем рядом с городскими воротами. Алан выглянул из-за угла. Двое часовых прохаживались туда-сюда, как будто сейчас был полдень, а не далеко за полночь. Э’Дейл вообще высоко оценил порядок и дисциплину, царившие в ангулемском гарнизоне. Граф Эймар мог быть абсолютно спокоен: извне в город проникнуть можно было лишь после длительной осады. Но им не нужно было проникать внутрь, им нужно было выбраться, и это было проще. Велев «Джону» и Изабелле вести себя очень тихо, Гисборн махнул рукой Алану, велев следовать за собой. На ходу они достали мечи и обменялись короткими взглядами. По губам Гисборна скользнула бледная тень улыбки, Э’Дейл чуть заметно кивнул. Чтобы ни они друг другу не наговорили, рыцарь доверял своему оруженосцу, который будет прикрывать сейчас его спину.
Часовых сняли бесшумно и даже бескровно. Они ждали угрозу не с той стороны, с которой она пришла. Спящий город представлялся им безопасным.
- Как думаешь, скоро их должны сменить? – очень тихо спросил Гисборн.
Алан пожал плечами и жестом предложил надеть плащи часовых, связать и спрятать потерявших сознание солдат. Где-то через четверть часа их ожидание было вознаграждено: из караулки вышли двое, шумно и со смехом.
- Давайте скорее, может вам ещё достанется пирога с мясом, который прислали из замковой кухни. – Добродушно бросил первый.
- Да-да, кажется, кухарка неравнодушна к нашему Роберу, когда он не в карауле, такой вкусноты не бывает. – Поддержал его товарищ, и они снова расхохотались.
Как раз в этот момент первый часовой поравнялся с Аланом и его смех резко прекратился. Гисборн сделал шаг вперёд и оказался рядом со вторым, совсем ещё юнцом. Тот поднял взгляд с лезвия меча, заблестевшего в лунном свете, на лицо противника, появившееся там, где ждали друга. В его глазах рыцарю почудилась тоскливая покорность судьбе. Гай поморщился и неожиданно ударил не мечом, а локтём в лицо. С тихим стоном часовой согнулся пополам, и был отправлен в мир грёз вторым сильным и точным ударом.
Алан поравнялся с рыцарем и слегка насмешливо приподнял бровь.
- Вы рисковали сэр Гай, он мог поднять шум.
- Но не поднял. – Угрюмо ответил рыцарь и жестом приказал Алану следовать за ним.
Он вошёл внутрь и быстро оценил обстановку. Трое: ещё двое часовых и, судя по более богатой одежде, старший караульный. Этого Гисборн оставил напоследок, он должен был открыть им ворота. Однако должности в гарнизоне Ангулема раздавали не просто так: пока Гай и Алан сражались с часовыми, старший метнулся к окну и принялся открывать ставни, чтобы позвать на помощь. Короткий обмен взглядами и Алан выдвинулся вперёд, принимая на себя обоих противников. Гай в два шага догнал третьего и остановил руку, протянутую к железной задвижке. Но тот не думал сдаваться, отшвырнул противника, выхватил из-за голенища сапога нож и ринулся в атаку. Он был силён и опытен, а двое часовых плотно насели на Алана и оттеснили оруженосца к стенке. Им пришлось бы совсем туго, но на пороге появилась Джен, с метательным ножом в руках. Она быстро прицелилась, и у Алана стало одним противником меньше. Вдвоём они быстро справились со вторым.
- Сдавайтесь, вы окружены. - Предложил Гай противнику, когда Алан и Джен приблизились к тому сзади. – Я готов сохранить вам жизнь.
- В обмен на что? – Усмехнулся пожилой уже вояка. Теперь Гисборн хорошо рассмотрел его: жесткое лицо: скорее всего он был из крестоносцев, пробывших долго на земле, называемой глупцами и пустыми романтиками Святой.
- Вы откроете ворота и выпустите нас. Это всё.
- Вы не могли дождаться утра? Ворота откроют, как только невеста вступит под своды собора и двинется к алтарю.
- Мы торопимся. – Хмуро ответил Гай. – Сдаётесь?
- Сдаюсь… - Тяжело дыша, старик согнулся, опершись руками на колени, опустив к полу лезвие меча.
Гисборн сделал шаг и тут же отшатнулся, уходя от яростного удара снизу. Почти машинально ударил в ответ. Старик упал без единого звука.
- Пошли. – Скомандовал сэр Гай. – Джен, где Изабелла? Какого чёрта ты нарушила мой приказ?
- Она за дверью.
- Убедись, что с ней всё в порядке. Алан, задержись.
Когда Джен вышла, Гай попросил Алана перевязать ему бок. Старик умудрился всё-таки задеть его. Алану показалось, что рана неглубокая, он оторвал полосу ткани от плаща и наложил повязку.
Вопреки опасениям Гисборна, приоткрытые ворота не привлекли ничьего нежелательного внимания. Через полчаса они добрались до маленького дома в лесу, хозяин которого за небольшую мзду согласился присмотреть за их лошадьми. Алан заплатил ему вдвое, намекнув, что если тот не будет держать язык за зубами, то потеряет и деньги, и жизнь.

2014-11-10 в 17:39 

Merelena
Debes, ergo potes
Diviana Менестреля я не осуждаю))) В конце концов альтруистов в природе не так уж много.
А Изабелла значительно облегчила жизнь всей честной компании, а то сэру Гаю точно пришлось бы пуститься в бега, скрываясь от Иоанна)))

очепятка

2014-11-11 в 12:09 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Merelena, пасиб, поправлю в исходнике, а тут уже не даёт.
Моя любимая очепятка - мне её ворд регулярно правит, а я всё никак не запомню (((

2014-11-13 в 16:06 

Ferry
музейный синдром
Вернулась из отпуска, а тут такой подарок - продолжение! Да еще такое захватывающее :) Спасибо!

2014-11-14 в 17:00 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Ferry, спасибо :)

2014-11-14 в 17:01 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Рано на рассвете, когда в соборе тревожно забили в набат, они уже отъехали от Ангулема на несколько миль и продолжали быстро удаляться. Они поднялись на высокий холм, с которого открывался вид на окрестности, и Гисборн приказал остальным остановиться и ждать его, а сам развернул коня и какое-то время пристально вглядывался вдаль.
- Видишь? – Спросил он приблизившегося Алана, указывая рукой, но не в сторону Ангулема, а сильно левее.
- Несколько всадников, четверо, или пятеро. Вооружены. Торопятся.
- Торопятся, но не в сторону Ангулема, а по нашим следам. Что-то мне подсказывает, что это те, кто нашёл Раяна и заплатил ему за наши с тобой головы.
- Мы не можем знать этого наверняка.
- Я чувствую. – Уверенно заявил Гисборн. – Хотя и не могу предположить, кто это мог бы быть.
- Не думаю, что нам стоит их дожидаться. Так же, как и сэра Эймара, с его несостоявшимся зятем.
- Ты прав. В дорогу!
К удивлению Гисборна, Изабелла не сильно их задерживала, хотя видно было, что берёт она железной силой воли, а не умением. Первое время она сжимала поводья в руках так, что белели косточки на пальцах, делая лошади больно. Когда они остановились передохнуть, Джен постаралась научить её, но всё же графской дочке было тяжело с непривычки.
К вечеру расстояние между командой Гисборна и их таинственными преследователями почти не сократилось, но даже длинный, августовский день подходил к концу, и нужно было решать: остановиться и дать отдых лошадям, или ехать дальше, рискуя животными. Им оставалось меньше четверти пути, сам Гай был бледен больше обычного и Алан периодически с тревогой посматривал на него.
- Надо остановиться, хотя бы ненадолго. – Предложил он. – Женщины еле держатся, да и нам не мешало бы поесть.
- Вон там, впереди, кажется деревня. Перекусим и попробуем найти свежих лошадей.
В деревне Гисборн безошибочно определил, в каком доме живёт староста и направился прямиком туда. Именем короля он потребовал ужин, вина и сменных лошадей. К его удивлению, староста не просто готов был немедленно предоставить ему всё требуемое. По его словам, он был предупреждён об их появлении и получил указания содействовать им во всём.
Когда после короткого отдыха нужно было снова садиться в седло, у Изабеллы неожиданно случилась истерика. Она рыдала горячо, взахлёб, отказываясь двигаться дальше и прося передышки. Джен мягко обняла её за плечи и стала говорить что-то тихо, на ухо, и рыдания постепенно стихли, Изабелла прижалась лицом к плечу Дженнифер и закрыла глаза.
- Быстрее, demoiselle! - Попытался поторопить её Гай, но яростный взгляд Джен его остановил. Он махнул рукой и тяжело опустился на скамью, прижав руку к боку.
- Позвольте спросить, сэр. – Обратился к нему староста. – Вы хотите добираться до Бордо по торговой дороге?
Рыцарь кивнул.
- Если позволите, я посоветовал бы вам проехать насквозь лес. Чуть подальше там есть другая дорога. Вы потратите лишних пару часов, но если вы хотите сбить с толку преследователей, лучшего способа не придумать.
- Мы вряд ли найдём дорогу в темноте. – Заметил Алан.
- Я дам вам проводника, моего племянника. Я послал за ним, как только вы приехали, вот он уже подходит. – Староста указал на тёмную фигуру пешего, едва заметную в лунном свете, в полусотне шагов от дома.
- Хорошо. – Согласился Гисборн. – Demoiselle, вы готовы ехать?
- Да. – Выдохнула Изабелла, открывая глаза. – Простите.
Она поставила ногу в стремя и, с помощью Джен, забралась в седло. В этот момент подошёл племянник старосты. Очень молодой парень, одет в чёрное и на плече черным же вышит еле заметный знак, что-то Гисборну напомнивший.
- Я рад приветствовать вас в добром здравии, сэр Гай. – Поклонился племянник старосты. – Вас ждали с другой стороны, западнее. С другой стороны, вы поступили верно, выбрав эту дорогу, это должно было сбить людей графа с толку.
- Ты служишь королю?
- Я служу мессиру Жан-Люку, а мессир Жан-Люк служит королю. Моё имя – Жак Кастане и я к вашим услугам. – Скромно улыбнулся парень. – Я вижу, что вам удалось выполнить волю короля.
- Да. – Гисборн наконец вспомнил, где он видел вышитый на плече у юнца знак. Человек в чёрном, который руководил похищением Джен, носил такой же. – И я хочу попасть в замок как можно скорее.
Тот поклонился, а потом залихватски свистнул. В свете луны показались пятеро всадников.
- Они проводят нас. Сколько человек вас преследуют? Вы знаете, чьи это люди?
- Нет. – Покачал головой Гисборн. – Больше того, я уверен, что они не из Ангулема. Их человек пять и, честно говоря, мне очень интересно узнать, кто они.
- Так они не связаны с вашим делом?
- Полагаю, что нет.
- Мы можем оставить разведчика. – Предложил Жак. – Я готов остаться сам. Мои люди справятся. Предлагаю вам отправиться в путь без дальнейшего промедления. Я найду вас в Бордо и расскажу, если сумею что-то разузнать.
Гисборн кивнул, соглашаясь, и вскочил в седло, стараясь не показать, что острая, тянущая боль, уже некоторое время сопровождает каждое его движение. Если бы не ранение, он остался бы сам, поручив Алану доставить женщин в замок. Но сейчас он только вытер со лба выступившую испарину, покрепче взял поводья и постарался устроиться так, чтобы как можно меньше тревожить рану.

2014-11-14 в 17:10 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
В замке, не смотря на ночной час, их ожидали. Очевидно, Жак отправил гонца вперёд. Во дворе их встретил сам король с несколькими придворными и слугами. Также чуть в стороне толпились несколько знатных дам, призванных составить свиту Изабеллы и обеспечить приличия, насколько это было возможно в данной щекотливой ситуации. Дамы сразу окружили спустившуюся с коня Изабеллу, заохали, заволновались и повели во дворец. Изабелла не сопротивлялась, не произносила ни слова, но неотрывно смотрела на короля, который так же не мог оторвать от неё торжествующего взгляда. Когда женщины скрылись, король подошёл к Гисборну.
- Я не ожидал, – чуть нервно рассмеялся он, - что у тебя получится. Я отправил туда всех, кого только мог. А оказалось, что больше всех любишь своего короля ты, Гисборн.
Гай склонил голову, держась рукой за луку седла. Эти два часа рыси лишили его последних сил: в голове шумело, вокруг всё кружилось и сливалось в разноцветные полосы. Джен и Алан держались позади, стараясь стоять так, чтобы на лицо Джен не падал свет факелов.
- Что ж, отдыхай. – Король мечтательно улыбался, не замечая состояния своего собеседника. – Леди Дженнифер со всеми приличествующими её положению почестями препроводят в твои покои.
Он развернулся и направился к лестнице, ведущей внутрь. Его свита последовала за ним и в считанные минуты двор опустел. Гай продолжал стоять неподвижно, опустив голову. Алан подошёл чуть ближе.
- Я свободен, сэр Гай, или вы найдёте новые уловки?
Гисборн поднял мутный взгляд и с трудом произнёс:
- Алан Э’Дейл, ты свободен. – Джен закусила губу. Гай попытался сделать шаг, но почувствовал, что его ноги подгибаются. Алан медлил, не уходил, но молчал. Чувствуя, что теряет сознание, Гисборн выдавил. – Алан, помоги мне. Пожалуйста.
Алан не раздумывая шагнул вперёд и подставил плечо. Гисборн только теперь решился отпустить седло и бросить поводья. Медленно они добрались до покоев, приготовленных для рыцаря. Гисборн рухнул на постель как подкошенный. Алан велел Джен присматривать за ним, а сам отправился искать лекаря. Пока он ходил, привели горничную, которая с блеском доиграла свою роль до того момента, пока люди мессира Жан-Люка не покинули покои барона и его жены.
Алан вернулся с монахом, исполняющим в замке и роль лекаря. Тот осмотрел рану и приказал развести в камине огонь.
- Рана воспалена, мадам. – Спокойно сообщил он Джен, уже переодевшейся в своё платье и занявшей место рядом с кроватью мужа. – Я попробую прижечь её. Придётся его держать.
- Не нужно. – Слабо запротестовал рыцарь.
Монах насмешливо посмотрел на него, потом кивнул Алану:
- Будьте неподалёку.
Когда в камине разгорелся огонь, Гай уже потерял сознание. Он беспокойно метался из стороны в сторону на постели, периодически приоткрывая глаза, но, казалось, ничего не видел и не слышал. Единственный раз, когда Джен взяла его за руку, он пробормотал что-то очень тихо, так, что расслышала только Дженнифер, и снова откинулся на подушки. Монах взял принесённую кружку с вином, передал Джен и велел заставить рыцаря это выпить. Потом достал из огня лезвие и приблизился к кровати, скомандовав Э’Дейлу, чтобы тот был наготове. Когда раскалённый металл коснулся раны, Гай громко закричал, но глаз не открыл. Джен зажала уши руками и отошла к окну, чтобы не слышать шипения и не чувствовать невыносимого запаха.
- Я сделал всё, что мог. Остальное в руках божиих. – Монах перекрестился и прочитал короткую молитву, сложив руки. Потом осенил себя и присутствующих крестным знамением и ушёл, добавив. – Если завтра утром он очнётся, то будет жить. Если воспаление проникло вглубь, нам остаётся только молиться за его душу.
Алан растерянно посмотрел на Джен, когда они остались вдвоём.
- Я пока останусь. Он попросил о помощи… -
- Он звал женщину по имени Мериан. – Джен смотрела сквозь Алана, как будто не замечая его. – Сейчас в бреду, он звал её.
Алан промолчал. Джен, наконец, вырвалась из забытья и ответила ему:
- Я рада, что ты остаёшься.
- Это только пока он не поправится. – Уточнил Алан. – И только потому, что он попросил моей помощи.
- Ты хороший друг, хотя и пытаешься это скрыть. – Усмехнулась Джен, и Алан вздрогнул, от того, что её усмешка была очень похожа на усмешку Гисборна.
Они договорились дежурить у постели больного по очереди. Алан отправил Джен в соседние покои отоспаться, а в четыре часа утра, когда восток уже заалел, разбудил её.
- Он продолжает спать. Сначала был беспокоен, я дважды давал ему воды. Потом стих.
- Иди, отдохни. Ты на ногах третьи сутки.
Утром Гай всё ещё был без сознания. Время тянулось томительно долго и взгляды, которыми обменивались Алан и Дженнифер, становились всё тревожней с каждым часом. За окном глашатай объявил о готовящейся свадьбе короля и Изабеллы Ангулемской. Стая белых голубей кружила над крышами, Джен смотрела на них сквозь узкий проём окна, не замечая, как из глаз текут слёзы. Она знала об этом человеке много плохого, но он оказался совсем не таким, каким она представляла его себе по рассказам Изабеллы. В последние месяцы в Стогнессе она видела, что и графиня Торнтон сменила гнев на милость по отношению к брату. Сэр Гай Гисборн чаще всего казался сильным, спокойным и печальным. Иногда злым, иногда раздосадованным, но почти никогда она не видела его весёлым. А Дженнифер почему-то с некоторых пор очень хотелось увидеть, как он улыбается. Она вытерла слёзы тыльной стороной ладони, и обернулась, привлечённая шумом открываемой двери. В дверях стояла женщина, знатная и красивая. Джен её знала – это была леди Мериан Локсли. Это была женщина, в которую был влюблён Гай Гисборн. Так говорила Изабелла, да и сама Джен слышала, как он звал её в бреду совсем недавно.

2014-11-14 в 18:00 

Merelena
Debes, ergo potes
Так... Мне казалось, что Иоанн отправил Гая в поход из Лондона? Или я путаю? То есть сейчас вся компания вернулась в Англию?

2014-11-14 в 18:09 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Merelena, не, в Бордо они встречались

2014-11-14 в 18:55 

Merelena
Debes, ergo potes
Понятно ))) А бедного сэра Гая опять проткнули... :fingal:

2014-11-14 в 20:18 

Ferry
музейный синдром
Но вы же его не убьете? :weep:

2014-11-14 в 23:16 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Ferry, я - никогда :)
Вот за средневековую медицину не поручусь поэтому пришлось вызывать Мериан

2014-11-15 в 09:34 

Ferry
музейный синдром
Diviana,
:laugh: ясно :)

2014-12-04 в 16:41 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
- Гай! – Тихо вскрикнула Мериан и бросилась к постели рыцаря. Опустилась на колени у изголовья и взяла рыцаря за руку. – Боже мой, что с ним?
- Рана воспалилась. – Сухо ответила Джен, не понимая, почему в животе закололо холодными иглами, и голос перехватывает от злости.
- Его ранили? Как это произошло?
- Он сам расскажет вам… надеюсь. – Повела плечом леди Дженнифер Гисборн и, чуть приподняв бровь, посмотрела на руки Мериан, сжавшие ладонь Гисборна, бессильно лежавшую на одеяле.
Мериан, наконец, почувствовав что-то в тоне женщины, которая с ней разговаривала, подняла на неё взгляд и пристально посмотрела ей в лицо.
- Как его лечат?
- Вам может об этом рассказать брат Тибо. – Джен подошла к кровати с другой стороны и подчёркнутым жестом сжала вторую руку Гисборна.
- Послушай, девочка. – Мериан поднялась, обошла кровать и приблизилась к Дженнифер. – Не далее как несколько лет назад в Святой земле один человек, который потом очень пожалел об этом, ранил меня мечом в живот. Я сомневаюсь, что брат Тибо способен излечить человека после такой раны. Но лекари востока знают больше. Даже те крохи знаний, которыми обладают наши врачеватели, почерпнуты ими из трактатов арабских мудрецов и медиков. Они вылечили меня и научили некоторым секретам. Я, кажется, тебе не очень нравлюсь, но если тебя действительно волнует жизнь сэра Гая, тебе лучше принять мою помощь!
- Леди Мериан, рад видеть вас. – Разбуженный голосами, из соседней комнаты вышел Алан. – Каким чудом в Бордо?
- Почти все знатные дворяне Англии, которые сейчас находятся на континенте, получили приглашение-приказ явиться на свадьбу короля, которая состоится через три дня. Мы были здесь недалеко… по делам. Робин задержится, но к свадьбе обещал успеть. Почему такая спешка, вы не знаете?
- Я потом расскажу. – Отмахнулся Алан. – Вечереет, сэр Гай так и не приходит в себя, а брат Тибо сказал, что если он не очнётся сегодня до вечера…
- Расскажи мне всё про его ранение, Алан. – Попросила Мериан.
Алан начал объяснять, а Джен, высоко подняв подбородок, отошла к окну. Выслушав Алана, Мериан сказала:
- Я принесу что-то из снадобий, которые у меня с собой, а ты сбегай к знахарке и купи у неё следующие травы. – Мериан перечислила несколько названий, которые Алан старательно повторил. – И захвати ещё вина и чистых простыней.
- Я быстро! – Э’Дейл повеселел и умчался.
Дамы снова остались почти наедине.
- Тебя ведь зовут Дженнифер? – Спросила Мериан. – Ты – воспитанница Изабеллы. А я…
- Ты – Мериан. – Констатировала Джен. – Я знаю. Он несколько раз звал тебя в бреду.
- О. – Воцарилось неловкое молчание. Потом Мериан осторожно сказала. – Это всё очень давняя и грустная история. Но, поверь, нас с сэром Гаем связывают исключительно дружеские отношения. Ты разрешишь помочь ему?
- Помогай. – Дженнифер приняла решение. – И научи меня, пожалуйста.
Мериан подошла к постели рыцаря и принялась снимать повязку, наложенную накануне братом Тибо. Довольно быстро подоспел Алан со всем необходимым. Мериан аккуратно, как могла, удалила из раны остатки корпии, промыла воспалённо-обожжённое место и положила мазь. В комнате запахло можжевельником, полынью и ещё чем-то приятно-пряным. Потом, с помощью Джен, Мериан разорвала на длинные полоски чистую, пахнущую свежестью простыню и принялась перевязывать.
- Когда меняешь перевязку, грязные тряпки сразу выбрасывай. – Объясняла она Джен. – Руки надо мыть. Утром сделаешь ещё отвар – промывать надо тщательно, размачивая, если где-то ткань прилипла к ране. Не отрывай – через маленькую ранку может снова попасть зараза…
Когда они уже заканчивали, сэр Гай неожиданно открыл глаза. Несколько мгновений он не мог сфокусировать взгляд, потом вдруг для него из туманной дымки возникли два прелестных девичьих лица, склонившихся над ним.
- Леди Мериан. – Он улыбнулся, а у Джен снова закололо внутри. Ещё совсем недавно она молилась о том, чтобы увидеть его улыбку, но когда это произошло, ей стало больно. А улыбка была хорошей и светлой. – Я счастлив видеть вас.
- Я рада, что вы живы, сэр Гай. – Как только к Гисборну вернулось сознание, Мэриан еле заметно отодвинулась, но взгляд её по-прежнему лучился теплотой. – И я уверена, скоро вы будете здоровы! Мы с леди Джен и Аланом сделали всё для этого.
Пока рыцарь что-то отвечал, Джен поднялась и отошла от кровати, потянув за плечо Алана.
- Постарайся раздобыть еды. – Попросила она. – Пока тебя не было, прислали вазу с фруктами от короля. Но хочется чего-нибудь посытнее.
Э‘Дейл ушёл, а Джен отправилась в соседнюю комнату, где они отсыпались по очереди. Оглянулась через плечо на пороге: Мериан о чём-то тихо говорила, рука Гисборна снова была в её ладонях. Рыцарь чуть приподнялся с подушек и с нежностью смотрел на неё. Джен даже не могла представить, что бесстрастное лицо Гая может выражать такую гамму чувств. Она отвернулась и тихо закрыла дверь. Села на жёсткую кровать, застланную ветхим одеялом. Закусила губу, бросилась лицом на жидкую подушку, зажимая руками рот, и какое-то время тряслась, от беззвучных рыданий. Потом встала, сбрызнула лицо водой из кувшина, зная, что всё равно выглядит сейчас заплаканной и жалкой, и вышла в соседнюю комнату.

2014-12-04 в 16:43 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Мериан уже ждала её.
- Дженифер, мне пора идти. Я зайду завтра. Ты… - Кажется, Мериан хотела напомнить, что за больным надо присматривать, но удержалась. – Доброй ночи тебе.
Джен села у постели Гисборна. Он закрыл глаза и, казалось, дремал, но когда она легко коснулась его пальцев, открыл глаза.
- Есть хочешь? Пить? – Гай покачал головой. – Алан остался пока… он очень помогает мне.
- Да, я благодарен вам за помощь, Дженнифер. – Необычно мягко произнёс Гай, и Джен неожиданно разозлилась – на лице рыцаря был отблеск чужой улыбки, чужой нежности. – Я ничего не хочу, оставь меня одного.
- Будешь мечтать о ноттингемской принцессе? – Тон, которым это было произнесено, был невыносимо ядовит. К её удивлению, Гисборн только откинул голову на подушку и закрыл глаза. И она выпустила ещё одну отравленную стрелу. – Если ты её так любишь, почему не женился на ней?
На этот раз она достигла цели. Рыцарь резко повернул голову и открыл глаза, а его рука, казалось бы бессильно лежащая на одеяле, вцепилась в её запястье, сжав как кузнечными клещами. Джен отстранённо подумала, что снова будут синяки, а ещё не сошли предыдущие. Но страха и боли она не чувствовала. Скорее злую радость, от того, что Гай смотрит на неё, разговаривает с ней и думает о ней… пусть и не очень хорошо.
- Не смей! – Тон рыцаря не сулил ничего хорошего тому, кто решится продолжить, но Джен была достаточно безрассудна, чтобы его проигнорировать.
- Да, ты её любишь! – Выкрикнула она, не обращая внимания на то, что её руку сжимали всё сильнее. – И она к тебе не равнодушна! Почему она предпочла другого?
Тут она, наконец, взвизгнула и попыталась вырваться. Гай с удивлением посмотрел на неё и выпустил руку, вдруг сообразив, что происходит.
- Ты совсем не боишься за свою жизнь? – Прорычал Гисборн.
- А что ты сделаешь? – В тон ему ответила Дженнифер. – Зарежешь?
- Рыжая зараза! – Гисборн попытался приподняться и встать, но ноги его ещё не держали и он снова упал на кровать. – Если ты обо всём знаешь, то должна понимать, почему она не вышла за меня!
- О чём знаю?
- О том, что я пытался её зарезать. И почти преуспел. – С весёлым отчаянием заявил Гай, глядя ей прямо в глаза.
- Так это ты ранил её… в Святой земле… - Растерянно произнесла Джен, разом лишившись злости и бесстрашия.
За портьерой, расслышав слова Гая, замер и постарался стать неподвижным и бесшумным Алан Э‘Дейл.
- Да. Я думал, что убил её. Целый год. Я засыпал и видел эту сцену снова и снова: она говорит мне, что любит другого, а я убиваю её. – Гай говорил тяжело, но, казалось, уже не мог остановиться. – Сначала я ненавидел её, весь мир, а потом я понял, что ненавижу себя. Она всегда была честна в главном. Она могла быть моей, но для этого я должен был пойти против Вейзи. А я… я выбирал то, что проще и прикрывался долгом. Проще слушать сеньора, чем думать самому. Можно оправдать этим любую подлость и сказать, что ты только выполнял приказ. Я долго так жил. А она не могла.
- Гай, – Джен опустилась на колени у кровати и попыталась коснуться руки рыцаря, но он с усилием отодвинулся, – я поняла. Не надо.
Он как будто не слышал её.
- Я даже молился. – Гисборн горько усмехнулся. – Клялся небесам, что готов видеть её в объятиях другого, лишь бы она была жива. И случилось чудо.
Джен вытерла выступившие слёзы. Она хотела отвернуться, не хотела больше смотреть в лицо рыцаря, которого сама вызвала на этот разговор, но не могла. А Гисборн всё продолжал.
– Я сходил с ума, хотел умереть. И мне почти удалось. Изабелла в последний момент передумала убивать меня, она говорит, что сочла это слишком лёгким избавлением. О, как она была права. Теперь я должен держать слово, данное небесам, с этим не шутят, ведь, правда? Я не могу даже мечтать о Мериан больше! Если бы Изабелла знала, она бы порадовалась моему наказанию. – Он снова попытался встать, и вновь безуспешно. – А знаешь, что самое тяжёлое? Понимать, что ничего изменить уже нельзя.
- Я тебе сочувствую! – Спокойно и искренне сказала Джен.
- Не смей меня жалеть! Тебе ведь рассказывали про Черного рыцаря из Ноттингема. Я сделал половину того, что мне приписывают, и был готов на всё остальное! – Усмешка вышла кривая. – Я говорю себе, что я всё заслужил, это – правда!
- Я не жалею тебя, Гай Гисборн! – Джен покачала головой. – Ты нашёл в себе силы жить дальше. Примирился с сестрой, она уже не ненавидит тебя, я точно знаю! По её рассказам я действительно готова была увидеть в Стогнессе исчадье ада. Мы все увидела рыцаря, поступки которого заставили нас его уважать, а чудовище не может заслужить искреннее уважение людей.
На какое-то время оба замолчали. Потом Гисборн протянул руку и погладил запястье Джен, где уже проступали фиолетовые следы от его пальцев:
- Извини.
- Я сама виновата. – Ответила Джен без тени сожаления.
Воцарилось молчание.
Э’Дейл, который стал невольным свидетелем их разговора, впервые почувствовал себя в такой ситуации немного неловко. Он открыл дверь в покои, выделенные рыцарю, с шумом закрыл её и откинул портьеру.
- Сэр Гай, я принёс варёную курицу и чечевичных лепёшек. Вы будете есть?
- Буду! - неожиданно живо откликнулся Гисборн и с аппетитом принялся за еду.

2014-12-04 в 16:44 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
На следующее утро он смог встать и подойти к окну, подышать свежим воздухом. Потом появилась Мериан и снова заставила его вернуться в кровать. К её удивлению от вчерашней враждебности леди Джен не осталось и следа. Напротив, та попросила Мериан присмотреть за раненым: самой ей нужно было съездить в Криспен за нарядом королевских торжеств и заодно проверить, всё ли в порядке. Гай разрешал ей ехать при условии, что она будет под охраной Э‘Дейла.
Они уехали, а ближе к ужину, когда Гисборн, выспавшись на две жизни вперёд, валялся в кровати и изнывал от скуки, в его дверь постучали. После того, как он крикнул, что разрешает войти, на его пороге показался сэр Конрад Батертон.
- Сэр Гай. – Он кивнул вежливо и немного смущённо.
Гисборн удивлённо приподнял бровь, поздоровался и извинился, что не может принять гостя стоя, как положено. Потом он холодно осведомился, что привело графа. Тот колебался, но потом вдруг выпалил с горячностью, не вяжущейся с его благообразным обликом.
- Я уважаю традиции, сэр Гай! Я считаю, что на соблюдении традиций держится наше общество. – Гисборн кивнул, ожидая продолжения. – И традиции заставили меня прийти к вам. Прочтите сначала.
Он протянул Гисборну письмо. Издалека тот узнал летящий подчерк Изабеллы. Прочитав письмо, Гай с трудом подавил желание расхохотаться. Его сестра, которая ещё чуть больше года назад визжала, как кошка, которой придавили хвост, при одной мысли о замужестве, сообщала ему, что сэр Конрад Баттертон готов сделать ей предложение, и она мечтает о том, чтобы его принять. Им мешало одно «но»: как человек, ставящий правила превыше всего, сэр Конрад должен был вначале получить разрешение старшего мужчины в семье будущей невесты. Разрешение её брата.
Выражение лица Гисборна стало лукавым: он оценил всю пикантность ситуации.
- Как вы её уговорили? – Насмешливо спросил он, помахивая письмом. – Может быть, письмо поддельное?
Простодушное лицо графа вспыхнуло от гнева, но он проглотил резкие слова и закашлялся.
- Я клянусь вам честью, сэр Гай! Если вы желаете, то можете приехать в Стогнесс и удостовериться лично в доброй воле леди Изабеллы.
- Довольно, я вам верю. – Махнул листком Гисборн. – Не могу представить силу, которая могла бы заставить Изабеллу написать что-то подобное против её желания. Ну, что ж, просите.
Граф растерянно посмотрел на него и зачем-то снял перчатки. Потом снова надел их, сделал шаг вперёд и отчётливо произнёс:
- Сэр Гай Гисборн, прошу, отдайте мне руку вашей сестры, леди Изабеллы Торнтон. Клянусь заботиться о ней и жалеть её до скончания наших дней.
Он посмотрел Гисборну в глаза, и рыцарь неожиданно позавидовал графу: такой прямой и открытый взгляд мог быть только у человека, который всю жизнь поступает по совести и следует своим убеждениям. Вот и сейчас сэр Конрад пришёл к своему врагу с просьбой и отдаёт себе отчёт, что зависит от его решения. Но от осознания, что он действует единственно возможным для себя образом, все попытки Гисборна выказать своё превосходство казались глупой бравадой ему самому.
- Вы узнали меня тогда, у переправы? – Неожиданно спросил Гай, которому при воспоминании о пережитом унижении кровь бросилась в лицо.
- Да.
- Почему тогда вы просто не убили меня? Бродяга в лохмотьях, нарушивший закон... Вас оправдал бы любой суд.
- Не в моих правилах добивать упавших. – Улыбнулся сэр Конрад. – Я знал, что ваша судьба круто поменялась, понял, что вы идёте к сестре за помощью. Я решил, что право решать вашу участь надо предоставить ей. Да, я поквитался с вором, который много лет под маской грабил моих людей и меня. Но если я был неправ, если вы не лишили крова многих моих вассалов, если не помогали принцу незаконно отбирать мои земли – скажите, я готов дать себя высечь на площади, при короле Иоанне и его своре.
- Вы как-то совсем неправильно просите руки моей сестры. –Гисборн против воли почувствовал к графу симпатию.
Потом он медленно поднялся с постели и подошёл к Баттертону.
– Почту за честь породниться с вами. – Нарочито официально ответил рыцарь и обменялся с графом рукопожатием. – В сущности, у меня нет выхода: если я не дам вам этого разрешения, то Изабелла сживёт меня со света.
- Вы пристрастны к малышке, сэр Гай. – Хохотнул сэр Конрад. – Такой нежный цветок надо оберегать и беречь, и я собираюсь заняться этим. Мы все знали крутой нрав Торнтона, это у них было семейное. Папаша его ещё покруче был… трёх жён пережил. Ей ещё повезло.
- Да уж, повезло… Когда вы планируете обвенчаться?
- Мы не хотим тянуть, я уже не так молод, но надо всё подготовить. Да и уборка урожая, налоги… думаю в конце октября. – Обстоятельно объяснил сэр Конрад. – Мы хотим увидеть вас с женой в числе гостей.
- Правда? – Переспросил Гай, опускаясь, а, точнее сказать, падая на кровать. Он пытался изобразить на лице вежливую улыбку, но вышла гримаса боли. – Не стоит лгать, если вам это будет неприятно.
- Буду честен. – Развёл руками Баттертон. – Изабелла хочет, чтобы вы там были и отвели её к алтарю. А я хочу, чтобы она была счастлива.
Гисборн кивнул, принимая к сведению.
- Вот ещё, - вернулся с порога граф, - Изабелла просила передать это своей бывшей воспитаннице, вашей жене.
Он отдал второй свиток и ушёл.
Рыцарь знал, что Джен и Изабелла продолжали оживлённую переписку с самого момента их прибытия на континент. Но написанные письма Джен сразу отправляла, а полученные и прочтённые сжигала. Свиток, отданный ему Баттертоном, был запечатан сургучом, что предполагало его конфиденциальность. Гисборн повертел его в руках, попытался рассмотреть, что там внутри, не ломая печати, но ему это не удалось.

2014-12-04 в 18:34 

Merelena
Debes, ergo potes
Вот и сэру Гаю довелось побывать в роли главы семейства )))

2014-12-04 в 22:04 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Merelena, не знаю, как читалось, но писать второй из выложенных сегодня кусочков было тяжело. Видимо третий получился таким... семейным в качестве компенсации. Надеюсь получается не сопливо-розово (только честно) :) ?

2014-12-05 в 00:55 

Kaisla
Когда-то я была Cara2003
Лично мне читалось легко и с удовольствием. Ну и розовых соплей я не заметила. Сэр Конрад своим отношением к традициям меня сразил :)

2014-12-05 в 15:02 

Merelena
Debes, ergo potes
Diviana Элементы флаффа присутствуют, но меня не напрягают )))

2014-12-05 в 16:29 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Merelena, Kaisla, отлично :)
Гладить-то хочется, но страшно переборщить :)

2014-12-24 в 05:42 

Отлично написано. А главное хорошо разжевано

URL
2015-03-15 в 11:49 

Отлично написано, правда. Только вы кого планируете зашипить - Мариан с Гаем? Мне кажется, не стоит. Пусть она остается со свои благородным Робином.

2015-03-15 в 11:53 

Не согласна, что Мариан могла бы быть с Гаем только если бы он пошел против Вейзи. Мариан искренне любила Робина, а Гай не Робин и чтобы влюбиться в Гая, ей нужно сильно разочароваться в Робине, что ой как трудно сделать. Робин есть Робин, а Гай есть Гай.

Кстати, у Робина и Мариан дети есть?

2015-03-15 в 19:29 

странно. Ричард должен быть еще жив...

URL
2015-03-17 в 18:12 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Отлично написано, правда.
Спасибо! Набираюсь сил, чтобы, наконец, закончить... даже не могла представить, что будет писаться так долго и мучительно.

Только вы кого планируете зашипить - Мариан с Гаем? Мне кажется, не стоит. Пусть она остается со свои благородным Робином.
А разве похоже, что у них что-то может быть? Тогда рада, что удалось выдержать атмосферу канона :coquet:

Не согласна, что Мариан могла бы быть с Гаем только если бы он пошел против Вейзи.
Эти слова принадлежат Гаю... Он может заблуждаться ;-) выдавать желаемое за действительное.

Кстати, у Робина и Мариан дети есть?
В ближайшем будущем должны появиться.

странно. Ричард должен быть еще жив...
Я уже смутно помню, возможно мне действительно пришлось "перескочить" чуть вперёд, но не более, чем на пару лет. Ричард погиб в 1199 году, сериал (кажется) заканивался чуть ранее...
Но, думаю, это не больший "грех", нежели афро-американские монахи и прочие "чудеса" в каноне.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Под сенью Шервудского леса

главная