14:27 

nebula17
Название: Балаган
Жанр: драма
Категория: гет, джен
Описание: Серия маленьких драбблов, альтернативно интерпретирующих события канона:
1) Новеллизация сцены неудавшейся свадьбы.
2) Мэриан после пожара в Найтон-холле подслушивает разговор шерифа и Гисборна.
3) Почему ноттингемская стража так плохо стреляет.
Таймлайн - конец первого / начало второго сезона.


Свадьба

Больше всего на свете он не хотел этой свадьбы. Только не так.
Не так Гай мечтал соединить свою судьбу с любимой женщиной. Чего он только не навоображал себе в мечтах! Хотя, казалось бы, весь предыдущий опыт должен был наглядно показать, что таким, как он, судьба не даёт шанса на счастье. Что обязательно всё пойдёт наперекосяк. Что давно пора бы смириться с тем, кто ты есть. И кем навеки останешься…
— Гай Криспин Гисборн, берёшь ли ты Мэриан Найтон с этого дня в законные жёны, обещаешь ли хранить ей верность в горе и радости, в богатстве и бедности, любить и оберегать её, пока смерть не разлучит вас?
— Да, — твёрдо ответил Гай.
Боже, как он ждал этого дня! И какой насмешкой, в итоге, всё обернулось.
Гисборн очень тщательно продумал свой план побега из прежней гнусной жизни в новую, где не будет бессмысленной жестокости, унижений и грязных интриг. Где он будет достаточно свободным, чтобы самому выбирать свой путь и достаточно сильным, чтобы защитить всех, кто ему дорог.
С того самого дня, когда Гай понял, что за человек стал его господином, он начал откладывать деньги, чтобы однажды освободиться от Вейзи. За годы службы накопилась внушительная сумма. Но свобода всё равно оставалась недостижимой — люди шерифа Ноттингемского могли уйти от него только вперёд ногами. Гай время от времени сам «увольнял» таких недовольных или чем-нибудь не угодивших шерифу. Оказаться на их месте он не желал, да и податься было некуда, а потому Гай выполнял все задания Вейзи беспрекословно. В какой-то момент ему даже начало казаться, что выхода и вовсе нет.
Но потом появилась Мэриан. И впервые — надежда. Даже нет, не надежда. Вполне осуществимый план. Её условие — сыграть свадьбу, когда вернётся король, стало идеальной отправной точкой. Когда это случится, шериф наверняка потеряет свою должность, и позорная служба закончится сама собой. Причастность Гая к чёрным рыцарям недоказуема, как и его «прогулка» в Палестину, ничего смертельного ему не грозит. Да, у него отберут Локсли, но ведь у будущей жены есть свой манор. А у него есть приличное состояние, которое позволит обеспечить семью, так что ему не будет стыдно вступить в этот брак. Чистая душа Мэриан поможет ему раскаяться и смыть всю прежнюю грязь, откроет дверь в новый мир. И наконец-то он сможет зажить, как нормальный человек…
— Мэриан Найтон, берёшь ли ты Гая Гисборна с этого дня в свои законные мужья, обещаешь ли хранить ему верность в горе и радости, в богатстве и бедности, пока смерть не разлучит вас?
— Да, — еле слышно ответила Мэриан.
Но всё в итоге пошло не так. А точнее, как всегда. Проклятый Ночной Дозорный наведался в Локсли и ограбил его, забрав все накопления. У Гисборна снова ничего за душой не осталось, кроме жалованья, которое платил ему шериф. Раздавленный, он даже хотел вернуть Мэриан её слово, но тут Вейзи весело посвятил его в свои планы. Оказалось, что возвращение короля — фикция. И Гай осознал всю глубину и бескрайность затянувшего его болота.
— Что, если Эдвард Найтон тоже участвует в заговоре? — выдавил он, глядя в сторону.
— Тогда я повешу его! — сразу завопил шериф.
И эта его болезненная реакция сказала Гисборну всё. Старик обречён. Он заговорщик, и Вейзи об этом известно. Сэр Эдвард до сих пор не арестован только потому, что через него шериф надеется вычислить остальных, на которых, впрочем, Гаю плевать. Есть совсем немного времени, которого хватит лишь на то, чтобы спасти Мэриан.
А значит, придётся жениться. Несмотря на то, что он потерял все свои деньги. Несмотря на то, что король не возвращается, новой жизни не будет, и Гай остаётся цепным псом шерифа, льющим невинную кровь по приказу. А главное — несмотря на то, что Мэриан возненавидит его, узнав о провале заговорщиков и смерти отца. До конца дней своих не простит ему, будет считать предателем и лжецом. Но другого способа защитить её нет. Конечно, жизнь любимой ценнее его и без того разрушенной репутации, и без того поруганной чести, а тем более несбыточных надежд на счастье. И всё-таки, каким же пакостным оказался этот день, которого Гай ждал так долго!
Когда священник уже начал произносить заключительные слова, собираясь объявить молодую пару мужем и женой, с улицы вдруг раздался громкий вопль:
— Стойте! Отмените свадьбу! Это не король! Всё ложь! Фальшивка!
Гисборн стиснул зубы, не оборачиваясь. Этот пронзительный голос мог принадлежать только оруженосцу Робина Локсли. Неужели придётся убивать на собственной свадьбе, на глазах у невесты? Гай не испытывал ненависти к этому наивному парню, который однажды так отчаянно заступился за него, когда Гуд захватил его в плен и собирался пытать.
Он прикинул варианты. Внутри и снаружи ошивалось полно стражников, но все они, к счастью, были новичками, и набраны в отдалённых деревнях. Никто, кроме Гисборна, не знал Мача в лицо. Если разбойник сам себя не выдаст, можно пока прикинуться глухим и близоруким.
— Это всё не имеет отношения к свадебной церемонии, — напомнил священник, и Гай испытал к старику прилив благодарности.
— Вы обманули меня? — ошеломлённо спросила Мэриан.
Гисборну пришлось рассказать ей про шерифов план. Он надеялся, что девушка всё поймёт, но в голове у неё была только одна мысль.
— Мой отец! — вскричала Мэр, порываясь бежать куда-то.
Гай схватил её за локоть. Нужно было во что бы то ни стало уговорить невесту остаться, иначе она погибнет вместе с сэром Эдвардом. Он начал плести про то, что старика помилуют, а Мач кричал, что он подлый лжец, что хотел убить короля и ещё какую-то чушь. Гаю безумно хотелось запихать ему в рот его же шапочку по самые гланды. Неужели и правда не понимает, что творит?
— А её сердце принадлежит другому! — с пафосом добавил неугомонный сын мельника.
— Уберите его отсюда! — рявкнул Гисборн.
Проявляй после этого сдержанность. Вот-вот прозвучит имя Гуда, а в церкви полно народу, в том числе стражи и всяких прихвостней из Ноттингема. Простак погубит и себя, и Мэр.
— Скажи им, Мэриан! — орал Мач, вырываясь из рук солдат, волокущих его к выходу. — Скажи!
— Да, скажи, — процедил Гисборн тоном, способным заморозить кузнечный горн. — Только сначала вспомни о своём отце.
Предостережение подействовало.
— Это неправда, — сквозь слёзы пролепетала Мэриан. — Моё сердце здесь.
Но не успел Гай расслабиться и поверить, что всё ещё обойдётся, как получил от невесты кулаком в лицо со всего размаха. Обручальное кольцо с крупными камнями рассекло скулу, а сам он от неожиданности едва удержался на ногах. Подобрав подол, Мэриан бросилась вон из церкви.
Снаружи послышался топот копыт и весёлый голос Локсли, предлагающий спасителя и лошадь в комплекте. Сплошная полоса неудач достигла той точки, где всё превращается в балаган. Гай фыркнул, провожая их взглядом.
— Мы можем догнать их, милорд, — ретиво предложил десятник.
Гисборн чуть не отдал необдуманный приказ. Лошадь, которая несёт двоих, быстро скакать не сможет. А с отрядом стражи не справится даже такой лихой вояка, как Гуд. Жгучая ревность, прилюдное унижение едва не заставили отмахнуться от того факта, что если в одном из беглецов узнают Робина, то Мэр уже не оправдаться. Как ему удалось всё же взять себя в руки, Гай и сам не понял.
— Не надо, — глухо выдавил он, поднимая брошенное невестой кольцо.
Может, чёртов Локсли всё же любит девушку достаточно сильно? Поймёт, в какой она сейчас опасности из-за глупых интриг сэра Эдварда. Бросит свою шайку-лейку и уедет с ней ко двору королевы Алиеноры, где графине Хантингтон не будут угрожать всякие вейзи. Господи, Гай был теперь согласен даже на это.
Он ещё долго стоял посреди церкви, раздираемый противоречивыми чувствами — стыдом, ненавистью, ревностью, любовью и страхом. А на него были устремлены десятки любопытных глаз.


@темы: Гай Гисборн, Леди М., Мач, Робин Гуд, Фанфики, Шериф Вейзи

Комментарии
2017-11-23 в 14:34 

nebula17
Пепелище

Больше всего на свете она не хотела этой свадьбы. И какое же счастье, что та не состоялась.
Первое время Мэриан опасалась, что Гисборн будет мстить ей, но он словно бы не замечал свою бывшую невесту, лишь время от времени бросая на неё напряжённые взгляды, когда встречал в замке. Только однажды подошёл и процедил сквозь зубы:
- Что вы здесь делаете? Что вы вообще делаете в Ноттингеме? Уезжайте, вам здесь не место!
Но не такова была Мэриан, чтобы испугаться пустых угроз. Никто не заставит её покинуть родной дом и тем более, любимого человека. Робин вовремя вытащил её отца из передряги, и шериф поверил в непричастность сэра Эдварда к заговору. Так что Вейзи можно было не опасаться. А в то, что Гай может серьёзно ей навредить, Мэриан просто не верила, даже после всего, что случилось.
Но сегодня так называемый рыцарь показал своё истинное лицо. Он явился поздно вечером с отрядом стражи, злой как сорвавшаяся с цепи собака. Потребовал отправиться с ним в замок по приказу шерифа. Нагрубил ей, накричал на отца, а затем, невзирая ни на какие мольбы, поджёг их дом.
Мэриан кричала, плакала, но всё было напрасно. Пламя стремительно разгоралось, жадно набрасываясь на старую рассохшуюся мебель и деревянную обшивку стен. Схватив Мэриан за локоть, Гай поволок её прочь из дома.
Как только ей удалось убедить Робина не вмешиваться! Гисборн даже не понял, что всё это время жизнь его находилась на кончике стрелы. А Мэриан шла, не оглядываясь. Но всё равно видела красные всполохи, отплясывающие на листьях деревьев, слышала рёв пламени и чувствовала спиной лихорадочный жар погибающего дома.
По дороге она всё вспоминала свой последний разговор с Робином. И решила, что какой бы стороной ни повернулась к ней жизнь, она не станет падать духом. Если уж её принуждают жить в замке, она раскроет, что там затевается. Едва прибыв на место, Мэриан притворилась, что потеряла сознание от пережитого шока.
Её несколько удивило, что Гисборн, явно ослеплённый ненавистью, всё же сам отнёс её на руках в отведённую ей комнату и бережно уложил на кровать. Но думать об этом было недосуг.
Убедившись, что осталась одна, девушка тихонько выбралась из постели и отправилась на поиски информации. Но ни в апартаментах Гисборна, ни в кабинете шерифа не нашлось ничего, что могло бы пролить свет на загадочный символ сокола на перстне, так заинтересовавший Робина. Мэр разочарованно вздохнула. Столько риска – и всё зря.
Она уже возвращалась к себе, когда за поворотом услышала приближающиеся шаги. Что делать? Мэриан ведь сказалась больной, её блуждание по коридорам замка вызовет много вопросов.
Девушка бросилась обратно к двери шерифова кабинета, но поняла, что достичь её не успеет. Противоположный конец галереи был ещё дальше. Оставалось юркнуть за какой-то ветхий гобелен, к счастью, прикрывавший вполне уютную нишу.
Вскоре Мэриан возблагодарила свою удачу, потому что людьми, чьи шаги она услышала, оказались сам шериф Вейзи и её бывший жених Гай Гисборн. Шериф явно направлялся в свой кабинет, но вдруг затормозил, не доходя, и обернулся к собеседнику.
- Кстати, Гисборн! Я ещё не спрашивал тебя. Как там наша прокажённая и её нудный папенька?
- В замке, - коротко ответил Гай.
Мэр прекрасно видела обоих сквозь редину гобеленной ткани, они стояли совсем рядом.
- Не пора ли мне навестить их? – призадумался Вейзи. – Было бы невежливо не пожелать гостям спокойной ночи.
Рыцарь поморщился.
- Вы уверены, что не хотите отложить этот разговор до завтра? Уже поздно, а Мэриан… она не совсем здорова.
- Нездорова? – изумился шериф. – Наша-то кобылка? Уже на одно только это стоит взглянуть.
Он вдруг осёкся и с подозрением уставился на своего помощника.
- Я понимаю, мой мальчик, ты всё ещё расстроен. И я даже не против, чтобы ты немножко выпустил пар. Но если твои маленькие развлечения будут вредить делу, знаешь, с кого я спрошу? Подсказка – с тебя.
Гисборн выгнул бровь.
- Я её пальцем не тронул, милорд, - холодно ответил он. – Просто юная леди очень уж впечатлительна. Когда я поджёг Найтон-холл, у неё случился нервный срыв.
- Ты… что сделал?
На мгновение у шерифа даже голос пропал. Некоторое время он стоял, выпучив глаза и хватая ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба, а потом завопил так, что, казалось, дрогнули каменные стены замка.
- Ты?! Спалил Найтон-холл?! Зная, что поместье, практически, конфисковано?! Тысячу золотых гиней взял и отправил в пекло?! Да Робин Гуд за год не нанёс казне такого ущерба, как ты за день!
Мэриан замерла в своём укрытии. Новость прошила её словно молния. Их поместье было конфисковано! Причём, хозяев «забыли» поставить в известность. Значит, всё это время шериф только делал вид, что верил в невиновность её отца, а сам готовил смертельный удар исподтишка. Девушка ощутила, как капля холодного пота поползла по виску.
- Я… не подумал об этом, - пробормотал Гисборн.
Шериф с размаху залепил ему пощёчину, а затем вцепился в куртку и привстал на цыпочки:
- Слабоумие прогрессирует, да, Гиззи? – прошипел он Гаю прямо в лицо. – Мы с тобой битый час обсуждали, кому из наших союзников выгоднее отдать девчонку и её манор после казни старого дуралея, а затем ты отправляешься в Найтон, и у тебя внезапно отсыхают мозги? Или как ещё я должен понимать твою выходку?
- Я был не в себе, милорд. Вы разрешили применить силу, и вот…
Шериф отпустил его куртку, схватился за голову и замычал от отчаяния. Гай с безразличным видом уставился в стену.
Так вот каков был их план! Мэриан тщетно пыталась унять сотрясавшую её крупную дрожь. Господи… бедный отец… И ведь всё это можно было предвидеть! Но она поверила мнимому добродушию шерифа и бездействию сэра Гая, просто продолжила жить как жила. Какое легкомыслие!
- Эта ханжа столько раз мне вредила! – продолжал меж тем разоряться шериф. - И вот, когда от неё наметилась хоть какая-то польза, ты, как обычно, всё испортил! Кому она теперь нужна, без манора?!
Гай молчал, кусая губы, и Вейзи закатил ему ещё одну оплеуху.
- И как мне Найтона казнить теперь, а? Принц Джон за каждый пенни готов удавиться! А тут целое поместье, перейдя казне, взяло и сгорело! Придётся вообще забыть, что Эдвард заговорщик! И что его имущество подлежало конфискации. Ты хоть понимаешь, на что я вынужден идти, тупица?
Сердце Мэриан часто-часто заколотилось. Ловушка, из которой, казалось бы, нет выхода, вдруг с громким щелчком открылась сама собой. В каком она была отчаянии, когда осатаневший от уязвлённого самолюбия Гисборн сжёг её дом! А оказалось, что это связало руки шерифу. Теперь он не мог казнить её отца, не мог её саму продать какому-нибудь мерзавцу, как придаток к её же манору.
- Я сожалею, что ваши планы пострадали из-за моей несдержанности, - произнёс Гай, всё так же глядя в сторону.
Показалось ли Мэриан, или в его голосе и правда не было ни капли сожаления? Видимо, то же самое уловило и чуткое ухо шерифа
- О, сейчас ты вряд ли сожалеешь, мой мальчик, - он вдруг совершенно успокоился и даже повеселел. - Но, безусловно, скоро начнёшь. Найтоны отделаются домашним арестом. А вот с тебя я взыщу по полной, можешь не сомневаться!
Однако не успел Вейзи развить свою мысль, как с дальнего конца галереи послышался какой-то шум, а через мгновение из-за колонны выскочили двое ребятишек лет десяти – мальчик и девочка. Они неслись, не разбирая дороги, отчего мальчишка буквально налетел на Гисборна. У последнего сработали хватательные рефлексы, и он тут же поймал обоих. А вскоре появилась потная, запыхавшаяся толстуха в засаленном переднике.
- Следи за своими детьми, женщина! – зарычал на неё помощник шерифа.
- Так это… не мои они, милорд… - женщина, едва переводившая дух, начала испуганно оправдываться. – А чьи, даже и не знаю… На кухню пробрались… Буханку вот стащили.
- Стащииили? – заинтересованно протянул Вейзи.
Гай отшвырнул детей, словно на него плеснули кипятком. «Бегите!» - мысленно закричала им Мэриан. Но ребятишки были так напуганы, что не догадались сразу же дать стрекоча. Они лишь прижались друг к другу, зачарованно глядя на нависшую над ними громадную чёрную фигуру.
- В таком нежном возрасте и уже столь порочны, - скорбно покачал головой шериф. - Гисборн, отруби-ка им вороватые ручонки.
Мэриан подумала, что умрёт, а этого не допустит. Она уже почти была готова обнаружить себя, когда Гай сказал:
- Милорд, возможно, леди Давина захочет их использовать в завтрашнем представлении.
- А ведь верно, - хихикнул Вейзи. – Рад, что у тебя в голове ещё хоть что-то осталось. Ну идёмте, мои цыплятки. Я познакомлю вас с очень хорошей тётей, она вам понравится. А не понравится, тогда – с её малютками.
С этими словами он схватил мальчика и девочку за руки и со своей обычной стремительностью порысил по коридору.
- Убирайся! – бросил Гай толстухе, и та не заставила просить себя дважды.
Сам он стоял какое-то время неподвижно, а потом с отчаянной злобой ударил кулаком по каменной кладке, резко втянул носом воздух, развернулся и тоже ушёл.
Мэриан наконец-то смогла вылезти из своего укрытия.

2017-11-23 в 14:36 

nebula17
Шпион

На затоптанном каменном полу сидел шериф. Он был тихий и серый, совершенно не похожий на себя. Голова леди Давины покоилась на его коленях, и Вейзи бездумно гладил её по белокурым волосам. Гай сразу понял – мертва. И Гуд всё-таки сбежал. Очередная попытка заманить его в ловушку на этот раз стоила правителю Ноттингема не денег, а жизни единственной сестры.
- Я хочу, чтобы он умер, - почти шёпотом произнёс шериф. – Гисборн, чего бы это ни стоило. Я хочу его смерти!
Гаю стало холодно. Он вдруг понял, что обязан выполнить этот приказ. И ничего нельзя сделать. Игры кончены. Нельзя притвориться ослом, не умеющим делать свою работу. Нельзя вступить в поединок на мечах и проиграть. Нельзя потянуть время. Все эти уловки сейчас бесполезны. Вейзи жаждет смерти Робина, и если Гай снова даст ему улизнуть, наказание будет жестоким. Словно во сне помощник шерифа поклонился и пошёл готовить засаду. Он знал, где её устроить. Дозорный скрылся в предместьях, и Гуд, конечно, не покинет город, не повидавшись со своим спасителем.
Гисборн ненавидел Робина, которого когда-то считал почти братом. За его удачливость, за всеобщую любовь, которой, по глубокому убеждению Гая, тот не заслуживал, впрочем, как и его чудесный король Ричард Львиное Сердце. А главное, за то, что мог позволить себе жить легко, словно играя, ничего не боясь и не задумываясь о последствиях.
И никогда Гай не испытывал большей ненависти к своему врагу, чем в тот момент, когда весь вейзевский гадюшник любовался на графа Хантингтона, подвешенного к потолку, словно баранья туша в лавке мясника. Допрыгался! Рыцарь готов был задушить проклятого графа своими руками.
А когда Гуд сказал, что расцелует Дозорного за то, что тот его, Гая, ограбил, ярость затопила глаза, словно расплавленное серебро. Гисборн набросился на Робина и принялся колошматить его луком, забыв о том, что тот связан, беспомощен и безоружен. Остановился лишь, случайно заметив улыбку Вейзи, который даже и не думал вмешаться. А там, к счастью, подоспел Ночной Дозорный.
Да, к счастью. Гай ненавидел Робина, но чего бы только не дал за его спасение! Потому что теперь Гуд был единственным человеком, способным прийти на помощь Мэриан в любую минуту. Сэр Эдвард ей больше не защитник. Насчёт себя Гай тоже сильно не обольщался. Он прочно запутался в этой паутине, и любое движение дёргало невидимую нить, предупреждая царящего здесь паука, что в жертве ещё осталось немного живой крови. А теперь и Локсли умрёт.
С этими безрадостными мыслями Гай расставил лучников по местам. Робин пройдёт совсем близко. С десяти шагов не промахнётся и самый криворукий стрелок.
- Прости, Мэриан, - прошептал Гисборн. – У меня нет выбора. А у него больше нет шанса.
И тут ему показалось, что чья-то знакомая физиономия мелькнула между полусгнившими хозяйственными постройками, тут же укрывшись за ближайшим навесом. Ну конечно же, Мач! Верный оруженосец сегодня разделит судьбу своего хозяина. Нет сомнений, он бросится закрывать Робина от стрел, и сам падёт вместе с ним. Наверняка и остальные разбойники где-то неподалёку.
Внезапно Гая посетила идея.
- Слушайте меня, солдаты, - обратился он к своим людям. – Я заметил кое-кого из шервудской шайки, так что будьте готовы к неожиданностям. Не упустите Гуда. Шериф приказал его убить. Но помните, что среди этого сброда есть мой агент. Вы узнаете его по засаленной шапочке. Если чья-нибудь стрела хотя бы оцарапает его, я лично вырежу тому печень. Всё ясно?
Перепуганные стражники закивали. Капитан дал им знак занять свои позиции.
В конце улицы показался Робин. Надвинув на лицо капюшон, он шёл быстрым шагом, не глядя по сторонам, что дало возможность Гаю эффектно заступить ему дорогу.
- Гуд! Ты ушёл не простившись.
Появившиеся отовсюду лучники лучше всяких слов сказали благородному разбойнику, что он попал в засаду. Однако ничуть не отбили охоты ёрничать.
- Что, Гисборн? Неужели больше никаких спектаклей, драк, беготни?
- Шериф тоже не хочет с тобой прощаться, - зло процедил Гай. - Он приказал тебя убить.
Улыбка на лице Робина погасла. Кажется, он только сейчас понял, что всё происходит на самом деле и всерьёз. Пресвятая Дева, да неужели же хоть что-то смогло его пронять! В свою очередь, Гай улыбнулся, наслаждаясь кратким мигом торжества.
- Увидимся в аду, Гуд, - он сделал знак стрелкам.
Расчёт оказался точен. Едва солдаты натянули луки, как откуда-то с воплями вылетел Мач, грудью закрывая Робина, а перед собой держа до смешного маленький круглый щит. Десять стрел взмыли в воздух, но ни одна не попала в цель. Слишком уж жуткие байки ходили среди гарнизонной стражи о кривом кинжале капитана.
Шанса на второй выстрел солдаты не получили. Подоспевшим разбойникам не составило большого труда одолеть стрелков, не имевших с собой оружия ближнего боя.
Единственное, чего Гай никак не ожидал, так это горсти перца в глаза от сарацинки. Взбешенный и ослепший, он впервые в жизни ощутил себя сторонником короля Ричарда, и в ту минуту готов был перебить не то что пару тысяч пленников, а всех магометан, сколько их ни есть на свете.

***
- Вас было десять человек! – вопил разъярённый Вейзи, щедро раздавая стражникам тумаки и зуботычины. – Десять! И вы не попали ни одной стрелой, хотя стояли так близко! Я прикажу вырезать вам глаза, раз вы ими всё равно не пользуетесь! А потом повесить вас, как сообщников Гуда! Ваши семьи выгнать на улицу и сжечь ваши дома!
Он вцепился в одного из солдат и встряхивал его при каждой фразе с такой силой, что будь это дерево, с него осыпались бы не только все плоды, но и листья.
- Ва… ваша милость… - пролепетал несчастный. – Сэр Гай… он приказал…
Шериф бросил испепеляющий взгляд на помощника, но тот стоял с мрачным и отстранённым видом, словно не его имя только что упомянули.
- Что же он вам приказал? – прошипел Вейзи в лицо испуганному стражнику.
Тот, в свою очередь посмотрел на капитана и нервно сглотнул, ибо ответная неприветливая ухмылка ничуть не прибавила ему уверенности.
- Мы… мы…
- Если ты решил превратиться в корову, сейчас отправишься на скотобойню! – пообещал шериф.
- Ваша милость, - вступил в разговор другой стражник, посмелее. – Сэр Гай велел, чтобы мы не поранили его лазутчика. И как же нам было попасть, если тот бросился между Гудом и нами, закрывая лиходея от стрел?
- Что?
От изумления Вейзи выпустил свою жертву.
- Это правда, Гисборн? – он медленно повернулся к рыцарю. – У тебя есть шпион в лагере Гуда?
- Да, милорд.
Глаза шерифа зловеще сощурились.
- Так-так. И твой человек, вместо того, чтобы помочь солдатам, принялся им мешать?
- Раньше вы хотели схватить Гуда живым. Я не успел предупредить его, что ваши желания изменились.
- Ты совсем идиот?! – взвился Вейзи. – Раз так, надо было пристрелить обоих! Какой требухой ты думал, когда отдавал приказ не задеть его?
Гай вскинул голову. Бедные стражники прикинулись полукругом камней в дольмене.
- Мой шпион мне ещё нужен, – хмуро объяснил Гисборн. – Я хочу найти Ночного Дозорного.
Шериф издал какой-то шипящий звук, переходящий в свист, словно упоминание Дозорного проделало в нём дырочку, сквозь которую вышел весь воздух. Затем, как это часто с ним случалось, настроение Вейзи переменилось в мгновение ока.
- Ты хорошо сделал, мой мальчик, завербовав шпиона. Смерть моей дорогой сестры должна быть отомщена. Но лучше держать на коротком поводке того Робина Гуда, которого мы хорошо знаем, чем убить его и обзавестись новым, лица которого мы даже не видели. Так что месть подождёт. Уверен, твой лазутчик в самое ближайшее время расскажет нам что-нибудь интересное.
Гай склонил голову, как бы в знак согласия, а на самом деле, скрывая смятение в глазах. Он не думал, что всё зайдёт так далеко, и теперь придётся давать отчёт шерифу о действиях шпиона, которого на самом деле у него не было. И вдруг счастливое озарение снизошло на Гисборна. Тот пройдоха из таверны! Он же до сих пор в подземельях! Наверняка этот мошенник не откажется от денег. Особенно, если объяснить ему, что его сотрудничество – залог жизни Робина. «Я не буду ограблен, Гуд не будет убит – вот моё предложение» - да, именно эти слова он и скажет, подкрепив их увесистым кошелём.
Подняв глаза, Гай усмехнулся:
- Вам не придётся долго ждать новостей, милорд.

2017-11-23 в 16:02 

Irina77
Уже отметилась на фикбуке, и напишу еще здесь ))) Замечательно :white:
И объясняет многие ляпы и нестыковки .

2017-11-23 в 16:08 

nebula17
Спасибо! :shy::shuffle:

2017-11-23 в 23:05 

sciurus_vulgaris
Белка песенки поет...
Отмечусь и я! :white: Только почему я не вижу самой первой новеллы, про свадьбу? Или я сама уже запуталась?

2017-11-24 в 00:29 

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
sciurus_vulgaris, она в заглавном посте, под катом.

2017-11-24 в 07:05 

sciurus_vulgaris
Белка песенки поет...
Мари Анж, :kto: "Ума-то нет, так жить-то рай!" Так моя бабушка говорила )))))

2017-11-25 в 11:02 

TerraVita
:hlop: :hlop: :hlop: Отлично получилось! Очень интересная и убедительная интерпретация.

2017-11-25 в 12:07 

nebula17
TerraVita, большое спасибо! Автору чертовски приятно ))

2017-11-27 в 01:24 

И я отмечусь и здесь - у вас замечательно получается, спасибо за интересный взгляд на вещи

2017-11-27 в 07:05 

nebula17
Nocheblanca, спасибо вам ))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Под сенью Шервудского леса

главная