03:26 

Осада, визуализация аудионовеллы

Shiae Hagall Serpent
психопат с гиперконтролем. однажды я прочел в газете, что полиция ищет злоумышленника-садиста. я позвонил им, но оказалось, что это была не вакансия
Эта работа - воистину гордость команды Робин Гуда! Мы снова это сделали - перевели, разметили и визуалилировали вторую аудионовеллу к Robin Hood BBC, начитанную Ричардом Армитиджем ) И теперь все, кто хочет и слушать его голос, и читать текст на русском, могут это сделать. Первая аудионовелла, "Охотники на ведьм", есть здесь

Название: Осада
Переводчик: Blackcatchild
Редактура: Kon, Shiae Hagall Serpent, Limeris
Разметка субтитров: Shiae Hagall Serpent
[L]Визуальное оформление:[/L] Captain Lestat
Форма: перевод канонного материала с языка оригинала, визуализация
Ссылка на оригинал: The Sige
Размер: около 10000 на языке оригинала
Канон: Robin Hood BBC
Пейринг/Персонажи: Гай Гисборн, Робин Гуд, Изабелла Торнтон-Гисборн, наемники, ОЖП
Категория: джен
Жанр: экшн
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: они продолжали рваться вперед, не обращая внимания на боль в ногах. Метались между деревьями, как дикие животные, чтобы лучники не могли прицелиться...
Исходники: аудиокнига Саймона Гурье "Робин Гуд - Осада", текст читает Ричард Армитидж; скриншоты сериала Robin Hood BВС
Продолжительность и вес: 01:10:11; 176 Мб



Глава I

Двое мужчин бежали, сломя голову. Они не знали куда бегут, просто мчались изо всех сил. Ветви деревьев хлестали их по ногам и рукам. Зацепившаяся ветка скинула с головы одного из них капюшон. У него были длинные черные волосы, а мрачные глаза бешено сверкали.
— Ты говорил, что они нас не увидят! — зло бросил Гай Гисборн своему спутнику.
Тот в ответ выдал ухмылку, способную довести до бешенства.
— Никто не идеален, — сказал Робин Гуд. — Даже я.
В дерево прямо перед ними ударила стрела, ее наконечник глубоко вошел в ствол. Робин, не замедляя шага, легко поднырнул под трепещущее оперение. Но когда они побежали дальше, он вновь взглянул на Гая, и его ухмылка пропала. Опасность была слишком близко.
— Нам надо было взять оружие, — сказал Гай.
— Ага, — отозвался Робин. — Я считал, они оставят нас в покое, увидев, что мы безоружны.
Вторая стрела просвистела между ними.
— Ладно, — признал Робин, — тут я тоже ошибся.
Они продолжали рваться вперед, не обращая внимания на боль в ногах. Метались между деревьями, как дикие животные, чтобы лучники не могли прицелиться. Густая листва мешала двигаться, но зато помогала скрываться, по крайней мере, Гай на это надеялся. Позади них, совсем близко, крикнули по-немецки, и где-то рядом пролетела стрела.
От усилий у Гая горело все тело, но он заставил себя бежать быстрее. А затем они с Робином вырвались из-под защиты деревьев на торную тропу. Робин огляделся, пытаясь определить, дает ли она им преимущество.
— Нам надо разделиться, — сказал Гай.
— Нет, — ответил Робин. — Выберемся вместе. Идем. Я кое-что придумал.
Тропа змеилась через лес, и они помчались по ней. У Гая упало сердце. Идеи Робина обычно были безрассудными, но у него не было выбора. До чего он докатился, если вынужден подчиняться приказам разбойника?
Грубые возгласы на немецком дали им понять, что наемники обнаружили тропу и следы рыцарских сапог Гая. Высокие, на шнуровке, кожаные башмаки Робина ступали легко, неслышно, не оставляя отпечатков. Гай знал, что в одиночку Робин легко уйдет от погони. Но еще он знал, что Робин ни за что его не оставит. Даже под давлением обстоятельств и даже если Гай этого заслуживал, Робин Гуд был слишком героем и к тому же законченным придурком.
Он бежал, измученный, дыхание вырывалось со свистом, каждая капля сил уходила на то, чтобы двигаться вперед. Мир вокруг Гая превратился в размытые зеленые и коричневые пятна. Были только неумолчный стук сердца и топот сапог в высохшей грязи.
Вдруг Робин остановился. Гай чуть не врезался в него. Тропа перед Робином разделилась — теперь их было две.
— Ну? — раздраженно бросил Гай. — Куда теперь? Налево или направо?
Робин снова выдал свою доводящую до бешенства ухмылку.
— Прямо, — сказал он, вломившись в кусты.
Гай рванул за ним, перепрыгивая через заросли куманики и защищая лицо руками. Ветки хлестали и царапали, но он продрался сквозь них и очутился на другой тропе, заросшей подлеском. Здесь была смесь сухой грязи и гравия, на которой сапоги не оставляли следов.
Гай бросил взгляд налево и направо. Тропа была заброшенной и густо заросла по краям, но раньше это была широкая дорога, и по ней могла проехать карета. Да и Робин, похоже, знал, куда идет. Гай с трудом следовал за ним.
— Ты, кажется, знаешь, куда ведешь, — задыхаясь, сказал он.
Робин ухмыльнулся.
— Говорил же я тебе, что знаю Лафборо? Я здесь в детстве каждое лето проводил.
— Ты еще говорил, что наемники не заметят, как мы подкрадываемся, — напомнил Гай.
— Это же ты дернул за сигнальную веревку, — ответил Робин.
— А ты мне это велел! — огрызнулся Гай.
— Ну, да, — признал Робин. — Хотел посмотреть, что они станут делать. Вот мы и выяснили кое-что. Они хорошо обученные, организованные солдаты. И снаряжение у них отличное.
Гай кивнул.
— Их наниматель, похоже, собирается воевать.
— Угу, — согласился Робин. — Я рад, что мы заставили их раскрыться.
— Вот только сейчас они хотят нас убить, — не без основания заметил Гай.
Робин кивнул.
— Но у них не получится, — сказал он. — У меня есть план. Только нужно пройти чуть дальше.
Гай посмотрел вперед, в сумрак заросшей деревьями тропы.
— Что там?
— Замок, — отозвался Робин. — Я был оруженосцем лорда Брэкнбери. Учился быть рыцарем.
Гай хмыкнул.
— Но ты не рыцарь.
— Может, и нет, сэр Гай, — ответил Робин. — Зато я знаю, как рыцарю должно поступать.
Гай пропустил колкость мимо ушей.
— Так эти люди помогут нам?
Улыбка Робина исчезла, взгляд стал жестким, словно он натягивал лук.
— Не думаю, — сказал он. — Они все мертвы.

Глава II

Замок был большой. Каменные башни крестом возвышались в сердце леса. Высокая стена зигзагом окружала его и замыкалась, образуя двор, где было несколько деревянных построек.
Робин и Гай рассмотрели все это с берега широкой быстрой речки, огибающей замок с трех сторон, наподобие крепостного рва. Гай предположил, что замок построили здесь из-за реки и возвышенности. Король Уильям велел возводить такие замки по всей стране, чтобы гарантировать покорность завоеванного народа.
Но его лучшие времена давно миновали. Плющ покрывал стены. На открытых участках виднелись трещины и следы выветривания. Небо над головами начало темнеть. Гай последовал за Робином по шаткому мостику, потом — вверх по склону к узким деревянным воротам и вошел в заросший сорняками двор. Казалось, все здесь пропитано запахом разрухи.
Робин стоял во дворе, глядя на башню с непритворным ужасом и смятением. Заметив, что Гай наблюдает за ним, он выдавил усмешку, не желая показывать слабость тому, кто недавно был его смертельным врагом.
— Говорят, здесь есть призраки.
Гай постарался собраться.
— Что здесь произошло? — спросил он.
Робин пожал плечами.
— Война. Ты же знаешь, что такое присяга. Каждый вассальный лорд должен оказывать помощь королю. Поместье лорда Брэкнбери не было большим, но он отдал все, что мог, включая наследника, Мэтью. Я помню Мэтью, самого быстрого, лучшего бойца Англии. Он даже не добрался до Святой земли. Многие не добрались. Болезни, эпидемии... они всегда идут вместе с войском.
Гай кивнул.
— А его отец расклеился.
— Его отец выполнил свой долг, — резко ответил Робин. — Но ему больше нечего было отдать. Оставался клочок земли, способный прокормить жителей поместья, но были военные налоги и другие поборы. Из этого места выжали все, что в нем было. Люди, служившие лорду Брэкнбери, начали бы голодать, останься они с ним. Некоторые пришли попрощаться, но как им было смотреть ему в глаза? Так что большинство смылось ночью, оставив хорошего старого человека одиноко слоняться по безмолвной крепости.
Робин бросил на башню печальный взгляд.
— Говорят, старик недолго протянул, — добавил он. — В каком-то смысле это благо.
— И никто не вернулся? — спросил Гай.
Робин с тоской оглядел двор.
— Здесь не к чему было возвращаться.
— Ладно, что будем делать? — сказал Гай, надеясь заставить Робина действовать. У них на хвосте до сих пор была толпа наемников. — Окопаемся здесь? Будем обороняться?
Робин пожал плечами.
— Может быть, — отозвался он. — Но, думаю, мы в любом случае от них оторвались.
Они обернулись и посмотрели туда, откуда пришли: лес казался спокойным и тихим.
— Может, они перегруппировываются, — сказал Гай.
— Возможно, опасаются приближаться к замку, — отозвался Робин. — Или наслушались того, что о нем говорят местные.
— Сомневаюсь, что они боятся призраков, — ответил Гай. — Правда, уже темнеет. Может, решили переждать ночь.
Налетел порыв холодного ветра, но Робин, казалось, не заметил этого. Он чутко вслушивался, прищурившись. На его губах медленно появлялась ухмылка.
— Ага, — сказал он.
— Что ты собираешься делать? — спросил Гай. — Если мы сейчас отсюда уйдем, то обдурим их.
Робин покачал головой.
— Света мало, — сказал он. — Мы или заблудимся, или снова налетим прямо на них.
— Мы не можем тут остаться, — возразил Гай.
Похоже, его беспокойство наконец вывело Робина из задумчивости.
— Всего одна ночь, — отозвался Робин. — Я уже вечность не ночевал под крышей. Я почти забыл, как это.
— Тогда нужно забаррикадироваться, — сказал Гай, которому все это не нравилось. Он еще не отвык от удобств Локсли.
— Хорошая мысль, — согласился Робин. — Здесь должно быть оружие и чем обороняться, — усмехнулся он. — Думаю, все получится.

Глава III

Механизм ворот оказался неподатливым из-за ржавчины и долгого бездействия. Только вдвоем они сдвинули с места огромные створки, закрыли их и заперли. Рукоять механизма ранила Гаю руки даже через перчатки. Он подумал, что они могут и не суметь вновь открыть ворота. Но об этом можно подумать позже. Сейчас главное — отгородиться от наемников.
Робин направился в противоположную от донжона сторону. Гай проследовал за ним в угол двора, к деревянным постройкам. Среди них под импровизированным навесом стояла покрытая мешковиной странная деревянная конструкция на колесах.
Робин начал разворачивать мешковину, но передумал и поспешил к Гаю, осматривавшему конюшню. Они обшарили конюшню и нашли только старую солому. Робин сказал Гаю, что мальчишкой он разузнал здесь все места, где прятали оружие на случай, если на замок нападут, но сейчас каждый тайник и каждое укрытие были пусты.
Гай видел, что с каждым разоренным тайником Робин все больше падал духом. Стало ясно, что это место когда-то было для него особенным, возможно, даже вторым домом. Волной поднялась зависть: Робину так легко давалась привязанность к местам и людям, привязанность, которую Гай с таким трудом пытался найти, но ему никак это не удавалось.
— Похоже, пора заканчивать, — позвал он, когда угас последний луч солнца.
Света ущербной луны едва хватало, чтобы разглядеть что-нибудь.
— Под стропилами хранились запасные луки, — ответил Робин, шаря под соломенной крышей.
— Мы, наверное, уже целый час ищем, — сказал Гай.
— Я все равно что-нибудь найду, — настаивал Робин.
— Нет, — возразил Гай. — Нужно устроиться на ночь и найти что-нибудь, чтобы согреться.
Он оглядел башню, жутковато отливавшую серебром в лунном свете. Очевидно, как раз там они могли бы найти оружие, но даже эта возможность его не радовала. Опять налетел ветер, холодный, как клинок. Гай почувствовал, что кожа покрывается мурашками.
— Можем устроиться там, — сказал он.
Робина не слишком обрадовала эта идея, но он выдавил ухмылку.
— Ох, да, вряд ли будет еще хуже.
Дверь медленно, со скрипом отворилась, открывая взгляду каменный полукруг в лунном свете и густой мрак позади него. Острая вонь говорила о том, что здесь обитали животные. Робин и Гай медленно двинулись вперед. Робин отпустил дверь, и она закрылась за ними. Они очутились в полной темноте. Гай изо всех сил пытался разглядеть во мраке хоть что-нибудь. Перед глазами плясали зеленые и багровые всполохи, какие-то видения, но рассмотреть ничего не получалось. Что-то сжалось вокруг его руки, и он чуть не заорал.
— Прости, — прошептал Робин. — Не хотелось потерять тебя в темноте.
Гай почти что видел эту его несносную ухмылку.
— Мы прямо тут будем спать? — спросил он.
— Можем и тут, — ответил Робин. — Но наверху должны быть места поудобнее. Нужно только чем-нибудь посветить.
— Может, стоит слуг позвать, — проворчал Гай.
— Может быть, — отозвался Робин, отпуская его руку. — Стой тут. Пойду поищу что-нибудь.
Голос его затих, и он беззвучно исчез в темноте.
— Но ты же ничего не увидишь, — окликнул его Гай. Ответа не последовало. Гай медленно сосчитал до пяти, чтобы не дать себе разозлиться на Робина. — Гуд! — позвал он и сам услышал тревогу в своем голосе. — Ты здесь?
Тишина.
— Робин!
— Я здесь, — неожиданно близко прозвучал голос Робина. — Прости. Я быстро.
Гай тихо выругался. Он слышал, как Робин делает... что-то. Защелкало кресало, которым люди Робина пользовались, чтобы разжечь огонь. Сначала потянуло дымком, потом Робин вновь щелкнул кресалом, и Гай увидел красный отсвет в темноте.
Искра разгорелась, и вскоре он мог созерцать усмехающееся лицо Робина, подсвеченное факелом. Робин поднял факел, освещая комнату. Это был большой квадратный зал, в дальнем его конце виднелась деревянная лестница. Рядом со столом валялись два сломанных кресла. Каменный пол покрывала пыль и сухие листья. Не было ни следов людей, ни признаков жизни — уже несколько лет сюда вряд ли кто-то заходил.
— Факел только один? — спросил Гай.
— И он был на полу, — удрученно сказал Робин. — Пошли. Посмотрим, что наверху.
Ступеньки ходили ходуном, так что они продвигались с осторожностью. Гай шел впереди, Робин держался к нему поближе. Пламя выхватывало из мрака рваные занавеси, остатки дорогой бархатной обивки. На первом этаже снова обнаружилась сломанная мебель. На потолке комнаты был нарисован герб. Гай остановился, чтобы рассмотреть его.
— Не думал, что ты знаешь геральдику, — сказал Робин, подходя вплотную.
— Герб может рассказать, кто были эти люди, — ответил Гай. Он указал на кольца, нарисованные на поле. — Вот эти овалы на верхушках щитов — анули, — объяснил он. — Лорд Брэкнбери был... пятым сыном.
— Это ничего тебе не скажет о нем, — с горечью ответил Робин. — О человеке можно судить по его словам и поступкам. — Он обвел факелом комнату, освещая останки вещей, на которые не позарился ни один вор. — Я обычно играл в этой комнате. Прямо здесь я примерял свои первые доспехи.
Гай поймал его взгляд, и Робин печально опустил голову. Так они и стояли в тишине, нарушаемой лишь потрескиванием факела. Дым, клубясь, поднимался к потолку, легко касался герба некогда большой семьи, скрывая подробности ее истории.
— Ладно, здесь больше нечего ловить, — сказал Гай. — Все, что нужно, мы уже нашли.
Робин сердито взглянул на него, но потом кивнул и повел Гая к следующей лестнице. Другой этаж сохранился лучше. Камин занимал немалую часть комнаты. Стены были завешаны гобеленами. Вокруг камина, словно в ожидании, теснились низкие скамьи. Можно было поверить, что замок все еще обитаем, если не смотреть на окно. На подоконнике громоздилась огромная куча веток.
— Гнездо аиста, — сказал Робин.
— Давно заброшенное, — отозвался Гай, осмотрев его. Он тут же пожалел о своих словах, но Робин, похоже, не придал им значения.
Следующий этаж казался меньше и был разделен на комнаты деревянными панелями. Робин провел Гая чередой помещений, где не было ничего, кроме обломков. Один из дверных проемов был закрыт рваной портьерой. Робин осторожно отодвинул ее, прошел в покой, расположенный в центре этажа, и ахнул от ужаса. Гай вбежал за ним в комнату.
На стенах висели богатые гобелены, пол был застелен коврами. В дальнем конце стояла высокая кровать под балдахином, а на кровати... лежал иссохший мертвец.
Робин в ужасе смотрел на мертвого лорда Брэкнбери. Кожа едва покрывала скелет. Топорщились остатки длинных волос и бороды. На мертвеце были богатые украшения, а в пальцах скелет сжимал рукоять меча. Церемониальный меч могли и украсть, но этот клинок был иссечен и зазубрен от долгих лет службы.
Гая вдруг охватило восхищение этим человеком, боровшимся до последнего. Робин не двигался. Он стоял в дверном проеме, разглядывая мертвеца на кровати. По его лицу нельзя было прочесть ни мыслей, ни чувств. Гай считал, что терпеть не может его несносные ухмылки и позерство, но это молчание, этот горящий в глазах огонь... были еще хуже.
— Робин, — позвал он. Все еще было непривычно называть разбойника по имени.
— Нужно подняться выше, — ответил Робин, неохотно отворачиваясь от мертвеца.
— Там что, есть еще спальни? — спросил Гай.
Робин спокойно посмотрел на него. Мерцающее пламя отбрасывало на его лицо дьявольские тени.
— Нет, — ответил он. — Там лорд Брэкнбери держал свое лучшее вино.

Глава IV

Гай с Робином стащили сломанную мебель на второй этаж и свалили в камин. Робин с помощью кресала развел огонь. Они сидели, съежившись, пока огонь не отогрел их уставшие конечности. И, только согревшись, поняли, насколько вымотались. Они ничего не ели с самого утра, но из съестного им удалось найти только последний запас вина лорда Брэкнбери.
Гай приноровился открывать бутылки с вином тогда же, когда выучился держать меч, вести себя с женщинами и разбираться в тонкостях налогообложения и финансов. Когда огонь разгорелся, он с удовольствием показал свое умение Робину.
Отыскав принадлежности, чтобы ворошить дрова и убирать пепел, Гай вытянул длинные щипцы. Они были чугунные, с зазором не больше мизинца Гая. Концы были где-то с ладонь длиной, а длинные ручки создавали хороший рычаг. Довольный Гай сунул щипцы подальше в пламя и снова уселся на скамейку.
— Надо будет похоронить лорда Брэкнбери, — сказал Робин.
— Утром, — отозвался Гай.
— Ага, — ответил Робин, — утром.
Они сидели в тишине, наблюдая, как концы щипцов краснеют, а потом желтеют в середине. Гай обернул ладонь куском ткани, прежде чем вынуть щипцы из огня. Они все еще ярко светились, когда он поднес их к бутылкам. Ловко разведя губки, он обхватил ими тонкое бутылочное горлышко. Щипцы зашипели, соприкоснувшись с холодным стеклом. Он увидел, что стекло промялось, подплавившись там, где к нему прижимался горячий металл, и быстрым движением чисто срезал горлышко бутылки.
Робин сгреб обезглавленную бутылку и выплеснул ее содержимое в два оловянных кубка. На вкус вино казалось густым и отдавало грибами. Может, оно было хорошим, а может — ужасным. Робин и Гай так проголодались, что им было все равно. Они с жадностью выпили вино, и Робин вновь наполнил кубки. Когда Гай срезал горлышко второй бутылки, Робин поднял кубок для тоста.
— Лорд Брэкнбери, — произнес он.
Гай коснулся своим кубком кубка Робина.
— Храбрый был человек, — сказал он. — Боец из тех, что идут до конца.
Робин посмотрел на него.
— Именно, — ответил он.
Они глотнули густого красного вина.
— А ты не такой уж и плохой, — сказал Робин Гаю. — За Гая Гисборна.
— Ладно, — согласился Гай, плеснув вина в свой кубок. — За меня.
Третья бутылка разлетелась вдребезги, залив Гаю вином ноги. Робин покатился со смеху. Ухмыляясь, Гай положил щипцы обратно в огонь и приготовил еще бутылку. В четвертой бутылке — или пятой, смотря как считать — вино оказалось крепким, с осадком. Гай подумал, что оно могло испортиться, но они его все равно выпили. К тому же, ему не хотелось прерывать Робина.
— И ты все время из-бржал такую важ-жную шишку в черной коже, — говорил тот невнятно. — И еще щетина... И при всей твоей угрюмости я знаю, что ты на самом деле вполне ничего. Тебе бы еще расслабиться.
Теперь Гай потерял счет бутылкам.
— Вот что т-тебе надо понять, — сказал, глотая слова, Робин и внезапно упал со скамейки. Он уселся на полу, не очень соображая, что случилось, потом посмотрел на Гая. — О чем я гв-рил?
— Ты... э-э-э... ты говорил, — ответил Гай и нахмурился. — Что-то...
Он старательно направил раскаленные щипцы к горлышку следующей бутылки. Бутылок оставалось всего две. Гай не понимал: они все куда-то подевались, или почему-то ускользают от щипцов? Он тайком взглянул на Робина, убедиться, что тот не устроил какую-нибудь каверзу.
— Вот именно, — решительно кивнул Робин. — Пойми: не каждый сможет командовать бандой таких мужчин, как мои люди. То есть, они не все мужчины. Есть Кейт. Она не мужчина, но дело не в этом. Не будь меня, чтобы ими командовать, случись со мной что-нибудь, что они стали бы делать, а?
Гай кивнул.
— Все верно, на тебе большая ответственность, — сказал он.
— Вот, — отозвался Робин. — Отвст... оств... У меня это самое, что ты сказал. Не то чтобы меня нельзя было заменить и все такое...
Гай слушал вполуха. Оказалось, если закрыть один глаз, то бутылка двигается не так быстро, но трудно держать равновесие, и щипцы тяжелеют. Он закрыл глаз, аккуратно прицелился, крепко обхватил щипцами горлышко бутылки — и опрокинул ее набок. Вздохнув, он положил щипцы обратно в огонь и наклонился за бутылкой.
Но едва он нагнулся, кровь бросилась ему в голову, и комната поплыла перед глазами. Он начал было объяснять Робину, что не так уж пьян, но когда ударился об пол, объяснять что-либо показалось непосильной задачей.

Глава V

Аист наблюдал за ними с окна. Он сидел в гнезде, перебирал перья длинным клювом, и с любопытством смотрел на людей черными глазами-бусинами.
Гай медленно поднял голову, но понял, что зря, и уронил ее обратно. Болела голова, болели зубы, а во рту было ощущение, будто он всю ночь жевал гравий. Об остальных частях тела даже думать не хотелось.
Но совсем уж плохо было от шума. Во-первых, что-то ужасно громыхало позади. Это Робин лежал на спине и храпел во всю мочь. Во-вторых, из-за окна доносились крики и возгласы. Слова путались, и он их не понимал. Он осознавал, что это слова, а не просто шум. Он знал, что ему что-то говорят. Он напрягся, стараясь уловить смысл, и какая-то часть его сбитого с толку мозга поняла, что говорят не по-английски. Кричали и звали по-немецки. И от этого ему окончательно поплохело. Вот он лежит на полу, в страшном похмелье, Робин храпит рядом не в лучшем состоянии, а их настигли наемники.
Они медленно спускались по скрипучим ступеням, прижимаясь к стенам. В голове у Гая бил набат. Желудок сжимался и булькал. Ноги не желали слушаться. Робин трясся рядом, вид у него был ужасный и зеленоватый. Он явно не в состоянии был принять вызов когорты наемников.
Когда они, наконец, выбрались во двор, моросил дождь. Серый дневной свет резанул по глазам. Слышались вопли наемников, барабанивших в замковые ворота.
— Отфарите двери! — кричали они по-английски с сильным акцентом. — Открыффать! Где фы там?!
Гай медленно вел Робина к ступеням, по которым можно было взойти на стену. Так же медленно они поднялись, и Гай не рисковал смотреть вниз. Они доползли до караулки над воротами, частично, чтобы укрыться от людей внизу, а частично — потому, что ползти было проще, чем идти. Приникнув к бойницам, они рассмотрели наемников.
Их было дюжины две — высоких, хорошо сложенных мужчин, выглядящих так, как будто им уже доводилось воевать. Их вопли больно отдавались у Гая в голове.
— Почти все те же, что вчера, — прошептал он Робину.
— Угу, — отозвался Робин. — Мы, должно быть, застали их за чем-то, чего никто не должен знать.
— Или все просто из-за того, что мы их увидели, — сказал Гай. — Отборный отряд наемников старается соблюдать секретность, но вот на кого они работают?
— Можем у них спросить, — ухмыляясь, предложил Робин.
— Можем, — улыбнулся Гай.
— Пожалуй, лучше им не знать, что мы здесь, — сказал Робин.
Гай кивнул и тут же сильно пожалел об этом. Перед глазами взорвались зеленые и лиловые пятна. Он оперся рукой на стену и схватился за цепь, висевшую в сумраке сторожки. Цепь взвизгнула, подаваясь под его тяжестью, и снизу, из-под сторожки, вдруг раздался страшный грохот, а потом вопль ужаса.
Где-то рядом с Гаем зашелся смехом Робин. Он стоял и смотрел в бойницу. Гай подобрался поближе, чтобы тоже посмотреть.
Наемники стояли промокшие насквозь. Цепь высвободила бочку с холодной тухлой водой, которая вылилась на них. Все наемники были покрыты маслянистой вонючей дрянью. Она блестела на их волосах, на коже, одежде, отливая на свету радугой. Наемники в ярости смотрели друг на друга, не зная, как реагировать. Гай видел, как они сжимали кулаки, придумывая, чем ответить на такое, и вдруг все как один издали чудовищный рев.
Робин отошел от бойницы, чтобы осмотреть систему цепей.
— Тут еще две цепи, — сказал он Гаю. — Думаю, у нас есть чем обороняться.
— Погоди, — остановил Гай, прежде чем Робин успел потянуть за вторую цепь. — Это ведь все, что есть.
— Точно, — ответил Робин.
Он выглядел лучше после того, как они нанесли урон тем, кто был внизу. Гай не спускал глаз с наемников, пока те пятились от ворот замка и перебирались по шаткому мостику через реку. Они сгрудились под пологом деревьев, так что он видел только их ноги, но совершенно точно обсуждали, как быть дальше. Было ясно, что они спорят. Что им ужасно холодно и они обозлены.
Потом Гай увидел, как они отступили дальше под деревья, и потерял их из виду. Двое остались сидеть на корточках и, набычившись, следили за замком.
— Они ушли, — сказал Гай Робину, — но выставили караул.
— Значит, скоро вернутся, — отозвался Робин.
— Можем попытаться удрать, — предложил Гай.
— Не в том мы состоянии, чтобы убегать, — ответил Робин. — Они схватят нас, едва мы покинем замок.
Гай кивнул... осторожно. Ему было паршиво, а теперь им придется вступить в схватку с армией.
— Ладно, — сказал он. — Будем тут сидеть.
— Нам надо подготовиться, — сказал Робин.
— Что мы можем против них? — Гай недоумевал. — Нас же только двое.
— Но они этого не знают, так ведь? — ответил Робин. — Нам только надо убедить их не тратить свои силы.
— И как ты это сделаешь? — спросил Гай.
Робин усмехнулся своей приводящей в бешенство ухмылкой.
— Доверься мне.

Глава VI

— Не выйдет, — сказал Гай, когда Робин сорвал мешок с деревянного приспособления у конюшни.
Тем не менее, он помог Робину развернуть его и выкатить во двор. Конструкция изогнулась, когда тяжелые колеса увязли в земле, и Гаю на миг показалось, что эта штука сейчас рухнет прямо на них. Но им все же удалось выкатить ее на открытое пространство. Робин отступил назад, чтобы полюбоваться ею — катапультой.
Вернее, это был требушет, треугольное устройство с длинным брусом, вращающимся на его вершине. На одном конце бруса был подвешен составной противовес, а на другом — широкая парусиновая праща. Было ясно, что все это годами не использовалось.
— Сработает, — гордо сказал Робин. — Я помню, что раньше работало.
— Но требушеты используют при взятии крепостей, — возразил Гай.
— Видел бы ты их в Святой земле, — ответил Робин. — Их ставили на стенах, так что наши осадные отряды не могли приблизиться. Клянусь, в Дамаске была башня шириной ярдов тридцать, чтобы выдержать эту штуку.
Гай покачал головой.
— Нам не затащить это на стену, — сказал он.
— Нет-нет, — отозвался Робин. — Это я для примера сказал. Мы будем кидать на них сверху что-нибудь, чтобы задержать.
— А потом они заскучают и отправятся домой? — съязвил Гай.
— Нет, — ответил Робин, — но они подумают, что нас здесь толпа. И тут мы перейдем ко второй части нашего плана.
— Какой? — спросил Гай.
— Я ее как раз разрабатываю, — сказал Робин. — Идем. Поищем для этой штуки хлам, которым будем в них швыряться.
Следующий час они собирали все, чем можно было заполнить пращу требушета. Было несколько тюков соломы, сохранившихся в конюшне. Были кирпичи и камни. Гай на тачке привез от крепости безголовую статую человека в плаще. Она весила столько же, сколько он сам. Робин тем временем подготавливал массивную катапульту, проверяя веревки и пращу и разговаривая сам с собой — Гай подозревал, что по-арабски.
— Это цифры, — пояснил Робин, когда тот спросил. — Каждый выстрел можно сделать точнее, если все рассчитать.
Гай понимал только простой счет: столько у тебя есть, столько нужно потратить, а столько — взять у кого-то другого.
— Это из сарацинских штучек, которых ты на войне набрался, — фыркнул он.
— Вот увидишь, — сказал Робин самодовольно. Он был занят тем, что подгонял веревки. — Надо опустить груз на сорок пять градусов, — сказал он больше себе, чем Гаю.
Гай оставил его и вернулся в замок. Он хотел забрать полуторный меч мертвого старца, но когда добрался до "усыпальницы", то не смог этого сделать. Он в своей жизни редко сомневался в чем-либо. Возможно, это было влияние Робина, а возможно, он знал, что скажет Робин, и хотел избежать спора.
Так или иначе, он оставил мертвеца покоиться с миром. Вместо этого он пошарил за гобеленами в поисках чего-нибудь полезного и в результате обнаружил в комнате альков, где оказалось оружие: большой лук, старый и неухоженный, но снаряженный, как положено. И единственная стрела.
Солнце подошло к зениту. Работа по перетаскиванию тяжестей помогла Гаю прочистить голову. Он был зверски голоден и, разыскивая груз для требушета, надеялся найти еще и какой-нибудь еды. Что угодно, даже несвежее, стало бы пиршеством, но замковые кладовые были совсем пусты.
Каждый раз, сваливая очередной груз около катапульты, он боролся с головокружением и страхом, что их безумный план не сработает. Даже если они удержат наемников до следующей ночи, без еды им с Робином долго не протянуть. Он почти с радостью думал о схватке, чтобы дать выход последней вспышке ярости, только бы избавиться от этого грызущего чувства голода.
Наконец они услышали топот на шатком мостике снаружи. Робин загрузил камни в пращу требушета и помчался в караулку над воротами. Гай бежал следом, ненавидя его за кипучую энергию и дурацкий восторг от происходящего, но сам при этом чувствовал возбуждение от близкой схватки.
На клочке земли между замком и рекой находилось три дюжины человек. Большинство было в доспехах. Вооруженные мечами и щитами, они выглядели внушительно. Таких превосходных солдат Гай уже давно не видел. Для ноттингемской стражи они были бы серьезными противниками. Вперед вышел мужчина, вероятно, командир, и обратился к закрытым воротам.
— Ми не зобираемзя ваз убиват! — прокричал он замковым стенам. Как все иностранцы, он очень тщательно выговаривал каждое слово. Это прозвучало, словно он в подробностях представлял, как именно будет их убивать. — Отфарите дверь, — сказал он, — и ми ваз пощадим.
Слова повисли в воздухе. Гай смотрел, как Робин вполголоса медленно считает, заставляя наемников ждать. Он не злился на противников, а просто делал все, чтобы как можно сильнее вывести их из равновесия. Гай улыбнулся про себя. Весело наблюдать, как подобные умения применяются на других. Заставив наемников прождать достаточно долго, Робин ответил.
— Катитесь... — крикнул он, — к дьяволу!
Наемники встрепенулись, поглядывая друг на друга. Робин им не показывался, голос его отражался от укреплений, так что они не представляли, сколько дерзких бойцов им противостоит. Они находились снаружи высоких стен и могли только гадать о силах противника. Да, Гай знал, что все это блеф, но по виду наемников можно было предположить, что это сработает. Человек, говоривший ранее, снова выступил вперед.
— Отфарите дверь! — повторил он, на этот раз неувереннее. — И ми ваз пощадим.
— Думаю, больше он ничего по-английски не знает, — сказал Гай.
— Ну, что ж, — отозвался Робин, — становись на позицию, солдат.
Гай кивнул и направился к лестнице. Когда он спустился на несколько ступеней, одна мысль поразила его, и он обернулся к Робину.
— Я тебе не подчиняюсь, — сказал он.
Робин ухмыльнулся.
— Не сказал бы. Иди давай.
Пока Гай бежал по лестнице и через двор, он слышал, как наемник крикнул снова:
— Ми не зобираемзя ваз убиват!
Робин глянул вниз, на Гая, стоящего наготове около требушета. Гай усмехнулся. Робин усмехнулся в ответ.
— Катитесь... — заорал он, — к дьяволу!
И Гай повернул рукоять требушета. Катапульта вздрогнула, праща резко пошла вперед и вверх. Кирпичи и камни, кружась, взлетели в голубое небо, и плавно скользнули за стену замка. Гай потерял их из виду, но слышал глухой стук падения. Наемники завопили, больше от неожиданности: насколько Гай мог судить, никто не пострадал. Но он уже вертел рукоятку, чтобы перезарядить спусковой механизм.
Веревки задрожали, когда он рывком вернул их на место. Когда праща опустилась до пояса, он принялся вновь грузить в нее камни. Руки ныли, поясницу жгло как огнем, но нужно было проделать все как можно быстрее. Наемники снова забарабанили в ворота.
— Вниз на полоборота! — крикнул Робин, когда Гай был готов к новому выстрелу.
Гай сделал, как было велено, подогнав веревки, чтобы противовес падал мягче. Он взглянул на Робина, ожидая сигнала. Робин вглядывался в щель между укреплениями, прижавшись к камням так, что наемники не могли его видеть. Он вытянул руку, чтобы подать сигнал, но медлил, выжидая наилучший момент. Гай напрягся, привстав на носках, готовый сделать следующий выстрел. Робин дал отмашку, и Гай дернул рычаг.
Второй заряд из камней и кирпичей взмыл высоко в воздух и рухнул на стоящих у стены наемников. В этот раз кто-то взвыл скорее от боли, чем от удивления. Гай попал. Они сделали еще выстрел кирпичами и камнями, а затем Гай загрузил тюк соломы. Он добавил камней, чтобы вес заряда был как при последнем выстреле. Робин подал сигнал, и Гай отпустил рычаг.
Праща перевернулась, но здоровенный тюк застрял в парусине. Он вылетел на миг позже, чем камни, неуклюже вращаясь в воздухе. Гай потрясенно следил за происходящим. Тюк тяжело шлепнулся поверх замковой стены и разорвался. Солома мягко ссыпалась наружу, не причинив никому вреда.
— Вверх на полоборота! — закричал Робин, но Гай это уже сам понял.
Он наладил механизм, а затем загрузил в пращу следующий тюк соломы. В этот раз он не стал добавлять камни и дожидаться сигнала Робина. Второй тюк взмыл в синее небо по идеальной четкой дуге. Он достиг верхней точки и, направляясь к земле, начал вращаться. Гаю на миг показалось, что он снова ошибся, и тюк приземлится на их стороне. Но тот исчез за высокими зубцами стены, и он услышал громкий "плюх", когда тюк свалился на наемников.
Времени ликовать не было. Наемники все также шумели у ворот, уже ходуном ходивших в древних петлях. Они были готовы ворваться в крепость. Гай выстрелил еще дважды, использовав последние тюки соломы.
— Готово! — крикнул он Робину, переведя требушет на полоборота вниз, и начал наполнять пращу камнями.
Когда он взялся за глыбу кирпичей, куча вдруг потеряла устойчивость, и на него стала падать безголовая статуя. Гай успел отскочить, и она рухнула в грязь там, где только что была его нога. Он начал уставать и стал невнимательным.
Тем временем Робин вскарабкался в сторожку над воротами. Гай видел, как он тянул за цепи, но они не поддавались. Робин уперся ногами в стену, поднял себя над землей и дернул что было сил. Последовал сильный всплеск.
Наемники закричали, но они ожидали, что вымокнут, и это был крик пренебрежения. Они могли снести и холод, и сырость, и вонь. Они все еще собирались взять этот замок! Но Робин и Гай не зря обшаривали крепость в поисках того, что может пригодиться. Робин, присев на корточки, выудил из кармана кресало. Он пробрался обратно в караулку и прихватил лук и стрелу, раздобытые Гаем. Гай вернулся к своей работе, поглядывая, как Робин высекает огонь. Появилась искра, и конец стрелы занялся. Они обернули наконечник куском ткани, окунув его в то, что нашли.
Половина бочек над воротами была заполнена вовсе не дождевой водой. Робин перебежал в дальний конец укреплений и прижался к камням, глядя через щель вниз, на наемников. Потом стал в арке и поднял лук. Прищурился. Такой взгляд — как у ястреба — Гай видел у него много раз. С безупречным, непревзойденным мастерством он оттянул тетиву к правому уху и выпустил горящую стрелу.
Да, бочки над воротами, которые Робин перевернул на наемников, были заполнены дождевой водой. Но перед этим в них была сырая нефть. От дальнего конца замковых стен донесся рев, и стук в ворота внезапно прекратился. Люди завопили. Гай слышал, как затрещала солома, когда огонь охватил ее.
Он не знал, рассыпались ли тюки соломы от удара или оставались целыми, но между замком и рекой был клочок земли, и там столпилось много наемников. Ему хотелось побежать на стену и посмотреть, что там творится, но они с Робином согласовали план действий, так что он дернул рычаг и новый заряд из кирпичей и камней взмыл в воздух и посыпался на наемников. Он услышал приглушенные удары, но наемники уже рванули через шаткий мост на другой берег реки.

Глава VII

Гаю с Робином рано было праздновать победу. Дела обстояли неважно. У них была пригоршня камней, безголовая статуя и больше ничего, чтобы зарядить пращу. Робин метнулся к конюшне, схватил мешки для зерна и начал было набивать их соломой, но это было бесполезно, и Гай видел, что Робин это понимает.
— Мы здесь — легкая добыча, — сказал Гай. — Надо выбираться.
— За нами погонятся, — ответил Робин. — И сразу схватят. Шансов у нас нет.
— Тогда встретим их здесь, — сказал Гай. — Умрем, сражаясь.
Робин задумался на миг.
— Ну, что ж, — отозвался он. — Ладно.
Гай взял его за плечо.
— Робин, ты должен взять меч лорда Брэкнбери.
— Не могу! — Робин стряхнул его руку.
— Он умер с мечом в руках, — настаивал Гай. — И до последнего вздоха оставался рыцарем. Мы сражаемся за его замок. Он бы хотел, чтобы у тебя был этот меч.
Робин медленно кивнул.
— Может быть, — сказал он. — Но настоящий рыцарь — ты, Гай. Меч должен взять ты.
Гай вздохнул.
— Отлично, пусть я. Может, уже покончим с этим?
Робин усмехнулся.
— Мы еще не все камни извели, — ответил он. — Еще уложим парочку этих ребят.
Гай нахмурился.
— Что ж, это меняет дело.
Долго ждать не пришлось. Наемники выстроились на том берегу реки. Они приволокли таран — огромное дерево, чьи обрубленные ветви можно было использовать как рукояти. Выбить таким тараном ворота было легко. Трое медленно двинулись через шаткий мост и направились к замку. Двое высоких мужчин в доспехах и между ними — третий, худой, в длинном сером плаще с капюшоном.
— Они взяли заложника, — прошептал Гай Робину. — Кого-то из местных.
— Не думаю, — ответил Робин. — Кто бы это ни был, это не пленник.
Гай вгляделся, прищурившись.
— У меня плохое предчувствие, — тихо сказал он.
Третий шел свободно, скрестив на груди руки, и Гай обратил внимание, что наемники следуют за этим безоружным. Тонкие изящные пальцы откинули серый капюшон. Гай и Робин дружно ахнули от изумления. Леди Изабелла Гисборн, новоявленный шериф Ноттингема, встряхнула длинными темными волосами и с кривой улыбкой воззрилась на стены замка. Робин обернулся к Гаю.
— Они служат Изабелле! — прошептал он. — Отлично, все решится в кругу семьи.
— Она собрала собственную армию, — кивнул Гай. Он был потрясен. — Добром это не кончится.
— Что ты собираешь делать? — спросил Робин.
Гай уставился на него.
— Что ясобираюсь делать?
— Ну, это же твоя сестра, — заметил Робин.
Гай открыл рот, чтобы съязвить в ответ, но был внезапно прерван Изабеллой.
— Мне сказали, вы храбро сражаетесь! — выкрикнула она в сторону крепости. — Но вы стреляете соломой! Возможно, это все, что у вас есть.
— Она не дура, — шепнул Гай Робину.
— Значит, это не фамильная черта, — вполголоса сказал Робин.
— Но вы не знаете, против кого сражаетесь! — продолжила Изабелла. — Я — Изабелла Гисборн, шериф Ноттингема. Этой властью наделил меня принц Джон, брат короля. Или вы сейчас же откроете ворота, или будете считаться изменниками.
— Интересно, принц в курсе всего этого? — поинтересовался Гай.
— Что делать-то будем? — спросил Робин.
Гай задумался, удивленный, что Робин готов поступиться авторитетом.
— Можно попробовать как-нибудь отмазаться. Я ее знаю.
— Нельзя, чтобы она узнала, что это здесь мы, — сказал Робин. — Она желает смерти нам обоим.
— Тебе — больше, чем мне, — отозвался Гай, почти улыбаясь.
— Это спорно, — возразил Робин. — Действуем по плану. Используем оставшиеся камни, постараемся их отпугнуть.
— Да не поможет это, — ответил Гай. — Изабелла очень упертая.
— Ладно, уговорил, — усмехнулся Робин. — У тебя есть идея получше?
— Нет, — сказал Гай. — Так что пошли.
Они торопливо сбежали по ступеням во двор. Тем временем Изабелла в последний раз предложила им сдаться. Они пропустили это мимо ушей. Вдвоем они подняли безголовую статую и загрузили в пращу.
— Что ж! — сердито крикнула Изабелла. — Вы не оставили мне выбора!
Робин взглянул на Гая. Оба повернулись к запертым воротам, в которые снова колотили. От ударов по двору замка разносилось эхо, но ворота выдержали. Робин быстро натянул веревки, чтобы компенсировать вес статуи.
— Слишком сильно, — попытался остановить его Гай.
— Она тяжелее соломы, — оттолкнул его Робин.
— Да, — ответил Гай, — но я в тюк с соломой камни добавлял. Ты забросишь эту штуку в реку!
— Я знаю, что делаю, — сказал Робин и повернул рычаг.
Гай отскочил, когда праща свистнула, и статуя взмыла высоко над стенами. Безголовый человек перевернулся в воздухе и исчез за укреплениями. Через несколько секунд они услышали оглушительный всплеск.
— Видишь? — упрекнул Гай.
— Ага, — ухмыльнулся Робин.
— Ты выстрелил впустую, — сказал Гай сердито.
— Думаешь? — ответил Робин.
Ворота продолжали таранить. Петли жалобно скрипели и стонали. Вскоре все должно было закончиться.
— Забери меч, — сказал Гай.
— Ладно, — ответил Робин. — Дай сапоги.
Гай обернулся к нему.
— Что?
— Считай, что совершаешь обмен.
Таран ударил в ворота, и одна петля выломилась из стены. Наемники ликующе завопили, но механизм еще держался. Они с удвоенной силой принялись вновь таранить ворота.
— Нет времени спорить, — сказал Робин. — Давай сапоги!
Глядя на ворота, Гай сделал, как ему было велено. Им нужен был этот меч, и если Робин чувствовал, что должен успокоить дух мертвеца, Гай вынужден был соглашаться. Он прислонился к требушету и стянул сапоги. Тот заскрипел под его весом. Ступни Гая провалились в грязь, и она захлюпала между пальцами. Робин схватил сапоги и помчался в замок.
Гай принялся наполнять пращу оставшимися камнями. Тело у него ныло от изнеможения и голода, но в душе кипела ярость. Они были готовы умереть, он и Робин Гуд, и Изабелла победит их. Но они уйдут, сражаясь, как рыцари из тех историй, что он слышал в детстве.
Многое произошло с Гаем за последний год, весь его мир перевернулся с ног на голову. Но он ни о чем не жалел и был готов к встрече с Создателем. Готов, наконец, обрести покой. Они с Робином умрут, сражаясь, но не друг с другом. Как иногда забавно все складывается.
Робин выскочил из замка и помчался к нему через двор. Гай изумленно уставился на него.
— Ты забыл меч! — воскликнул он.
— Нет, — ответил Робин. — Я его нарочно оставил.
Таран снова ударил в ворота, и еще одна петля вырвалась из стены. Ствол еще и оставил большую вмятину в створке, почти сквозную. Робин подобрал мешки, которые начинал набивать соломой, и быстро опустошил их.
— Убирай камни из пращи, — велел он.
Гай практически оцепенел. Он начал выбирать из пращи камни, кидая их на грязную землю. И тут, к его изумлению, Робин сам забрался в пращу.
— Иди сюда, — сказал он. — Будем выбираться. И принялся натягивать мешок на ноги.
— Ты шутишь, — сказал Гай. — Из этого ничего не выйдет!
— Это шанс, — ответил Робин, и натянул мешок на плечи, так, что торчала только голова. — Все лучше, чем иметь дело с этой сворой.
Гай оглянулся на ворота. Дерево раскололось. Сквозь щели были видны ноги наемников. В следующий миг он обнаружил, что уже залезает в пращу к Робину.
— Завернись, — сказал Робин, протягивая ему другой мешок. Гай, прижатый к Робину, пытался засунуть в мешок босые грязные ноги. Праща колыхалась и раскачивалась под их весом, словно они сидели в гамаке.
— Постараемся все сделать правильно, — сказал Робин, дотягиваясь до веревок. — Мы весим где-то... на пять стоунов больше, чем статуя, да?
— Или на шесть, — ответил Гай и обернулся на треск, донесшийся от ворот.
Таран пробил ворота, во все стороны полетели обломки, и пыль, и щепки.
— Слишком поздно, — пробормотал Робин и внезапно рванул рычаг.
Желудок Гая подскочил вверх, когда они с Робином взмыли в небо. Он успел увидеть, как далеко внизу наемники вбежали во двор, а потом крепко зажмурился. Парусина не давала ему пошевелиться, и даже заорать он не мог. Они поднимались все выше и выше, на них сильно давил воздух.
Затем Гай почувствовал, как они замедлились, и земля начала притягивать их. Из легких вышибло воздух, а потом он падал, переворачивался снова и снова, и падал. Он решился открыть глаза на мгновение и увидел яркое небо, потом кроны деревьев, потом землю далеко внизу, потом снова небо. Услышал, как Изабелла отдает приказы наемникам, велит обыскать крепость. А потом он свалился в воду.
Река была быстрой, холодной и глубокой. Гай позволил ей принять себя, радуясь, что падение было мягким. Но затем он начал тонуть, ведь руки и ноги были опутаны мешковиной. Вода затекла ему в рот и в ноздри, пока он старался выпутаться. Он ударился о дно и почувствовал, что его засасывает ил. Он вытянул из мешка руку и попробовал освободиться, но из-за голода и усталости сил у него не было. А затем чья-то рука схватила его за запястье и подняла со дна. Гай бил ногами, пытаясь стряхнуть мешок.
Робин выдернул его на поверхность, и он вдохнул холодный воздух. Легкие горели от боли, но его охватила радость от того, что он жив. Они уцелели. Вопреки всему, они уцелели.
Река быстро несла их вокруг замка и прочь от него. Они отдались течению, слишком усталые, чтобы бороться с ним. Робин рвано, тяжело дышал. А затем до них долетел вопль ужаса. Наемники в замке истошно вопили от страха.
— Стойте! — услышали они крик Изабеллы. — Стойте! Что вы там увидели?
Робин и Гай были уже намного ниже по течению. Они успели заметить, как дюжие наемники что есть мочи мчатся по шаткому мосту.
Затем река повернула и унесла Робина с Гаем в лесную чащу. Гай развернулся в воде, чтобы посмотреть на Робина. Робин, бледный, измученный, привычно усмехался.

Глава VIII

Они плыли по течению примерно с полчаса, чтобы оказаться подальше от замка и перевести дух. Потом медленно выбрались из воды — руки и ноги не желали слушаться. Пока они лежали на берегу, солнце грело их, высушивая мокрую кожу. Гай улегся на спину, раскинув босые ноги. Наверное, он бы даже поспал.
— Надо идти, — сказал Робин. — Найти что-нибудь поесть и обувь для тебя.
— Что за спешка? — отозвался Гай, хотя и был зверски голоден.
— Надо добраться до Ноттингема, — серьезно ответил Робин. — Предупредить об армии, которую купила себе Изабелла.
Гай сел.
— Ладно, — сказал он, — но сначала — еда и обувь.
— Конечно, — Робин поднялся на ноги. — Но это может занять время. Я понятия не имею, где мы.
Они долго брели через лес, ступая осторожно, так как Гай был босиком. Солнечный свет пятнами пробивался сквозь листву над ними, но они замерзли и устали, их одежда до сих пор была мокрой. Гая трясло от усталости. Но они продолжали идти.
Они наткнулись на просеку, проезд был расчищен от деревьев так, чтобы грабителям негде было укрыться. Робин не знал, в какую сторону идти, поэтому они просто удалялись от реки. На дороге были глубокие колеи от тяжело груженых телег и карет. Они шли бок о бок, каждый по своей колее. Гай стер ноги до волдырей, но он был слишком горд, чтобы жаловаться.
— Кто-то проехал тут около часа назад, — Робин указал на следы в грязи.
Это были следы лошадиных подков — одной лошади.
— Быстро ехал, — заметил Гай. — Отпечатки далеко друг от друга.
— Похоже, мы на почтовом тракте, — сказал Робин. — Значит, впереди должна быть почтовая станция.
Эта мысль приободрила их. Они продолжали двигаться через лес, держась дороги. Солнце стояло высоко, согревая их, обжигая щеки. Было около полудня, может, чуть позже, но Гай был так изнурен, словно целый день вкалывал на каторге. Наконец они вынырнули из леса и увидели пологий склон обработанной земли.
Большой двухэтажный дом стоял у дороги там, где она уходила в лес. Подобравшись к окну, Робин и Гай уловили вкуснейшие запахи. Робин пошарил в карманах.
— У тебя деньги есть? — спросил он Гая.
Гай проверил карманы.
— На еду не хватит, — сказал он.
Робин кивнул.
— Ну и ладно, — сказал он, озорно подмигнув. — Заскочим, поглядим, чего можно взять.
— Я думал, ты наоборот, отдаешь, — сказал Гай неодобрительно. — Разве не так?
— Нужда заставляет, — ответил Робин. — Потом вернемся и отдадим долг.
Гай вслед за Робином крадучись обогнул дом. Через окно он увидел длинную комнату, на пятачке перед стойкой теснились столы. Это была таверна. Он почти почувствовал в запекшемся, пересохшем рту вкус пива.
Они пробрались к задней двери. Робин замер, глядя на дверь, и прислушался. Гай не услышал изнутри никаких звуков. Он огляделся. Во дворе на веревках висело чистое белье. Судя по нему, здесь были как минимум две женщины и один мужчина. Около кучи свеженарубленных дров — большой топор. Значит, мужчина здоровый, боеспособный, предположил Гай.
Они решились войти в дом. Гаю странно было ощущать ковер под босыми израненными ступнями. Ноздрей коснулся манящий запах: на огне готовилось мясо. Он хотел хоть чего-нибудь, любой еды, но этот аромат был просто божественным.
— Так, — прошептал Робин, оборачиваясь к Гаю. — Не надо им знать, что мы здесь, так что...
Слова застряли у него в горле. Он давно жил в лесу, инстинкты и слух у него были обострены, поэтому он раньше Гая услышал, что кто-то направляется к ним по коридору. Гай приготовился бежать, но Робин поступил по-своему. Он поднялся в полный рост, разведя руки, чтобы показать, что безоружен.
В комнату вошла женщина. Ее густые темные волосы были стянуты на затылке, открывая круглое, как у совы, лицо с высокими округлыми скулами. Видимо, она работала, простое платье было в пятнах и в муке. Она испугано вздрогнула, увидев двух оборванных мужчин в своем доме, но затем моргнула, узнавая.
— Э-э-э... — сказал Робин. — Добрый день, мэм.
Женщина добродушно усмехнулась.
— Робин Локсли, — сказала она. — У тебя всегда были прекрасные манеры.

Глава IX

Они сидели у огня, с кубками, и с наслаждением пили пиво. Гай чуть не подавился первым глотком темного эля, словно тело уже оставило надежду когда-либо поесть. Они сидели, измученные и израненные, и молчали, пока женщина не вернулась с двумя мисками дымящегося рагу.
— Дебора, ты ангел, — сказал Робин, набрасываясь на еду.
— Еще чего, — ответила она с усмешкой.
Гай ел, борясь с желанием смести все разом, заставляя себя медленно глотать каждый кусок. Как бы голоден он ни был, он не забыл, как себя вести в присутствии дамы. Робин ел жадно и прикончил свою порцию до того, как Гай проглотил пару ложек. Дебора сходила на кухню и вернулась с полным доверху чугунком.
— Люблю мальчиков с хорошим аппетитом, — сказала она.
Поев, они уже были в состоянии все объяснить, но Дебора и так знала Робина прежде. Она работала у лорда Брэкнбери, когда Робин был там на обучении. Она слышала все, что о нем говорят, о его жизни в лесу, обо всех его выходках. Многие не верили и половине того, что о нем болтали, но Дебора помнила его подростком, который был просто ходячей катастрофой, поэтому не сомневалась, что все это правда.
— И как вас сюда занесло? — спросила она. — Пришли засвидетельствовать почтение?
Робин внимательно посмотрел на нее.
— До нас дошли слухи, — сказал он, — об армии наемников, солдат с континента, и мы решили сами взглянуть.
— Ой, да, — ответила Дебора. — Были они тут, немцы, кажись. Прямо как медведи.
— Это плохо, — сказал Гай. — Нужно вернуться в Ноттингем и предупредить людей.
Дебора пожала плечами.
— Не волнуйся, голубчик, — сказала она. — Я слыхала, что они отправились домой.
Робин и Гай переглянулись.
— Откуда ты знаешь? — спросил Робин.
Дебора улыбнулась.
— У нас час назад останавливалась леди, такая важная. Требовала свежих лошадей, чтобы ехать дальше. Сказала, что возвращается в Ноттингем.
— Изабелла, — в один голос произнесли Робин и Гай.
— Ну, она не назвалась, — сказала Дебора. — Но у нее был разрисованный пергамент — говорит, от принца Джона. Я взяла с нее денег и дала ей лошадь.
— Но прежде, чем уехать, она упомянула о наемниках — сказал Робин.
— Ну, да, чего-то такое она сказала, — ответила Дебора. — Я спросила, все ли у нее хорошо. Видели бы вы, как она злилась. "Неприятности с мужем?" — спросила я. А она ответила, что с людьми, которые не выполнили обязательства. Вроде какие-то люди ее предали и сбежали домой.
— Что? — рассмеялся Гай. — Они ушли? Почему?
Дебора подмигнула.
— Ну, это же ты тут босой, — сказала она. Вот ты мне и скажи.
— Не понимаю, о чем ты, — ответил Гай.
Дебора повернулась к Робину, но он в ответ только улыбнулся.
— Я же говорю, они тут пьянствовали, — сказала Дебора, — немцы эти. Мы им порассказали про это место, про то, что случилось с бедным лордом Брэкнбери и его сыном.
— И о том, что в замке якобы водятся призраки? — спросил Робин.
— Может, и так, — с невинным видом ответила Дебора. — Та леди сказала, что они суеверные придурки, — обратилась она к Гаю, — и решили, что сражались с мертвецом.
— Они увидели тело на кровати, — ответил Гай.
Дебора печально кивнула.
— Мы не знали, что он здесь, — тихо сказала она. — Я пошлю мужа посмотреть, не беспокойтесь.
— Но почему они решили, что сражаются с мертвецом? — спросил Гай.
— Они гнались за одним человеком, — ответила Дебора. — Они шли по его следам, и даже ее милости пришлось признать, что в замке больше никого не было, и выбраться из него было невозможно. Они нашли только мертвеца, а рядом с его кроватью...
— Мои сапоги, — изумленно проговорил Гай.
— Твои сапоги, — подтвердил Робин.
Гай глотнул еще эля.
— Они решили, что замок оборонял призрак, — сказал он.
— Получается, что так, — ответил Робин, усмехаясь.
— Я не знала, что и подумать, — сказала Дебора. — Думала, может, они и правы, пока вы не объявились, а ты еще и босиком.
— Так ты сразу это замышлял? — недоверчиво спросил Гай.
— Не-а, — ответил Робин. — Придумал под конец, чтобы запутать их и сбить с толку. И сработало, так ведь?
Гай откинулся в кресле, недоуменно качая головой. Он глотнул еще эля и понял, что улыбается. Они не только обнаружили отряд наемников, но и прогнали их. Хотел бы он взглянуть на Изабеллу, когда рассказывала все это Деборе. Одна эта мысль стоила всех трудностей, которые они с Робином преодолели. Робин повернулся к Деборе.
— Мы сами туда вернемся, — сказал он ей. — Похороним лорда Брэкнбери как полагается и выручим сапоги Гисборна.
Дебора кивнула.
— Молодец, — сказала она. — Мне так жаль, но никто из тех, кто видел это место, не осмеливается туда вернуться. Если бы мы только знали, что он до сих пор там...
— Он бы не принял вашу помощь, — ответил Робин. — Он был слишком горд и предпочел остаться.
По щеке Деборы скатилась слеза.
— Но это так несправедливо, — вздохнула она. — Все, что с ним случилось, и что он ничего не мог с этим поделать. Он не мог больше бороться.
Робин взял ее за руку.
— Дебора, — сказал он, глядя ей в глаза. — Я понятия не имею, чего хотела Изабелла с этими наемниками, она способна на все. Но, как бы то ни было, лорд Брэкнбери остановил их, как будто он сам действительно с ними сражался. Он жил, выполняя свой долг, и сегодня он его выполнил тоже. Ему бы это понравилось.
Гай неловко заерзал. Ему всегда было тяжело принимать искренность Робина, но он видел, что тот хоть немного утешил женщину, приютившую их. Робин умел взывать к лучшим чувствам людей. Дебора улыбнулась сквозь слезы.
— Ах, — сказала она, вытирая нос рукавом. — Ох, да, ему бы это понравилось, точно. Старый греховодник повеселился бы от души.

скачать видео с прошитыми субтитрами и текст, .WMV, 180 Mb

скачать видео с прошитыми субтитрами и текст, .AVI, 130 Mb

скачать видео с внешними субтитрами и текст. AVI, 102 Mb

архив .doc

архив .rtf

архив .fb2

архив .epub

@темы: Фанфики, Робин Гуд, Клипы, Гай Гисборн

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Под сенью Шервудского леса

главная