16:49 

Возвращение домой.

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Название: Возвращение домой.
Персонажи: Гай Гисборн, сэр Роберт Вэйзи, шериф Найтон и др.
Размер: мини
Статус: закончен
Жанр: приключения
Рейтинг: R
Дискламер: персонажи принадлежат правообладателям, никакой материальной выгоды не преследую.
Описание: действие происходит за некоторое время до событий, показанных в сериале. Выросший и выдавший сестру замуж сэр Гай Гисборн решается посетить место, которое когда-то было его домом – Ноттингем. В придорожной таверне он знакомится с сэром Робертом Вейзи, который сопровождает в Ноттингем королевского посланника: у казны претензии к шерифу Найтону.

Хронологически это приквел к моему фанфику «Однажды осенью», хотя атмосферно он получился совсем иным.

Гай осмотрелся по сторонам. Местность казалась ему лишь смутно знакомой, как и должно было быть: они с сестрой покинули Ноттингем и Англию больше десяти лет назад. Он покидал эти места с проклятиями и с клятвой: однажды вернуть себе то, что у него отобрали. С тех пор прошло много лет, он повзрослел, он получил свой меч… и ему приходилось уже пускать его в дело. Святая земля не принесла ему ничего, кроме нескольких ранений и отвращения к пустыне. С некоторых пор Гисборн был уверен, что ад это вовсе не сковорода, на которой черти поджаривают грешников, не пылающая геенна огненная, ад – это пустыня. Бесконечная, безжизненная, враждебная.
Он помотал головой, чтобы прогнать наваждение. Да, вокруг снова зеленели знакомые английские луга и долины, в ручьях и реках было полно воды, а люди в домах, хоть и не пылали к нему христианской любовью и милосердием, но и не пытались без промедления лишить его жизни.
Гисборн надеялся добраться до Ноттингема до захода солнца, но неверно рассчитал время, и ночь застигла его в небольшой придорожной таверне, на расстоянии пары часов пути до города.
Ужин был сносным, вина, которые пили в Англии, ему не слишком нравились, но этим вечером он выпил намного больше обычного, почти не чувствуя вкуса. Он жаждал встречи с Ноттингемом и боялся её. В детских мечтах его возвращение было совсем другим: он представлял, как отправляется в Святую землю и одерживает там множество славных побед. Сам папа благословляет его, а король, в знак признательности и благоволения дарует ему титулы и земли, в числе которых и Ноттингем. Конечно, чем старше он становился, тем яснее становилось, что всё это бесплодные мечтания. Но родной край продолжал манить, хотя сейчас, оказавшись совсем близко, Гай не испытывал никакой радости. Раздражение, пожалуй, беспокойство, хотя он ни за что никому не признался бы в этом. Но следовало всё же покончить с этим раз и навсегда, и завтра он это сделает.
Гай допил очередной стакан и махнул рукой трактирщику. Тот подскочил и почтительно склонился, ожидая приказаний господина.
- Еще один кувшин. Надеюсь, этого хватит за всё? – Гисборн кинул монету и понял по довольным глазам трактирщика, что хватит. Денег оставалось в обрез, и обычно он был скромнее, но сегодняшний вечер был исключением из правил.
Он и в самом деле собирался уже идти наверх. Вина было выпито много, в голове шумело, и Гай не заметил, как в таверне, за одним столом с ним появились еще двое богато одетых путников. В одном из них легко можно было узнать королевского посланника, второй же, судя по одежде и манере держаться, был дворянином средней руки.
- Мой мальчик, не будете ли вы против, если мы нарушим ваше уединение? – масляный тон незнакомца и приветливая улыбка не вязались с жестким взглядом, и от этого противоречия Гаю стало не по себе.
- Господа. – Гисборн приветственно махнул рукой. – Располагайтесь.
Трактирщик моментально принёс еще мяса, горячего, только что с вертела, очередной кувшин вина.
Согревшись и утолив первый голод, вновь прибывшие представились. Первый оказался, как и понял Гисборн по его знакам отличия, королевским посланником, сэром Ричардом Варреном, второй же, сэр Роберт Вейзи, сопровождал его по собственному желанию.
- Ходят слухи, - многозначительно подняв палец, улыбнулся он, - что в Ноттингеме не спокойно. Шериф Найтон… не всё с ним чисто, мой мальчик, так говорят, а просто так говорить не будут. Так значит, ты уехал из Ноттингема несколько лет назад?
- Еще ребёнком. – Кивнул Гисборн. Он долго ехал, много выпил, и ему хотелось спать.
- Значит ты должен знать молодого графа Хантингтона?
Взгляд Гисборна стал колючим.
- Возможно.
- И Найтонов…
- Их я не помню.
- Понятно, мой мальчик. Я смотрю, ты не настроен беседовать о прошлом. Это правильно, молодежь должна смотреть в будущее… оставить прошлые дела нам, старикам.
- Он не может помнить Найтонов, - Королевский посланник покивал головой. – Шериф Найтон ходил в Святую землю, именно там он отличился перед королем, который поставил его шерифом. Это произошло вскоре после того, как юный Хантингтон осиротел и его землям потребовался мудрый управляющий.
Вэйзи криво улыбнулся и аккуратно отпил из бокала.
- Должно быть, именно шериф Ноттингемский привил молодому графу такую любовь к отечеству и нашей святой вере.
- Во всяком случае, они ладили. – Покивал головой посланник. – Полностью вступив во владения, граф поддерживал добрые отношения с шерифом, а у казны никогда не было претензий к этим землям. До недавних пор…
- Вот именно, что! – Назидательно поднял вверх указательный палец Вейзи. – И я бы не был так уверен, что и раньше все было хорошо. Возможно, гладко, возможно, сходило с рук… сами понимаете кому…
Он понизил голос, так что последние слова Гисборн еле расслышал. Сэр Ричард недовольно указал на Гая подбородком и сухо произнёс:
- Всё это пока что только предположения, сэр Роберт. Не стоит обсуждать их в присутствии посторонних лиц, дело идет о рыцарской чести.
- О, да, Варрен. – Физиономия Вэйзи снова расплылась в лисьей улыбке, а потом Гисборн провалился в тяжелый, похмельный сон.
Когда он проснулся, яркое полуденное солнце уже ярко светило ему прямо в лицо, на лбу выступил пот, а в висках бухал кузнечный молот. Гисборн кое-как натянул куртку и спустился вниз. Трактирщик ухмыльнулся, глядя ему в спину, но потом поставил перед рыцарем кружку чего-то мутного, бурого и отвратительно пахнущего.
- Попробуйте, мой господин, я уверяю вас, что это вам поможет! Но только надо пить всё сразу, залпом.
В первый момент у Гисборна перехватило дыхание, а потом ему показалось, что в пищеводе и желудке разгорелось адское пламя. Он закашлялся, на глазах выступили слёзы, почти не глядя он схватил кружку, которую подсовывал ему трактирщик, приговаривая, что это водица, и осушил залпом. Пожар приутих. Кузнечный молот тоже. Мысленно изучив своё состояние, Гай понял, что чувствует себя вполне сносно и даже сможет сейчас вскочить в седло, а наглый трактирщик, ухмылку которого он вполне успел заметить, останется жив и с барышом.
Его без проблем пропустили в город, а затем и в замок. Привратник проводил его к дверям зала, в котором шериф принимал посетителей и почтительно остановился в нескольких шагах позади.
- Не надо беспокоиться, сэр Эдвард. - Услышал Гисборн, остановившись на секунду у двери. Говорящего он узнал, это был Варрен, с которым он разделил ужин накануне вечером. – Я здесь именно для того, чтобы во всем разобраться.
- А какое отношение к королю имеет этот?.. – Незнакомый голос выражал возмущение и обиду.
- Подбирайте выражения, шериф! – Это уже сэр Роберт. – Я представляю верное короне дворянство…
Гисборн понял, что не может просто так стоять и слушать и постучал. Неприятная беседа с его приходом прервалась, и незваные гости отошли чуть в сторону, предоставив сэру Эдварду возможность переговорить с вновь прибывшим. Несмотря на очевидное расстройство, шериф принял его радушно и предложил остановиться в замке. Гай не вдавался в подробности своего визита: он коротко упомянул, что жил в этих краях в детстве. А теперь решил посетить родные места перед тем, как найдет место, где служба его меча будет оплачена добрым английским золотом. Шериф хлопнул его по плечу, заметив, было, что в Ноттингеме всегда много дел, но потом оглянулся на собеседников и, нахмурившись, попросил его извинить за неотложные дела.
- Я буду рад еще увидеть вас до отъезда, сэр Гай. – Он снова улыбнулся, но улыбка была рассеянной, словно мыслями шериф уже перенёсся куда-то в другое место.
Оставив свои немногочисленные пожитки в спальне, которую ему указали слуги, Гай вышел проехаться по окрестностям. Он сам не понял, как оказался у Локсли… На том самом месте, где пылал когда-то пожар, уничтоживший не только дом и ценности, но и его детство. На месте пепелища не стали ничего строить, холм зарос полынью и вереском. Гисборн спрыгнул с коня, выпустил из рук повод, забыв о том, что коня бы надо хотя бы стреножить. Сладкий удушливый запах полыни, казалось, пропитал не только весь воздух вокруг, но и душу. Гай растерянно стоял на вершине холма, а в голове проносились картины, образы, они манили, пугали, бередили старые, казалось бы забытые раны.
- Гай! – Вдруг произнёс кто-то совсем рядом и Гисборн был благодарен этому голосу, вырвавшему его из ожившего мира собственных кошмаров. – Клянусь Иисусом, Гай Гисборн!
Он медленно повернул голову: рядом с ним стоял парень приблизительно его возраста, одетый весьма скромно, то ли йомен, то ли вовсе крестьянин из состоятельной семьи. За такое обращение к рыцарю простолюдин мог заплатить очень дорого. Те, кто знал сэра Гая Гисборна, вряд ли осмелились бы на такой рискованный шаг. Гисборн продолжал разглядывать смельчака с весёлым удивлением, когда в памяти шевельнулось полузабытое воспоминание.
- Ральф… - Уже полностью подчинив себе свои чувства, спокойно улыбнулся Гисборн. – Остался таким же рисковым, как и был.
Ральф действительно был тем, кто мог рассчитывать на снисхождение. Сын Эммы, кормилицы маленьких Гисборнов, он был товарищем по детским играм. Когда они бежали из Англии, именно Роджер Мельник, дядя Ральфа, помог им добраться до маленькой гавани на берегу, убедил капитана небольшого судна, взять их на борт и передал Гаю небольшую сумму, которой хватило, чтобы добраться до тетки. Гай Гисборн протянул Ральфу руку.
- Сэр Гай, - Ральф насмешливо склонил голову, - прошу прощения, что оговорился.
- На первый раз прощаю. – Полушутя, полусерьёзно кивнул Гай. – Как Эмма, жива? Как Роджер Мельник?
- Мельник теперь его сын Том. – Всего на секунду улыбку сменила болезненная гримаса, но Гай успел заметить. – И я не знаю ничего о его здравии. А мать жива, не бедствует и будет рада добрым вестям о вас обоих… ведь маленькая леди Изабелла…
- С ней всё нормально. – Гай ждал этого вопроса, поэтому голос его не дрогнул. – Она замужем.
Они еще какое-то время разговаривали. Гисборн поведал вкратце о тех годах, что они провели у тётки и о том, как был посвящен в рыцари, как отправился было в Святую землю, но его сеньор скончался от лихорадки в первый же месяц пребывания там и Гисборн решил вернуться на родину. Ральф слушал его рассказ почти не моргая и восхищенно присвистывая, и Гаю это восхищение даже немного льстило. Потом рыцарь упомянул о том, что в Ноттингеме он на пару дней, а может быть уедет уже завтра. Здесь, на месте давнего пепелища, Гисборн отчетливо понял, что его никто и ничто здесь не ждёт.
- Я рад, что встретил тебя до отъезда.
- Соблаговолит ли господин оказать честь нашему скромному дому и разделить с нами вечернюю трапезу? – Вдруг выдал Ральф. Он улыбался всё так же дерзко, чуть набычившись, но Гаю показалось, что он с волнением ждёт ответа.
- Да, Ральф. Я помню тех, кто делает мне добро. – Для убедительности Гай даже кивнул.
- Тогда я предупрежу мать, чтобы она приготовила ужин, достойный доброго рыцаря. Надо ли проводить вас, сэр Гай, или вы?..
- Я помню, где дом Эммы. – Тепло улыбнулся Гисборн.
Он поднял повод коня, спокойно щипавшего траву в десятке шагов от них, и направил его шагом в замок. На душе потеплело.
В замке первый, на кого он наткнулся, был непонятный Вейзи.
- Гай, смотрю, тебе не терпелось повидать знакомые места. – На лице Гисборна, очевидно, отразилось неудовольствие выбранной для разговора темой, так что он поспешил сменить её. – Не составишь ли мне компанию за кувшином вина?
- Боюсь, что нет. У меня вечером дело и я тороплюсь.
- Всего лишь несколько минут. Это в твоих интересах, Гисборн, ведь как я узнал, когда-то твои родители владели частью земель совсем рядом с Ноттингемом…
Гисборн с досадой спросил себя, сколько же он успел рассказать этим двоим о себе тогда, в таверне. Но окончание того хмельного вечера он не мог вспомнить, как ни старался.
- Ну, хорошо, пойдемте.
Расположившись в кресле, Вэйзи наполнил два кувшина вином до краёв и предложил тост за процветание Ноттингема. Гисборн кивнул, но вино лишь пригубил и поставил на стол.
- Итак, ты мог догадаться, что посланник короны здесь неспроста. – Начал Вейзи таким тоном, словно рассказывал сказку, жмурясь от удовольствия. – Дело в том, что за Ноттингемом и окрестными землями замечены недоимки по налогам. Сэр Эдвард, конечно, всё отрицает, но, полагаю, скоро он лишится головы, это вопрос времени. Улики неопровержимы.
Гисборн продолжал выжидающе смотреть на Вейзи, ничем не проявляя своего интереса, но долго не продержался.
- Зачем вы мне об этом рассказываете? – Не выдержал он. – Меня с Ноттингемом ничего не связывает, я понял это и завтра планирую покинуть город. Возможно, дальше на севере я найду покровителя, который примет меня на службу, оставаться здесь мне претит. Сэр Эдвард показался мне честным и достойным доверия дворянином, а улики… - Гисборн поднял со стола бокал и, коротким движением махнул в сторону собеседника, потом пригубил, потом закончил фразу, - мы ведь понимаем, как легко, скажем, подтасовать улики. Передёрнуть карту другую и - voila – всё видится уже не таким, какое есть на самом деле.
Сэр Роберт довольно улыбаясь откинулся на спинку стула, потирая руки.
- Потрясающе! Я определённо рад, что наши пути пересеклись именно здесь и именно сейчас! Нет, когда я заинтересовался Ноттингемом, я тщательно изучил всё, что касалось Хантингтонов и Гисборнов, я в курсе трагедии, случившейся много лет назад, когда ваши уважаемые родители погибли. Я знал, что ты выдал замуж сестру, а затем твой след затерялся, но я даже не представлял, что ты окажетесь в нужное мне время, в нужном мне месте.
- К чему вы ведёте? – Раздраженно спросил Гисборн. Разговор начал его утомлять.
- Ты тот, кто придаст некой законности моим притязаниям на пост шерифа Ноттингемского. – Блеснул глазами Вейзи и скромно потупился. – Сэр Эдвард очень скоро будет смещен за казнокрадство. Уж очень много из собранного им не дошло до казны. Его дальнейшая судьба меня мало интересует. Лично я буду выступать за виселицу, учитывая его прошлые заслуги и юную красавицу дочь. Ты её еще не видел? Рекомендую, прекрасный, хотя и дикий цветок. От графа Хантингтона уже слишком давно нет вестей из Святой земли, чтобы надеяться на благополучный исход. А ты… В документах, попавших ко мне, нет ясности, по какой причине вы с сестрой были лишены земель, многое погибло при пожаре… Но ведь есть право крови! И по этому праву вы можете просить корону вернуть вам земли ваших родителей.
Гай неожиданно усмехнулся и спросил:
- А если я пойду сейчас к сэру Ричарду и обо всем ему расскажу?
Выражение лица Вейзи претерпело несколько кардинальных изменений: от добродушного удивления несговорчивостью собеседника к ехидному удовольствию от собственной предусмотрительности.
- Как ты думаешь, кому поверят: ничем не подтвержденным словам нищего безземельного мальчишки, или свидетельствам уважаемых людей, подкреплённым весомыми доказательствами? Я давно нацелился на это место, мальчик, я долго плёл эту сеть и теперь птичка в неё попалась. Судорожные её трепыхания только затягивают сеть еще туже, но конец будет таким, какой задумал я! - Кулаки Вейзи сжались в коротком жесте, которым охотники сворачивают шеи еще живой дичи. - Ты можешь быть мне полезен, поэтому я предлагаю тебе присоединиться ко мне, обещая взамен собственную помощь. Но и без тебя у меня достаточно влияния, чтобы стать шерифом Ноттингемским.
- Отлично. Значит, мой отказ никак не повлияет на ваши планы, сэр Роберт.
Гисборн ждал вспышки гнева, но на лице собеседника снова разлилась масляная улыбка:
- Я редко ошибаюсь в людях, а сейчас я уверен, что ты поймешь свою выгоду и присоединишься ко мне в самое ближайшее время. Даю тебе время подумать до завтра.
- Завтра утром я планирую покинуть Ноттингем. Надеюсь, что навсегда.
- Посмотрим, Гисборн.
- Всего хорошего, сэр Роберт.
Отделавшись от Вейзи, Гисборн поднялся в отведённую ему комнату, собрал свои немногочисленные вещи и приготовился отбыть рано утром. Он не хотел принимать участия в том, что задумал сэр Роберт, но и бросаться на защиту сэра Эдварда тоже не спешил. Он уже успел прочувствовать на себе, что значит попасть между молотом и наковальней и не собирался высовываться.
В доме Ральфа и его матери его встретили более чем радушно: Гисборн видел, что ради него на стол выставили самое лучшее, и от этого ему было немного не по себе. Из короткой утренней беседы с Ральфом он успел понять, что тот не ладит с родственниками, поэтому расспрашивать о них не стал. Он рассказал еще раз об их с Изабеллой детстве Эмме, о том, как он очутился в Ноттингеме после гибели своего сеньора от лихорадки, о том, что завтра на рассвете собирается покинуть город. При этих словах Ральф странно посмотрел на свою мать, та опустила глаза в пол.
- Не возьмёте меня с собой? - Спросил парень, впрочем, без особой надежды в голосе. - Мы здесь с трудом сводим концы с концами. Может быть вам нужен слуга?
- Я бы с радостью, - с искренним сожалением ответил Гай, - но в данный момент я едва могу прокормить себя самого. Если говорить начистоту. Как только я устроюсь где-нибудь, я могу прислать за тобой...
- Ну да, ну да, - покивал Ральф безо всякой уверенности в голосе.
Гай еле заметно пожал плечами и сделал еще глоток вина. Эмма выставила на стол целое блюдо сладких лепешек, политых медом. Гисборн съел одну, еще немного побеседовал с Ральфом о чем-то совсем не важном для них всех, потом встал, собираясь уходить, но ноги вдруг перестали его слушаться и он упал обратно на стул, а в следующее мгновение его покинуло и сознание.
Он очнулся в темноте и понял, что лежит где-то в подвале, где сыро и пахнет тыквой и кислым молоком, а руки за спиной крепко связаны. Гисборн попытался было хотя бы ослабить узлы, но крепкие верёвки впивались в локти, запястья и не давали пошевелиться. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем, заскрипев, открылась дверь, и Гай увидел свет.
В темной фигуре, поставившей фонарь на пол, рыцарь узнал Ральфа.
- Что происходит? - В горле пересохло, и голос звучал хрипло.
- Очнулся уже. - Без выражения произнёс Ральф и ткнул его в бок мыском деревянного башмака. - Ладно, даже если будешь орать, никто не услышит. Погреб глубокий, да и от соседей наш дом далеко.
- Что ты задумал?
- Убью тебя и заберу твоего коня и оружие. Назовусь сэром Гаем Гисборном, отправлюсь в Святую землю. Суди сам: мы ведь похожи, одного возраста, а ты никому не нужен и ни с кем близко не знаком.
- Но есть же Изабелла, мои родственники...
- Сыновья тётки, которые тебя чуть не пинком выгнали после замужества твоей сестры? Очень ты им сдался, наследство с тобой делить. Сам рассказал, что они дождаться не могли, пока её замуж выдадут, а тебя попросят. Нет, я всё здорово придумал: пробуду там подольше, опыта поднаберусь... Я видел, какими люди оттуда возвращаются: родная мать узнать не может, ни то, что сестра! - Ральф помолчал, как будто снова что-то прикидывая и просчитывая. - Ты же сам всем рассказал, что оставаться здесь не хочешь, а больше тебя никто не хватится ни здесь, ни где бы то ни было еще.
- А твоя мать поддерживает твой план? – Спросил, помолчав, Гисборн. Умирать было обидно, особенно здесь, в Ноттингеме, но Ральф уже достал из ножен его собственный меч и попробовал пальцем лезвие. Улыбнулся.
- Нет, конечно, трясется, как курица. Но доносить не побежит, не надейся. За такое всю деревню вырежут... только никто не узнает! Всё так сложилось удачно! Я ведь даже по-французски немного знаю. Твоя мать вас с Беллой учила, а я рядом бегал и запомнил кое-что.
- А убить-то сумеешь? - Вдруг усмехнулся, обретая хладнокровие Гай, и снова попытался ослабить верёвки. Шансов мало, но неужели он не сможет переиграть этого крестьянина?!
- Да не сложнее кабана, поди. - Ральф неумело взмахнул пару раз мечом.
Гисборну удалось чуть приподняться и посмотреть на Ральфа. Верёвки не поддавались, а Ральф уже развернулся к связанному и поднёс меч к шее, примериваясь.
- Да, я смогу! - убеждая себя, прошептал Ральф несколько раз. - Смогу!
Он замахнулся, но в этот момент Гай собрал все силы и рванулся с колена вперёд и вверх, врезавшись головой в солнечное сплетение противника. Это было отчаянно и, в общем-то, бесполезно: рыцарь понимал, что сейчас Ральф поднимется на ноги и ударит. Возможно, сопротивление еще и оказало ему дурную услугу: в первый раз в жизни ударить мечом связанного и безоружного сложно... в драке проще. Гисборн помнил это по себе. Но не попытаться он не мог и сейчас он откатился назад и, повернувшись лицом к противнику, поднялся на одно колено. Ральф, потирая голову рукой, второй сжал покрепче меч, сделал шаг вперёд, занося оружие, но сзади него мелькнула какая-то тень и он осел на землю, закатив глаза и выронив меч из рук.
В узкой полосе света появились щегольские носы кожаных сапог сэра Роберта Вэйзи.
- Хорошо, что ты отвлёк его, мальчик мой. - Он бросил полено, которым огрел Ральфа по голове, поднял меч и принялся разрезать верёвки. - Эта старая лестница такая скрипучая. Но, скажи на милость, как же ты так глупо попался?
- Сэр Роберт, я...
- Да-да, я знаю, ты мне очень благодарен. И, в благодарность, теперь ты не откажешься выполнить мою маленькую просьбу?
Гисборн тёр освобожденные запястья, пытаясь вернуть подвижность затекшим конечностям и одновременно выгадать время на раздумья.
- Не разочаровывай меня, Гай. - Вэйзи почти по-отечески положил ему руку на плечо, а второй поднёс фонарь к лицу, вглядываясь в глаза. - Ты ведь понял, кто твой настоящий друг? Черни верить нельзя! А вот мы, люди благородного происхождения, должны помогать друг другу.
- Сэр Роберт тоже из знати.
- И среди доброго стада попадаются паршивые овцы! - Наставительно ухмыльнулся сэр Роберт и полез вверх по лестнице. - Пошли отсюда.
Выбравшись наверх он обернулся и выжидательно уставился на вылезающего Гисборна.
- Итак, ты со мной?
- Сэр Роберт, - Гисборну не нравилось, что его загоняют в угол, но теперь он был обязан этому странному неприятному человеку. Однако можно было попытаться пойти на компромисс. - А почему вы уверены, что Найтон намеренно воровал казённые деньги?
Вэйзи прыснул.
- А что же, по-твоему, можно сделать это случайно?
- Ну, он стар. Может быть, обманывали и его? Ведь кто-то из его доверенных лиц мог злоупотребить своим положением и перехватывать отправляемые ценности, зная, когда и где их везут!
- А ты сообразительный молодой человек! Это твоё условие? Ты присоединишься ко мне, если Найтон отделается простым смещением? Думаю, кстати, что и Варрену этот вариант понравится больше. Не знаю почему, но он не верит в окончательную виновность Найтона. А ведь я столько сделал... чтобы её подтвердить.
- Да, именно так. - Сказал Гисборн, понимая, что влипает в то, от чего следовало бы держаться подальше. Вейзи и его двусмысленные заявления ему не нравились, не смотря на обещание вернуть ему владения родителей. Но теперь, когда тот спас его жизнь, личные симпатии потеряли важность.
- Договорились. - Широко улыбнулся Вейзи. - У меня нет к Найтону никаких персональных претензий. Пусть живёт и благодарит тебя.
- Вы собираетесь предать эту информацию широкой огласке? Как вы себе это представляете?
- И в самом деле! Боюсь, он никогда не узнает, чем тебе обязан. Ну, что ж, жду тебя завтра утром в приемной шерифа. Нам с королевским посланником надо будет многое обсудить. Сэр Эдвард не приглашен, пусть отдыхает. - Вэйзи рассмеялся собственной шутке и добавил совсем другим тоном, от которого Гисборну стало не по себе. - С этими, надеюсь, разберёшься сам?
Гисборн кивнул. Дождался ухода Вейзи, поднял меч, подержал его в руке немного, глядя на лаз в погреб, потом убрал в ножны. Он достал лестницу, бросил её на землю и накрыл лаз доской, потом подтащил тяжелую кадку и водрузил сверху - теперь выбраться снизу самостоятельно стало задачей практически невозможной, потом он зашел в дом.
В кухне, у стола, не зажигая свечи, сидела Эмма. Во всём её облике было столько отчаяния, что Гай почувствовал, как ярость, бушевавшая в нём, утихает.
Услышав, как скрипнула дверь, она поднялась, обернулась, увидела Гисборна, и вскрикнула, прижав руки к груди:
- Живой! - Сделала шаг вперёд и тут же отошла назад.
Гай глубоко вздохнул, пытаясь справиться с владеющими им чувствами. Глядя на её лицо и, особенно, в глаза, он видел, что она искренне рада тому, что он жив и в безопасности и отчетливо понял, что свершить правосудие уже не сможет.
- А про него не спросишь? - Он постарался спросить ровным тоном.
Эмма опустила глаза.
- Он жив?
- Пока да.
- Он затеял недоброе. Я просила его... Я надеялась, что он не сможет. - И потом так тихо, что Гисборн скорее прочитал по губам, чем услышал. - Пожалуйста!..
Гай, презирая сам себя, негромко произнёс:
- Он в погребе. Можешь его выпустить. Бери что можешь ценного и уходи. Сейчас. Если я когда-либо встречу вас, больше не пожалею.
Она кивнула:
- Спасибо, мальчик мой.
Коснулась руки, осторожно, опасливо. Он не отстранился, но и не ответил.
Гисборн быстро вышел из дома и вскочил в седло. В голове еще шумело, но до замка он доехал без приключений.
Он сделал выбор, хотя не был уверен в его правильности. Но теперь предстояло сражаться под выбранным знаменем, и он был к этому готов.

@темы: Шериф Вейзи, Фанфики, Гай Гисборн

Комментарии
2013-12-03 в 18:01 

Merelena
Debes, ergo potes
DivianaИнтересная версия знакомства Вэйзи и Гая.
И почему-то меня бы не удивило, если бы милорд лично подговорил Ральфа напасть на Гисборна. Хотя так ли уж ему нужен был ненароком приблудившийся безденежный рыцарь, вопрос весьма спорный))) Кстати, если вспомнить, в первых сериях РГ у Вэйзи был другой помощник - некий коренной афроангличанин, которого Гисборн убил в серии "Кто стрелял в шерифа".

замеченная очепятка

2013-12-03 в 22:16 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Гисборн понял, что стоять дальше и постучал в дверь.
Пасиб, поправила, в этот раз без беты.

Кстати, если вспомнить, в первых сериях РГ у Вэйзи был другой помощник - некий коренной афроангличанин, которого Гисборн убил в серии "Кто стрелял в шерифа".
Он мог позже появиться в Ноттигеме. Тогда и ревность Гисборна понятно - был один "правой рукой", а тут появились соперники ))) Если честно, давно не курила канон, надо освежить в памяти (если будет свободное время).

Хотя так ли уж ему нужен был ненароком приблудившийся безденежный рыцарь, вопрос весьма спорный))
Ну, грязную работу Гисборн выполнял вполне себе. За исключением поимки РГ :)

И почему-то меня бы не удивило, если бы милорд лично подговорил Ральфа напасть на Гисборна.
Вот у меня тоже мелькала такая идея уже после того, как текст "написался". Уж очень высоко замахнулся Ральф. Явно не обошлось без "советчика".

2013-12-03 в 22:38 

Larimir81
"Порой безумие - это не трагедия. А стратегия выживания. Порой... это победа" Л.М.Буджолд
Интересно :)

2013-12-04 в 17:19 

Merelena
Debes, ergo potes
ревность Гисборна понятно - был один "правой рукой", а тут появились соперники )))
Вполне себе вариант)))

Вот у меня тоже мелькала такая идея уже после того, как текст "написался".
чувствуется знакомый коварный почерк :)

2013-12-05 в 11:30 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Larimir81, спасибо :female:

2013-12-05 в 21:49 

Larimir81
"Порой безумие - это не трагедия. А стратегия выживания. Порой... это победа" Л.М.Буджолд
Diviana, Пожалуйста! Надеюсь, я способствую Вашему вдохновению :shy:

2013-12-14 в 21:33 

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
И почему-то меня бы не удивило, если бы милорд лично подговорил Ральфа напасть на Гисборна.
Да, в общем, эта версия напрашивается.
Спасибо, хороший рассказ.

2013-12-15 в 13:29 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
Мари Анж, спасибо!
:)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Под сенью Шервудского леса

главная