Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:43 

Король умер или "Да здравствует Король!" (продолжение от 27.03.16)

Merelena
Debes, ergo potes

Автор: Merelena

Название: «Король умер, или "Да здравствует король!"»

Персонажи: барон Вэйзи шериф Ноттингемский, сэр Гай Гисборн, леди Мэриан, Робин Локсли граф Хантингтон, а также прочие сопутствующие личности

Размер: пока миди макси

Рейтинг: PG-13

Жанр: Драма, юмор, приключения и пр.

Дискламер: на чужих персонажей и полную историческую достоверность не претендую :)

Саммари: просто возможный вариант развития событий


то, что было написано раньше и далее

Отзывы читателей приветствуются, включая мнение :ubej:


запись создана: 10.06.2010 в 15:00

@темы: Шериф Вейзи, Фанфики, Уилл Скарлет, Робин Гуд, Мач, Маленький Джон, Леди М., Конкурс «А в этой сказке было все не так», Джак, Гай Гисборн, Алан Э'Дейл

Комментарии
2015-08-07 в 01:08 

Merelena, какая прекрасная глава! :hlop: Браво:) Как всегда радуют детали быта (и медицинских услуг)), чрезвычайно нравится описание двух взглядов на произошедшее, и очень трогают герои. И Гаюшка, так мило возликовавший тому, что Мэриан жива, уже, гляди-ка, переживает за то, каким он перед ней предстал, и упрямится совсем канонично))) И Мэриан пользуется своей возможностью рулить самостоятельно, не по указке того же Робина, и команды отдаёт. Позабавил Алан. Робин, кстати, вышел очень симпатичным, далеко не во всех фиках даже можно его таким увидеть. И на Мэр не давит, и о Гизборне справляется.
Хочется отдельное спасибо ещё раз сказать за всю боевую компанию. Шикарны, правда, и отрадно, что у Гая всегда теперь есть поддержка. Он не совсем deprived of love... Может, теперь он не будет повторять свои ошибки)

2015-08-07 в 17:42 

Merelena
Debes, ergo potes
Kaisla Не оценить эту компанию невозможно :) К тому же в ограниченном пространстве им так или иначе придется общаться.

Nocheblanca :) Без деталей быта никуда. А Мэриан вроде бы и в каноне почти всегда рулила самостоятельно. Когда это она на Робина оглядывалась?)))
Что до Робина, так он у нас никогда не был букой. В ВВС-шном сериале, я имею в виду. К тому же они ведь у меня уже пересекались с Гисборном, так что есть повод справиться о здоровье :)

2015-08-07 в 20:18 

Merelena, вот-вот, именно что у вас, автор, всё канонично!) И очень живо и ярко, точно сериал смотришь)) Я когда-то долго выискивала-вычитывала фикр по РГ на английском, так вот, вканонные персонажи там не часто встречаются. Мэриан то походит на современную девицу, идущую по наклонной, то обожающую Робина настолько, что со временем позволившую ему отдавать команды "из лучших побуждений". И Робин кое-где ненавидит Гая настолько, что перегибает палку, хотя каноничный Робин иной))

2015-08-07 в 21:02 

T-K.Grimm
— Ты зачем это сделала? — Что из того, что я сделала, зачем?
«точно сериал смотришь))»
Вот да, есть именно такое ощущение, благодаря характерам основных героев))

2015-08-08 в 18:36 

Merelena
Debes, ergo potes
Nocheblanca
T-K.Grimm

Значит творческий процесс пока не вышел из под контроля )))

2015-09-03 в 20:22 

Merelena
Debes, ergo potes
Что-то я опять разленилась... Целый месяц уже прошел.

Поблизости от Кастельно

- Мы несказанно разочарованы! - Сиятельный принц изволил гневаться, изливая лучи своего недовольства на оказавшихся поблизости соратников.
Оные соратники стеснительно переминались с ноги на ногу, опустив очи долу, и благоразумно помалкивали, не желая привлекать к себе ненужное высочайшее внимание.
- Значит, «мышь не проскочит»? – Вкрадчиво поинтересовалось в пространство его высочество, лениво постукивая кончиками холеных пальцев по крышке инкрустированного изящной янтарной мозаикой секретера. Ласковый прищур сюзерена не сулил подчиненным ничего хорошего.
Барон Вэйзи, в недавнем прошлом шериф Ноттингемский и обличенный властью единоличный управитель вверенного ему графства, а ныне один из ближайших советников принца Иоанна, втянул голову в тощие плечи и попытался спрятаться за широкой спиной стоящего впереди вояки.
Увы, прикинуться ветошью не удалось. Его высочество прищелкнул пальцами и многообещающе улыбнулся, выделив Вэйзи из скромно потупившейся команды приближенных. Рыцари и бароны, как и разбавлявшие избранное общество фламандцы, с готовностью расступились, освобождая дорогу намеченной жертве.
Шерифу Ноттингемскому оставалось лишь клясть про себя злую судьбину и повиноваться.
- Сир? – Барон склонился перед его высочеством в почтительном поклоне. Увы, в последнее время упражнять гибкость позвоночника приходилось куда чаще, чем того бы хотелось.
- До нас дошел слух, будто вы непочтительно отзывались о нашей матушке, - обманчиво скучающий тон, разумеется, не мог ввести в заблуждение никого мало-мальски знакомого с его высочеством. Тем более он не мог заставить обмануться шерифа Ноттингемского, освежевавшего и съевшего на придворных интригах не одну собаку.
- Как можно, милорд! Я бы не посмел!– Не замедлил ужаснуться Вэйзи, неприязненно кося на стоящего поблизости Бломберга. Впрочем, любителей понаушничать в этом гадюшнике хоть отбавляй, а посему удивляться осведомленности принца не приходилось.
Его высочество вопросительно вскинул бровь, требуя продолжения.
- Смею предположить, - пока барон сыпал титулами и любезно расшаркивался, его изобретательный ум лихорадочно работал, подыскивая подходящее случаю и при этом не слишком вызывающее объяснение. В конце концов доверенный советник принца удрученно покачал головой:
- Боюсь, наши косноязычные друзья, - Шериф Ноттингемский не отказал себе в удовольствии ткнуть пальцем в командира фламандских наемников, - превратно истолковали мой призыв не упустить корону, принадлежащую вашему высочеству по праву.
- Как это? – младший отпрыск герцогини Аквитанской искренне заинтересовался.
- К несчастью, - Барон поднял вверх указательный палец, и тут его настиг приступ неконтролируемого вдохновения - один из тех, что неизменно вызывали благоговейный трепет у толпы добропорядочных горожан, собиравшихся по воскресным дням вокруг эшафота во дворе Ноттингемского замка.
Отличные были деньки, надо сказать.
Шериф торжественно возвысил голос, так что его услышали не только присутствующие в зале нобили, но и подслушивающая за дверью челядь.
- К несчастью, - многозначительно повторил он, - слова «crone» и «crown*» для варварского уха звучат почти одинаково, но смысл, заложенный в них, отличается также, как небо отличается от земли!
Его высочество ненадолго задумался, беззвучно шевеля губами и покачивая головой в такт каждому произнесенному про себя слогу.
- Забавно, - к немалому облегчению Вэйзи, все еще не до конца уверенного в своей удаче, тон сюзерена смягчился, а на лице появилась приличествующая случаю дежурная улыбка. Вместе с принцем захихикали и одобрительно зашелестели окружающие. Как и следовало ожидать, большинству присутствующих в зале укол в адрес фламандских союзников пришелся по душе.
Впрочем, и шериф Ноттингемский поставил бы за это на кон свой любимый золотой зуб, единственным обстоятельством, до сих пор мешавшим почтительному сыну назвать дражайшую родительницу своенравной старой каргой, было давнее опасение лишиться наследства в виде герцогской короны и прилагавшихся к ней плодородных долин прекрасной Аквитании.
- А теперь к делу, - Его высочество нетерпеливо прищелкнул пальцами, распуская собрание, и вальяжно откинулся на спинку походного кресла, более всего напоминающего слегка уменьшенную копию королевского трона, украшавшего главный зал лондонского Тауэра.
После того как большая часть сэров попроще скрылась за дверью, в холле ратуши, приспособленном под нужды его высочества, уже мнящего себя величеством, остались лишь избранные персоны, облеченные особым доверием принца. Среди сих достойных мужей оказалось немало таких, кому почивший в бозе Ричард, оттоптал не одну больную мозоль, готовясь к походу в свои палестины. Теперь все эти бароны и благородные пэры, рассчитывали вернуть утраченное, делая ставку на Джона. Если не каждый второй, то уж совершенно точно каждый третий из них привел с собой по превосходно экипированному отряду, насчитывавшему до полусотни рыцарей. Это обстоятельство казалось тем прискорбнее, что за бароном Вэйзи вассалов не числилось, а те никчемные людишки, которых он притащил за собой в Витрэ, предпочитали теперь держаться в стороне, выступая в качестве вольных наемников.
К собственному неудовольствию Вэйзи впервые за добрый десяток лет оказался в этой блестящей компании на положении бедного родственника. Кое-кто из приближенных принца всерьез считал, что его, шерифа Ноттингемского, включили в круг избранных исключительно за былые заслуги перед его высочеством.
Конечно же, действительное положение вещей было куда сложнее, чем то казалось некоторым недальновидным пэрам, привыкших размахивать мечом, вместо того, чтобы использовать по назначению собственные мозги, но благосклонность принца и впрямь была не лишней для тщательно взлелеянных планов барона.
Увы, пока Фортуна к нему не благоволила и, говоря по правде, милорду Вэйзи уже порядком надоело наблюдать, маячащий перед своим носом, широкий зад сей капризной леди.

- Сир, замок хорошо укреплен. Без подготовки взять его невозможно, - Оказывается, пока барон предавался грустным размышлениями, этот выскочка Бломберг уже что-то старательно нашептывал на ухо Джону, задумчиво выбиравшему между гроздью иссиня-черного винограда и грудой спелых персиков, лежащих перед ним на блюде.
- Стоит им понять, что мы настроены решительно, как они сами согласятся на переговоры! – Едва заметив свое упущение, шериф незамедлительно встрял в разговор. Что бы ни утверждал этот наглый фламандец в присутствии принца, барон Вэйзи считал своим долгом это оспорить и по возможности выставить в самом невыгодном свете.
- Прежде чем это произойдет, под стенами крепости погибнет половина моих людей, - хмуро парировал Бломберг.
«Тогда оставшимся придется заплатить ровно вполовину меньше», - про себя согласился с ним барон, а вслух ядовито заметил:
- Если бы его высочеству требовались причитания, вместо ваших хваленых пехотинцев сгодилась бы и кучка плакальщиц.
К удовольствию шерифа Ноттингемского капитан фламандцев пошел пятнами. Ни кротостью нрава, ни ангельским терпением Бломберг не отличался, однако расчет барона оказался верен: в присутствии его высочества даже этот нагловатый проходимец предпочитал держать себя в руках. Прочие же советники благоразумно выжидали, не без интереса наблюдая за не первый день тянущимся противостоянием терьера и лиса.
- Вам известна наша преданность, сир, – На этот раз Бломберг прищелкнул каблуками и склонил голову, приложив к груди сжатую в кулак руку. К досаде барона, жест получился весьма эффектным. - Мои люди выполнят любой приказ вашего высочества.
- Конечно, - Принц рассеянно кивнул, в конце концов сделав непростой выбор в пользу румяного бархатистого персика. Тем не менее, его высочество не преминул напомнить, что именно по вине нерасторопных подчиненных фламандского капитана герцогиня Аквитанская, а вместе с ней и любимый племянник его высочества оказались за стенами замка.
- Полностью во власти заговорщиков! Введенные в заблуждение лживыми посулами! – Застонал принц, весьма правдоподобно имитируя смятение. Спелый персик, безжалостно сплющенный царственной дланью, растекся сладкой лужицей по пальцам и бархату камзола, а его высочество, на время позабыв о постигшем его горе, брезгливо смахнул остатки несчастного фрукта на пол.
В ответ на обвинения сюзерена Бломберг смиренно потупился, признавая свою вину.
Что ж, на этот раз найти козла отпущения оказалось несложно. Говоря по правде, мало кто мог подумать, что мысль запросто проехать мимо расположившейся на постой армии может прийти кому-то в голову. И уж тем более никто не ожидал, что нарушителем спокойствия окажется сама герцогиня Аквитанская собственной персоной.
Джон был даже более других уверен, что маменька давно и прочно засела за стенами Кастельно, заполучив в единоличное распоряжение внука, назначенного Ричардом себе в преемники. Вне зависимости от обстоятельств, старший из сыновей леди Элеоноры неизменно оставался любимчиком герцогини, младший же с завидным постоянством не вызывал у родительницы ничего кроме раздражения. Этот прискорбный факт в немалой степени способствовал и тому, что Аквитанская львица сделала выбор в пользу внука, едва узнав о существовании завещания.

-----------------------------------------------------
* Crown (анг.) [kroun] – корона, в отличие от crone [krōn]- старуха, старая карга.

2015-09-03 в 20:24 

Merelena
Debes, ergo potes
Между тем, принц сдаваться не собирался, а посему среди рыцарей и баронов, сопровождающих его высочество в походе, с некоторых пор упорно ползли слухи о том, что некий английский граф, приговоренный в Святой земле к смерти за покушение на короля и сумевший не без содействия сообщников избежать заслуженной кары, завладел королевской печатью, составив с её помощью документ, назначающий наследником престола несовершеннолетнего королевского племянника Артура.
Продолжив чудовищный список преступлений перед короной, злокозненный граф, так искусно втерся в доверие убитой горем королеве-матери, что сумел убедить престарелую леди в подлинности подложного завещания. Разумеется, все это было проделано исключительно из корыстных побуждений, с тем чтобы занять место опекуна и регента при малолетнем короле.
Что это означало для Джона? Сущий пустяк - пока обманутая заговорщиками леди Элеонора находилась в Кастельно, её нелюбимый отпрыск мог на законных основаниях осаждать замок, добиваясь справедливого возмездия для убийцы брата.
Барон Вэйзи, не сдержавшись, хмыкнул: явление герцогини Аквитанской под стенами Кастельно едва не спутало его высочеству карты. Окажись эта деятельная дама в лагере принца, повод для осады и штурма стал бы для сподвижников принца не так очевиден. Ведь большинство из них пребывало в уверенности, что следует за законным наследником престола Англии.

- Милорды! – Младший отпрыск Элеоноры Аквитанской, произнося свою речь, имел вид одухотворенный и решительный. – Как ни тяжело нам было принять решение, мы пришли к выводу, что штурм замка - единственный способ в корне пресечь мятеж, а также вызволить нашу матушку и племянника из лап заговорщиков.
Благородные пэры и иже с ними принялись многозначительно переглядываться. К несчастью, авторитет принца среди сопровождавших его баронов по-прежнему не дотягивал до непререкаемого.
- Сир, - с молчаливого согласия прочих членов совета, голос подал де Бург, о котором милорду Вэйзи было известно лишь то, что он является лордом Коннахта – медвежьего уголка где-то на западе Ирландии, – Не следует ли нам направить в замок переговорщиков? Что если барон де Казнак, такая же жертва обмана как и герцогиня Аквитанская?
- Мы подумаем о такой возможности, сэр Уильям, - Джон одарил давнего соратника любезным кивком и благосклонной улыбкой.
А вот чему бы барон Вэйзи ничуть не удивился, так это тому, что улыбкой дело и ограничится. Решительно настроенного сюзерена вовсе не прельщала перспектива вторично упустить любимого племянника, ставшего помехой на пути к трону. В отличие от простодушного сэра Уильяма, шерифу существующий расклад был известен во всех подробностях.
Кстати, помимо приятного волнения от ощущения собственной значимости, осведомленность добавляла и существенный повод для тревоги. Будучи человеком здравомыслящим, милорд Вэйзи не поставил бы на признательность его высочества и жалкого пенни. Что поделать, он сам грешил тем же - безымянные холмики ноттингемского погоста - последнее пристанище глупцов, считавших будто обладание чужими секретами пойдет им на пользу, лучшее тому доказательство.
Увы, девиз - «многие знания – многие печали», равно как и «меньше знаешь, лучше спишь», при всей их актуальности, мало подходили деятельной натуре барона Вэйзи, а потому ему оставалось лишь держать ухо востро на случай, если принцу, паче чаянья, вдруг придет в голову избавиться от излишне осведомленного подчиненного, когда порученная тому миссия подойдет к завершению.
Надо сказать, указания Джона, которыми тот завалил своих советников, были не лишены здравого смысла и даже более того - довольно практичны. Видимо военные штрудии, кои так уважал добрый король Генрих, оказались не совсем бесполезны для его младшего отпрыска. Вопреки плохо скрываемым опасениям Бломберга и тайным надеждам милорда Вэйзи, в планы его высочества не входила бездумная потеря людей и героический штурм крепостных стен с одними лишь крюками и приставными лестницами.
Вместо этого капитану фламандцев было велено приступить к строительству требуше и сбору камней для метательных снарядов, в то время как прочим надлежало занять позиции по периметру замка, окончательно отрезав осажденных от остального мира.
Разумеется не были оставлены без внимания и окрестности Кастельно – части доблестной рати под руководством молодых, рвущихся в бой командиров, предстояло совершить рекогносцировку местности. Благо с приближением войска лишь немногие из окрестных пейзан, прихватив с собой ценный скарб, успели сбежать в близлежащий лес или же укрыться за стенами хозяйского замка, а потому ревизия разбросанных по долине деревушек сулила пройти не без пользы для поиздержавшегося в пути обоза.
Слово сюзерена закон для вассалов, к тому же тугая мошна способна привязать подчиненных даже лучше торжественных клятв и уверений в вечной любви и преданности.
Покуда его высочество в роли ставленника короля и старшего брата исправно собирал с подданных налоги, серебро у него водилось в избытке, а значит не было и недостатка в обожателях, союзниках и последователях. Чтобы ситуация не поменялась и впредь, требовалась самая малость – избавиться от засевших в Кастельно смутьянов, чтобы вредоносный слух о новоявленном преемнике Ричарда, не вышел за стены замка и не пошел гулять по обширным владениям Плантагенетов.
Сами стены неплохо было бы сравнять с землей в назидание будущим возмутителям спокойствия, но принц Джон, не по доброте душевной, а исключительно из практических соображений, согласился отдать Кастельно тому из благородных сэров или даже командиров наемников, кто более других отличится при штурме. Заявление его высочества добавило предприятию азарта.
Владения семейства де Казнак, как ни крути, небольшой, но весьма лакомый кусочек, а посему барон Вэйзи небезосновательно полагал, что желающих поучаствовать в гонке будет немало. Взять хотя бы этих убогих фламандцев – разве хоть один из них, будучи в здравом уме, откажется поменять пропахший плесенью домишко в каком-нибудь захудалом Брюгге на собственный замок в живописнейшем уголке Аквитании?
Вооруженные указаниями начальства и вдохновленные новыми заманчивыми перспективами, подчиненные потянулись к выходу. Впрочем, довольны остались далеко не все. Наметанный глаз шерифа Ноттингемского выделил в покидающей зал процессии с полдюжины лордов, не испытывавших должного энтузиазма по поводу распоряжений его высочества. Одни, вероятно, считали, что их не ценят сообразно достоинствам, другие были озабочены возросшим соперничеством в стане сподвижников принца, третьим же, к коим относился и тишайший лорд Коннахта, казалось, что следует приложить больше усилий к тому, чтобы уладить вопрос престолонаследия миром.

- Увы, - Печальный голос принца прозвучал как отражение собственных наблюдений милорда Вэйзи. – Никто из этих людей не любит нас по-настоящему.
- К сожалению, сир, - С подходящей случаю вселенской скорбью подтвердил шериф Ноттингемский.
- А вы, барон? Вы нас любите? – Требовательно вопросило его высочество.
С той поры как Джон присоединился к ним в Витрэ, без этой сакраментальной фразы не обходилось и дня, а потому милорду Вэйзи вовсе не требовалось становиться пророком, чтобы угадать, как будут развиваться события дальше. Так уж было заведено, что вслед за выяснением степени лояльности собеседника, следовало высочайшее поручение, неудача в исполнении которого приравнивалась к государственной измене со всеми вытекающими из этого прискорбного факта последствиями.
- Всей душой, сир! – Без промедления откликнулся барон, с готовностью растянув губы в верноподданническом оскале. Если бы только кто-то знал, насколько осточертел ему этот самовлюбленный высокородный болван…
Хотя, нет, болваном его высочество никогда не был. Какие бы пороки, истинные или мнимые, ни приписывала молва младшему братцу покойного короля, скудоумие в их число не входило. И забывать об этом не следовало для своего же блага.

- Вы проливаете бальзам на нашу израненную душу! – Принц прикрыл глаза, с видимым удовольствием подставляя бледное лицо солнечному лучу, с трудом пробившемуся сквозь засиженные мухами слюдяные витражи зала городских собраний. – Буквально пару минут назад нам в голову пришла мысль о некоем задании, которое мы можем доверить лишь человеку исключительной преданности. Такому как вы, Вэйзи.
Последнюю фразу его высочество произнес с усмешкой, пристально разглядывая застывшего в ожидании подчиненного.
- О каком задании? – Шериф Ноттингемский с удивлением поймал себя на том, что пальцы его правой руки зажили собственной жизнью, выбивая тревожную дробь о предплечье левой.
- Терпение, барон, - Младший сын Элеоноры Аквитанской, на время отбросивший привычную жеманную маску, вызывал у милорда опасений куда больше, чем то бывало обычно. – Скоро вы все узнаете. Но для начала скажите, как обстоят дела у нашего ученого друга?

2015-09-03 в 20:26 

Merelena
Debes, ergo potes
Как обстояли дела у облаченного в сутану мелкого проходимца, которого барон рекомендовал его высочеству как мастера каллиграфии, Вэйзи не имел ни малейшего представления, однако это ничуть не мешало ему искренне надеяться, что в данный момент негодяй кормит рыб в одной из многочисленных заводей Дордони.
Увы, знать обо всем наверняка мог только господь бог, который не имел привычки ставить милорда в известность относительно своих планов и намерений.
Сказать по правде, шериф Ноттингемский давно подозревал, что пронырливый писака вместо того, чтобы заниматься порученным ему делом – а именно корпеть над слегка подправленной копией небезызвестного документа, водил его за нос и искал способ улизнуть из ловушки, в которую угодил по собственной же жадности.
До идиота в конце концов дошло, что он не протянет и дня после того как задание будет завершено. Последние две недели, находящийся под бдительным присмотром стражи писец, выискивал всевозможные предлоги, чтобы затянуть дело. Он жаловался то на подпорченный молью пергамент, то на катастрофическую нехватку свежих квасцов и ничем незаменимых чернильных орешков*.
Черт бы их побрал, эти дурацкие орешки – милорду Вэйзи едва ли не лично пришлось карабкаться за ними на с трудом отыскавшийся в окрестностях Кастельно пробковый дуб, зараженный этой дрянью.
К большому сожалению барона Вэйзи, для того чтобы закончить работу надлежащим образом, негодяй должен был оставаться более или менее целым. Впрочем, после того как заглянувший в каморку писаки милорд пообещал начать лично откручивать мерзавцу пальцы на ногах, чтобы ускорить процесс выполнения высочайшего поручения, писец сдался и принялся выводить на пергаменте затейливые каракули.
Работа продвигалась вперед споро, все складывалось самым наилучшим образом.
Шериф Ноттингемский пребывал в этой счастливой уверенности ровно до тех пор, пока нынче поутру не обнаружил пожитки, разбросанные по углам писарской коморки, опустевший пюпитр и распахнутое настежь подслеповатое окошко с открывавшимся из него превосходным видом на Дордонь.
Так и не законченная копия завещания, провозглашавшего младшего брата короля его законным наследником и преемником на троне Англии, сиротливо валялась на полу, брошенная вместе с дырявыми подштанниками проходимца, посмевшего жестоко обмануть доверие милорда Вэйзи, и, что гораздо печальнее, ожидания его высочества принца Иоанна.
Как и следовало предположить, исправно стоящая на часах стража не заметила ровным счетом ничего.
- Дык, это… - Здоровенный дылда в замызганном гамбезоне развел руками, с удивлением оглядывая опустевшее жилище. – Все тихо было. Только под утро сом под окном плеснул, да утка крякнула, а потом опять тишина.
- Идиот, - В сердцах сплюнул шериф Ноттингемский, не имея возможности подпрыгнуть настолько высоко, чтобы наградить олуха звонким подзатыльником.


- Сир, все улажено, - Мужественно сдерживая предательскую дрожь в коленях, многозначительно сообщил барон Вэйзи, в очередной раз за утро склоняясь в почтительном поклоне. Очевидным бонусом полусогнутого положения стала возможность скрыть от сюзерена нежданно прорезавшийся нервный тик.
- Превосходно. Надеюсь, вы не разочаруете нас и впредь, - Его высочество позволил себе одобрительно похлопать нервно вздрогнувшего подчиненного по плечу и, явно придя в приподнятое настроение, прошелся по залу, заложив руки за спину.
Шериф Ноттингемский замер в томительном ожидании. В углу по-соседству, укрывшись от недружелюбных взглядов за пыльной каминной кочергой, неожиданно оживился и радостно заскрипел сверчок, испытывая на прочность терпение милорда.
Если принц не потребует немедленно представить свежесоставленное завещание старшего братца пред свои сиятельные очи, можно считать, ему крупно повезло.
Барон Вэйзи утешил себя тем, что до-сих-пор-еще-не-король Иоанн, отнюдь не единственный монарх, при дворе которого одинокий старый интриган, отягченный багажом бесценного жизненного опыта, может попытать счастья.
Разумеется, только в том случае, если благополучно выберется из этой скверной переделки.
– А теперь перейдем к поручению, которое мы для вас подготовили...
Изнывавший в ожидании завершения затянувшейся паузы, шериф Ноттингемский обратился в слух. Осмелевший сверчок, меж тем, шевеля длинными усиками, выполз из своего укрытия. Он явно задумывал совершить стремительный марш-бросок к бренным останкам оказавшегося на полу персика.
- Вы ведь уже знакомы с нашей матушкой, Вэйзи? – С тонкой улыбкой поинтересовался у собеседника принц. Носок его изящного сапожка неотвратимой тенью навис над радостно обследующим свой трофей кузнечиком. – Мы считаем, вам непременно следует нанести ей визит.
Шериф Ноттингемский машинально сглотнул, в то время как младший сын Элеоноры Аквитанской нарочито медленно вдавил подошву сапога в пол.
О безвременной кончине ничтожества, опрометчиво решившего поменять свой засиженный угол на райские кущи, возвестил отчетливый смачный хруст.
- Как будет угодно вашему высочеству, - Обреченно прошелестел барон, бросив мимолетный взгляд на маленькое склизкое пятнышко, отчетливо выделяющееся на фоне обшарпанных мозаичных плиток.
Судя по всему, время задуматься о смене покровителя, неотвратимо приближалось.

---------------------------------------------------------------------------
* Чернильные орешки - галлы (от лат. galla) – патологические наросты на листьях и почках растений. Дубовые галлы, использовались при приготовлении чернил.

2015-09-04 в 16:08 

А мы всё равно дожидаемся, пущай и месяц)))

Писарь-то не промах!) Сумел-таки из-под стражи вырваться. Похоже, бедолаге Вейзи хронически не везёт на хронических идиотов.
Пассажи про барона и принца шедевральны, честно :) У меня улыбка с лица не сходила, а иные экзерзисы и вовсе хочется слепить в книгу афоризмов. Хотя за наших героев тревожно. Если осада будет мощной и со всем арсеналом орудий, и с убеждёнными в "правом деле" нобилями, замку придётся тяжко.

2015-09-04 в 16:29 

Конвалия
Целый месяц уже прошел.
Ничего, мы подождем. Главное что нашлось время и вдохновение для продолжения. :sunny:

2015-09-04 в 16:56 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Не могу не порадоваться за писаря, натянувшего нос и милорду Вейзи, и принцу)))

2015-09-04 в 17:09 

Merelena
Debes, ergo potes
Nocheblanca Я даже надеюсь, что этот безымянный писарь благополучно добрался до какой-нибудь близлежащей обители и пребывает в относительной безопасности ))) А шериф недосмотрел, увы.
Осады, скорее всего, замку не избежать, но к этой части истории я пока не приступила.

Конвалия Увы, пишу медленно. Ленюсь, но стараюсь :)

2015-09-04 в 17:11 

Merelena
Debes, ergo potes
kate-kapella Писарь-то сбежал, а вот милорду Вэйзи теперь выкручиваться )))

2015-09-04 в 22:19 

Kaisla
Когда-то я была Cara2003
Писарь молодец! А шерифу поделом, бдить надо за всеми и постоянно )))
Спасибо за замечательное продолжение :heart:

2015-09-05 в 19:26 

Merelena
Debes, ergo potes
Kaisla :goodgirl:

2015-09-06 в 04:21 

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
Интересно, на чьей кандидатуре остановится Вейзинька, если наконец решится?
Спасибо за продолжение!

2015-09-06 в 17:09 

Merelena
Debes, ergo potes
Мари Анж
У милорда в принципе неплохой выбор. Можно попытать счастья при дворе Генриха V или податься к тому же Филиппу. Опять же в тогдашней Португалии и Испании было где развернуться. Хотя, если дойдет до того, чтобы в спешке уносить ноги, привередничать шериф не станет)))

2015-10-25 в 15:08 

Merelena, спасибо большое за такой чудесный фанфик! Персонажи действительно как в сериале, а ведь за два года не потерять эти образы очень трудно. Сюжет интересниший, видно, что не из пальца высасоно. У вас богатая фантазия🙂И конечно, куча истории! Имена, даты, события, описания бытовых сцен, это все ещё надо найти, но вы это сделали. Спасибо. И главное все очень жизненно. Например, читаешь про Гая, точнее про его ранения и нет ощущения, что автор все время его под удар ставит. Ну как же, должен же главный персонаж помучаться! Из всей компании, охраняющей Артура ранят преимуществено Гизборна, но получается все равно очень естественно. А манера письма! Мне б такую при написании моих фиков.
И ждём продолжения!

2015-10-25 в 15:21 

Merelena
Debes, ergo potes
Айрин Блек Спасибо ))) С продолжением я немного подвисла из-за проблем в реале, но фик не бросаю.

А насчет ранений сэра Гая, это да... Но я не нарочно, честное слово))) Дописала главу и только тогда поняла, что Гисборну в очередной раз досталось на орехи :gigi:

2015-11-21 в 15:06 

Merelena, дорогой автор, очень хочется надеяться, что ваш очень интригующий и яркий фик потихоньку пишется дальше и мы пусть позже, но увидим продолжение :shuffle: :shy:

2015-11-21 в 15:09 

Merelena
Debes, ergo potes
Nocheblanca Потихоньку пишется, честное пионерское )))

2015-11-22 в 03:13 

Merelena, спасибо, это очень радует!) Заинтриговали ведь, и ещё как :shuffle:

2015-12-12 в 17:16 

TerraVita
Уважаемый автор! Специально зарегистрировалась, чтобы выразить свое восхищение Вами, и всем вашим сообществом. Как же это все здорово, как чудесно и интересно Вы пишите! И стиль, и сюжет, и персонажи... Когда-то просто влюблена была в этот сериал, какая жалость, что мне и в голову не пришло тогда поискать в сети такой клуб, можно сказать, сейчас только глаза открылись. Но интерес ничуть не ослабел, а такая прелесть, как Ваш фанфик (хотя тут скорее уже вполне самостоятельная повесть), способен вызвать его и у тех, кто сериал даже не видел, как мне кажется. Очень надеюсь, что Вы позволите нам узнать, что же будет с героями дальше. Такие вот вещи, написанные от души, трогают и заинтересовывают иной раз больше, чем с головы до пят профессиональные.
:red:
Буду ждать продолжения!

2015-12-12 в 17:25 

Merelena
Debes, ergo potes
TerraVita Да, сериал замечательный ))) Даже не верится, что в следующем году будет 10 лет с выхода первого сезона.
А продолжение моего долгостроя постараюсь выложить в ближайшее время.

2015-12-19 в 20:40 

Merelena
Debes, ergo potes
Выложу, пожалуй, очередной отрывок.

Кастельно

Занимающаяся на востоке заря, равно как и бойкий перестук плотницких молотков, доносящийся из рощи по соседству, неотвратимо предвещала начало нового дня. Дня, который обещал стать для замка, окруженного армией его высочества принца Иоанна, всего лишь одним в череде многих.
Этим утром Робин поднялся рано. Неизвестно что послужило тому причиной – дурные предчувствия или же гуляющие по коридорам Кастельно сквозняки, но все его попытки считать лезущих через стену сарацинов сколько-нибудь значимым успехом не увенчались. Сарацины злорадствовали, предчувствуя победу, и криво ухмылялись под капюшонами своих бурнусов. Сна не было ни в одном глазу. А так как позволить себе бездельничать нынче мог разве что свалившийся в горячке Гисборн, граф Хантингтон привычно натянул стоптанные сапоги и знававший лучшие времена дублет, перешагнул через Малыша Джона, беспокойно ерзающего на брошенном возле двери соломенном тюфячке, и отправился обозревать окрестности с высоты замковых стен.
Поскольку барон де Казнак имел твердое намерение привлечь к обороне каждого, кто хотя бы приблизительно представлял, с какой стороны следует ухватиться за меч, чтобы не оттяпать собственные пальцы, этой ночью в дозор с местной стражей отправились и шервудские гости, которых торжественно, но без лишних проволочек, зачислили в ряды защитников.
Алан и Мач, ничего не имевшие против помощи дружественному гарнизону, заступили на дежурство вдвоем, заняв пост на крепостной стене под бдительным оком умудренного опытом десятника.
Робин обнаружил членов своей команды на смотровой площадке северной сторожевой башни, с которой открывался превосходный вид на Дордонь и разместившийся в речной излучине живописный рыбацкий городок, ныне занятый войсками его высочества.
Насколько мог судить Робин с высоты крепостных стен, основные силы принца стали лагерем на городской окраине. Растянувшиеся на несколько сотен футов извилистые ряды палаток, от невзрачных, кое-как залатанных холщовых тентов безродной пехоты, до шелковых шатров над которыми реяли горделивые фамильные штандарты, представляли собой зрелище пестрое и весьма внушительное.
Впрочем, даже самое занимательное зрелище в конце концов приедается, особенно если глазеть на него нескольку часов кряду, так что Робин вполне мог понять оживление, отразившееся на физиономии Э’Дейла при его появлении. Честно оттрубивший ночную вахту и порядком продрогший, Алан первым заметил командира и легонько толкнул плечом Мача, привлекая внимание напарника к этому знаменательному событию.
- Да не шплю я, не шплю! – Сипло квакнул встрепенувшийся оруженосец, демонстрируя подрастраченную за ненадобностью армейскую стать, и бодро шмыгнул носом, который в данный момент более всего напоминал переспевшую сизоватую сливу – печальное последствие простуды и незаметно подкравшейся осени.
Несмотря на пригревающее днем солнце, ночи в Кастельно становились все прохладнее, а от тянущейся с Дордони промозглой сырости, не спасали даже теплые шерстяные плащи и расставленные возле караулок жаровни.
- Как там у них дела? Продвигаются? – Робин кивнул в сторону рощи, под пологом которой, как трудолюбивые муравьи уже не первый день подряд копошились подопечные его высочества.
- А то! - хмыкнул Э’Дэйл, широким жестом приглашая командира полюбоваться идиллическим сельским пейзажем, на фоне которого, как куст чертополоха среди нежных фиалок, выделялись грубые очертания дощатой платформы, возле которой возвышалась гора свежеоструганных балок и внушительная пирамида, сложенная из собранных по всей округе булыжников.
Среди этого тщательно спланированного хаоса, под защитой окруживших замок отрядов, деловито сновали вооруженные плотницким инструментом люди, прилаживая на платформу детали будущей конструкции.
- Дурная шлава «Жлого соседа» не дает покоя его высочеству, - меланхолично вздохнул Мач, комментируя творящееся на подступах к Кастельно безобразие.
Добавляя пейзажу колорита, будто бы его кому-то не хватало, над позициями его высочества зазвучал сигнальный рожок. Неизвестный горнист старался изо всех сил, бодро выводя «Внимание», но при этом умудрялся безбожно фальшивить.
- Какого еще соседа? – Удивился Алан, энергично потирая левое ухо, которое пострадавшее от неприятельского музицирования сильнее правого.
В отличие от Э’Дэйла Мач отнесся к происходящему философски. Как-никак в том, что касалось опыта участия в настоящих сражениях, осадах и штурмах их скромный отрядный кашевар, мог дать изрядную фору бывшему шервудскому браконьеру.
- «Malvoisine», он же «Злой сосед», - терпеливо пояснил за своего оруженосца граф Хантингтон, игнорируя разносящиеся по окрестности назойливые звуки, - требушет короля Филиппа Французского. Не будь его, разнести вдребезги Проклятую башню было бы непросто.
- Угу, - подтвердил Мач, сопроводив слова красноречивым жестом, - Один снаряд - дюжина шарацин всмятку.
- Здорово! - Восхитился Э’Дейл, слегка шокированный непривычным энтузиазмом своего обычно миролюбивого напарника.
Как и следовало ожидать, живое воображение сделало свое дело, с лихвой компенсировав Алану недостаток боевого опыта, так что теперь в его взгляде, обращенном на ведущееся по соседству строительство, озабоченности стало куда больше, чем было за минуту до начала их занимательной беседы.
- Да уж, эта штуковина попортила немало крови воинству Саладина под стенами Акры, - Отчего-то развеселившийся Робин перегнулся через парапет в попытке уловить суть происходящих внизу шевелений.

2015-12-19 в 20:42 

Merelena
Debes, ergo potes
Чпок.
Небольшой камешек шмякнулся о стену футом левее высунувшегося из бойницы Робина.
- Ээээ…! – Запоздалая, но честная попытка Алана предупредить начальство об опасности с треском провалилась.
- Черт! - Граф Хантингтон поспешно отпрянул, не горя желанием стать случайной жертвой косоглазия невидимого пращника.
- Вот и дон Диего сказал то же самое, - Печально констатировал Э’Дейл, предварительно убедившись, что ничего непоправимого с предводителем не случилось.
- А что здесь делал испанец? – Против нового знакомца Гисборна Робин ничего не имел, особенно если учесть с кем первый помощник шерифа Ноттингемского водил компанию прежде, однако давняя привычка требовала проявить бдительность.
- Да просто на реку смотрел, - Алан запустил пятерню в вихрастую шевелюру, припоминая подробности, - А вообще, думаю, как и вы хотел узнать, что затевает его высочество со своей бандой фламандских плотников.
Что ж, почему бы и нет? Догадка Э’Дейла вполне могла соответствовать действительности. Пращники, будь они хоть прямыми потомками Давида, опасности для защитников Кастельно не представляли, зато перспектива подвергнуться обстрелу из требуше должна была беспокоить любого мало-мальски сведущего в военном деле.
Робин, успевший под началом короля Ричарда поучаствовать не в одной осаде, прекрасно понимал, что с ведущейся в прибрежной роще стройкой, и впрямь нужно срочно что-то делать, иначе через недельку-другую защитникам замка будут гарантированы серьезные неприятности.
- Хочешь шыру, Робин? У меня ошталось немного, – Заботливый Мач, по давней привычке пекущийся, чтобы хозяин, не дай бог, не остался голодным, выудил из-за пазухи завернутые в тряпицу остатки ночной трапезы.
Ну да, война войной, а обед по расписанию. В этом весь Мач.
- Так! - Глядя на трубно сморкающегося в рукав оруженосца и демонстративно закатившего глаза Э’Дэйла, провозгласил граф Хантингтон. – Как только сменитесь, немедленно отогреваться и спать!
- Ничего страшного, это всего лишь обыкновенная проштуда, – Вяло запротестовал Мач, чрезвычайно польщенный вниманием командира к собственной скромной персоне.
- Вот и дон Диего посоветовал ему подлечиться, - Доверительно подмигнув, сообщил Алан и не преминул добавить, что испанский приятель Гисборна помимо прочего прописал пациенту горячее вино с лимоном и анисовыми каплями в придачу.
- Неплохая мысль, - Одобрил идею граф Хантингтон.
Стараниями барона де Казнака вино у них теперь водилось в избытке, чем беззастенчиво пользовался Алан, добиваясь благосклонности симпатичной горничной, приставленной к леди Констанс, а анисовые капли наверняка нашлись бы у баронессы.
Будучи ответственный предводителем, пекущемся о благе подчиненных, Робин даже прикинул в уме, как бы потактичнее уступить болящему собственное спальное место, поменяв набитый соломой тюфячок оруженосца на роскошную командирскую перину.
С этими тюфяками вышла отдельная история: из-за катастрофической нехватки свободных комнат, соответствующих новым гостям по рангу, комендант Кастельно пожертвовал в пользу графа Хантингтона и его команды пустующие апартаменты на нижнем этаже донжона. Робин не безосновательно полагал, что в свое время это место служило пристанищем здешнему тюремному надзирателю, камеры подопечных которого, отделенные от общего коридора тяжелой дубовой дверью с решетчатым окошком посредине, располагались неподалеку. Судя по останкам обшарпанных гобеленов, местами все еще украшавших грубую каменную кладку, супруга надзирателя не оставляла попыток скрасить суровый быт благоверного, создавая в казенной каморке уют по мере отпущенных ей сил и скромных финансовых возможностей. Должно быть, почтенная чета съехала довольно давно, потому что с тех пор пустые углы комнаты облюбовала гигантская колония разномастных пауков, устроивших между собой нечто вроде грандиозного состязания на самую замысловатую паутину.
Мебели в новых апартаментах графа Хантингтона не было вовсе. В самом деле, не считать же за таковую грубый полуразвалившийся табурет и останки древнего сундука, к которому рассыпающийся в извинениях хозяин присовокупил перину на лебяжьем пуху и начищенный до блеска медный таз с пузатым кувшином для умывания.
Перина и сундук естественным образом отошли Робину, как старшему по званию, а прочие члены шервудской команды, разогнав удивленных пауков, удовольствовались простыми матрасами, набитыми сеном - далеко не худший вариант из того с чем им приходилось иметь дело на протяжении трех последних месяцев на пути из Акры в Кастельно. И хотя супруга хозяина замка решительно не одобряла того, что английский пэр и хоть и дальний, но законный родственник правящего короля Шотландии делит кров с бандой подозрительных простолюдинов, в их каморку каждое утро доставляли неизменное блюдо свежеиспеченных рогаликов – явный знак расположения баронессы де Казнак к скромной персоне графа Хантингтона.
- И без возражений! - На всякий случай Робин погрозил расклеившемуся оруженосцу пальцем.

Меж тем рожок за крепостной стеной зашелся в экстазе, и граф Хантингтон рискнул выглянуть наружу еще раз, соблюдая разумную предосторожность, на случай если у давешнего снайпера окажется под рукой еще одна каменюка.
В стане его высочества и в самом деле происходило нечто интересное.
- Вот черт! – Синхронно с Э’Дейлом восхитился Робин, в промежуток между двумя зубцами разглядывая небольшую, но торжественную процессию уверенно приближающуюся к главным воротам Кастельно.
Если только глаза не подвели их обоих, что маловероятно, принц все же не рискнул пренебречь куртуазными традициями аквитанского двора и сподобился выслать парламентеров, дабы придать осаде дружественного замка видимость благопристойности. Как бы то ни было, происходящее позволяло надеяться, что по крайней мере сегодня его высочество не собирается брать Кастельно приступом.
Во главе колонны, верхом на нарядном чубаром жеребчике, бойко выступал облаченный в цвета его высочества герольд. По мнению Робина, старательность парня явно превосходила умение: выпятив грудь колесом и держа замысловатый витой рожок наперевес, он изо всех сил надувал щеки, распространяя на милю вокруг себя ту самую какофонию, что терзала уши графа Хантингтона на протяжение последних десяти минут.
Судя по раскатистым ударам гонга, огласившим внутренний двор замка, невольной жертвой усилий герольда пал не один только Робин Локсли: караульные барона де Казнака, проявив похвальную расторопность, подняли тревогу и подтвердили тем самым, что едят свой хлеб, то бишь получают суточное жалованье - полновесный денье серебром, не даром.
Беглый взгляд на казармы, где возле стоек с казенным оружием уже началось небольшое столпотворение, показал, что мессир Гильом, как и капитан замковой стражи, времени понапрасну не теряли. Поднятые по тревоге солдаты спешно затягивали портупеи, привычно проверяя на ходу мечи и арбалеты.
К счастью, сегодня оружие им вряд ли понадобится, хотя способа избежать прямого столкновения с его высочеством граф Хантигтон все же не видел. Для того чтобы мечта сиятельного принца о короне стала явью, ему непременно требовался племянник, а выдавать Артура доброму дядюшке Джону никто не собирался. На военном совете, состоявшемся в каминном зале Кастельно прошлым вечером, обе герцогини – Аквитанская и Бретонская, проявили завидное единодушие, торжественно объявив хозяину замка, что ему и его людям надлежит сделать все возможное и невозможное, дабы не допустить сдачи замка.
Простой план – стоять до последнего. Ни слова о запасных вариантах или о том, как в случае падения замка безопасно вывезти Артура из Кастельно и где искать безопасное убежище для наследника престола. Робин лишь надеялся, что в рукаве у леди Элеоноры действительно припрятан до поры какой-то козырь, потому что единственным желанием Констанции, в этом граф Хантингтон почти не сомневался, было стремление любой ценой отвести угрозу от сына.
Ожидая чем их порадуют послы его высочества, Робин по примеру своих спутников притулился к выщербленному парапету, между делом размышляя, сумеют ли они в очередной раз выйти сухими из воды и обвести судьбу, а заодно и его высочество, вокруг пальца.
Говоря по правде, их шансы на успех были невелики. Ни выгодное расположение, ни толщина стен, ни кажущиеся бездонными закрома не спасут защитников Кастельно, если осада затянется надолго. С другой стороны, чем сильнее неприятельское войско увязнет под стенами упрямого замка, тем больше вероятность, что его постигнет неприятность в виде повального поноса, чесотки, дурной погоды, золотухи или дезертирства, которые могли бы сыграть на руку защитникам. Впрочем, от тех же напастей мог пострадать и гарнизон Кастельно. Разве что мысль о возможном дезертирстве своих бойцов вспыхнувший барон де Казнак отмел с неподдельным негодованием.
Граф Хантигтон невольно покачал головой, бросив беглый взгляд на пестрые ряды вражеских палаток. Дорого бы он дал, чтобы под стенами Кастельно сейчас оказалась хотя бы десятая часть оставшихся в Акре крестоносцев Ричарда.
Пока он предавался несбыточным мечтам, посланцы принца приблизились к главным воротам замка, остановившись на полпути между ними и передовыми позициями осаждающих. С расстояния не более двух десятков ярдов, не составляло труда разглядеть, что один из двух едущих вслед за герольдом знаменосцев сжимает в ладонях горделивый штандарт Плантагенетов - золотые леопарды отлично смотрелись на пурпурном бархате, чего при всем желании невозможно было сказать об унылой белесой тряпке, небрежно примотанной к древку боевой алебарды, которую держал в руках второй знаменосец.
Превосходно... Если трепыхающейся на ветру застиранной трактирной занавеске надлежало играть роль знамени мира, это говорило о многом.

2015-12-19 в 20:43 

Merelena
Debes, ergo potes
Граф Хантингтон привстал на цыпочки и вытянул шею, приглядываясь к мужчинам, маячившим за спинами знаменосцев. Его позиция оказалась не слишком удобной для наблюдений, тем не менее Робин был уверен, что с первый из этих двоих – облаченный в парадный доспех сухощавый нобиль неопределенного возраста, ему незнаком, зато со вторым он встречался неоднократно.
О, да! Эту кокетливо отсвечивающую в лучах восходящего солнца лысину предводитель шервудской лесной братии не перепутал бы ни с чьей другой. Тем более что за последний год она оказывалась у него на прицеле куда чаше чем все остальные вместе взятые.
Судя по простуженному сопению Мача за плечом, очередное явление милорда не прошло незамеченным и для его спутников. Самое обидное – именно сейчас шерифу ровным счетом ничего не угрожало. Покушаться на парламентеров, тем более когда за спиной у тех стоит целая армия, было бы верхом безрассудства. К тому же куртуазные обычаи аквитанского двора вряд ли одобряли подобное низкопробное вероломство.
Шериф Ноттингемский, неплохо осведомленный о своих привилегиях, держался в седле уверенно и непринужденно. Перекинувшись парой слов с напарником, он поманил к себе замыкавшего процессию пажа, который вез в седле перед собой предмет, издали напоминающий изящный резной ларец.
К несчастью для юнца, не знакомого с привычками барона Вэйзи и не подозревавшего о том, что любое распоряжение оного следует выполнять быстро, четко и без проволочек, незадачливый паж замешкался, за что незамедлительно поплатился, получив от милорда увесистый подзатыльник. Ловко выхватив из рук пунцового от обиды мальчишки его ношу, барон раскрыл ларец и извлек на свет божий песочные часы.
Что за ерунда?
Граф Хантингтон прищурился, желая проверить не упустил ли он какой-нибудь детали, но все было верно. Милорд Вэйзи держал в руках самые обыкновенные песочные часы – маленькие стеклянные колбочки в деревянной оправе, наполовину заполненные черным кварцем. Интересно знать, какого черта он собрался с ними делать? Впрочем, очередная экстравагантная выходка была бы вполне в духе барона, не желавшего опускаться до банального зачитывания условий сдачи гарнизона.
Шериф Ноттингемский небрежно прищелкнул пальцами, побуждая своего розовощекого герольда к действию. Тот встрепенулся, очнувшись от утренней дремоты, и решительно огласил окрестности надрывным стоном рожка. Из последовавшей за этим вступительной речи следовало, что снизошедшие до переговоров с мятежниками барон Вэйзи, он же сир де Витрэ, и сэр Уильям, лорд Коннахта, являются преданными сподвижниками его королевского высочества принца Иоанна и говорят от его имени.
Робин сдержанно хмыкнул. Новые регалии милорда шерифа произвели на него должное впечатление: его высочество недрогнувшей рукой раздает не принадлежащие ему бретонские владения новым фаворитам. Но как бы ни грело шерифскую душу новое звание, для графа Хантингтона единственным законным владельцем Витрэ мог быть только Фернан – сын погибшего от руки наемного убийцы сэра Леонарда.

- Его высочество гарантирует справедливый суд и милостиво обещает проявить снисхождение ко всякому, добровольно сложившему оружие! – Подал голос лорд Коннахта, терпеливо дожидавшийся окончания вступительной речи герольда.
Забавное начало переговоров. Почему-то Робин был более чем уверен, что барон де Казнак, как и большинство его людей, не оценит щедрое предложение принца.
Милорд Вэйзи, судя по всему, тоже ничуть в этом не сомневался. Снисходительно покивав головой в такт словам компаньона, шериф Ноттингемский приготовился перехватить инициативу.
К вящей досаде предводителя шервудской братии от происходящего за стеной пришлось отвлечься в самый интересный момент - на смотровую площадку, громко топоча подкованными сапожищами, вскарабкался коренастый десятник в чьи обязанности входил непременный ежечасный осмотр боевых постов. Церемонию, заведенную в стародавние времена одним из славных предков шевалье Бернарда, подчиненные нынешнего барона блюли с щепетильностью достойной папского обер-церемониймейстера.
Обнаружив в дополнение к двум оставленными на вахте английским простолюдинам, нежданный довесок в лице некоего непоседливого графа, суровый вояка неодобрительно крякнул, но навязывать миру свое нелицеприятное мнение о благородных господах, сующих нос не в свое дело, не стал. Вместо этого он поприветствовал Робина сдержанным кивком.
- Надо бы доложить барону о визитерах, - Приветливо улыбнувшись вновь прибывшему, граф Хантингтон мотнул головой в соответствующем направлении.
- Уже, - Буркнул десятник, ткнув заскорузлым пальцем в сторону смотровой площадки надвратной башни, на которой и в самом деле показалась грузная фигура де Казнака, по случаю военных действий облаченная в доспех. То, как быстро появился хозяин замка на месте событий, давало основания полагать, что не один только граф Хантингтон мучился сегодня бессонницей.
- Понятно, - понимающе кивнул Робин. Немногословность подчиненного барона оказалось заразительной и позволила вернуться к происходящему за стеной. А там и в самом деле было на что посмотреть - на заявление прекраснодушного лорда Коннахта последовала вполне ожидаемая ответная реакция.
- Принц Иоанн мне не сюзерен, но я, так и быть, выслушаю, на каком основании меня и моих людей причисляют к мятежникам, - перегнувшись через парапет и глядя на посланцев его высочества сверху вниз, гаркнул барон де Казнак.
Будь граф Хантингтон на месте хозяина замка, его бы тоже до смерти интересовал этот вопрос. Вот только в их случае ответ был известен заранее, так что барон де Казнак, требуя объяснений, скорее следовал ритуалу, вовсе не рассчитывая прояснить ситуацию к обоюдному удовлетворению сторон.
- Ну как же, мессир Бернард! - Пожурил записного мятежника милорд Вэйзи. – А не вы ли привечаете у себя государственного изменника, отпетого негодяя и предводителя шайки разбойников, некоего Робина Локсли, известного также как Робин Гуд?
- Наш старикан оседлал любимого конька, - Легкомысленно хмыкнул Алан, но поймав на себе неодобрительный взгляд десятника, прикусил язык.
- Если вы имеете в виду графа Хантингтона, то он действительно мой гость, - Довольно сухо согласился хозяин замка.
- Имею, имею, - Жизнерадостно проскрипел в ответ шериф Ноттингемский. – А потому первое наше требование – незамедлительная выдача так называемого графа Хантингтонского.
Милорд Вэйзи поднял вверх левую руку с многозначительно загнутым указательным пальцем.
- Второе, что вам надлежит исполнить - передать в наше распоряжение подделку, которую указанный ранее Робин Локсли, выдает за подлинное завещание короля Ричарда, - Тут барон демонстративно подогнул средний палец, но на этом не остановился, подводя в своих требованиях весомую черту:
- Третье! - Загнуть безымянный палец, как то было задумано, у шерифа не получилось, а потому он просто погрозил затянутым в перчатку кулаком в направлении закрытых крепостных ворот. – Если вы дорожите своим имуществом, барон, то без каких-либо предварительных условий немедленно откроете ворота. В противном случае…
Милорд Вэйзи взял многозначительную паузу, рассчитывая на ответное любопытство собеседника. Вот только барон де Казнак, к разочарованию шерифа, оказался совершенно нелюбопытен и предпочел флегматично дождаться окончания желчной тирады.
- В противном случае вы будете наказаны, а ваш замок, ваши земли и ваше имущество отойдут более достойному и лояльному владельцу, - прошипел оскорбленный в лучших чувствах милорд Вэйзи, подавая знак заскучавшему в ожидании герольду. Тот жизнерадостно протрубил все то же «Внимание», под аккомпанемент которого шериф картинным жестом продемонстрировал присутствующим песочные часы, начавшие неумолимый отсчет времени.
- Время пошло! - На всякий случай предупредил упрямого барона заботливый лорд Коннахт.
Судя по тому, как шевалье Бернард демонстративно скрестил руки на закованной в кольчужную броню груди, ни угрозы, ни увещевания на него не подействовали, зато Робин нахмурился, ожидая подвоха.
Вэйзи, как бы к нему ни относились, слова на ветер бросал редко, особенно если собирался устроить кому-нибудь мелкую или, по возможности, крупную пакость. Раз уж милорд заявил, что за неповиновением последует наказание, значит он действительно что-то задумал.
- Подкоп? – Несмело предположил Мач.
Оруженосца, похоже, одолевали те же сомнения, что и его предводителя.
- Невозможно, под нами скала, - Весомо откликнулся десятник, о существовании которого Робин успел подзабыть.
- Казнь заложников? – Алан в очередной раз сболтнул прежде чем подумал, и испуганно прикрыл рот ладонью. Но, видит бог, на сей раз плут мог оказаться в шаге от истины.
- Мастер Робин! - Это заботливый оруженосец осторожно ткнул его локтем в бок. – Вы ведь не собираетесь наделать глупостей?
- Что? Нет, Мач, не бойся, не собираюсь, – рассеянно отмахнулся граф Хантингтон, ненадолго отвлекшись от быстро пустеющей склянки в руках шерифа.

2015-12-19 в 20:43 

Merelena
Debes, ergo potes
- Ваше решение, барон! - Когда весь песок из верхнего конуса пересыпался в нижний, шериф демонстративно всучил исполнившие свою роль часы проявившему похвальную расторопность пажу.
- Ворота замка останутся закрытыми, - Робин этого не видел, но судя по тону, де Казнак пожал плечами.
- Ответ самовлюбленного глупца, - Удовлетворенно заключил шериф Ноттингемский, энергичными жестами побуждая свиту развернуться. – В случае чего, мессир Бернард, вы знаете, кого винить в собственных несчастьях!
Последние слова милорда, брошенные через плечо, растворились в отдаленном хрусте и грохоте. Еще не вполне понимая, что именно произошло, граф Хантингтон обернулся на звук, удивленно уставившись на поднимающийся к небу столб черной пыли и некогда нарядное здание городской ратуши, в одночасье лишившееся нарядной башенки, украшенной витражами.
Говоря о наказании, милорд, определенно, имел в виду нечто совершенно конкретное.
Со знакомым свистом, оставляя за собой отчетливый дымный след, над притулившимися у воды рыбацкими хибарками пронесся еще один метательный снаряд. Ударившись о дощатую крышу приземистого трактира, он раскололся на части, расплескавшись вокруг сотнями огненных градин. Вслед за первым зажигательным снарядом последовал второй. Брызги горящей смолы впивались в крыши, безжалостно прожигая старую древесину.
- Робин, галера! – Мач выпучил глаза и взволнованно ткнул пальцем в направлении затянутой белесой дымкой Дордони.
Галера?
Ну да, он помнил, что на рейде среди рыбацких суденышек и впрямь стояла одна.
Граф Хантингтон честно вгляделся в туманную пелену над речной гладью и громко чертыхнулся. Как они могли просмотреть такое?! Принять за мачту длинный рычаг, установленного на палубе требуше, это вообще возможно?
Мощности установленного на судне механизма оказалось недостаточно для того, чтобы причинить сколько-нибудь значимый урон замку, зато на ближние цели её хватало с избытком. Защитникам Кастельно оставалось лишь беспомощно наблюдать за тем, как очередной снаряд в щепки разносит причал с пришвартованными к нему лодчонками. Запах гари от поднимавшихся над разрушенными кварталами клубов дыма, теперь отчетливо ощущался даже на крепостных стенах.
- Бессовестные ублюдки! – В сердцах сплюнул десятник. – Мне-то ничего, а вот у многих ребят в городе родня.
Робин промолчал, отыскав глазами фигуру де Казнака, застывшую у парапета смотровой площадки Не хотел бы он сейчас оказаться в шкуре барона. Совершенно очевидно, что прибрежный городок только начало, и если его высочество продолжит придерживаться избранной тактики, земли шевалье Бернарда в скором времени ожидает разорение и разруха.
Отмахнувшись от подбежавшего с докладом подчиненного, барон де Казнак развернулся на каблуках и, тяжело печатая шаг, скрылся за окованной железом дверью, ведущей в галерею.
Робин проводил хозяина замка взглядом и огорченно покачал головой – сколько он себя помнил сплошь и рядом выбор между долгом и целесообразностью становился задачкой не из легких. К счастью шевалье Бернард со своей ролью в этой истории уже определился. Разумеется, владелец Кастельно, будучи человеком искушенным и опытным, не мог не понимать, чем ему грозит начавшееся противостояние с принцем, но граф Хантингтон был не до конца уверен насколько далеко готов зайти шевалье Бернард, прежде чем неизбежные сомнения начнут всерьез испытывать на прочность лояльность барона королеве-матери.
Возможно, он потихоньку превращается в циника, но лучше уж разочароваться в себе, чем не выполнить обещание, данное сюзерену. Что бы ни случилось с Кастельно, племянник короля должен выжить и остаться на свободе, а значит ему все-таки придется предложить обеим герцогиням запасной план на случай если первоначальная стратегия – «стоять до последнего», не сработает.

2015-12-19 в 22:58 

Гвенда
Я не всегда разделяю свои взгляды (П. Валери)
Merelena, замечательно.
Вэйзи и его лысина.
Мачу - здоровья. Каждая боевая единица на счету.
Автору отдельное спасибо за очередную партию травы.

2015-12-20 в 08:31 

Merelena
Debes, ergo potes
Гвенда :laugh:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Под сенью Шервудского леса

главная