20:43 

Король умер или "Да здравствует Король!" (продолжение от 27.03.16)

Merelena
Debes, ergo potes

Автор: Merelena

Название: «Король умер, или "Да здравствует король!"»

Персонажи: барон Вэйзи шериф Ноттингемский, сэр Гай Гисборн, леди Мэриан, Робин Локсли граф Хантингтон, а также прочие сопутствующие личности

Размер: пока миди макси

Рейтинг: PG-13

Жанр: Драма, юмор, приключения и пр.

Дискламер: на чужих персонажей и полную историческую достоверность не претендую :)

Саммари: просто возможный вариант развития событий


то, что было написано раньше и далее

Отзывы читателей приветствуются, включая мнение :ubej:


запись создана: 10.06.2010 в 15:00

@темы: Шериф Вейзи, Фанфики, Уилл Скарлет, Робин Гуд, Мач, Маленький Джон, Леди М., Конкурс «А в этой сказке было все не так», Джак, Гай Гисборн, Алан Э'Дейл

Комментарии
2015-03-17 в 01:19 

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
Прода, прода! :jump:

2015-03-17 в 18:22 

Diviana
Чем лучше я узнаю людей, тем больше я люблю собак
продолжение! ура! )))
+100500

2015-03-17 в 18:47 

Merelena
Debes, ergo potes
Конвалия
Мари Анж
Diviana

Спасибо :) Честно пытаюсь себя попинать и борюсь с ленью. Правда судя по частоте с которой тут появляются продолжения, борьба проходит не очень-то успешно :-D

2015-03-17 в 19:06 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Все опять очень интересно, и опять на самом беспокойном месте!

2015-03-17 в 19:10 

Merelena
Debes, ergo potes
:laugh:

2015-03-17 в 22:26 

Merelena, наконец-то! Мы с моей старшей дочкой ждем продолжения Вашего фанфика и с удовольствием его читаем. Хочу воспользоваться моментом и сказать Вам спасибо за Ваше творчество. Мне очень нравятся Ваши клипы. Я часто их пересматриваю. Год назад "Раймон 7" и "Оборотень" привели меня к Шервудской траве.
Не переставайте писать - Вы дарите радость людям.
С приветом из Лос-Анджелеса, где тоже есть поклонницы Вашего таланта.

URL
2015-03-18 в 17:38 

Merelena
Debes, ergo potes
Гость Спасибо :)

2015-03-19 в 21:22 

Merelena, дорогой автор, пожалуйста, не исчезайте из нашей скромной читательской реальности так надолго! :) Ваш дар легко и захватывающе придумывать и описывать сюжетные линии и повороты, ваши оригинальные герои - не должны пропасть втуне... И мы все будем с удовольствием высматривать продолжение. Поскольку и правда - здорово.

2015-03-26 в 02:59 

Хороший фикшн. Понравился. Мне обычно нравятся более или менее соответсвующие реальной истории фикшены, а тут король умирает в Святой Земле. Но я с удовольствием прочитала.

Искренне надеюсь, что шипмент все-таки будет Робин/Мариан. Не вижу я просто ее счастливой с Гаем! А так у каждого право писать про то, что он хочет.

2015-05-17 в 17:41 

Merelena
Debes, ergo potes
Ну что ж, потихоньку продолжаю )))

***
- Che cazzo bastarda! – со смешком ругнулся Чезаре, возвращая за голенище сапога свой любимый стилет.
- Именно, - мрачно согласился с генуэзцем сэр Гай. Левой рукой рыцарь придерживал рвущуюся в бой Герцогиню, а правой ожесточенно потирал ушибленное в спешке колено.
- А по-моему это самый настоящий «bastardo», - задрав голову, оценил обстановку лорд Вискайя.
Сохранить невозмутимый вид удалось, пожалуй, только Тьери, но как раз для него это было совсем неудивительно. Гисборн тоже расслабился. Растянув губы в привычной кривоватой усмешке, он не без интереса продолжал следить за дальнейшим развитием событий.
А посмотреть действительно было на что. Футах в пяти над ними на небольшом выступе раскрошившейся стены расположился злющий полосатый кот. Прижимая уши и шипя на манер перегретого чайника, он явно давал присутствующим понять, что не испытывает ни малейшего энтузиазма по поводу внезапного интереса к своей скромной персоне со стороны надоедливых двуногих. Особое недовольство у кота вызывал юный наследник Плантагенетов, с трудом балансирующий на груде скользких булыжников, сваленных в кучу как раз под спасительным уступом. Гаю неспроста показалось, что самые выразительные и многообещающие кошачьи вопли были адресованы именно его воспитаннику - разлапистая ветка в руке мальчишки отчасти объясняла причину подобной неприязни.
Что ни говори, картинка, представшая взорам благородных кавалеров, не далее как минуту назад готовившихся не то к драке с бандой разбойников, не то к погоне за наглыми похитителями младенцев, выглядела на редкость умиротворяюще.
Гисборн на всякий случай еще раз осмотрелся по сторонам. Результат остался неизменным: никаких подкравшихся как тать в ночи наемников поблизости не наблюдалось, а был всего-навсего один загнанный на стену паршивый кот, пытающаяся добраться до него собака, а вместе с ними впавший в детство наследник английского престола – некогда серьезный молодой человек семи лет отроду.
Гай хмыкнул и напомнил себе, что несмотря на свою временами недетскую рассудительность, племянник Ричарда и впрямь всего лишь мальчишка.
- Артур, милорд! – серьезно окликнул мальчика граф де Сент. – Чем вы занимаетесь?
- Отрабатываем с Норой стойку по дичи, сэр! – бодро отрапортовал подопечный тоном столь невинным, что даже опытный интриган Вэйзи позеленел бы от зависти.
Проявляя солидарность с хозяином, полузадохшаяся Герцогиня вывалила наружу длинный розовый язык и воодушевленно замолотила хвостом по многострадальной гисборновой коленке. Сэр Гай зашипел от боли и счел за благо отпустить собачий загривок. Нора незамедлительно воспользовалась моментом и присоединилась к мальчишке, реабилитируясь за то, что минуту назад променяла своего любимца на облезлого кота.
- А вы зачем вышли? - Артур почесал блаженно зажмурившуюся псину и выжидательно оглядел мокнущих под дождем наставников.
- Да так… - неопределенно произнес Чезаре Дориа, задумчиво теребя мочку уха, - Решили прикинуть, пытаться ли перебраться через реку вплавь, или все же стоит сделать крюк до Лимёе.
Внук Элеоноры Аквитанской приподнялся на цыпочки и с сомнением посмотрел на свинцово-серые волны, тяжело ударяющиеся об опоры разрушенного моста. Противоположный берег Везера едва виднелся вдали, туманным пятном проступая сквозь марево нарождающегося утра.
Гай неопределенно хмыкнул и покосился на улыбающегося в кулак герцога Вискайя.
По крайней мере, это не худшее из объяснений, если не хочешь заработать у юного воспитанника репутацию заботливой наседки.
- Я понял, вы меня разыгрываете! - Мальчишка просиял от пришедшей в голову догадки.
- Ну, разумеется, - вздохнул Тьери.
В отличие от остальных граф де Сент совершенно определенно не одобрял розыгрышей. Он протянул руку, помогая сыну Констанции де Пентьевр перелезть через груду обломков, грозящих обрушится в самый неподходящий момент.
Гисборн смахнул ладонью повисшую на кончике носа дождевую каплю. Теперь, когда их подопечный в очередной раз благополучно нашелся, самое время вновь отправляться в путь. В противном случае добраться до Кастельно засветло у них вряд ли получится. Перспектива провести день в седле, когда с небес не переставая льется вода, была не из приятных, зато, если повезет, вечером они торжественно передадут мальчишку с рук на руки Элеоноре Аквитанской и он наконец-то исполнит обещание, данное самому себе. Было даже немного странно осознавать, что история, начавшаяся под стрекот цикад душной ночью на Исоло Стромболи, скоро подойдет к концу.
- Гай, вымокнешь ведь! - Дориа-младший проявил заботу, высунувшись из-за занавешенного плащом входа в их временное укрытие.
- Иду, - отозвался рыцарь, поддев носком сапога подвернувшийся по случаю камешек.
Над головой зловеще заскрежетало, и не преминувший помянуть черта Гисборн едва успел увернуться от увесистого полосатого кота, который все-таки не удержался на своем скользком насесте и шлепнулся прямиком к ногам зазевавшегося рыцаря.
«Мечты не для таких как ты, Гисборн», - сэр Гай саркастически усмехнулся, по привычке кривя уголки губ, и зачем-то подмигнул сбитому с толку коту. Тот в ответ неодобрительно мяукнул и, поспешил ретироваться в заросли чертополоха, совершенно не горя желанием продолжить общение.
Когда минуту спустя Гисборн присоединился к остальным в главном зале башни, вся компания, включая наследника престола и его пса, уже деятельно готовилась к отъезду. Заново раздувать потухший костер никто и не подумал, а потому сэр Гай по примеру внука благородного генуэзского патриция и не менее благородного отпрыска бретонской герцогини, совершил набег на мешок с отрядным скарбом.
- Ради ужина в обществе герцогини Аквитанской можно немного потерпеть, - прокомментировал свой выбор Чезаре, жуя на ходу копченую цыплячью ногу.
Гисборн испытывал большие сомнения насчет осуществимости прозвучавшей идеи, но разочаровать приятеля не стал и лишь неопределенно пожал плечами. Совмещая завтрак со сборами в дорогу, он оторвал краюху от уже порядком ощипанного каравая, сверх того прибавив к законной добыче кусок восхитительно вонючего местного сыра. Застоявшийся гнедой потребовал от хозяина своей доли деликатесов и был вознагражден за настойчивость аппетитной хлебной коркой.

2015-05-17 в 17:43 

Merelena
Debes, ergo potes
Несмотря на то, что выехали они вовремя, непогода внесла в планы отряда свои коррективы. Еще до полудня всем стало ясно, что добраться в Кастельно к назначенному сроку не получится при всем желании. И хотя дождь в конце концов прекратился, ужин с тремя переменами блюд в богато украшенной зале, на который так рассчитывал Чезаре, явно откладывался, и большее, на что они могли рассчитывать - найти местечко для ночлега в Лимёй. Для этого отряду даже не пришлось сворачивать в сторону - городок лежал прямо на их пути, вблизи от того места, где хмурый Везер сливался с неторопливой Дордонью. По словам де Сента, которому однажды уже доводилось здесь побывать, Лимёй за последние годы сильно разросся, получая доходы с паломников, идущих в Сантьяго-де-Компостело. Теперь помимо прочего город еще и контролировал мост, соединявший между собой берега Везера и Дордони.
Стоящие на холме желтоватые стены, они увидели издалека, но все же едва не опоздали, войдя в северные городские ворота за несколько минут до закрытия. Дежуривший у ворот караульный особого рвения не проявил, а потому вместо досмотра и расспросов, просто ссыпал в кожаный кошель на поясе причитающееся за вход серебро и махнул рукой, разрешая компании пройти за городские стены. По его словам, лучшая в Лимёй таверна располагалась аккурат на главной площади неподалеку от недавно построенного и освященного в присутствии её светлости герцогини Аквитанской собора.
Направление было задано, поэтому трудностей с обнаружением искомого заведения не предвиделось. Однако вопреки ожиданиям задача оказалась не так проста, как могло показаться на первый взгляд. Им пришлось изрядно поплутать по узким улочкам, то и дело норовившим закончиться тупиками, а редкие прохожие, спешащие по своим делам, вовсе не горели желанием выступить в роли добрых самаритян, указующих путь заблудшим странникам. Напротив, едва завидев отряд вооруженных всадников, они с ретивостью испуганных кроликов скрывались в ближайшей подворотне. Разумеется, винить их за подобную недоверчивость не стоило, но Тьери потихоньку выходил из себя, плутая по превратившимся в сточные канавы улицам и был близок к тому, чтобы воплотить в жизнь предложение Дориа-младшего, намеревавшегося вытащить из уютного семейного гнездышка какого-нибудь добропорядочного горожанина, чтобы тот хотя бы и против воли послужил им проводником. Гай и сам был не прочь провернуть нечто подобное, но был даже рад, что кровожадное предложение поступило не от него. Спокойствие до сих пор удалось сохранить лишь Диего. Это было даже занятно, учитывая всегдашний темперамент лорда Вискайя. Поймав на себе раздраженно-изучающий взгляд английского рыцаря, Диего хлопнул Гисборна по плечу, пополнив его постепенно разрастающуюся коллекцию испанских словечек беззаботным «но пасанада»* .
К счастью до крайностей не дошло. Миновав еще с полдюжины кварталов, они оказались на единственной в Лимёй прямой улице, ведущей к мощеной серым булыжником площади на которой располагался собор, все это время служившим им путеводной звездой.
- Можно я поеду первым? – с надеждой в голосе заканючил Артур, чья попытка потихоньку прошмыгнуть вперед не увенчалась успехом. Надо полагать, наследнику Плантагенетов до смерти надоело тащиться со скоростью больной улитки вслед за наставниками.
- Нельзя! – синхронно откликнулись аквитанский граф и английский рыцарь.
- Почему?! – храня верность семейным традициям, Артур решил не сдаваться без боя.
- Потому, - весомо откликнулся сэр Гай и на всякий случай намотал на локоть повод рыжего конька.
Вступать в препирательства с подопечным он не собирался, равно как и рисковать его безопасностью в нескольких милях от намеченной цели. Тем более что прямо перед ними по мостовой медленно ползла карета, запряженная парой флегматичных арденских меринов. Карету сопровождал отряд из пяти крепких парней, вооруженных короткими мечами и арбалетами. Судя по нашивкам на рукавах форменных дублетов, все они были наемниками на службе у кого-то из местных баронов.
Появление чужаков отвлекло охрану от увлекательного обсуждения прелестей некоей развеселой вдовы с которой, если судить по смачным комментариям, все пятеро были неплохо знакомы. Разговор моментально утих, сменившись настороженным молчанием. Особенно не по душе пришлось Гаю внимание, с которым наемники разглядывали Артура. И хотя умом он понимал, что едва ли кто-то здесь способен опознать в скромно одетом мальчугане наследника Плантагенетов, тем не менее, Гисборн предпочел бы, чтобы парни меньше глазели по сторонам и больше времени уделяли своим прямым обязанностям.
Как выяснилось, от избытка нездорового любопытства страдали не только скучающие наемники. Гай многозначительно ухмыльнулся, неторопливо проезжая мимо аптекарской лавки, за приоткрытые ставнями которой маячила бородатая рожа, жадно прильнувшему к смотровой щелке. Здешний эскулап, судя по всему, еще не до конца утратил надежду разжиться серебром если не на штопке благородных господ, то хотя бы на чудодейственных примочках от ссадин и синяков. К невыразимому разочарованию аптекаря, ни у кого из присутствующих не нашлось повода для ссоры и дальше взаимного изучения дело не зашло. Отряд без происшествий обогнал неспешно вышагивающих по лужам арденцев и под звучный аккомпанемент колоколов, созывающих прихожан к вечерне, благополучно вышел на главную городскую площадь.
- Хвала Пресвятой Деве, мы все-таки нашли этот постоялый двор! – легкомысленно восхитился Дориа Младший, не забыв истово перекреститься при взгляде на внушительное здание церкви. В следующее мгновение генуэзец уже уверенно направлял свою кобылу в сторону добротного двухэтажного строения с рыжеватой черепичной крышей и красноречивой вывеской над входом, на которой красовался жизнерадостный поросенок в обнимку с пузатым бочонком вина.
- Воистину, - пробормотал Гисборн, провожая взглядом закутанную в шерстяной плащ горожанку, скрывшуюся за изукрашенной затейливой резьбой церковной дверью.
Говорят, никогда не бывает поздно задуматься о спасении души. Чушь собачья. Еще как бывает. Обидно только, что при таком раскладе им с Мэриан так и доведется встретиться друг с другом ни в этой жизни, ни в следующей. Разве что леди Найтон проявит свою обычную изобретательность и найдет способ наставить на путь истинный грешника, застрявшего в чертовой преисподней.
Мысль показалась Гаю занятной, хоть и отдавала легким богохульством. Он усмехнулся, на миг вообразив как могла бы выглядеть в действительности подобная сцена, и вслед за остальными развернул приободрившегося гнедого в сторону таверны.
----------------------------------------
* No pasa nada (исп.) – «все в порядке», «нет причин беспокоиться»

2015-05-17 в 17:46 

Merelena
Debes, ergo potes
Вопреки пессимистичным ожиданиям рыцаря, заведение оказалось вполне приличным. По крайней мере, в просторном зале, куда они спустились, преодолев несколько скрипучих деревянных ступенек, было тепло и сухо, а из недр упрятанной в глубине помещения кухни, повсюду распространяясь, плыли ароматы свежей выпечки, к которым примешивался восхитительный запах готовящейся на плите мясной подливки. Несмотря на неурочный час в обеденном зале было многолюдно: в центре за придвинутыми друг к другу столами шумно веселилась компания дорвавшихся до выпивки студиозусов, а у дальней стены возле зажженного камина устроилась группа усталых паломником в простых серых плащах. На их сумках, бережно сложенных у ног, Гай заметил нашитые ракушки – неизменный атрибут всех путешествующих по пути святого Якова. Ни богомольцы, ни пьяницы опасности не представляли, равно как и бренчащий на расстроенной лютне менестрель, призванный развлекать заглянувших на огонек посетителей.
- Чего желают господа рыцари? - Поспешивший навстречу вошедшим хозяин – немолодой представительный мужчина в длинном холщовом переднике, к своей работе подходил обстоятельно, а потому сразу же заслужил всеобщее расположение.
Господа рыцари желали горячего вина, еды, овса для лошадей и комнату для ночлега. Гисборн не возражал бы, чтобы перечисленные блага последовали немедленно и именно в том порядке, в котором они были озвучены хозяину таверны, но Артур до подогретого вина еще не дорос, а проследить за тем, чтобы конюх как следует разместил лошадей и задал им корм, не обделив никого, было не менее важно, чем набить собственное брюхо.
Именно поэтому, оставив нетерпеливо ерзающего в предвкушении первого за неделю настоящего ужина воспитанника на попечение товарищей, Гай поднялся по ступенькам наверх и снова вышел наружу. На улице быстро смеркалось, а прекратившийся было дождь, после небольшого перерыва принялся накрапывать с новой силой. Перепрыгивая через лужи, Гисборн дошел до крытого дощатым настилом пристроя, в котором помещалась конюшня. Как и следовало ожидать, его беспокойство было напрасным – все их лошади оказались размещены по стойлам, а рыжий пони наследника престола благополучно разделил денник с мохнатой длинноухой ослицей, принадлежавшей, по всей видимости, одному из обедавших в общем зале паломников. Оставленная на конюшне Герцогиня, забралась на кучу соломы и вполне довольная жизнью с утробным ворчанием смаковала принесенный с кухни масел. Гай благодушно почесал псину за ухом и оценил обстановку, так и не найдя повода придраться к работе здешнего конюха.
Он неспешно прошелся вдоль коридора, насчитав не менее дюжины занятых денников и несколько пустующих. Напротив последнего стойла Гисборн замедлил ход и остановился, невольно залюбовавшись длинногривым вороным красавцем, который настороженно раздувая бархатистые ноздри, с любопытством изучал нового человека, неожиданно появившегося в поле зрения.

- Нравится?
Гай едва не подпрыгнул от неожиданности и быстро обернулся, судорожно схватившись за рукоять меча.
- Мадам? – вопросительно выдавил он, убедившись, что на этот раз опасность грозила лишь его уязвленному самолюбию. Его застала врасплох женщина, и это было неприятно вдвойне. Стоявшая перед ним дама была высока и темноволоса. Несмотря на простой шерстяной плащ, накинутый поверх неброского дорожного платья, она держалась с достоинством, которое ни на секунду не позволяло усомниться в благородстве её происхождения.
- Правда красавец? – дама шагнула вперед и стоящий у нее на пути рыцарь поневоле посторонился. Отступление было воспринято как должное: достав из кошеля на поясе большое зеленое яблоко, дама протянула его коню, который аккуратно принял подарок, в два счета схрумкав подношение.
- Да, - совершенно искренне согласился с ней Гай и не смог удержался оттого, чтобы прикоснуться ладонью к мягкому лошадиному носу.
Вовремя отдернуть руку он успел, но вот на рукаве дублета стало одной дырой больше.
- Шах не терпит незнакомцев, - глядя на раздосадованного рыцаря, рассмеялась загадочная дама. - Его обучили повиноваться только одному наезднику.
- Так это ваш конь? – спросил Гисборн, бессознательно теребя порванный рукав. Ответ был ясен заранее, но вежливость требовала поддержать беседу.
- А та белая кобыла ваша? – на этот раз Гаю не было нужды оборачиваться, чтобы удостовериться на какой именно денник она указывает.
- Моего друга, - рыцарь отрицательно качнул головой.
- Он продаст её мне?
- Нет. Не знаю. Вы можете спросить у него сами. - Гай слегка ошалел от подобного напора. Что-то неуловимо знакомое было в этой женщине, и в то же время он был уверен, что никогда не встречал её прежде.
- Вы не очень-то последовательны, сэр рыцарь, - сообщила она с улыбкой.
Надменный тон, гордо вздернутый подбородок… Взгляд зацепился за серебряную пряжку в форме распластанного в прыжке леопарда, и все тотчас встало на свои места.
Идиот…Кретин… Все-таки старик Вэйзи был не так уж неправ на его счет.
Гай сглотнул и медленно опустился на колено перед герцогиней Аквитанской.
- Мадам, у меня есть новости, которые вам следует узнать немедленно, - тщательно подбирая слова, выдавил он.

2015-05-17 в 19:22 

Kaisla
Когда-то я была Cara2003
Очень живописное продолжение, и погоду так легко себе представить, и таверну, теплую и с радующими нос запахами.
Ну и как всегда, на самом интересном месте... :)

2015-05-17 в 20:22 

Ferry
музейный синдром
ах-ах-ах, на самом интересном месте! )))

2015-05-17 в 20:53 

Конвалия
Merelena, вы чудо :white: Как всегда захватывающе :sunny:

2015-05-17 в 21:19 

Merelena
Debes, ergo potes
Kaisla
Ferry
Конвалия

Спасибо :) Стараюсь поддерживать интригу ))) И как всегда после выкладки замечаю ляпы в тексте :-D

2015-05-18 в 01:22 

Merelena, изголодавшись, проглотила текст махом и ляпов не заметила :D и согласна с предыдущие комментатором - написано очень живописно, все как будто предстает перед глазами. Очень милая и забавная сценка с котом, и правда, напомнила, какой маленький ещё Артур. Городок и таверна как живые. А конец удивил и заинтриговал. Очень любопытно.

2015-05-18 в 05:00 

Merelena
Debes, ergo potes
Nocheblanca :sunny: Насчет кота я правда до сих пор не вполне уверена, мог ли в те времена во Франции условно дикий кот свободно гулять сам по себе. Долго думала, но в итоге решила, что мог )))

2015-06-14 в 16:04 

Merelena
Debes, ergo potes
***

- Вот как? Что же именно?
Уткнувшись взглядом в соломенную подстилку на полу конюшни, Гай не мог видеть лица вдовствующей королевы, но по интонации вопроса, прозвучавшего после чудовищно длинной, как ему показалось, паузы, понял, что леди Элеонора хмурится.
Интересно, знает ли она, что случилось с Ричардом?
- Это касается вашего сына и внука, - Гай запнулся, не зная, следует ли уточнить о каком из сыновей идет речь.
- Встаньте, - приказала Элеонора Аквитанская. – И говорите.
Гисборн повиновался, лихорадочно соображая с чего именно следует начать. За последний месяц он не раз и не два пытался представить, как будет проходить этот разговор, но даже в самых смелых его фантазиях дело никогда не доходило до беседы с глазу на глаз на конюшне.
- Мое имя Гай Гисборн, миледи, - произнес он. – Я вернулся из Святой земли, и боюсь, привез вам дурные вести.
Герцогиня Аквитанская смотрела на него в упор, и от этого беспощадно оценивающего взгляда Гаю сделалось не по себе.
А ведь она все знает…
Ну, разумеется. Странно было бы предположить, что аквитанская львица до сих пор пребывает в безвестии по вопросу столь важному для судеб короны и государства.
К дьяволу! Возможно, его рассказ и не станет откровением, но говорить ему все-таки придется.
- Миледи, мне доподлинно известно, что ваш сын, король Ричард, погиб от укуса змеи в пустыне близ Акры три месяца назад.
Даже будь он сто раз уверен, что её светлости давным-давно доложили о случившемся в Святой земле, произнести эти слова вслух не стало бы легче. Гай знал - вслед за его признанием неизбежно последуют вопросы, и приготовился отвечать на них с безнадежной обреченностью приговоренного к публичной экзекуции арестанта.

Нет, лично он не был свидетелем смерти Ричарда.
Да, он уверен, что случившееся не результат заговора.
Почему? Потому что дурацкие неожиданности случаются даже с королями.
О нет, он вовсе не пытается острить! Кое-кто вообще утверждает, что у него нет чувства юмора. Заговорщики предусмотрели почти все, но змея, заползшая в палатку по недосмотру прислуги, не входила в их планы.
Откуда ему известны такие подробности? Ответ должен быть для миледи очевиден.
Её светлость желает услышать подтверждение своих догадок?
Отлично. Он признает, что подписал небезызвестный миледи Ноттингемский договор среди первых, и не отрицает, что состоял в тайной организации Черных рыцарей.
Мог бы он убить короля, будь у него такой приказ? Определенно, мог.
Хотел ли? Видимо хотел, раз уж оказался по уши втянут в эту историю.


В какой-то момент Гай осознал, что герцогиня Аквитанская перестала задавать вопросы, а он просто стоит и тупо смотрит на женщину, которую никогда раньше не воспринимал отдельно от её сына – набившего оскомину храброго короля Ричарда, которого верные подданные не уставали превозносить как идеал доблести и благородства, несмотря на то, что добрый монарх почти пустил Англию по миру, растратив казну на свои крестовые прожекты.
- Сэр Гай, вы понимаете, что минуту назад сознались в государственной измене? – сухо поинтересовалась вдовствующая королева, сплетая ладони в замок с такой силой, что хрустнули костяшки пальцев.
- Да, миледи, - тихо ответил Гай, удивляясь обыденности своего признания.
- И вы специально ехали из Святой земли, чтобы повиниться и предать себя на мой справедливый суд? - Съязвила леди Элеонора с усмешкой глядя ему в глаза.
- Да. То есть, нет… - Гисборн провел по лицу ладонью, вспомнив о главной цели их путешествия. – Мы привезли сюда Артура, миледи.
- Мой внук здесь? – Впервые за время беседы Гисборну почудилось волнение в голосе герцогини.
- Рядом, - Гай качнул головой, указывая направление. – Но не стоит беспокоиться, миледи, с ним мои друзья.
- Я всегда беспокоюсь о членах своей семьи, - быстро обретя самообладание, возразила герцогиня Аквитанская. - Надеюсь, говоря о друзьях, вы не имели в виду барона Вэйзи?
- Нет, миледи, - Гисборн на мгновение опешил. Отчего-то тон прозвучавшего предположения уязвил его самолюбие. И как только он мог забыть, что герцогине уже доводилось иметь дело с шерифом Ноттингемским?
- А вы любитель преподносить сюрпризы, сэр Гай, - уже более миролюбиво заметила она.
- Я ненавижу сюрпризы, - ничуть не покривив душой признался Гисборн.
- Тогда идемте, - Элеонора Аквитанская смерила рыцаря задумчивым взглядом и приняла какое-то решение. – Я хочу увидеть своего внука.

2015-06-14 в 16:05 

Merelena
Debes, ergo potes
Гисборн придержал тяжелую дверь и вслед за дамой шагнул во влажную темень, которую безуспешно пытался рассеять зажженный над входом одинокий фонарь, вокруг которого вился целый рой жужжащей мошкары. На заднем дворе таверны было тихо, лишь со стороны площади, приглушенный толстыми стенами близлежащих домов, доносился нестройный рев в стельку надравшихся студиозусов, отправившихся искать приключений на свою ученую задницу.
На первый взгляд вокруг все было спокойно, но Гай не даром провел столько времени, вылавливая по закоулкам ночного Ноттингема графа Хантингтона и его славную компанию. Когда двое в пластинчатых доспехах, частично скрытых под длинными плащами, бесшумно отделились от стойки коновязи, Гай даже не удивился, механически отметив про себя, что реальную угрозу будет представлять только один – явно опытный боец с отметиной от скверной резаной раны, располосовавшей щеку. Второй - безбородый юнец с длинными как у девушки ресницами, был, по мнению Гисборна, слишком молод и неопытен, чтобы стать серьезным противником.
Рыцарь ругнулся вполголоса и второй раз за неполный час потянулся к висящему на портупее мечу. Однако и на этот раз оружие ему не потребовалось: прежде чем присутствующие успели наделать глупостей, леди Элеонора подняла ладонь, затянутую в изящную шелковую перчатку.
- В чем дело, сир Годфри? – поинтересовалась она у человека со шрамом, который показался Гаю наиболее серьезным противником.
- Миледи, моя работа следить за вашей безопасностью, - ворчливо произнес шевалье, не спуская глаз со спутника герцогини, который, судя по всему, не внушил ему особого доверия. – Я не хочу, чтобы Гильом д’Анже по возвращении свернул мне шею, если с вами случится какая-нибудь неприятность.
- Моей безопасности ничего не угрожало, - заверила герцогиня Аквитанская своего удрученного телохранителя. - Сэр Гай из Гисборна - английский рыцарь и добрый друг английской короны.
- Как будет угодно, вашей светлости, - шевалье сдержанно поклонился, но судя по сомнениям, отразившимся на его суровой физиономии, подозрения с Гая Гисборна вовсе не были сняты, тем более что «добрый друг короны» на последней фразе герцогини поперхнулся и поспешно закашлялся, скрывая замешательство.
- Что-то еще, шевалье? – не поведя бровью, поинтересовалась леди Элеонора у старшего из своих телохранителей.
- Да, мадам, - сэр Годфри утвердительно кивнул. – У входа в таверну вас дожидаются люди барона де Казнака. Их командир передал мне послание барона, адресованное вам.
В подтверждение своих слов шевалье порылся за пазухой и извлек оттуда желтоватый конверт, который при ближайшем рассмотрении оказался сложенным вчетверо листом пергамента, скрепленным гербовым оттиском на синем восковом фоне.
С нарастающей тревогой в душе Гисборн следил за тем, как тонкие пальцы герцогини ломают печать. Развернув послание, Элеонора Аквитанская пробежала глазами по заполнившим страницу неразборчивым каракулям. Её красивое, лишенное возраста лицо омрачилось, и Гай с неотвратимой ясностью осознал, что добравшись до цели, они вовсе не подошли к финалу своего приключения.
- Вы знаете Бернарда, миледи, - умудренному опытом Годфри не требовалось заглядывать в записку барона, чтобы понять, что дело пахнет отнюдь не розами. - Де Казнак не из тех, кто станет поднимать шум по пустякам. Видимо в замке произошло нечто важное, раз он решился послать за вами.
- Так и есть, - подтвердила леди Элеонора, комкая в руке прочитанный лист.

2015-06-14 в 16:06 

Merelena
Debes, ergo potes
***
***
Выглянувшая из-за туч узкая полоска месяца повисла в небе как раз над остроконечной крышей собора Сен-Мартен, отражаясь серебристой рябью в темных лужах, разлитых на мостовой. На площади стало до неприличия тихо, и даже горланящие «In taberna quando sumus»* школяры затерялись где-то в лабиринте петляющих улочек. В приглушенных отблесках лунного света даже аляповатая вывеска над входом в таверну выглядела почти как произведение искусства.
Ничто не нарушало скромного очарования этого уединенного провинциального уголка кроме…
- Разве я недостаточно ясно предупредила, что не желаю привлекать к себе ненужное внимание? – Герцогиня Аквитанская была недовольна, и Гай мог её понять. Ему бы тоже не хотелось, чтобы факт пребывания юного наследника английской короны в «Поросенке с бочонком» стал достоянием местной общественности.
По мнению Гая, сохранению инкогнито способствовало всё что угодно, только не раскорячившаяся поперек дороги карета с фамильными гербами на дверцах. Вокруг оной, изнывая от безделья, топтались уже знакомые Гисборну личности в форменных дублетах с одинаковыми нашивками на рукавах. При появлении герцогини Аквитанской все пятеро вытянулись в струнку и звонко щелкнули подкованными каблуками.
Такое поведение укрепило Гая в мнении, что хозяин Кастельно всем новомодным методам тренировки предпочитает старую добрую муштру. Интересно, эти парни тоже учились маршировать на «сено – солома», как те увальни из ноттингемской стражи, которых милорд шериф оторвал от сохи и поросячьего навоза?
Меж тем герцогиня Аквитанская безошибочно выделила из шеренги и поманила к себе кареглазого русоволосого верзилу, который на первый взгляд мало чем отличался от четверых своих коллег. Как оказалось, парень и в самом деле возглавлял отряд, выполнявший особое поручение барона де Казнака, желавшего чтобы её светлость как можно скорее известили о необходимости возвращения в замок. Естественно, о причинах спешки посланец не имел не малейшего представления. Его роль в этой истории сводилась к тому, чтобы передать послание начальства в нужные руки, но даже с этой задачей, по мнению Гисборна, он справился отнюдь не блестяще.

- Давно ли вы командуете отрядом, молодой человек? – снизошла до расспросов леди Элеонора.
- Никак нет, миледи! Со вчерашнего дня, миледи! – Гаркнул польщенный вниманием её светлости командир. Ему так же громогласно вторила пристроившаяся под козырьком водостока ворона. Тяжело взмахивая намокшими крыльями, она сорвалась с места и недовольно каркая, полетала прочь на поиски более спокойного местечка для ночлега.
- Превосходно, - одобрила герцогиня, провожая взглядом исчезающую в ночи взъерошенную серую тень. – Продолжайте в том же духе, командир, и вы далеко пойдете.
Гисборн хмыкнул, пряча невольную улыбку. Наконец-то он понял, отчего вид этих парней навевает на него ностальгические воспоминания – ту же старательность и служебное рвение вкупе с полным отсутствием фантазии, а порой и здравого смысла, демонстрировали некоторые ноттингемские экземпляры, состоявшие под его командой.
Прежде чем новоиспеченный командир успел раздуться от гордости, получив сомнительный комплимент от многоопытной леди, ему было сообщено, что главная задача его и его людей состоит в том, чтобы сидеть тихо и ждать пока её светлость завершит дела в «Поросенке с бочонком». Дополнительно им предписывалось избавиться от скрипучей колымаги, которую они за каким-то дьяволом с собой приволокли, а также в меру способностей помочь мессиру Годфри со сборами в дорогу.
- Но, миледи! - Начальник предполагаемого эскорта растерянно переводил взгляд с герцогини Аквитанской на карету, и обратно с хозяйской кареты на своенравную герцогиню.
- Похвально, что ваш сеньор, барон де Казнак, решил соблюсти приличия, - пресекла намечающийся протест леди Элеонора, - но ему отлично известно, что в его гроб на колесах я не полезу до тех пор, пока в состоянии сама держаться в седле.

------------------------------------------------------------------------
* «In taberna quando sumus» (лат.) – «Когда мы в таверне» - застольная песня из средневекового поэтического сборника Carmina Burana

2015-06-14 в 16:09 

Merelena
Debes, ergo potes
Разговор был исчерпан. Незадачливому капитану прибывшего из Кастельно отряда оставалось только озадаченно чесать в затылке, в то время как мессиру Годфри и его младшему помощнику предстояло спешно подготовить к незапланированному ночному переходу коней, включая пятерых принадлежавших Гисборну и его пока ничего не подозревающим компаньонам.
- Не заставляйте даму ждать, сэр Гай, - Элеонора Аквитанская поднялась на крыльцо, с верхней ступеньки окликнув замешкавшегося рыцаря. – Надеюсь, вы не забыли, для чего мы здесь?
«Еще бы… Такое не забывается».
Гисборн торопливо взбежал вслед за герцогиней по лестнице и с силой толкнул внутрь выкрашенную ярко-рыжей охрой дверь. Обернувшись в полутемный зал, он поискал глазами своих спутников, которые обнаружилась ровно на том же месте, где Гай их оставил некоторое время назад, с той лишь разницей, что теперь на столе перед оживившейся компанией стояла дымящаяся супница и несколько разнокалиберных блюд со снедью. Артур, удобно устроившийся на скамье между Дориа младшим и лордом Вискайя, сосредоточенно орудовал огромной деревянной ложкой в мясном пироге, временами помогая себе руками, и не обращал ни малейшего внимания на происходящее вокруг.
- Гай! – Дориа младший призывно махнул рукой, едва завидев показавшегося в дверях приятеля. – Еще немного и мы бы решили, что пора отправляться тебя спасать!
Гисборн виновато улыбнулся, утешая себя тем, что к неожиданностям его приятелям не привыкать. Он отступил в сторону, освободив дорогу герцогине Аквитанской.
Помогая даме спуститься вниз по крутым ступеням, Гай краем глаза заметил как сначала де Сент, а затем и Диего с Чезаре поспешно поднялись из-за стола, смахивая с одежды налипшие крошки. Лишь юный наследник Плантагенетов, с энтузиазмом ковырявшийся в своей тарелке, по-прежнему пребывал в блаженном неведении.
- Дорогой граф, - подошедшая к ним Элеонора твердой рукой пресекла попытку де Сента преклонить колено, - давайте не будем давать вашей прекрасной супруге повода для сплетен.
Тьери удивленно хмыкнул, но противиться желанию дамы не стал, ограничившись галантным поклоном.
Оказалось, что об испанском родиче графа герцогиня Аквитанская была наслышана, а Дориа младшего она приветствовала со сдержанным интересом, явно пытаясь разглядеть в нем сходство с незабвенным сеньором Ансальдо. В это время Артур, неожиданно обнаруживший, что рядом происходит нечто интересное, оторвался от недоеденного пирога и настороженно уставился на появившуюся в поле зрения важную пожилую леди.
- Полагаю, вы меня совсем не помните, милорд? – с улыбкой обратилась к мальчику герцогиня Аквитанская. Похоже, подлинность предъявленного внука, не вызвала у нее сомнений.
- Нет, то есть, да! - Пришел в замешательство наследник английского престола, и, ища поддержки, скосил глаза на стоящего подле Элеоноры Гая. Сомнения Артура были очевидны, особенно если учесть тот факт, что до сегодняшнего дня им с герцогиней Аквитинской нечасто представлялся шанс повидать друг друга. На самом деле Гисборн ничуть бы не удивился, узнав, что королева-мать посетила резиденцию бретонских герцогов в Нанте лишь однажды, сделав крюк на пути из своего замка в Англии, где она по воле своего предусмотрительного супруга Генриха безвылазно провела добрых шестнадцать лет, в Пуатье. Сын Констанции де Пентьевр был тогда еще слишком мал, чтобы вспомнить об этом визите хоть что-нибудь существенное.
Как бы то ни было, нынешний Артур с легкостью сопоставил факты, и их оказалось достаточно, чтобы заподозрить, кем на самом деле является дама, перед которой почтительно склонились его наставники. Мальчику требовалось лишь подтверждение догадки, и Гисборн ободряюще кивнул, не вполне сознавая к каким последствиям может привести этот простой и совершенно естественный жест.
Восторженно пискнув, мальчишка вылетел из-за стола и в мгновение ока повис на талии своей царственной бабки, совершенно неподобающим образом болтая в воздухе ногами. О придворном этикете и правилах хорошего тона можно было забыть. Точно также как и о платье из серого венецианского шелка, на котором теперь красовались два жирных пятна от сметанного соуса, коим был обильно полит злополучный пирог.
- Артур! – обескуражено зашипел Гай, одновременно пытаясь отцепить воспитанника от юбки её светлости. Выходка мальчишки сильно пошатнула веру рыцаря в собственные воспитательные таланты.
Между тем, подающее надежды дитя, осознало совершенную ошибку и скромно потупилось, ковыряя разложенную на полу солому носком пообносившегося за время проведенное в пути сапожка. Выдержав паузу достойную придворного церемониймейстера, сын бретонской герцогини и английского принца вежливо поклонился Элеоноре Аквитанской:
- Прошу простить мою несдержанность, миледи Элеонора, - с расстановкой проговорил он. – Я очень постараюсь впредь никогда больше так не делать.
Произнеся свою дипломатическую тираду, любящий внук герцогини Аквитанской прищурился, выжидательно склонив голову набок, и выразительно снизу вверх посмотрел на бабку. За скудостью и необязательностью практики, как следует изобразить раскаяние юному наследнику Плантагенетов так и не удалось. Гай хмыкнул, мысленно болея за воспитанника.
- Очень хорошо, юноша, - леди Элеонора благосклонно улыбнулась. – Как-нибудь мы с вами еще поболтаем о том, как подобает себя вести графу Ричмонду и будущему герцогу Бретонскому.

2015-06-14 в 16:11 

Merelena
Debes, ergo potes
Представление состоялось, и Артур вновь был водворен за стол доедать свой пирог, а её светлость Элеонора Аквитанская, отослав прочь румяную подавальщицу, притащившую на тяжелом деревянном блюде жареного в сухарях карпа, перешла к делу.
- Как вы понимаете, господа, - продолжила она, обращаясь к внимательно слушающим её кавалерам, – кое-что из случившегося на востоке дошло до меня задолго до вашего появления. Именно поэтому в Витрэ отправился отряд, который должен был доставить сюда мою невестку и её детей.
- Мессир Гильом? – Гисборн вспомнил имя, которое однажды уже всплыло этим вечером.
- Не преуспел в возложенной на него миссии, - подытожила за него леди Элеонора.
На месте её светлости Гай не стал бы винить шевалье д’Анже в небрежении, ведь им с Артуром пришлось немало постараться, чтобы развеять небезосновательные подозрения сурового ветерана.
Далее события развивались с неотвратимостью несущейся с холма кавалерийской атаки: герцогиня Аквитанская подтвердила, что знает о существовании документа, подписанного Ричардом, который делает позиции Артура предпочтительными в сравнении с притязаниями её младшего сына.
К несчастью, самому Иоанну о завещании старшего брата было известно даже больше, чем его матери, уж за это Гай готов был поручиться головой, а потому законный наследник престола, по его мнению, не мог быть в безопасности вплоть до самой коронации.
- И после нее тоже, - подтвердила худшие опасения рыцаря прагматичная Элеонора.
Впрочем, коронация и её возможные последствия в данный момент не сильно заботили герцогиню Аквитанскую. Гораздо больше её тревожило другое - по словам леди Элеоноры, барон де Казнак в своей записке сообщал, что его королевское высочество принц Иоанн со значительными силами приближается к Кастельно с юга.
- Мой младший сын ведет с собой не менее пяти сотен рыцарей, а также большой отряд фламандцев, и он уверен, что его племянник сейчас находится в замке, - сообщила леди Элеонора, а Гай Гисборн подумал о том, что у барона де Казнака для волнения имеются все основания. Ему не доводилось раньше бывать в Кастельно, поэтому судить о достоинствах и недостатках его фортификаций Гай не мог, но имея за плечами собственный хоть и небольшой опыт, он подозревал, что защитникам замка, буде таковые найдутся, предстоит нелегкое испытание.
- Источники барона заслуживают доверия? – на всякий случай поинтересовался Чезаре, пока остальные оценивали масштабы грядущего бедствия.
- Более чем, - заверила генуэзца герцогиня Аквитанская.
- Каковы шансы заключить соглашение с принцем, миледи? – Тьери как верный вассал не допускал и мысли о том, чтобы остаться в стороне, но все же не до конца утратил надежду на мирный исход семейной распри.
- Мы можем договориться с Джоном только на его условиях, - признала герцогиня. – Мой сын слишком давно мечтал о короне, чтобы сейчас уступить её племяннику. В Джоне чересчур много от отца, и такая мелочь как завещание брата его не остановит.
- В таком случае осада неизбежна, - Диего де Хара, лорд Вискайя, высказал вслух общие опасения.
- Конечно, - леди Элеонора отреагировала на удивление спокойно.
- Но, миледи, - возразил Гисборн, которого все больше беспокоил ход развития событий. – В таком случае, почему вы настаиваете на возращении в Кастельно?
- Сомневаетесь в разумности моих решений? – герцогиня приподняла бровь.
- Не понимаю для чего тащить мальчика в замок, который вот-вот станет мышеловкой, - продолжал стоять на своем сэр Гай. Терять ему было нечего, значит нечего и бояться. К тому же он слишком привязался к младшему отпрыску семейства Плантагенетов за прошедший месяц, чтобы теперь оставаться безучастным к происходящему.
- Хоть я и благодарна за возвращение внука, - снисходительно заметила Элеонора, – этот вопрос решать мне. Вас же, сэр Гай, в Кастельно никто не приглашал.
Гисборн беспомощно хлопнул ресницами, недоверчиво глядя на герцогиню Аквитанскую, в то время как лицо её светлости оставалось спокойным и безмятежным. Хмурилась ли эта леди или одаривала благосклонной улыбкой, Гай едва ли мог надеяться, что когда-нибудь сумеет распознать под маской милостивой королевы её истинные чувства.
Его выставляют за дверь или отпускают?
Да какая, собственно, разница, если он все равно не может уйти!
Только теперь Гай начал понимать, насколько глупо и самонадеянно было думать, будто ему нечего больше терять. Он мог бы раскланяться с герцогиней и отправиться куда угодно, но единственное место, где ему действительно хотелось остаться, находилось там, где были его друзья. Ведь по большому счету, у него никого больше нет кроме этого временами несносного мальчишки – наследника Плантагенетов, и этих троих мужчин, с которыми его свела ни с того ни сего решившая вдруг улыбнуться хромая судьба.
«Плевать. Я справлюсь. Всегда справлялся. И-мне-никто-не-нужен!»
Тверди он так хоть весь день напролет, убедить себя не удалось бы и в этом случае.
- Вы не можете меня выгнать! – упрямо повторил он вслух.
- И что же мне помешает это сделать? – леди Элеонора выразительно приподняла бровь.
- Я! - Артур не хуже других понимавший, что в негромкой беседе за неубранным столом провинциальной таверны решается его судьба, встал, решительно отодвинув скамью, и дернул герцогиню Аквитанскую за рукав.
- Милорд? - На этот раз леди Элеонора смотрела на внука куда пристальней, чем при первом знакомстве.
- Сэр Гай спас меня, когда погиб Рауль! – в голосе мальчишки читался вызов, а Гисборн поймал себя на том, что не может вспомнить лицо старика, которого похоронил в лесу недалеко от Витрэ.
- Это одна из причин, по которой против него не будет выдвинуто обвинений в государственной измене, - кивнула герцогиня Аквитанская.
Забавно. Он так долго и мучительно размышлял о своем преступлении и наказании, которое должно за ним последовать, а разрешилось все так быстро и до банальности просто. Наверное, ему следовало благодарно преклонить колено и поцеловать чертов перстень с леопардами Плантагенетов, но Гай не сделал ровным счетом ничего.
- Ваша светлость! – Должно быть, он выглядел совсем потерянным, раз обеспокоенный де Сент счел за благо прийти на помощь Артуру. – Я готов подтвердить, что сомнения Гая вызваны исключительно тревогой за мальчика. Констанция де Пентьевр доверила нам жизнь своего сына, и если в результате осады он попадет к принцу Джону, его ждет печальная участь. Допустив подобное, каждый из нас будет проклинать себя до конца дней.
Ох уж этот Тьери с его представлениями о долге…
Меньше всего Гисборну хотелось, чтобы в списке герцогини Аквитанской напротив де Сента появилась галочка сочувствующего хоть и прощенному, но все же бывшему заговорщику.
- Вы оба излишне сентиментальны, господа, - вздохнула Элеонора. – Но будем считать, я вас услышала.
Она вновь обернулась к внуку и, указав на Гая, спросила:
- Есть ли еще причины, по которым вы желаете видеть этого человека подле себя?
Если герцогиня Аквитанская ожидала услышать в ответ плаксивое требование раздраженного ребенка, то её ждал большой сюрприз, потому что жаловаться и просить юный наследник Плантагенетов не собирался. Вместо этого он набрал в грудь воздуха и твердо заявил:
- Сударыня, как граф Ричмонд, я имею право на собственную свиту. Поэтому настаиваю, чтобы сэр Гай и впредь сопровождал меня.
Нужно признать - подобного не ожидал никто, включая и самого Гая, хоть он и стал невольной причиной противостояния внука и его родной бабки.
- О, боже! – После продолжительной паузы Элеонора Аквитанская громко рассмеялась. – Признаюсь, милорд, вам удалось меня удивить. Тем не менее вынуждена напомнить, что титул графа Ричмонда не приносит доходов. Следовательно, вы лишены средств, без которых содержание свиты невозможно.
Артур насупился, обдумывая неприятное для себя известие и его возможные последствия.
- Если дело только в деньгах, сеньора, - с невинной улыбкой встрял в разговор Чезаре, - дом Дориа охотно ссудит энную сумму будущему герцогу Бретони и королю Англии.
- Сеньор Ансальдо, без сомнений, будет в восторге от такого вложения, - фыркнула окончательно развеселившаяся Элеонора.
- Мой дед привык видеть вещи в перспективе, - ничтоже сумнящеся подтвердил генуэзец. – Не сомневаюсь, что он меня поддержит.
- Как и герцог Вискайя и его семья, - в знак утешения потрепав Артура по плечу, добавил Диего.
- Можно было заранее догадаться, что вы сговоритесь друг с другом, - сдаваясь, покачала головой Элеонора. – Нам предстоит серьезное испытание, и мне будут нужны преданные люди, на которых я могу положиться.
- Именно поэтому, - герцогиня Аквитанская в упор посмотрела на своего внука, - я намерена предложить сэру Гаю должность телохранителя при вашей персоне. Ему будет разрешено действовать по собственному усмотрению, и сопровождать вас до тех пор, пока в этом есть необходимость. Разумеется, степень необходимости оценю я сама.
- Нужно соглашаться, милорд, - Чезаре Дориа подмигнул Артуру, и мальчишка расплылся в довольной улыбке. Сомнений в его ответе быть не могло. Дело оставалось за малым.
- Сэр Гай? – На этот раз Элеонора обращалась к Гисборну.
Полутемный зал с зажженным камином, властная дама в дорожном наряде, сидящая опершись локтями об отполированную до блеска дубовую столешницу – её светлость Элеонора Аквитанская собственной персоной, довольный Артур, на «дай пять» подставляющий ладонь внуку генуэзского патриция, и серьезные лица Тьери и Диего по соседству. Ощущение нереальности происходящего упорно не желало проходить.
- Я с радостью буду служить вам и вашему внуку, миледи, - прилипший к небу язык ворочался с трудом, зато он, кажется, заработал одобрение графа де Сента.
- Вот и славно, - заключила леди Элеонора, протягивая руку в шелковой перчатке для поцелуя. – Тем более что Годфри наверняка уже подготовил лошадей.

2015-06-14 в 23:50 

Kaisla
Когда-то я была Cara2003
О, какой славный, чудесный кусочек! Сцена беседы в конюшне очень классная. Артур очень милый тут получился, местами совсем ребенок, а местами старающийся быть взрослым. Ну и Гай, конечно :heart:
Спасибо!

2015-06-15 в 14:14 

Конвалия
Замечательно :sunny:
Merelena, вы - чудо :white:

2015-06-15 в 18:24 

Merelena
Debes, ergo potes
Kaisla
Конвалия
Спасибо ))) Я все удивляюсь как у вас хватает терпения это читать, когда оно пишется аж с 2010 года )))

2015-06-15 в 19:09 

Гвенда
Я не всегда разделяю свои взгляды (П. Валери)
Merelena, замечательно.
«- Почему?! – храня верность семейным традициям, Артур решил не сдаваться без боя.
- Потому, - весомо откликнулся сэр Гай и на всякий случай намотал на локоть повод рыжего конька. », - воспитатель :-D "шапку надень", "перехочется", "утонешь, домой не приходи".

2015-06-15 в 19:18 

Merelena
Debes, ergo potes
Гвенда Правильно, никаких сантиментов! ))) И вообще "я старый солдат и не знаю слов любви" (с) :-D

2015-06-15 в 19:22 

Гвенда
Я не всегда разделяю свои взгляды (П. Валери)
Merelena, «Правильно, никаких сантиментов!», ну да, родительская нетленка. Сказал - как отрезал.

2015-06-15 в 19:32 

Merelena
Debes, ergo potes
Гвенда :lol:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Под сенью Шервудского леса

главная