20:43 

Король умер или "Да здравствует Король!" (продолжение от 27.03.16)

Merelena
Debes, ergo potes

Автор: Merelena

Название: «Король умер, или "Да здравствует король!"»

Персонажи: барон Вэйзи шериф Ноттингемский, сэр Гай Гисборн, леди Мэриан, Робин Локсли граф Хантингтон, а также прочие сопутствующие личности

Размер: пока миди макси

Рейтинг: PG-13

Жанр: Драма, юмор, приключения и пр.

Дискламер: на чужих персонажей и полную историческую достоверность не претендую :)

Саммари: просто возможный вариант развития событий


то, что было написано раньше и далее

Отзывы читателей приветствуются, включая мнение :ubej:


запись создана: 10.06.2010 в 15:00

@темы: Шериф Вейзи, Фанфики, Уилл Скарлет, Робин Гуд, Мач, Маленький Джон, Леди М., Конкурс «А в этой сказке было все не так», Джак, Гай Гисборн, Алан Э'Дейл

Комментарии
2012-06-12 в 19:27 

Merelena
Debes, ergo potes
*Итиль* А нефиг :-D Там и так кроме него еще три няньки )))

2012-06-12 в 22:59 

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
:hlop:
А я уже почти и не надеялась...

2012-06-12 в 23:50 

green__mouse
Мышь зеленая, красноглазая
Ух ты, продолжение! Да здравствует продолжение! :-)))
Хорошая собачка :) То-то бабушка будет рада :) Интересно, а в Европе существовал запрет на христианские имена для животных? На Руси точно был...

Шарлотта - шикарный персонаж. По крайней мере, она использовала все возможности :-)

2012-06-13 в 04:55 

Merelena
Debes, ergo potes
Мари Анж Не, ну я же сказала, что буду писать дальше ))) Вот только скорость подкачала.

green__mouse
С кличками честно не в курсе :hmm: Но если что, наследник об этом не подумал)))
Шарлотте не повезло. Надо было ей просто тихо смыться. Глядишь искать бы не стали.

2012-06-13 в 11:55 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Ура! Отличное продолжение!

2012-06-13 в 12:30 

Merelena
Debes, ergo potes
kate-kapella
Вымученное ))) Едва не снесла все это в процессе написания :)

2012-06-13 в 12:34 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Merelena, да ладно! Очень живо и бодро получилось.

2012-06-13 в 12:40 

Merelena
Debes, ergo potes
:) Это хорошо

2012-06-13 в 13:02 

Конвалия
Только сейчас добралась до интернета, а тут такая радость негаданная. :sunny:
УРА!!! :ura:
Merelena :white: :white: :white:
Спасибо большущее. :flower:

2012-06-13 в 13:23 

Merelena
Debes, ergo potes
Конвалия :shuffle2:

2012-07-08 в 21:40 

Merelena
Debes, ergo potes
Окрестности Витрэ

Потратить остаток ночи на сон – роскошь почти непозволительная в их теперешнем положении, однако отряд, сильно прибавивший в числе за прошедшие сутки, нуждался в отдыхе, а угрожавшая им опасность, хоть и весьма реальная, была все же не столь велика, чтобы срываться с места и в потемках отправляться в путь.
Решение задержатся в усадьбе до утра, принятое графом Хантингтоном после беседы с герцогиней, старожилы банды встретили с одобрением, а мнение сэра Джереми, даже если оно и отличалось от мнения большинства, никого особо не интересовало. Это, впрочем, не означало, что прибившемуся к дружной шервудской компании рыцарю нечем будет заняться до восхода солнца. Нести ночное дежурство бывшему крестоносцу не в диковинку, даже если он и подвизался какое-то время при банде заговорщиков, а уж Малыш Джон позаботится о том, чтобы новоявленный помощник Вэйзи, самочинно отправивший себя в отставку, не попытался потихоньку улизнуть за ворота. То, что Кэнтон мечтает как можно скорее убраться за пределы досягаемости бывшего начальства, было видно невооруженным глазом, но даже несмотря на заступничество леди Мэриан, питавшей особую слабость к сирым и убогим, особенно если оные демонстрировали намерение встать на путь исправления, доверять недавнему Черному рыцарю Робин не собирался.
Отправив Мача с Луизой, категорически отказавшейся оставлять погреб на разграбление подозрительной личности в побитой молью дурацкой шапчонке, пополнять запас провианта, а Симона следить за дорогой, ведущей от замка к усадьбе, предводитель шервудской братии осторожно покосился на Мэриан. Девушка устало подпирала плечом дверной косяк в гостиной, где перед остывшим камином собрался их скоротечный совет, и Робин виновато отметил, как осунулась и похудела за последнее время его все еще невеста.
Разумеется, изнуряющая трехнедельная скачка не могла пройти бесследно, но больше всего беспокоило другое: Робин дал себе слово, что вернет ее домой целой и невредимой, но упорное нежелание леди облегчить ему выполнение этой задачи приводило в уныние. Мэриан словно соревновалась с ним, пытаясь доказать, что способна справиться с любой ситуацией. У нее и правда очень хорошо получалось - Робин никогда не отказывался признавать очевидное, но война – не состязание, а то что семейные дрязги Плантагенетов способны привести к серьезному противостоянию среди баронов и расколоть страну на два лагеря и не вызывало сомнений.
Все сильно усложнилось с тех пор как неполные четыре месяца назад они в спешке покидали Англию, и теперь Робин предпочитал не задумываться, что будет, когда они наконец-то вернутся в Ноттингемшир. Проблемы следует решать по мере появления – эту простую истину граф Хантингтон твердо усвоил за годы пребывания в рядах святого воинства под командой покойного короля.
Глупо делить добычу, пока не пала крепость, вот и Робин Локсли научился жить настоящим, радуясь каждому новому дню так, словно он был последним, и, делая все от него зависящее, чтобы, несмотря на превратности судьбы завтра все-таки наступило. До сегодняшней поры ему неплохо это удавалось, к вящему неудовольствию одних и искренней радости других.
Побывав в сотне передряг, он сумел сохранить отряд, и теперь перед ними стояла цель куда более сложная и амбициозная, чем все предыдущие: шутка ли вопреки сопротивлению принца-регента посадить на трон Англии нового короля?
В непростых ситуациях Робин Локсли неизменно полагался на себя и свою испытанную команду, но сегодня слишком многое зависело от удачливости кучки незнакомых авантюристов, взявшихся довезти наследника до Элеоноры Аквитанской. Хорошо хоть о самом завещании теперь можно не беспокоиться... Граф Хантингтон упорно гнал от себя мысль, что от скрепленного официальным оттиском пергамента будет немного проку, если сын герцогини Бретонской так и не доберется до Кастельно.
Просвещать и без того встревоженную мать относительно подробностей биографии одного из предполагаемых спасителей сына Робин не стал. Он понятия не имел, какие цели преследует Гисборн, но Констанция де Пентьевр засвидетельствовала, что бывший помощник шерифа Ноттингемского был в числе тех, кому она доверила жизнь Артура. В своем выборе герцогиня не сомневалась, так что разочаровывать ее не стоило. К тому же их последняя встреча с бывшим помощником Вэйзи оказалась настолько примечательной, что Робин ничуть не сожалел о мозолях, натертых во время скачки по бретонским ухабам в попытке отвести погоню от самодовольного осла, в течение двух лет методично портившего жизнь засевшей в Шервуде компании. Все-таки забавно, что из многочисленных сподвижников, окружавших Ричарда при жизни, только сгоряча обвиненный в измене вассал и переметнувшийся на сторону противника заговорщик, пытаются исполнить его волю. Если это не очередная гримаса судьбы, Робин Локсли готов лично сжевать тетиву своего любимого сарацинского лука. Представив, как пикантно будет смотреться сыромятная верблюжья кожа под соусом из перезрелых слив в компании сочащихся жиром пулярок, Робин невольно хмыкнул.
К реальности его вернуло негромкое, но настойчивое покашливание. Леди Мэриан, как оказалось, была твердо настроена узнать, какое задание он приготовил для нее.
Ох уж это стремление к равноправию, будь оно неладно…
Робин Локсли недобрым словом помянул про себя чересчур деятельных английских девиц и постарался как можно весомее аргументировать, почему именно леди Мэриан следует присмотреть за детьми, пока он показывает герцогине завещание Ричарда.
- Это займет совсем немного времени, - примирительно закончил Робин.
Как и следовало предполагать, Мэриан отнеслась к его предложению скептически.
- Даже не говори, что мне следует поручить это Джону! – Локсли поспешил предупредить ожидаемый всплеск негодования. – Представляешь, что будет, если ему придет в голову спеть колыбельную?
Вообще-то у Малыша Джона был отличный звучный бас. По крайней мере, застольные песенки особенно под мухой в трактире ему удавались неплохо, но заострять на этом внимание Мэриан явно не стоило.
- Алан мог бы! – девушка находчиво ткнула пальцем в Э’Дейла, занятого методичным обдиранием колючек, приставших к штанинам во время ночной прогулки по местным буеракам.
- Не смеха ради, миледи. Вы так добры… - с готовностью откликнулся плут, и граф Хантингтон за спиной Мэриан свирепо зашевелил бровями. Мысли командира толковались вполне однозначно, так что Алан почти не запнувшись, скорбно продолжил:
- Я бы с радостью, если только вы умеете чинить конскую сбрую. Вот у вас Мэриан, помнится, застежка на путлище почти оторвалась - надо бы подлатать. Да и подковы нужно проверить…
Для пущей убедительности бывший воришка изобразил руками нечто долженствующее означать кропотливую работу на благо команды.
Ну, с подковами, положим, все в порядке, в этом леди Мэриан не сомневалась, а вот насчет остального Алан прав: при всей широте взглядов сэра Эдварда, починкой упряжи в Найтоне все же занимался шорник, а не юная дочь владельца манора, так что девушке оставалось лишь состроить недовольную гримасу, объявив Робину, что исполнять колыбельные она в любом случае не собирается.
- Луиза уже уложила Элеонору и Фернана, - Констанция де Пентьевр ободряюще улыбнулась. – Дети не доставят хлопот, а я сменю вас тот час же, как мы с графом закончим.

2012-07-08 в 21:41 

Merelena
Debes, ergo potes
***
«Тотчас как она закончит с графом!» - возмущенно фыркнула Мэриан, поднимаясь на второй этаж охотничьего домика, где располагались комнаты для гостей.
Мадам герцогиня явно уверена, что окружающие должны плясать под ее дудку, поскольку она по чистой случайности умудрилась стать матерью наследного принца.
Нет, если разобраться, Мэриан не имела, да и не могла иметь ничего против леди Констанс, тем более что та вела себя безупречно вежливо на протяжении непродолжительного времени, прошедшего с момента их знакомства. Зато мужская часть отряда, то есть абсолютное его большинство, была от рыжеволосой герцогини в восторге. Вот Мач, к примеру, вызвался приготовить для ее светлости омлет с беконом, лично сорванным на грядке за домом шпинатом, и обнаружившимся в кладовке куском вонючего пармезана, оставив жену егеря в состоянии легкой прострации. Надо полагать, до той поры как в доме завелся этот пронырливый коротышка, кухней Луиза правила единолично. К слову сказать, леди Констанс от предложенной чести благоразумно отказалась, заявив, что она и дети вовсе не нуждаются в отдельном меню. Мач немного расстроился, но настаивать не стал, а мнение Мэриан о герцогине де Пентьевр несколько улучшилось.

Элеонору и Фернана разместили в просторной комнате, в дальнем конце коридора по соседству крутой лестницей, с ведущей на чердак. Мэриан уже потянулась к ручке, приготовившись открыть дверь в детскую, как наверху негромко, но отчетливо скрипнули половицы.
Девушка замерла, инстинктивно прислонившись к стене, и вслушиваясь в шорохи сонного дома. Она совершенно точно знала, что здесь кроме нее и детей не должно быть никого: Робин и леди Констанс остались внизу в гостиной, Мач и Луиза спустились в погреб, Джон и сэр Джереми караулят во дворе, Симон отправился следить за дорогой, а Алан, скорее всего, преспокойно дрыхнет на сеновале в конюшне.
Звук повторился, и леди Мэриан потянулась к рукояти кинжала, висящего в ножнах на поясе. Свет зажженной свечи выдавал ее с головой, и девушка поспешно затушила беловатый огонек, осторожно поставив подсвечник на пол. Что бы там ни было, оно не застанет ее врасплох. Мысль о том, что следует поступить осмотрительнее и позвать на помощь Робина, даже не пришла ей в голову. В конце концов, как глупо она будет выглядеть, если окажется, что на чердаке попросту скрипнула рассохшаяся половица, или зашумела пробежавшая в темноте крыса?
Очень медленно, соблюдая возможные меры предосторожности и поминутно прислушиваясь, она поднялась по крутым ступенькам наверх, чуть задержавшись перед притворенной дверью, а затем осторожно скользнула внутрь. Света проникавшего сквозь единственное круглое окно под потолком оказалось достаточно, чтобы разглядеть ряды деревянных колонн, поддерживающих крышу, пыльные сундуки и старую мебель, хаотично громоздящуюся вдоль стен.
В Найтоне чердак использовали примерно для той же цели, что и здесь в Витрэ, и маленькая Мэриан находила весьма увлекательным исследовать хранящиеся там груды сокровищ. Иногда среди бесполезного хлама вроде набитых соломой тряпичных кукол, старых деревянных лошадок и стульев без ножек и разбитых тарелок, ей попадались чудесные вещи. Например, затупившийся кинжал с обтянутой кожей деревянной рукоятью, настоящий тисовый лук без тетивы или замечательная маленькая коробочка с набором костяных наперстков и кучей разнокалиберных иголочек. Когда Мэриан ее отыскала и показала отцу, сэр Эдвард растрогался, сказав, что раньше она принадлежала его жене, а теперь вот перейдет по наследству к дочери.

В одном из дальних углов отчетливо стукнула крышка отворяемого сундука и Мэриан поняла, что не ошиблась. Нет, это не рассохшиеся половицы и уж точно не крысы. На чердаке был человек, и он явно что-то искал. Дрожащий огонек полускрытый толстой горизонтальной балкой, подсказал направление, в котором следует продвигаться.
Она осторожно пересекла пространство, отделяющее ее от цели, ориентируясь на занимавшую полстены колеблющуюся тень. Передвигаться среди громоздящихся друг на друге вещей было бы куда удобнее в костюме Ночного Дозорного, а не в длинной юбке, путающейся под ногами. В довершение ко всем напастям на пути леди оказалась не замеченная в темноте скамья, которая зацепилась за подол, безжалостно сводя на нет тщательные усилия оставаться незамеченной как можно дольше.
Раздавшийся грохот показался оглушительным не только Мэриан, но и неизвестному злоумышленнику, который вздрогнул от неожиданности, неловко опрокинув стоящую на полу зажженную лампаду. Горящее масло плеснулось наружу, с шипеньем коснувшись окованного медью сундука, и тут уже пришла очередь Мэриан испуганно округлить глаза, потому что в метнувшейся к огненной лужице светловолосой фигурке она с ужасом опознала сына погибшего хозяина Витрэ.
Только этого ей еще не хватало!

2012-07-08 в 21:49 

Merelena
Debes, ergo potes
- Господи, Фернан! – выпавший из рук кинжал со стуком ударился об пол.
Девушка отпихнула мальчика в сторону и, набросив сорванный с плеч плащ на разгорающееся пламя, принялась лихорадочно его топтать. К счастью огонь удалось потушить прежде, чем занялись рассохшиеся от времени сосновые доски. Мэриан отерла ладонью покрывшийся испариной лоб и в изнеможении опустилась на краешек сундука. Теперь, когда опасность миновала, ноги предательски отказывались держать и девушку начала бить крупная дрожь. Сидящий на полу Фернан виновато шмыгнул носом.
- Где-нибудь болит? – досчитав до десяти, чтобы прийти в себя, девушка протянула мальчику руку. В темноте невозможно было определить, насколько серьезно пострадал подопечный, и Мэриан снова заволновалась.
- Нет, - после недолгого раздумья сообщил серьезный мальчишеский голос, и леди Мэриан облегченно вздохнула.
- Какого… Что ты вообще здесь делаешь?! – резко выдохнула она, в последний момент вспомнив, что воспитанные леди в присутствии детей не выражаются неприличными словами.
- Ничего, - Мальчишка, судя по голосу, был готов замкнуться и уйти в себя.
- Извини, - срываться на ребенке, несколько часов назад оставшемся круглым сиротой было неправильно, и Мэриан сползла вниз, привалившись спиной к стенке сундука. – Просто я до ужаса перепугалась.
- Я тоже, - признался Фернан. - Вы ведь леди Мэриан? – смущенно спросил он, устраиваясь рядом с девушкой на безвозвратно загубленном плаще. - Я слышал, как к вам обращались ваши друзья.
- Да, именно так меня и зовут, - с улыбкой подтвердила Мэриан, искоса взглянув на мальчика. Юный барон Витрэ, судя по всему, оказался куда наблюдательней, чем ей показалось вначале.
Какое-то время оба молчали, разглядывая пляшущие в прозрачном луче лунного света пылинки, а ущербный месяц деликатно заглядывал в окошко под потолком, освещая две сидящие на грязном полу фигуры.
- После смерти мамы, - неожиданно произнесла Мэриан, хотя обстановка и не сильно располагала к воспоминаниям, - я устроила на чердаке тайник и пряталась там, когда не хотела, чтобы меня отыскали.
- Зачем? – серьезно откликнулся Фернан, старательно вглядываясь в лицо сидящей рядом молодой дамы.
- Наверное, потому что мне было грустно, как тебе сейчас, - подумав, ответила Мэриан.
- Мне не грустно, - упрямо мотнул головой юный барон Витрэ. – И я ни от кого не прячусь!
- Нет?
- Я искал это, - Фернан нашарил на полу и показал ей длинный предмет, завернутый в мешковину.
- Можно? – Мэриан вопросительно взглянула на мальчика и тот согласно кивнул.
Она развернула грубую ткань, осторожно извлекая из ножен миниатюрный клинок – не длинный кинжал, а настоящий меч с отточенным с двух сторон лезвием и удобной рукоятью обтянутой полосками шершавой кожи – как раз по детской руке.
- Это был мой подарок на день ангела, - Голос Фернана дрогнул. - Отец собирался вручить его сегодня и думал, что я ничего не знаю.
- Значит у тебя именины?
В один день потерять отца и остаться без дома… За что такое ребенку?
- Ненавижу этот день, - пробормотал Фернан, обхватив руками колени и уткнувшись в них носом.
- Отец учил тебя сражаться? - леди Мэриан попыталась увести разговор от темы, которая могла вызвать лишь безрадостные воспоминания, но это получилось у нее не слишком хорошо.
- Да, - сын погибшего барона Витрэ сосредоточенно кивнул, не поворачивая головы. – И теперь я должен за него отомстить!
- Те, кто напал на него, уже мертвы, - Мэриан сделала попытку привлечь Фернана к себе. – Твой отец бы расстроился, если узнал, что ты задумал. Помнишь, он говорил, что ты теперь старший в роду.
- Я не старший, а последний! И мой замок по-прежнему занимают враги, - Юный упрямец отклонился, не давая девушке себя обнять, и с вызовом посмотрел на нее.
Похоже, у шерифа Ноттингемского и Его Высочества стало одним врагом больше. Леди Мэриан грустно улыбнулась. Возможно, лет через десять-пятнадцать Фернан де Витрэ и сможет тягаться с убийцами отца, но не сейчас. А днем и ночью следить за подопечным, чтобы он не выкинул какую-нибудь глупость, было бы слишком утомительно.
- Ты же понимаешь, что ничего не сможешь сделать в одиночку. - Старательно объяснила Мэриан. – Никто бы не смог. Для начала нужно получить поддержку. Потому мы и должны спешить в Кастельно.
- Ее светлость герцогиня Элеонора нам поможет?
- Я на это очень надеюсь, - очень серьезно ответила Мэриан. - Потому что это единственный шанс, который у нас есть.
- Хорошо, - после минутного раздумья Фернан даже сумел улыбнуться. – Как ты думаешь, теперь, когда мы увидим Артура, мне придется называть его «сир»?
- Думаю, с этим вы как-нибудь разберетесь. К тому же он еще не стал королем. - Мэриан потрепала светлую макушку барона Витрэ, который хоть и скорчил недовольную гримасу, но все же остался на месте.
- Вот, возьми, - повинуясь внезапному порыву, девушка сняла с шеи и сунула в руку мальчика шнурок с деревянной подвеской.
- Что это? Какой-то языческий амулет? – Фернан с сомнение разглядывал вырезанный на полированном кругляше знак.
- Нет, конечно, - Мэриан легко рассмеялась. – Это знак нашего отряда. Любой, кто его носит, может рассчитывать на помощь Робина Локсли.
- И вашу тоже? – светлые глаза вопрошающе глядели на Мэриан, и девушка согласно кивнула в ответ.
- Тогда я с благодарностью его принимаю, леди Мэриан, - мальчишка вскочил на ноги и торжественно поклонился, надевая подарок на шею.
Мэриан тоже поднялась, отряхивая запачканное платье. Каким бы занимательным собеседником не оказался юный барон Витрэ, а им пора было возвращаться назад пока Робин и герцогиня не хватились пропажи. Устроить посреди ночи переполох вовсе не входило в ее планы.
- Только обещай никому не говорить, что мы едва не подожгли чердак, - Фернан заговорщически хмыкнул. – Иначе Луиза придет в ужас и поменяет замок.
- Обещаю, - Мэриан приложила руку к сердцу, подумав про себя, что новому владельцу Витрэ еще нескоро доведется вернуться в родные края.

2012-07-08 в 21:54 

Merelena
Debes, ergo potes
***
До восхода солнца оставалась не более часа, когда все вопросы были выяснены, дела переделаны, и расположенная в тени вековых дубов усадьба наконец-то погрузилась в тягучую тишину.
- Вам следует отдохнуть, миледи, - Робин галантно придержал тяжелую дверную створку, пропуская даму вперед. – С рассветом это место придется покинуть и боюсь, нам нужно будет поторопиться, потому что его высочество вряд ли отступится от своей затеи.
Не было особой необходимости произносить вслух то, что и без того хорошо известно. Проговорив с герцогиней более часа, граф Хантингтонский отлично понимал, что Констанция де Пентьевр не хуже Робина Локсли осознает серьезность ситуации, в которой они оказались. Но эфемерные душевные порывы порой идут вразрез с доводами рассудка и граф Хантингтон, стремясь поддержать печальную рыжеволосую герцогиню, осторожно сжал лежащие в ладони женские пальцы.
- Не стоит за меня беспокоиться, - уголки губ леди Констанс тронула едва заметная улыбка. – К переездам я привыкла, хотя мне и никогда не сравниться с вашими спутниками.
- Они лучшие, - гордо произнес Робин, никогда не страдавший от избытка ложной скромности. - Любому из них я могу довериться как самому себе.
А вот здесь, если подумать, он ничуть не погрешил против истины. Даже в Алане после всего произошедшего сомневаться не приходилось. Ну, почти…
Граф Хантингтон переступил порог, выпустив из ладони руку спутницы. Его взгляд невольно задержался на Мэриан, которая беспокойно дремала, по своей давней привычке забравшись с ногами в широкое кресло. В рыжеватых отблесках оплавленной свечи, тлеющей на пыльной каминной полке, лицо девушки с разметавшимися прядями каштановых волос, выглядело совсем юным.
- Спят… - шепнула леди Констанс Робину, осторожно снимая с полки тяжелый серебряный подсвечник. Дрожащий огонек выхватил из тени осунувшуюся физиономию юного барона Витрэ, спящего в обнимку с подушкой, и выбившиеся из-под кружевного чепца медные кудри мирно сопящей малышки Элеоноры.
- Неудивительно после сегодняшних волнений, - не сводя с Мэриан глаз, так же тихо отозвался граф Хантингтон.
- Да, конечно…

Несколько минут назад, пробежав глазами по ровным строчкам, старательно выведенным на беленом пергаменте, Констанция де Пентьевр обмолвилась, что завещание Ричарда – смертный приговор для ее сына.
- Мы этого не допустим, миледи! - горячо возразил Робин, по-мальчишески порывистым движением отбросив со лба надоедливую челку. – Я сделаю все, чтобы последняя воля короля осуществилась!
- Вы даете опасные обещания, граф, – герцогиня Бретонская печально посмотрела на человека, волей судьбы и умершего монарха сделавшегося опекуном ее сына. – Неужели ваша преданность Ричарду столь велика?
- Он был моим сюзереном!
В серьезных серых глазах молодого английского графа зажглись знакомые упрямые искорки. Похоже, Робин Локсли свято верил в то, о чем говорил.
Констанция де Пентьевр бросила прочитанный свиток на украшенный затейливой резьбой столик перед камином и молча отошла к окну.
- Я теперь постоянно думаю, насколько проще было бы всем останься Артур герцогом Бретони и более никем, – леди Констанс рассеянно провела ладонью по кусочкам полупрозрачной золотистой смальты, вправленным в раму наглухо запечатанного окна. Запотевшее стекло откликнулось жалобным скрипом, и герцогиня замерла, всматриваясь в искаженные причудливой мозаикой ночные сумерки.
- При всем уважении, миледи, - Робин Локсли сочувственно качнул головой, глядя в напряженно выпрямленную женскую спину, - вы не должны решать за своего сына.
- Почему же? – леди Констанс быстро обернулась.
- Потому что, это прерогатива Артура, - убежденно произнес Робин. – Даже если вы отречетесь за него, ничего не изменится. Мальчик всегда будет угрозой для Иоанна.
- Знаю… - тихо откликнулась герцогиня, стиснув побелевшие кулаки так, что ногти безжалостно впились в ладони.
Все верно. Но не станешь же объяснять этому обаятельному английскому графу с мальчишкой улыбкой и не по возрасту серьезными глазами, свято верящему в непогрешимость своего короля, что даже у сильных женщин бывают минуты слабости, когда хочется забыть обо всем и просто плыть по течению, принимая как данность навязанную извне волю. Впрочем, не это ли они сейчас делают, подчиняясь решению человека умершего в чужой стране за тысячи лье отсюда?

2012-07-08 в 21:56 

Merelena
Debes, ergo potes
Вошедшие переговаривались шепотом, но всегда чутко спавшая Мэриан поспешно вскочила, едва не опрокинув назад тяжелое дубовое кресло. Меч Фернана, лежавший у нее на коленях соскользнул вниз, со стуком ударившись об пол.
- С детьми все хорошо, - поспешно отчиталась девушка.
Она и не думала, что после происшествия на чердаке сумеет хотя бы вздремнуть. А вот поди ж ты…
- Вижу, - Констанция де Пентьевр мягко улыбнулась. Взъерошенная молодая леди вызывала невольную симпатию, напоминая о себе самой неполный десяток лет тому назад.
Под понимающим взглядом рыжеволосой герцогини Мэриан смутилась, теребя в руках пояс платья.
- Пойдем, Мэр, - Робин поднял с пола упавший клинок, с удивлением разглядывая незнакомое оружие, и осторожно потянул еще не отошедшую ото сна девушку к выходу.
На пороге он чуточку задержался, почтительно поклонившись хозяйке комнаты. Приложиться губами к протянутой женской ладони казалось совершенно естественным, так что чувствительный тычок локтем, последовавший незамедлительно после того, как дверь за леди Констанс закрылась, оказался для Робина полной неожиданностью.
- Что?! – изумился он, потирая ушибленный бок и на всякий случай чуток отодвинулся в сторону.
- Проверяю не подменили ли ненароком графа Хантингтона, – фыркнула леди Мэриан, отобрав оружие у слегка опешившего спутника.
- Господи, Мэр! – Локсли недоверчиво округлил глаза, когда скрытый смысл предъявленной претензии стал ему более-менее ясен. - Это же смешно!
- Правда? – Мэриан многообещающе прищурилась. Похоже, она совершенно пришла в себя и привычная язвительность к ней вполне вернулась.
- Я совсем не то имел в виду! – принялся поспешно оправдываться Робин. - Это была всего лишь учтивость!
- С чего ты вообще решил, будто тебя в чем-то обвиняют? – Мэриан с деланным равнодушием пожала плечами.
Препирательства грозили перерасти в серьезное выяснение отношений, и граф Хантингтонский в отчаянии возвел очи горе, поневоле отметив, что Луизе следовало бы повнимательнее следить за вверенным ей имуществом, вместо того, чтобы самозабвенно пилить мужа. Впрочем, стоило сделать ей скидку, потому что сегодняшней ночью гостей в охотничьем домике вовсе не ждали.
- Какая муха тебя укусила? – обреченно вздохнул Локсли, оторвавшись от созерцания затянутых паутиной балок.
- Никакая! - с достоинством откликнулась Мэриан и демонстративно повернувшись к графу Хантингтону спиной, сбежала вниз по лестнице.
Минуту спустя скрипнула входная дверь, и оставшийся в гордом одиночестве Робин недоверчиво качнул головой. Истерики на пустом месте никак не вязались с характером Мэриан, а в том, что это была именно истерика Робин Локсли почти не сомневался. Нечто подобное он уже наблюдал несколько месяцев назад, когда после смерти отца девушка впервые попыталась жить по правилам шервудской братии и, сказать честно, не сильно в этом преуспела. С тех пор дело основательно сдвинулось с мертвой точки, так что о причинах сегодняшнего странного поведения оставалось либо гадать, либо проявить настойчивость, рискнув навлечь на себя еще большее недовольство юной леди.
Твердо решив немедленно во всем разобраться, граф Хантингтон спустился вниз, пересек холл и решительно шагнул за порог, машинально отмахнувшись от запищавшего над ухом комара. Вредное французское насекомое и не подумало отступить, во что бы то ни стало вознамерившись удовлетворить свои гастрономические потребности за счет английского пэра. Робин досадливо поморщился, отвесив себе звонкую оплеуху. Сидящая на крыльце леди Мэриан хихикнула, с интересом наблюдая за безуспешными попытками графа Хантингтона избавиться от атаковавшего его кровососа.
- Что случилось, Мэр? – пользуясь моментом пока девушка не решила снова на него обидеться Робин Локсли плюхнулся рядом с ней на ступеньку.
Мэриан и не думала обижаться, но ответила не сразу, подняв на него печальный взгляд:
- Мы ходим по слишком тонкому льду, Робин.
- Так было всегда, - с искренним недоумением качнул головой граф Хантингтон. – Ничего не изменилось.
- Я говорила с Фернаном, - вздохнула Мэриан.
- С сыном барона? – Робин немного удивился. – О чем?
- У мальчика погиб отец, а ты спрашиваешь о чем мы говорили? – возмутилась девушка.
- Это нечестно, Мэриан, - упрекнул подругу граф Хантингтон. – Ты должна знать, как я об этом сожалею.
- Да, конечно, - грустно откликнулась она. – Просто когда я думаю, что ты мог оказаться на месте барона, мне становиться страшно.
- Но ведь я здесь, Мэр, – граф Хантингтон попытался ободрить подругу, взяв ее руку в свои ладони.
- Снова твое невероятное везение, - леди Мэриан сердито смахнула с ресниц непрошенную слезинку и подозрительно шмыгнула носом. – Иногда я спрашиваю себя: что будет, если оно вдруг кончится?
- Если оно закончится, обо мне сложат легенду, которая переживет века, - хмыкнул Робин.
- Как ты можешь так об этом говорить! – Мэриан Найтон отодвинулась от него и возмущенно фыркнула.
- А что такое? - Защитник угнетенных вилланов Ноттингемшира невинно улыбнулся.
- Это нечестно, Робин! – кулачок леди Мэриан сердито уперся в грудь графа. – Ты же знаешь, что мы все сходили с ума от беспокойства, пока ты не вернулся!
- Не совсем то, на что я рассчитывал, но звучит обнадеживающе, - ухмыльнулся Робин Локсли, обернувшись на негромкое поскуливание цепных псов во дворе.
Мэриан обеспокоенно привстала, наблюдая как с прилепившейся к частоколу площадки, поспешно спустился Малыш Джон и незамедлительно ринулся отпирать калитку. Спустя минуту во двор уже входил егерь, ведя в поводу свою низкорослую косматую лошадку.
- Мэр, предупреди герцогиню, что нужно собираться! – по-прежнему бесшабашный Робин Локсли проворно сбежал с крыльца навстречу Симону и очередному приключению.
Ну вот и все. Короткая передышка закончилась и снова пора отправляться в путь, а Робин все же умудрился превратить серьезный разговор в очередную шутку.
Леди Мэриан отряхнула подол, поднимаясь на ноги, и заспешила в дом, нос к носу столкнувшись на пороге с выходящим Кэнтоном. Все-таки, Джон оказался не самым прилежным сторожем, но размышлять об этом не было ни времени, ни желания.
Черный рыцарь слегка посторонился, пропуская даму, и направился прямиком к беседующему с лесничим командиру разбойников.

2012-07-08 в 21:57 

Merelena
Debes, ergo potes
- Полагаю, наш друг принес известие о приближении людей принца? – произнес сэр Джереми, едва взглянув на взъерошенного Симона. – Если вы уже решили, что собираетесь предпринять, то самое время сообщить об этом остальным.
- Сообщу, можете не сомневаться, - не слишком доброжелательно откликнулся Робин. Возможно, сэр Джереми и оказал им услугу, но делиться планами с недавним противником не входило в намерения графа Хантингтона.
- Как насчет того, чтобы просить помощи у короля Франции? Уверен, Филипп не откажет герцогине. – Кэнтон сделал вид, что не замечает сдержанного тона собеседника.
- Как вы думаете, во сколько нам обойдется помощь короля Франции? - мрачно поинтересовался Робин Локсли, когда понял, что простым игнорированием уйти от разговора не удастся.
- Дворянину не пристало торговаться, - назидательно фыркнул сэр Джереми. – Тем более, в нашей ситуации не приходится выбирать.
- В нашей? – граф Хантингтон удивленно выгнул бровь, выразительно воззрившись на излишне самонадеянного рыцаря.
- Я ведь теперь с вами, не так ли? – Кэнтон слегка удивился.
- Нет, не так, - с мрачным удовлетворением заявил Робин, наблюдая за смятением, отразившимся на бледной рыцарской физиономии.
Несмотря на явную разницу в масти, оба бывших помощника шерифа Ноттингемского, похоже, страдали одним и тем же пороком: и тот и другой непременно хотели быть частью чьей-то стаи. Желание понятное и абсолютно законное. Вот только кто и когда решил, что Робин Локсли непременно должен возиться с каждым неустроенным Черным Рыцарем, попадающимся ему на пути?
- То, что вас больше никто здесь не держит, Кэнтон. Можете убираться к чертям, - безапелляционно заявил Робин, ставя в разговоре жирную точку.
- Прекрасно, - сэр Джереми вспыхнул как девица и, не говоря более не слова, развернулся на каблуках, направившись в сторону конюшни.
Раздавшийся вслед за этим грохот и приглушенные ругательства на английском и французском вперемежку оповестили оставшихся во дворе о том, что обиженный рыцарь не только достиг своей цели, но и налетел в темноте на что-то тяжелое, присовокупив к метаниям духовным еще и телесные страдания.
- Что это с ним? – высунувшийся из распахнутых ворот конюшни взъерошенный Алан почесал в затылке, присоединяясь к стоящей во дворе компании. – Как с цепи сорвался…
- Сэр Джереми нас покидает, - Робин сделал вид, что не замечает неодобрительного ворчания Джона. Сентиментальный бородач заявление командира явно не одобрил, поддавшись очередному приступу ничем не подкрепленного человеколюбия.
- Но, Робин… – Э’Дейл открыл было рот, намереваясь что-то сказать.
- Это не обсуждается, - хмуро заявил Робин, предупреждая заранее обреченную на провал попытку отговорить себя от принятого решения. Алан благоразумно промолчал, за что Локсли бы ему чрезвычайно признателен.
Глядя на покидающего усадьбу рыцаря, граф Хантингтон мужественно подавил недостойную мысль о том, как в сущности неплохо было бы запереть сомнительного союзника в подвале, предоставив решать его судьбу бывшим работодателям.
- Эй, Кэнтон! - Робин все же окликнул человека, совсем недавно без зазрения совести едва не перевешавшего население ни в чем ни повинной деревни.
- Что? – сэр Джереми неохотно обернулся, неприязненно поглядев на графа с высоты седла.
- Удачи, - Робин Локсли махнул рукой, наплевав на стаю скребущих в душе кошек.
Во взгляде Кэнтона мелькнуло изумление, но он на удивление быстро с ним справился и насмешливо поклонился недавнему противнику, поворотив коня к проселку, ведущему в противоположную от Витрэ сторону. Как бы граф Хантингтон ни относился к сэру Джереми, а встречаться с недавним начальством тот явно не собирался. Что вовсе не странно, если только в планы проштрафившегося заговорщика не входило намерение покончить с жизнью особо изощренным способом.
Робин проследил за удаляющимся всадником до тех пор, пока тот не скрылся за поворотом, а затем выбросил его из головы. Солнце поднималось над горизонтом, а значит им тоже пора было трогаться в путь.
Что до Кэнтона, даст бог, у бывшего Черного рыцаря достанет ума не попадаться ему на пути. Если же нет, пусть пеняет на себя. В следующий раз Робин Локсли может и не оказаться таким милосердным как сегодня.

2012-07-08 в 22:43 

Конвалия
Спасибо Merelena :white:
Утащила читать на комп.

2012-07-08 в 22:48 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Прода! Прода-прода-прода! *бегает кругами и бросает в воздух чепчик*

Мерелена, как замечательно НАКОНЕЦ-ТО! :red:

Мэриан тренируется в воспитании подрастающего поколения :heart:

2012-07-08 в 22:51 

Merelena
Debes, ergo potes
Конвалия
Только не ругайте сильно за ошибки))) Я смотрю в тексте их много осталось.

2012-07-09 в 06:49 

Merelena
Debes, ergo potes
Одинокая Волчица (Юлия)
Мэриан полезно потренироваться ))) Глядишь опыт будет, когда свои появятся...

2012-07-09 в 11:45 

Kaisla
Когда-то я была Cara2003
Вот какие-то у меня дурные предчувствия по поводу Кэнтона... Может, и зря, конечно...
Merelena, огромное спасибо за продолжение этой увлекательнейшей истории!

2012-07-09 в 12:01 

Merelena
Debes, ergo potes
Cara2003
:)
Ну, этот сэр еще должен пересечься с нашей компанией )))

2012-07-09 в 13:27 

Вольгаста
Грабли на нашем жизненном пути разбросаны так регулярно, что поневоле задумываешься о высших силах.
Уррра!!! :ura:
Merelena, Ну, этот сэр еще должен пересечься с нашей компанией )))
ему уже можно начинать сочувствовать? ;-)

2012-07-09 в 13:40 

Merelena
Debes, ergo potes
Вольгаста
Ну, даже и не знаю))) Честно говоря, я еще не придумала :)

2012-07-09 в 18:10 

Гвенда
Я не всегда разделяю свои взгляды (П. Валери)
Merelena, замечательно! Читаю с большим интересом.

2012-07-09 в 19:07 

Merelena
Debes, ergo potes
Гвенда Прям бальзам на душу отлынивающему от написательства автору )))

2012-09-02 в 22:11 

Merelena
Debes, ergo potes
***
- Эти кровавые пятна на бархате никуда не годятся! – капризно произнес одетый по последней лондонской моде щеголь, заглядывая в салон раскуроченной кареты, и брезгливо оттолкнул ногой скатившуюся с сиденья подушечку.
К вящему неудовольствию шерифа Ноттингемского, красноречие которого на сей раз не принесло ожидаемых плодов, Его Высочество принц Иоанн пожелал лично участвовать в том, что он деликатно назвал поисками пропавших родственников, а барон Вэйзи определил про себя как поспешное избавление нежелательных свидетелей. Поступок с точки зрения хозяина Ноттингемского замка логичный и заслуживающий всяческого одобрения, но нежелательный: ведь в случае поимки герцогини, факт подмены наследника непременно вскроется и тогда никакие разумные доводы не помогут убедить мнительного патрона в том, что его преданный слуга не имеет ни малейшего отношения к исчезновению малолетнего принца.
Тщательно вынашиваемые амбициозные планы требовали соблюдения особой осторожности. К тому же барон Вэйзи отличался завидным здравомыслием и отнюдь не стремился сокращать число лет, отпущенных ему природой, а жить он собирался долго и по возможности счастливо. Именно потому шериф Ноттингемский не стремился без лишней на то необходимости раздражать последнего из сыновей мнительного Генриха, тем более что принц унаследовал этот порок своего отца.
Как бы то ни было Вэйзи не считал разумным ставить Его Высочество в известность, что пока тот даром теряет время, заставляя своих людей обшаривать заросшие проселки на восточной окраине Бретони, отпрыск его невестки, вероятнее всего, уже находится на полпути к замку своей блистательной бабки. По мнению шерифа, самым верным для принца в сложившейся ситуации было бы как можно скорее заявить о правах на престол, заручившись поддержкой умеренных сторонников прежнего короля и склонив колеблющихся нобилей на свою сторону.
Немного выдержки, выдумки и дипломатии и даже искушенная в политических интригах королева-мать будет вынуждена смириться с неизбежным.
Поскольку мечты Вэйзи о законном регентстве благодаря несвоевременному вмешательству Гуда пошли прахом, барону приходилось прикладывать невероятные усилия, чтобы сохранить за собой хотя бы жалкую должность советника и иметь возможность подталкивать в нужном направлении имеющегося в распоряжении претендента.
Стоит ли упоминать о разочаровании постигшем шерифа, когда выяснилось, что появление трясущегося от страха писаря, извлеченного по такому случаю из каморки донжона, не стало для Иоанна достаточным поводом отказаться от внезапно пришедшей в голову сумасбродной идеи. Вместо того чтобы сосредоточиться на решении первостепенных задач, младший брат Ричарда вознамерился поиграть в солдатики, так что Вэйзи поневоле приходилось с идиотски-заинтересованным видом выслушивать замечания Его Высочества о непомерных расходах на содержание двора, ветрянке, подхваченной племянником, отвратительной погоде, семейных традициях и отвратительной выходке графа Хантингтона за ужином. Барон следовал за принцем, вставляя время от времени почтительные реплики и распугивая вертящуюся под ногами челядь жизнерадостным оскалом, намертво приклеившимся к угрюмой физиономии.
Несмотря на приложенные усилия, высланной несколько часов назад поисковой партии до сих пор не удалось напасть на след беглецов. Это выглядело по меньшей мере странно, учитывая сколько людей Его Высочество поднял на ноги. От привлеченных к делу собак тоже оказалось немного толку, что давало повод шерифу Ноттингемскому заподозрить замковых псарей в саботаже. Впрочем, барон Вэйзи предпочитал держать свое мнение при себе, поскольку после двух часов проведенных в седле, принц, не рассчитывавший, что дело затянется надолго, утомился и пребывал в дурном настроении. А когда его Его Высочество изволил гневаться, безопаснее было бы наступить на гнездо шершней, нежели лишний раз напомнить сюзерену о своем существовании.

- Какая жалость! - Сапожок из тончайшей шагрени досадливо попинал искореженную подножку завалившейся в придорожный ракитник золоченой колымаги. Свободно болтающееся на треснувшей задней оси колесо уныло скрипнуло, а огорченный спутник барона обиженно пожаловался:
- Мы выложили за эту карету целое состояние и только посмотрите, во что она превратилась!
Вэйзи в ответ скорбно покивал головой, разделяя нарочитую печаль принца.
- Теперь нам придется поднять налоги, чтобы возместить убытки, - добавил Иоанн, задумчиво теребя аккуратно подстриженную бородку.
- Мудрое решение, сир, - поспешил выразить верноподданническое одобрение барон, подсвечивая факелом титулованному болвану, который не успев надеть на голову корону уже самонадеянно именовал себя во множественном числе.
- Почему вы постоянно поддакиваете, Вэйзи? – Его-Вечно-Всем-Недовольное-Высочество предсказуемо нахмурилось и, не обращая внимания на смущение собеседника, продолжило:
– Вы абсолютно уверены, что среди этих…несчастных, - принц брезгливо махнул холеной кистью в направлении сложенной у обочины дороги горы трупов, - нет моей драгоценной невестки?
- Увы, милорд, - заверил своего господина шериф Ноттингемский и тут же поправился: – К счастью, герцогини Бретонской здесь нет.
- А мои племянники?
- Исчезли, - уныло сообщил барон, предвкушая неизбежный разнос. – Чрезвычайно трудно в темноте найти хоть какие-то следы беглецов.
- Если бы вы лучше за ними присматривали, нам бы не пришлось подобно орде кочевников мотаться по округе, – принц Джон прищелкнул пальцами, подзывая стоявшего поблизости грума. Малейшие пожелания Его Высочества во избежание неприятностей следовало исполнять незамедлительно, и барон поспешно перехватил у резво подбежавшего долговязого недоросля повод лоснящегося светло-серого жеребца. Чрезмерное рвение тут же отдалось болью в раненном предплечье, словно к нему приложил клещи не в меру усердный ноттингемский палач. Шериф Ноттингемский болезненно поморщился, с сожалением отметив, что суматоха последних дней не лучшим образом отразилась на его здоровье. Виной всему, разумеется, чернявый проходимец с арбалетом, которому как и его бывшему помощнику удалось сбежать из замка. Нельзя сказать, чтобы новые приятели Гисборна сильно беспокоили шерифа, но упускать из виду эту беспокойную компанию определенно не стоило.
Придя в согласие с самим собой, шериф Ноттингемский заботливо поправил перевязь, поудобнее устраивая ноющую конечность. Впустую призывать громы и молнии на головы врагов барон не привык, предпочитая угрозам более эффективные меры воздействия. Кроме того, нетерпеливо притопывающее ногой начальство не располагало к отвлеченным мечтаниям.
- Мои люди проверяют дорогу за оврагом, сир, - поспешил отчитаться Вэйзи с неудовольствием отпихнув от своего лица слюнявую конскую морду, - но я почти уверен, что барон Витрэ сговорился с Робином Локсли...
- И…? – Принц изобразил нетерпение, постукивая ухоженным ногтем о сколотую эмаль с изображением геральдического леопарда на дверце кареты.
- По словам прислуги, недалеко от замка находится охотничий домик. Это место как нельзя лучше подходит для тайной встречи.
- Догадки, догадки… - Джон поманил к себе капитана наемников. – Вы уже нашли эту чертову хижину, Бломберг?
- Нет, мессир, - давнишний наглец, сменивший замшевый дублет на кольчугу и тяжелый дорожный плащ почтительно склонил голову.
То, что фламандец не преуспел в выполнении порученного ему задания, не могло не радовать Вэйзи. Провал научит зарвавшегося солдафона знать отведенное ему место.
Однако торжество барона оказалось недолгим.
Слегка отступив в сторону, капитан наемников кивком указал на низкорослого бородача в видавшей виды суконной обдергайке с эмблемой барона Витрэ на рукаве:
– Один из помощников псаря утверждает, что может показать дорогу.
- Ну, так пусть показывает, - Его Высочество милостиво улыбнулся поспешно сложившемуся в поклоне холопу. – Если окажется, что этот смерд пытался водить нас за нос, мы всегда успеем его повесить.
Мгновенно сникший доброволец забормотал что-то в ответ, комкая в руках заштопанный разноцветными нитками колпак. Смысл бессвязного кудахтанья сводился к тому, что он и в мыслях не держал обмана и что сиятельный господин может полностью положиться на благонадежность своего преданного слуги.
Судя по бледному виду и трясущимся поджилкам, помощник псаря успел как минимум дюжину раз проклясть свой длинный язык и непомерную жадность. Что поделаешь, до некоторых индивидов избитая мысль о наказуемости инициативы доходит до странности поздно…
Принадлежащая принцу неблагодарная животина предприняла очередную попытку дотянуться до шерифова уха, не дав Вэйзи как следует насладиться отчаяньем, отразившимся на лице неотесанного мужлана. Разумеется, ни капли сочувствия к проходимцу барон не испытывал, тем более что в случае удачи в выигрыше снова оказался бы успевший отличиться на званом ужине Бломберг. История о том, как доблестный капитан храбро встал на защиту Его Высочества от тайно пробравшегося в замок убийцы, успела обрасти многочисленными подробностями прежде, чем добралась до шерифа.

2012-09-02 в 22:14 

Merelena
Debes, ergo potes
- Сир, позвольте заметить… - памятуя о любви шервудских разбойников ко всякого рода ловушкам и каверзам, милорд Вэйзи не хотел испытывать судьбу, предпочитая дождаться пока наемники сделают то для чего их собственно и нанимали.
- Не позволю, - капризно отмахнулся Джон, не отреагировав на очевидный подхалимаж, не говоря уже о том, чтобы выслушать своего озабоченного многомудрого советника. Все его внимание принца сосредоточилось на груме, который услужливо придерживал стремя, дожидаясь пока благородный принц соизволит влезть на лошадь.
Не отличавшийся избытком сообразительности юнец конечно не мог знать, что в отличие от своего воинственного братца, младший сын Генриха горячему скакуну предпочитал комфортабельный экипаж, а размахиванию мечом на поле брани изощренную интригу. Моментально сообразив в чем дело, шериф ловко пнул растерявшегося грума под зад, ненавязчиво заставив парня шлепнутся на четвереньки. Спина недотепы, не удосужившегося захватить в замковой конюшне скамейку, выполнила роль подставки, и принц-регент не потеряв ни грана будущего монаршего достоинства загарцевал верхом, с высоты седла оценивая готовность подчиненных. Вполне удовлетворившись увиденным, Его Высочество возвысил голос, привлекая к себе внимание аудитории:
- Обещаем тридцать серебряных ливров и признательность английской короны тому, любому кто вернет нам нашего возлюбленного племянника!
Призыв Джона произвел в рядах наемников заметное оживление. Не прошло и минуты как подопечные фламандца, только что с профессиональным интересом рассматривавшие последствия учиненного бандой Гуда побоища, были готовы следовать за командиром.
- Бломберг, вперед! – вдохновенно скомандовал принц, пришпорив коня, нимало не заботясь о судьбе своего советника, повисшего на узде азартно бьющего копытом жеребца.
Вэйзи поспешно отскочил в сторону, чудом успев избежать сомнительной чести быть насмерть затоптанным конем Его Высочества и толпой воинственных мужланов, ринувшихся исполнять указания принца. К несчастью, разминуться с грумом ему не удалось. Шлепнувшийся по соседству со свежей кучей лошадиного навоза барон разразился потоком витиеватых ругательств, неосмотрительно забыв о возможных последствиях своей несдержанности. Вид почтенного господина, изъясняющегося на манер распоследнего возчика, привел сидящего рядом грума в неописуемый восторг. Не иначе, в благопристойном Витрэ потеха подобная этой случалась нечасто. Жизнерадостные всхлипы, которые наглец даже не пытался скрыть, окончательно утвердили барона в мнении, что подчиненные сэра Леонарда о дисциплине и повиновении имеют лишь самое смутное представление. Это непростительное упущение надлежало исправить как можно скорее, и шериф Ноттингемский отвесил малому звонкую оплеуху. Несмотря на то, что неприличные веселые похрюкивания немедленно прекратились, настроение барона испортилось окончательно. К тому моменту, когда шериф Ноттингемский, покряхтывая от натуги, поднялся на ноги, ни принца, ни большей части его отряда поблизости уже не было. Рядом отиралась лишь кучка наемников Бломберга во главе с капитаном, да грум, безуспешно пытавшийся отчистить перепачканные лохмотья.
Ничего не выражающие лица фламандцев, ставших невольными свидетелями происшествия, не обманывали Вэйзи: вечером за кружкой сидра в ближайшей таверне эти негодяи станут в подробностях смаковать его сегодняшнее унижение. Беззастенчивая ухмылка Бломберга укрепила опасения барона, превратив их в уверенность. Капитан наемников на своем рыжем жеребце, каждое копыто которого размерами не уступало хорошей суповой тарелке, проехал в опасной близости от шерифа, громко насвистывая на редкость похабный мотивчик – один из тех, коим даже хвативший лишку менестрель не рискнет развлекать приличную компанию. Нового любимчика принца откровенно забавляла нелепость ситуации, в которой оказался впавший в немилость фаворит.
Всадники пропали из виду, скрывшись за ближайшим поворотом, и оставшийся в одиночестве барон - не считать же в самом деле заслуживающей внимания компанию извозившегося в конском дерьме холопа, огляделся по сторонам в поисках средства передвижения. Жалкий обломанный сучок на месте роскошной ветки, к которой совсем недавно была привязана его кобыла, свидетельствовал о том, что чертова кляча решила, не дожидаясь седока, самостоятельно присоединиться ко всеобщему исходу. Заскрежетав зубами от досады, барон приложился сапогом к стволику ни в чем не повинного ракитника. Хлипкое деревце жалобно скрипнуло, засыпав лысину шерифа пожелтевшими листочками. Когда праведный гнев и раздражение немного улеглись, барон стал мыслить более рационально и, припомнив самодовольную ухмылку Бломберга, поневоле усомнился в злом умысле своей кобылы. Истинная причина превосходного настроения фламандца стала очевидной, но осознание печальной истины не отменяло факта, что догонять принца теперь придется пешком. Если только…
- Эй, ты! Стоять! – указательный палец шерифа ткнулся под ребра груму, который уподобившись нескладному длинноногому крабу, бочком отползал в сторонку, лелея робкую надежду избежать внимания склочного пожилого господина.
Эффектом, который его голос производил на подчиненных, барон заслуженно гордился. Вот и теперь он удовлетворенно кивнул, обходя обреченно замершего парня по узкой дуге.
- Где твоя лошадь? – требовательно вопросил шериф, бросив на несчастного грума грозный взгляд из-под сведенных бровей.
- У меня нет лошади, мессир… - судорожно сглотнув, пискнул парень, которому от столь пристального внимания стало сильно не по себе.
Шериф Ноттингемский в сердцах сплюнул. Возможно, длинноногому груму и не составляло труда поспевать за блестящей кавалькадой принца на своих двоих, но для барона, чьи юные годы остались далеко позади, такой подвиг был не по силам.
- Хорошо, - проворковал шериф Ноттингемский, упиваясь чувством превосходства над опасливо замершим перед ним человечком. – Как насчет дороги, которой поехал Его Высочество? Сможешь найти эту чертову усадьбу?
Парень насупился, настороженно следя за манипуляциями непредсказуемого лысого господина.
- Так ведь в лесу темно хоть глаз выколи, - озадаченно буркнул грум, поковыряв в носу грязным пальцем. – А у нас даже огня нет...
Словно подтверждая его правоту, висящая в небе бледная луна скрылась за набежавшим дождевым облаком. На Вэйзи сомнения грума не произвели впечатления.
- Ну?! – барон нетерпеливо подпрыгнул, требуя более конкретного ответа. Ему в отличие от виллана, который мог себе позволить неторопливость, было куда спешить.
- До усадьбы не более лье по прямой, - неосмотрительно протянул грум, опасливо отодвигаясь в сторону.
- Проводишь до места, - коротко распорядился шериф Ноттингемский, расценив уклончивое высказывание как согласие. Альтернативой пешей прогулке до упрятанной в медвежьем углу владений охотничьей усадьбы было возвращение в Витрэ, а это заняло бы куда больше времени. Кроме того, вернувшись в замок, шериф Ноттингемский терял возможность по горячим следам апеллировать к авторитетному мнению Его Высочества, с требованием призвать наглого фламандского капитана к ответу.

2012-09-02 в 22:15 

Merelena
Debes, ergo potes
Как вскоре выяснилось, мысль, выглядевшая удачной на первый взгляд, на самом деле таковой не являлась. К этому печальному заключению шериф Ноттингемский пришел на третий час блужданий в заросшем колючем кустарником подлеске. Со времен памятной ночной прогулки по Шервуду барон успел отвыкнуть от длительных пеших маршей и порядком утомился поспевая за бодро шлепающим впереди вилланом, который с ничем не подтвержденным оптимизмом тыкал пальцем вперед и уверял, что за ближайшим поворотом вот-вот должна появиться долгожданная усадьба. Впрочем, утверждать безответственный олух мог что угодно, но даже ежу было понятно, что отряд принца никогда не проезжал той дорогой, который вел шерифа опрометчиво взятый в провожатые недотепа. Спотыкаясь о выпирающие из земли коряги и стараясь не упустить из виду трусящую впереди угловатую фигуру в неказистой одежке, барон Вэйзи пришел к выводу, что теперь ему доподлинно известно, какие мысли бродили в головах беглых отпрысков Авраамовых на сороковом году скитаний по пескам Синайской пустыни.
Не в пример кротким последователям иудейского пророка, шериф Ноттингемский отнюдь не считал смирение добродетелью, придерживаясь того мнения, что подавленный гнев ведет лишь к несварению и язве желудка. В данный момент он бы с превеликим удовольствием придушил своего проводника, если б только мог до него дотянуться. Не подозревая о грозящей ему серьезной опасности, грум остановился на развилке двух разбегающихся в разные стороны тропинок и завертел головой, мучительно пытаясь разрешить вставшую перед ним дилемму. Задержка позволила отставшему шерифу нагнать своего провожатого. Перешагнув через трухлявый ствол, преграждавший заросшую сорняками колею, он объявил привал, решительно опустившись на покрытое мхом бревно. Это бессмысленное кружение по лесу нужно было немедленно прекратить, но истина заключалась в том, что барон Вэйзи не имел даже смутного представления о том, где они в данный момент находятся. Раздраженное эго шерифа требовало немедленно сорвать на ком-нибудь растущую злость, а потому с заговорщическим видом поманив к себе нерешительно топчущегося на месте грума, барон отвесил не оправдавшему надежд проводнику очередную затрещину, наглядно продемонстрировав свое неудовольствие.
Вид насупленного виллана, потирающего ушибленное ухо, настроил барона на лирический лад. Он с наслаждением вытянул перед собой гудящие нижние конечности в стоптанных сапогах и огляделся по сторонам. За время, бездарно потраченное в блужданиях по лесу, утро окончательно вступило в свои права и в просветы между раскидистыми древесными кронами все настойчивее пробивались солнечные лучи. Попадая под полог леса они дробились разноцветными бликами в каплях росы, покрывавших ажурные стебли прячущихся в густом подлеске папоротников и скакали игривыми солнечными зайчиками по изумрудно-зеленому травяному ковру. Если бы не урчание в животе, живо напоминавшее о пропущенном завтраке, мозоль на пятке и полчища комаров, приветствовавших утомленных путников радостным писком, барон, несомненно, нашел бы это зрелище живописным и даже довольно приятным, но любоваться пасторалями на голодный желудок удавалось плохо. Шериф Ноттингемский никогда не причислял к себя к стоикам, а тут еще грум, который устроился на трухлявом пне вне пределов досягаемости барона, принялся насвистывать возмутительный мотивчик, подхваченный у нагловатого фламандца. Оплеухи явно оказалось недостаточно для того, чтобы призвать парня к порядку. Подниматься с насиженного места, чтобы лично наказать деревенщину, барону не хотелось, но хорошенько припугнуть твердолобого виллана было просто необходимо.
- Имей в виду, три десятка плетей по возвращении в замок ты себе уже обеспечил, - сообщил в пространство барон, методично снимая извлеченным из потайных ножен кинжалом шкурку со свежесорванного ивового прутика. – Или ты предпочитаешь розги?
К вящему удовлетворению шерифа хорошее настроение его провожатого моментально испарилось, но вместо того, чтобы пасть ниц и вымаливать прощение, парень промычал нечто невразумительное, с интересом пялясь на что-то за спиной господина.
- Если хочешь меня обмануть, выдумай что-нибудь поновее, – шериф Ноттингемский снисходительно ухмыльнулся, даже не подумав оглянуться назад. Как оказалось, совершенно напрасно.

***

- А ну, брысь! – прозвучавшая над ухом разухабистая команда, стала для Вэйзи неприятным сюрпризом, хотя голос неизвестного шутника показался подозрительно знакомым.
От неожиданности шериф Ноттингемский испуганно подскочил на месте, едва не свалившись с бревна в раскидистый куст чертополоха, и только вмешательство проворно соскочившего с коня верзилы в надвинутом на глаза капюшоне спасло его от неминуемого падения. Трепыхающегося барона ухватили за шиворот, встряхнули как нашкодившего кутенка и без должного почтения поставили на ноги. Завороженно наблюдавший за примечательным действом грум кое-как отмер и, выказав расторопность достойную лучшего применения, сиганул в придорожные заросли, грудью прокладывая себе дорогу сквозь бузину и шиповник. Постепенно затихающий в отдалении топот и треск ломающихся веток, известил оставшихся о том, что беглец не настроен задерживаться ни на мгновение, пока расстояние между ним и беспокойными господами, свалившимися ему на голову, не достигнет безопасного минимума.
- Кэнтон! – удостоверившись, что слух его не подвел, Вэйзи кое-как вывернул шею и уставился на схватившего его человека. Кого шериф никак не рассчитывал встретить в здешней глуши, так это своего нового помощника, который решил сорвать куш, переметнувшись к сторонникам Ричарда. Право же, на такое способен только идиот. Даже Гисборн и тот проявлял больше здравого смысла. Хотя откуда сэру Джереми знать, что разбогатеть, имея дело с графом Хантингтоном, априори невозможно?
К досаде Вэйзи рыцарь дерзко ухмылялся и барон затруднился бы сказать, что недавняя встреча с компанией Гуда хоть чем-то ему повредила.
- Он самый, - подтвердил недавний визави, аккуратно выкручивая начальству левую руку, так что зажатый в ладони кинжал сам собой вывалился из пальцев на мягкую лесную подстилку.
- Что вы тут делаете, Вэйзи? – рыцарь отпустил свою жертву и наклонился, чтобы подобрать упавшее на землю оружие, не забывая при этом настороженно поглядывать на барона.
К слову сказать, опасения Кэнтона были совершенно беспочвенными. Бросаться на хорошо защищенного и отменно вооруженного рыцаря барон не собирался, справедливо полагая, что цивилизованный человек тем и отличается от грубого дикаря, что способен полагаться на свой ум, а не на дубину и прилагающуюся к ней гору мускулов.
- Мальчик мой, ты не представляешь, как я счастлив тебя видеть! - От лучезарной улыбки барона наверняка передохли все комары в округе, а дезертировавший из стройных рядов Черных Рыцарей белобрысый верзила, склонил голову набок, с невольным скептицизмом разглядывая не в меру воодушевившегося работодателя.
- Что вы задумали, барон? – судя по кислому тону, соратник по тайной организации не спешил кинуться в распростертые объятия шерифа.
– По-твоему я не способен искренне порадоваться встрече? – пожурил собеседника уже вполне пришедший в себя Вэйзи.
- Нет, - односложный ответ бывшего подчиненного свидетельствовал о том, что тот не расположен к дружескому общению.
- И это все, что ты имеешь сказать? – барон поджал губы, очень достоверно изобразив
печаль по поводу необоснованных обвинений.
- Вы ничего не делаете просто так, милорд, - прочно укоренившаяся привычка к подчинению сделала свое дело и сэр Джереми почтительно склонил голову, отвечая на едкое замечание шерифа.
- Похвальная откровенность, Кэнтон, - Барон поощрительно улыбнулся. – Будем считать, ты меня поймал. Теперь можешь спросить, чем я тут занимался.
- И что же? – осторожно поинтересовался сэр Джереми, ожидая очередного подвоха.
- По правде говоря, я сидел тут и ждал, когда появится кто-нибудь из людей Хантингтона, - энергично потирая руки сообщил шериф, многозначительно глядя на удивленного помощника.
- Я не человек Хантингтона, - желчно возразил рыцарь, подтверждая первоначальное предположение шерифа. Из того, что Джереми Кэнтон оказался на лесной дороге один, а не в сопровождении назойливой шервудской камарильи, следовал логичный вывод, что вписаться в команду Гуда ему не удалось. Реакция Кэнтона на совершенно невинное замечание эту догадку только подтверждала, а значит, он по-прежнему находился в поисках влиятельного покровителя, который помог бы ему в решении финансовых проблем, частенько преследующих тех, кто пытается жить не по средствам. Оставалось лишь чуть-чуть подтолкнуть сэра Джереми в нужном направлении. Главное убедить неблагодарного подчиненного, что опрометчиво покинутое начальство желает ему исключительно добра.

2012-09-02 в 22:16 

Merelena
Debes, ergo potes
***

- Можешь не верить, но я целиком на твоей стороне, мой мальчик, - быстро зашептал Вэйзи, оглядевшись по сторонам. Предосторожность совершенно излишняя, потому что кроме свихнувшейся сойки, орущей в ветвях соседнего бука на манер кота, которому дверью прищемили хвост, подслушивать их было некому. Удовлетворившись результатами показательной рекогносцировки, шериф поманил к себе озадаченного помощника. Сэр Джереми, на которого таинственный тон и многозначительные намеки всегда производили неизгладимое впечатление, послушно склонил голову.
- Стремление наладить неофициальный контакт с герцогиней - дальновидный шаг, который пойдет на пользу нашему делу. Я даже не стану сердиться, что ты не поставил меня в известность.
- Не станете сердиться? – Рыцарь медленно распрямился и уставился на барона, не зная оскорбиться ему или расхохотаться.
- Именно, - Энергично потирая заросший седой щетиной подбородок, кивнул Вэйзи. Внезапно произошедшую перемену в тоне собеседника он заметил, но не придал ей большого значения. – Заметь, я и словом не обмолвился о досадном огрехе, с которым ты не удосужился разобраться. Стоило бы это ценить, мой мальчик.
- Я ценю, поверьте, – во взгляде Кэнтона, которым тот наградил шерифа, читалось брезгливость.
- Разумеется, - Вэйзи пожал плечами. По его мнению, щепетильность сэра Джереми в вопросах чести отдавала излишней старомодностью. – Чем меньше людей знает о случившемся, тем лучше. Или ты бы предпочел, чтобы эта история дошла до принца?
- Значит, обо мне вы тоже позаботитесь?
- Ты другое дело, мой мальчик, - шериф Ноттингемский с отеческой снисходительностью похлопал ощетинившегося рыцаря по плечу. – Распространяться о подробностях побега герцогини не в твоих интересах.
- Значит, сотрудничество с принцем не принесло ожидаемых плодов? – подчеркнуто официально поинтересовался сэр Джереми, на которого неожиданная фамильярность шерифа произвела неприятное впечатление.
- Все дело в простой предусмотрительности, - поспешил развеять сомнения рыцаря шериф. – Кроме того, что мешает нам быть в хороших отношениях с обеими сторонами?
- Мало кому удавалось долго усидеть на двух стульях, - резонно заметил бывший помощник, накручивая на кулак повод коня, методично ощипывавшего куст ракитника, в то время как его хозяин вел светскую беседу.
- Приходится рисковать, если хочешь хоть чего-то добиться этой в жизни, - выдал многозначительную сентенцию барон, продолжая исподтишка наблюдать за реакцией Кэнтона.
- Есть одно небольшое препятствие, - сэр Джереми упрямо качнул головой. - После случившегося леди Констанс вряд ли захочет иметь с вами дело.
- Я знаю, чем заинтересовать Ее Светлость, - с апломбом, не подкрепленным реальной уверенностью, парировал шериф.
- Пусть так, - к удивлению Вэйзи бывший помощник, ранее не замеченный в наличии собственного мнения, продолжал упорствовать. – А как же Локсли?
- Не забывай, решать будет герцогиня, а не этот зарвавшийся шервудский выскочка. Кроме того, для ведения переговоров у меня есть ты.
- Я?!
Неподдельное изумление во взоре блудного помощника умилило шерифа.
- Герцогиня тебе доверяет, - напомнил он.
- Но граф Хантингтон…
- Не так страшен, как слухи о нем, - пренебрежительно отмахнулся барон.
- Довольно странно слышать это из ваших уст, милорд, - произнес рыцарь, в памяти которого была свежа унизительная сцена изгнания. Локсли недвусмысленно указал ему на порог и Джереми Кэнтон не испытывал особого желания продолжать знакомство.
- Все для блага Черных Рыцарей, Джерри, мальчик мой! - вдохновенно произнес Вэйзи, для пущей убедительности стиснув руку рыцаря повыше локтя. - Только представь, чего мы могли бы добиться, действуя сообща! Богатство, положение в обществе, власть…
Правы те, кто утверждает, что наша жизнь идет по спирали, делая один виток за другим. Вот и шерифа не покидала мысль, что он в очередной раз повторяет слова уже не раз произнесенные при аналогичных обстоятельствах в другое время и в другом месте.
Будь на месте сэра Джереми человек более самостоятельный, барон не поставил бы на успех этой затеи и жалких полпенни, но в своем влиянии на бывшего помощника шериф Ноттингемский был свято уверен, а потому терял надежды убедить Кэнтона.
Что затем случится с бывшим помощником, Вэйзи совершенно не волновало. Главное, принц будет ему чрезвычайно признателен за возможность лично пообщаться с человеком, виновным в побеге любимых родственников. Разыгравшееся воображение услужливо нарисовало перед внутренним взором барона радужную картину позорного изгнания наглых прихлебателей, посмевших занять его место подле Его Высочества.
Предавшись мечтам, Вэйзи едва не пропустил момент когда сэр Джереми вместо того, чтобы завороженно внимать вкрадчивым речам начальства, встряхнулся и брезгливо передернул плечами, избавляясь от чужих пальцев, вцепившихся в рукав дублета.
- Родители крестили меня Джеремайей, - деревянным голосом произнес рыцарь, – и мое теперешнее положение меня вполне устраивает.
- Что за нелепость! – раздраженно отмахнулся шериф, пропустив мимо ушей неожиданное откровение подчиненного. – Джерри, Джеремайя… Какая к дьяволу разница?! Только подумай, сколько ты потеряешь, отказываясь от моего щедрого предложения!
Сэр Джереми стиснул зубы, так что на побелевших скулах заиграли желваки и сделал шагнул вперед. Не ожидавший столь бурной реакции Вэйзи поспешно отскочил, лихорадочно оглядываясь по сторонам в поисках подходящих средств самообороны. В данный момент он горько сожалел о том, что не припрятал в рукаве запасной кинжал и даже готов был согласиться с мыслью, что для решения некоторых проблем не обремененный интеллектом волосатый дикарь приспособлен куда лучше самого изощренного мыслителя, страдающего переизбытком мозгов. Вэйзи набрал в легкие воздух и приготовился громко завопить, в надежде, что Господь или проведение пошлют кого-нибудь ему в помощь, как занесенный кулак рыцаря замер в нескольких дюймах от перекошенной шерифской физиономии.
- Кстати, о щедрости… - задумчивый взор новоявленного Джеремайи остановился на объемистом кошеле, неосмотрительно пристегнутом к поясу барона. Намерения Кэнтона не вызывали сомнений: судя по всему, пустоголовый помощник успел нахвататься у Гуда и его компании гораздо больше, чем показалось вначале.
- Ты не посмеешь! – зашипела предполагаемая жертва беззастенчивого грабежа, инстинктивно встав на защиту своего имущества.
- Поспорим? – Неожиданно развеселившийся сэр Джереми хлопнул себя ладонью по бедру.
- Вор! – возмущение барона едва не плескалось через край.
- Я хотя бы не собираюсь лезть к вам в рот, - наглый ренегат глумливо ухмыльнулся, недвусмысленно напомнив о неприятном инциденте с синьором Трапани и его жадным родственником. Рыцарь красноречиво вытянул вперед левую руку, предлагая шерифу не усугублять ситуацию. Наполовину вытащенный из ножен меч послужил неплохим аргументом в споре и процесс избавления барона от обременявшей его наличности отнял не слишком много времени. Вместе с кошелем в седельные сумки, закрепленные на спине рыцарского коня, перекочевал и массивный серебряный перстень, упорно не желавший расставаться с прежним владельцем.
- Будем считать это платой за три месяца примерной службы, - взвесив в ладони знак принадлежности к тайной когорте Черных Рыцарей, заключил бывший помощник, игнорируя возмущенное мычание взбешенного начальства.
Несмотря на то, что обезоруженный и лишенный законной собственности шериф на первый взгляд не представлял серьезной угрозы, сэр Джереми все же не рискнул поворачиваться к нему спиной. Прежде чем тронуться в путь, он ненадолго задержался, придержав загарцевавшего жеребца:
– Всего хорошего, барон, - рыцарь невинно улыбнулся, провоцируя барона на зубовный скрежет. - На случай, если вы все же не караулили людей Гуда… Отряд принца занял охотничью усадьбу бывшего хозяина Витрэ, не далее чем в полумиле отсюда, - сэр Джереми легким кивком указал на заросшую тропу за спиной шерифа. - Вы еще успеете застать Его Высочество, если поторопитесь.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Под сенью Шервудского леса

главная