20:43 

Король умер или "Да здравствует Король!" (продолжение от 27.03.16)

Merelena
Debes, ergo potes

Автор: Merelena

Название: «Король умер, или "Да здравствует король!"»

Персонажи: барон Вэйзи шериф Ноттингемский, сэр Гай Гисборн, леди Мэриан, Робин Локсли граф Хантингтон, а также прочие сопутствующие личности

Размер: пока миди макси

Рейтинг: PG-13

Жанр: Драма, юмор, приключения и пр.

Дискламер: на чужих персонажей и полную историческую достоверность не претендую :)

Саммари: просто возможный вариант развития событий


то, что было написано раньше и далее

Отзывы читателей приветствуются, включая мнение :ubej:


запись создана: 10.06.2010 в 15:00

@темы: Шериф Вейзи, Фанфики, Уилл Скарлет, Робин Гуд, Мач, Маленький Джон, Леди М., Конкурс «А в этой сказке было все не так», Джак, Гай Гисборн, Алан Э'Дейл

Комментарии
2010-06-10 в 15:11 

Debes, ergo potes
Порт Акры. Около трех недель спустя.


- Прощай, Уилл, - Робин Локсли, граф Хантингтон еще раз обнял друга и с улыбкой хлопнул его по плечу, скрывая грусть, - Так значит, вы точно решили остаться?
- Да, Робин, - Джак в длинном платье и с косметикой на лице – к этому зрелищу не так просто привыкнуть, - Нам тут будет хорошо.
- Конечно… просто немного жаль расставаться.
- Ты всегда можешь нас здесь навестить, Робин.
- До свидания, Джак… - у Мэриан тоже слезы на глазах. Слишком много расставаний за такое короткое время.
- Присмотрите за Картером, - если уж нельзя открыто грустить, можно хотя бы притвориться прежним беззаботным шервудским бродягой, - Я успел привязаться к этому везучему сукину сыну.
- С ним все будет хорошо, Робин.
Конечно. Джак все понимает. На нее можно положиться. Как и на Уилла, и Маленького Джона, и Мача, даже на Алана, хотя тут не все так просто. И Мэриан… Робин украдкой взглянул на любовь своей жизни. Леди Мэриан Найтон. Граф Хантингтон по-прежнему пребывал в полнейшем замешательстве относительно обетов и клятв, произнесенных в пустыне. Со своей стороны он, конечно, был готов незамедлительно и безусловно приступить к исполнению всех обязанностей, из этих клятв проистекающих. Бог свидетель, он даже пытался заговорить об этом с леди Мэриан... Однако не встретил с ее стороны должного понимания, зато напросился на нешуточную оплеуху. Разумеется, она извинилась… Ладно, чуть позже он попытается снова. Благо дорога предстоит длинная и времени для разговоров будет более чем достаточно.
Мач, бдительно оберегающий скудный отрядный скарб от многочисленных портовых воришек и попрошаек, уже делал выразительные жесты, показывая, что корабль готов к отплытию и зазевавшихся пассажиров ждать никто не собирается. Тем более, что деньги за проезд уплачены вперед. Маленький Джон обнял напоследок Уилла и Джак, стиснув обоих в медвежьих объятьях, а Алан, легкомысленный как всегда, щелкнул счастливого влюбленного по носу, и пообещал надрать ему уши, если Джак останется им недовольна.
Взбираясь по дощатому настилу на борт «Сан Сперансы» граф Хантингтонский думал о том, что заканчивается очередная глава его жизни. Настоящее было шатким, будущее неопределенным. Пожалуй, единственное, что ему оставалось - это надежда, с которой Робин из Локсли не расставался даже в самые черные моменты своей жизни. Он улыбнулся: «Сан Сперанса», в конце концов, это могло быть знаком судьбы.

Часть 2

«Святой Марк». Близ берегов Сицилии.

«Святой Марк» уверенно скользил вперед, рассекая изумрудно-зеленые волны Средиземного моря. Попутный ветер наполнял паруса нефа, облегчая жизнь матросам и приводя в некоторое уныние капитана, оплачивающего их вынужденное безделье.
Сэр Гай с силой грохнул тяжелой деревянной кружкой о столешницу, при этом значительная часть содержимого расплескалась, заливая то, что менее месяца назад было дорогой скатертью, а теперь скорее напоминало половую тряпку. Шериф Ноттиннемский обвел скептическим взглядом каюту, особо задержавшись на стоптанном сапоге, заботливо водруженном в центр натюрморта посреди стола. Второй сапог обнаружился валявшимся на кое-как застеленной походной койке.
- Я был о тебе лучшего мнения, Гисборн, - барон Вэйзи брезгливо поморщился, - Пить вино лучших виноградников Шампани из этого…
- Ппрростите, - не слишком трезвый рыцарь икнул, с заметным трудом фокусируя взгляд на бароне, - Ззабыл фамильное серебро Локсли дома…
- Гиззи, дорогой мой, нельзя столько пить, не закусывая, - шериф заботливо подвинул помощнику блюдо с копченым окороком. Это было ошибкой. Рыцарь судорожно сглотнул и, покачиваясь, бросился на палубу, где и замер, перегнувшись через фальшборт. Впрочем, случившееся не помешало ему, вернувшись назад в каюту, надолго приложиться к горлышку очередной бутылки.

«Безрадостной любви развязка роковая, не тихая печаль, а смертной муки час...
Пусть жизнь — лишь злой обман, но сердце, умирая,
Томится и болит, и на пороге рая еще горит огнем, что в вечности погас.»*
, - заплетающимся языком продекламировал сэр Гай и одним махом опорожнил бутылку.
- Какого рая, Гисборн? Ты в своем уме? – скривился шериф, - Может тебе стоит в менестрели податься? Будешь изводить прекрасных дам своим нытьем. Прекрати стонать и приведи себя в порядок. У нас нет времени на эти сопли. Жду тебя через час в своей каюте.

С тех пор как «Святой Марк» покинул гавань Акры, сэр Гай пил, не переставая. Подобное поведение помощника слегка беспокоило барона. Участие в заговорах требует ясного ума, и, что не менее важно, трезвой памяти. А загнанных лошадей пристреливают… из арбалета… в упор. Неуправляемый Гисборн с головой залезший в бутылку, это то, в чем меньше всего нуждался шериф Ноттингемский.
Больше всего барон сожалел о золоте, которым пришлось расплатиться с поджигателем. Ну и что, что фальшивое? Этак, на каждого проходимца поддельных золотых не напасешься… Жаль, что отличное представление не возымело ожидаемого эффекта. Возможно, он недооценил влияние этой маленькой пигалицы на своего помощника. Пожалуй, следовало оставить мерзавку в подвале, а не тащить за собой в пустыню, тогда, Гисборн хотя бы не зря упивался до бесчувствия… Что поделаешь, склонность к эффектным развязкам – это семейное… хотя дорогой сестрице, упокой Господь ее душу, излишняя любовь к театральности вышла боком.
______________________________________________________________________________
* - Стихи В. Соловьева

2010-06-10 в 15:11 

Debes, ergo potes
***

Собрание было в самом разгаре. Сэр Гай, попытавшийся в меру сил, выполнить указание патрона и протрезветь, клевал носом, убаюканный монологом одного из собратьев по тайному обществу. Носатый малый в плаще крестоносца, бубнил что-то о долгожданной победе, сбывшихся мечтах и заветных чаяниях. Наверно решил, что принц Джон, от щедрот своих, наградит его поместьем в тихом уголке Англии. Как же зовут этого недоумка? Том? Джордж? Винсент? Сэр Гай перебрал в уме с десяток имен, однако идентифицировать носатого так и не сумел.
Оживление в заскучавшее сообщество внес шериф Ноттингемский, бесцеремонно оттерший говорящего в сторону:
- Братья! – глаза барона вдохновенно заблестели, - Одержана славная победа! Тиран повержен, Англия освободилась от оков! В этом есть и немалая толика заслуг Черных Рыцарей. Но у нас нет времени, чтобы расслабляться и пожинать заслуженные плоды тяжкого труда! Впереди новые свершения! Принц Джон нуждается в Вашей помощи. Так поможем же нашему принцу! Нашему королю! За короля! - левая рука Вэйзи с серебряным кубком простерлась вверх.
- За короля Джона! – раздались вокруг восторженные голоса и сэр Гай поморщился. Голова раскалывалась и без помощи десятка вопящих на ухо идиотов.
Шериф Ноттингемский торжественно приложил к груди правую руку, сжатую в кулак, и церемониально склонил голову, уподобившись римскому оратору.
Этот жест вызвал новую волну оваций и приступ невыносимой мигрени.
Затем заговорщики разбрелись по своим каютам.
- Как тебе моя речь, Гисборн? – довольный собой шериф лучезарно улыбался остатками зубов, - Зажигательно, не правда ли?
Сэр Гай неопределенно пожал плечами:
- Раз вы так считаете…
- Гисборн, ты не понимаешь - массы надо вдохновлять. Тогда их не нужно подгонять. Они сами будут рады выполнить любую твою просьбу.
- Просьбу? - Барон Вэйзи и просьбы сочетались с трудом.
- Ну да, Гисборн. Дружеская просьба, особенно в сочетании с пинком под зад, самое верное средство добиться желаемого. Кстати, - барон решил перейти от высоких материй к делам вполне земным, - Ты слышал, что сказал сэр Кэнтон о нашем объекте?
- О герцогине де Пентьевр? О том, что в это время года она обычно останавливается в Витрэ?
Шериф поморщился:
- Гисборн, зачем упоминать имена?
- Думаете, стоит соблюдать конспирацию после того как десяток ослов во всю глотку проорали тут здравицу королю Джону?
Шериф тонко ухмыльнулся:
- Нужно мыслить шире, мой мальчик. Зато теперь они не смогут отвертеться от своих слов и не передумают помогать нам. Хотя, наверное, следовало все же взять с них расписку…
- Завещание Ричарда у вас, что вы намереваетесь с ним делать, милорд? - Показалось или мигрень слегка отпустила?
Шериф с нежностью погладил футляр из крокодиловой кожи, в котором с момента отплытия из Акры, хранился свиток, скрепленный королевской печатью.
- Зависит от обстоятельств, дорогой Гисборн, от многих обстоятельств, - шериф задумчиво поковырял мизинцем у себя в носу. – С одной стороны у нас есть завещание и мы знаем, что Ричард назначил наследником своего племянника Артура. С другой стороны, к глубокому сожалению, о завещании известно не только нам, но и барону де Шатильонскому, а также небезызвестному тебе графу Хантингтону и … некоторым другим лицам. Ричард также назначил Локсли опекуном своего племянника до его совершеннолетия. Когда эта весть дойдет до королевы-матери… Пардон, - Вэйзи поправился, - теперь уже просто до герцогини Аквитанской, она воспользуется известием как предлогом, чтобы отстранить принца Джона от власти и объявить себя регентом при малолетнем короле.
- Бароны ее поддержат?
- Если у нее будет завещание и если у нее будет внук, они встанут на ее сторону.
- И что мы можем сделать?
- Не разочаровывай меня, Гисборн, - шериф недовольно нахмурился. – У Элеоноры нет завещания, а скоро у нее не будет и внука.
- Хотите убить еще одного короля, милорд? – сэр Гай не вполне дружелюбно покосился на Вэйзи.
- Фи, как грубо, Гисборн, - шериф поморщился, - И вообще, с каких пор тебя начали тревожить невинно убиенные младенцы? Помнится, раньше ты не был столь щепетильным. Я тебя просто не узнаю. Что с тобой случилось?
- Однажды, вы посоветовали мне повзрослеть, милорд…
- И что? – шериф смерил помощника оценивающим взглядом и расхохотался, - Хочешь сказать, что ты уже?! Не может быть! Да ты просто вырос в моих глазах, Гисборн! Отменное чувство юмора!
Впрочем, сэр Гай даже не улыбнулся.
Отсмеявшись, барон Вэйзи, промокнул глаза кружевным платочком:
- Успокойся, Гисборн. Нам не нужно убивать мальчишку… то есть, пока не нужно. Мы можем с выгодой для себя продать его принцу Джону или Филиппу-Августу. Сначала принцу Джону… а уж потом Филиппу-Августу. Или лучше наоборот? Как ты думаешь?
- Вы хотите выкрасть ребенка и предложить его им обоим?
- Естественно, ведь они оба в нем заинтересованы.
- Это дурно пахнет, милорд, - попробовал возразить сэр Гай.
- Чушь, Гисборн, деньги не пахнут! – барон Вэйзи снисходительно улыбнулся, - А вот от тебя действительно воняет.
- Почему бы вам, в таком случае, не передать ребенка его бабке? – сэр Гай никак не отреагировал на очередную шпильку со стороны шерифа. Сквозь головную боль настойчиво пыталась пробиться какая-то мысль, - Элеонора Аквитанская богаче принца Джона и Филиппа-Августа вместе взятых, и не меньше их захочет видеть мальчишку подле себя.
- Ты идиот, Гисборн, - шериф выразительно посмотрел на помощника, - Во-первых, королева-мать не питает ко мне особого расположения, еще со времен нашей первой встречи; во-вторых, ей известно о существовании Великого Ноттингемского Договора; в-третьих, даже если она и согласится заплатить выкуп за возвращение внука, после этого нам весь остаток наших дней придется прятаться от ее величества в какой-нибудь занюханной дыре…
- Не продолжайте, милорд, я все понял, - рыцарь опустился в тяжело скрипнувшее кресло, и устало потер виски.
- Вот и отлично, Гисборн, приятно сознавать, что мы по-прежнему понимаем друг друга.

***

Последние пару дней погода постепенно портилась, а когда «Святой Марк» прошел мимо берегов Сицилии и миновал Мессину, легкий южный ветерок сменился сильным западным ветром, который угрожающе раскачивал неповоротливый неф и норовил сорвать наспех зарифленный парус с главной мачты. Капитан Панзони – дородный патриций, родом то ли из Венеции, то ли из Пизы или Луки, Гая это не особо интересовало, озабоченно хмурился, рассматривая тяжелые тучи, застилающие горизонт. Его помощник, вооружившись серебряным свистком, подгонял матросов, заставляя их без устали сновать по палубе, закрепляя такелаж и сворачивая паруса. Сэр Гай, стоя на шкафуте, наблюдал за суетой, воцарившейся на палубе. Он весьма посредственно разбирался в мореплавании, но представить пагубные последствия шторма было ему вполне по силам.
Поймав на себе взгляд пассажира, Панзони кивнул ему, указывая рукой на сгустившиеся на западе тучи:
- Идет сильная буря, придется встретить ее в море.
- Если не ошибаюсь, ветер начал меняться еще два дня назад. Возможно, было бы разумнее переждать шторм в гавани Мессины?
Капитан уныло покачал головой:
- Три дня назад я говорил то же самое барону Вэйзи, однако он не пожелал меня слушать. И вот теперь мы вынуждены встретить бурю вдали от берега, - опечаленный патриций скорбно поджал губы, сразу же сделавшись похожим на брыластого молосского дога.

***

Шериф Ноттингемский спешил и поэтому выходил из себя, проклиная ни на что не годных помощников, на что сэр Гай только пожимал плечами; дурацкую лоханку, едва ползущую по морю, на это капитан поначалу обижался и говорил, что путь который «Святой Марк» проходит за десять дней, другой корабль не осилил бы и за две недели; погоду, которая, несомненно, начала портиться назло шерифу Ноттингемскому. В общем, барон Вэйзи был не в духе.
Сэр Гай, заглянувший в каюту патрона, предусмотрительно отклонился в сторону, проводив взглядом бронзовый подсвечник, который пролетел мимо и благополучно приземлился на ногу ни о чем не подозревавшего юнги, случайно проходившего мимо. Мальчишка взвизгнул и умчался прочь, а настроение барона заметно улучшилось.
- Мой дорогой Гисборн, с каждым днем мы все ближе к нашей цели, - шериф поднялся с кресла, чтобы получше разглядеть свое очередное изобретение.
Сэр Гай вслед за шерифом бросил скептический взгляд на карту, пришпиленную к стене каюты, на ней цветными булавками был отмечен путь их следования, а жирный красный крест в центре Бретани символизировал пункт конечного назначения – замок Витрэ.
- Пройдена едва ли половина пути, милорд, - дипломатично заметил он.
- Какой ты наблюдательный, Гисборн, - желчно откликнулся шериф Ноттингемский, - Я и сам еще неплохо вижу. Так что не смей надоедать мне замечаниями о портящейся погоде, протухшей воде или вшах, докучающих матросам. Ты ведь за этим пришел?
Шериф Ноттингемский ударил кулаком по столу, стаканы из синего венецианского стекла жалобно звякнули.
- Ты меня понял, Гисборн?!
- Разумеется, милорд.

2010-06-10 в 15:12 

Debes, ergo potes
***
Буря разразилась ночью. «Святой Марк» отчаянно мотало из стороны в сторону, словно он был крысой, угодившей в зубы терьера. Сэр Гай скатился с перевернувшейся койки и пару мгновений пытался определить, где находится. Палуба раскачивалась и подпрыгивала, словно взбесившийся тюлень, хотя он и не припоминал, чтобы много выпил накануне. Кое-как ему удалось подняться и, держась за стены, выбраться на палубу. Рядом толкались разбуженные штормом и качкой рыцари. Собратья по заговору один за другим выползали на шкафут, на ходу перепоясываясь ремнями и цепляя на пояс мечи. В самый раз, чтобы поскорее пойти ко дну, промелькнула ядовитая мысль и тут же растворилась, смытая захлестнувшей мир водой. Вода была повсюду: на ревущее море и палубу нефа непрерывным потоком изливался дождь; волны, подхваченные неистовым ветром, перехлестывали через палубу и пропадали где-то в непроглядном штормовом мраке.
Темноту ночи прорезала бледная ветвистая молния, яркой вспышкой высветив испуганные лица людей, сломанную, завалившуюся на бок, мачту, и скалы, неумолимо маячившие впереди. Раскат грома почти заглушил отчаянный крик, вырвавшийся одновременно из множества глоток. «Святой Марк» обречен, это не вызывало сомнений. Две спасательные шлюпки, закрепленные по обоим бортам нефа – единственное спасение находящихся на нем людей. Спустить их на воду при такой качке – задача трудная, но вполне выполнимая для опытных матросов, под руководством капитана, который вовсе не горит желанием пойти ко дну вместе со своим судном. Желающие немедленно погрузится в шлюпку, отыскались тотчас. Барон Вэйзи, что-то крича о субординации, оттолкнул со своего пути незадачливого носатого рыцаря. Рыцарь поскользнулся, потерял равновесие и был смыт за борт некстати нахлынувшей волной. Что ж, Том, Джон, Винсент, или как там тебя звали? Одним мечтающим о небольшом цветущем поместье стало меньше. Сэр Гай приготовился занять свое место в шлюпке, но был остановлен воплем шерифа Ноттингемского, перекрывшим даже завывание бури:
- Гисборн! Футляр! Забери чертов футляр из моей каюты!
- К дьяволу футляр, милорд! – сэр Гай отнюдь не горел желанием искать завещание в темноте, на тонущем корабле, посреди бушующего моря, - Мы погибнем, если не уберемся отсюда!
- Ты точно погибнешь, Гисборн, - острие меча уперлось в грудь.
Сэр Гай грязно выругался и подался назад.
- Милорд?!
- Скорее, Гисборн, - шериф был непреклонен. Пара взведенных арбалетов, подействовала как последний и решающий аргумент. Собратья по оружию, чтоб их… Венецианский, или откуда он там, патриций, бледный как шервудская поганка, осеняет себя крестным знамением. Конечно, сейчас самое время помолиться Святому Адъютору* .
Сэр Гай попятился назад, развернулся и бросился на корму к каюте барона. Искать тубус с документами в темноте, в перевернутой вверх дном каморке, занятие отнюдь не способствующее сохранению благостного расположения духа. Отдаленные предки и прочие покойные родственники шерифа Ноттингенского, без сомнения, не раз и не два перевернулись в своих гробах, за время, которое понадобилось сэру Гаю, чтобы отыскать среди этого хаоса заветный футляр из крокодиловой кожи.
Пока он пробирался назад на палубу по узкому коридору между каютами его кидало из стороны в сторону. Оказавшись на шкафуте, он судорожно вцепился в такелажный трос, пережидая очередную волну, прокатившуюся над палубой. Шлюпки нигде не было видно. Лишь толстый пеньковый трос, прикрепленный сложным узлом к кнехту** , уходил вниз. Сэр Гай перегнулся через фальшборт. Шлюпка была внизу. Пришвартованная к нефу канатом, она не могла далеко отплыть от него, и матросы прилагали отчаянные усилия, удерживая ее шестами и не давая разбиться о борт «Святого Марка».
- Милорд! – сэр Гай попытался перекрыть шум ветра.
Его услышали.
- Ты нашел его Гисборн?! Бросай сюда! – шериф Ноттингемский разве что не подпрыгивал от возбуждения.
- Ловите, милорд!
Едва выпустив футляр из рук, сэр Гай отчетливо осознал собственную ошибку.
- Не смейте оставлять меня здесь!
Поздно. Чья-то смуглая рука, вооруженная топориком, ловко перерубает канат, шесты отталкивают лодку от борта корабля, идущего к верной гибели. Матросы и рыцари с одинаковым усердием налегают на весла.
- Милорд!!!
- Прощай, Гисборн! – шериф Ноттингемский машет рукой, демонстрируя злополучный футляр, - Как-нибудь поставлю за тебя свечку Святому Покровителю Дураков!
- Вэйзи, негодяй, вернись!
Какие эмоции! Сколько пафоса! Вряд ли шериф услышит тебя, Гай из Гисборна. Святой Покровитель Дураков – это действительно для тебя.
Чтобы дать выход душившему гневу он еще раз прокричал в ревущую темноту ночи:
- Тебе так просто от меня не отделаться, Вэйзи! Слышишь?! Я тебя найду!!!
Сэр Гай в бессильной ярости ударил ладонью о фальшборт. Рука заныла. Он найдет шерифа. Если, конечно, останется жив. А для того, чтобы выжить, нужно хорошенько постараться. Сэр Гай лихорадочно оглядел палубу в поисках возможных средств к спасению.
А потом «Святой Марк» со страшным скрежетом врезался в торчащие из воды скалы.
__________________________________________________________

* Святой Адъютор, богатый рыцарь, участник Крестового похода 1095 года, был захвачен в плен сарацинами и бежал, бросившись в море. Покровитель пловцов и утопающих
** Кнехт (кнет) - парная тумба с общим основанием на палубе суда, служащая для крепления тросов.

2010-06-10 в 15:13 

Debes, ergo potes
«Сан Сперанса». У берегов Крита.

- Посланник короля мог бы путешествовать и с большим комфортом, - проворчал Мач пытаясь поудобнее расположиться на полосатом тюфяке, который во все стороны ощетинился жесткой соломой.
- Не будь занудой, - Алан осторожно присел на колченогий табурет, который вкупе со старым сундуком, четырьмя матрасами и отхожим ведром составлял неотъемлемую часть убранства каюты, - В конце концов, кое-кому сегодня повезет оказаться в более привлекательной обстановке.
Этот кое-кто, а именно граф Хантингтонский, пытающийся привести себя в более-менее куртуазный вид, старательно намыливал основательно отросшую за прошедшие дни щетину.
- Ты же знаешь, Мач, - у нас хватило денег только на одну каюту на верхней палубе, - и, естественно, эту каюту заняла леди Мэриан.
Алан хмыкнул и тут же сделал вид, что страшно заинтересован пятном волосатой плесени, занимающим почти всю стену. Маленький Джон – воплощенное спокойствие, мирно похрапывал в своем углу. Счастливчик, ему не мешала даже пегая кобыла, подвешенная на лямках за полотняной перегородкой. Несчастное животное совсем одурело от постоянной качки и то и дело жалобно ржало и скребло копытами пол. Что поделаешь – вот они издержки путешествия низшим классом – палуба для простолюдинов, это вам не каюты для высшего общества.
- Робин, может ты уговоришь леди Мэриан, чтобы она пускала нас к себе по очереди? - Мач поймал на себе не слишком дружелюбный взгляд Робина и тут же пошел на попятную, - Я, разумеется, не имел ввиду ничего ээээ… дурного… а Маленькому Джону и здесь вполне неплохо...
- Мач!
- Ладно, ладно, молчу, - обиженный Мач выдернул из своего тюфяка особо докучливую соломину и грустно промолвил, - Были времена, когда я спал на пуховых перинах…
- Когда это такое было? – не поверил Алан.
- Ну… Я тогда был бароном Бончерче, - погрузился в приятные воспоминания Мач.
- Ты – барон Бончерче? – Алан поперхнулся черствым сухарем и запил его разбавленным вином из глиняной кружки.
- Конечно, - обиделся заподозренный во вранье Мач, - Ты ведь помнишь, Робин?
- Помню, как ты тогда раздувался от важности, - воспоминания о проделках двухгодичной давности порядком позабавили, - Правда, это продлилось не долго.
- Недолго пробыл бароном или недолго раздувался? – уточнил Алан.
- Да ну вас, - Мач обиженно отвернулся, - вам бы только подшучивать.

***

Леди Мэриан задумчиво водила щеткой по волосам. Вообще-то прическа и так выглядела идеально, но нужно же хоть как-то привести в порядок растрепанные чувства. Разговор с Робином не шел из головы. Она размышляла о словах и обещаниях, так легко слетавших с языка в пустыне, когда они оба стояли под раскаленным солнцем и думали, что не доживут до заката. Но солнце опустилось, они остались живы и теперь даже себе не объяснишь, отчего так неспокойно на душе. Почему бы просто не принять и не продолжить то, что началось в тот злополучный день. «В богатстве и бедности, в здравии и болезни, в печали и в радости я, Мэриан, беру тебя…»
В дверях кто-то кашлянул, и она в меру приветливо улыбнулась, увидев Робина на пороге. Граф Хантингтон выглядел довольно помятым и взъерошенным, но решимость в глазах светилась по-прежнему, и леди Мэриан обреченно вздохнула, приготовившись снова выслушивать объяснения в бесконечной и преданной любви. Хотя, возможно, будет лучше немного опередить события.
- Робин! – она протянула ему руку, и граф Хантингтон галантно её поцеловал, - Я много думала, о том, что произошло в тот день…
Уточнять, о каком именно дне идет речь не требовалось, и Робин с надеждой взглянул на свою избранницу.
- И о чем же ты думала?
- О том, что слова, произнесенные перед лицом неминуемой гибели нельзя назвать взвешенными и разумными, - осторожно произнесла леди Мэриан.
Робин обиделся:
- Разве не об этом мы всегда мечтали? Неужели, желание выйти за меня замуж – это неразумный опрометчивый поступок?
- Я не это имела в виду…
- Правда? Тогда что же?
- Сейчас не подходящее время… Король умер, принц Джон рвется к власти, Вэйзи строит козни. Англия в опасности, Робин! Как мы можем в такое время мечтать о личном счастье?
Граф Хантингтонский с тоской во взоре посмотрел на девушку своей мечты, которая глядела на него одухотворенными широко распахнутыми глазами, и тяжело вздохнул. Он чувствовал себя как… жалкий обыватель, пекущийся о собственном благополучии, в момент, когда вокруг рушатся города и рассыпаются в прах империи.
Она взяла его за руку:
- Робин, ты же понимаешь, сейчас я не могу выйти за тебя… Я еще не готова...
Кажется, они это уже проходили или у него очередной приступ дежавю?
- Когда же ты будешь готова?
- Сначала мы должны установить порядок в Англии, а уж потом думать об устройстве личной жизни! Именно в таком порядке, Робин.
- Мэриан! – граф Хантингтон, едва лишь не заламывал руки от отчаяния, - В Англии никогда не было порядка!
Леди Мэриан обиженно отвернулась.
Робин Локсли, поймал себя на мысли, что начинает понемногу сочувствовать Гисборну.

2010-06-10 в 15:13 

Debes, ergo potes
***

Крит встретил «Сан Сперансу» голубым небом, знойным солнцем и лазурной синевой прибрежных лагун. Подернутые бледной дымкой горные склоны окружали древний порт, который во времена арабского владычества носил название Хандак, а сейчас звался попросту Мегало Кастро или Большая Крепость. «Сан Сперанса» зашла сюда, чтобы пополнить запасы пресной воды и продовольствия, а уставшие от долгого плавания пассажиры просто радовались нечаянной возможности подышать свежим воздухом и размяться.
Граф Хантингтонский лежал навзничь на теплом золотистом песке, подложив сцепленные в замок руки под голову и рассеянно следил за проплывающими по небу полупрозрачными облачками. Рядом, лежа на животе и болтая ногами, расположился Алан с ленивым интересом наблюдающий за Мачем, который увлеченно пытался добраться до большого серого краба, прячущегося под камнем. После некоторых усилий краб был извлечен на свет божий и незамедлительно вцепился клешней в палец обидчика.
- Вот зараза! – Мач стряхнул зловредное членистоногое с руки и ловко засунул в мешок, - Еще парочка таких же, и на ужин у нас будет крабовый суп, - довольно провозгласил он.
- А ты уверен, что их вообще можно есть? – Алан испытывал здоровую подозрительность во всем, что касалось кулинарных изысков Мача.
- Ну, не думаю, что это будет хуже, чем рагу из крысятины, - вступился за товарища Маленький Джон, с монументальной непоколебимостью восседавший на большом гладком валуне.
- В некоторых странах суп из крабов считается деликатесом, - заметил Робин.
- Эээ… - Алана было не так просто убедить, - а ты не путаешь, случайно, с черепаховым супом?
- Не хотите есть крабов, тогда жуйте солонину, - надулся Мач.
Какое-то время все усердно молчали, думая каждый о своем. Тишину нарушил Робин:
- Не понимаю, чего она от меня хочет? – пожаловался он всем и никому конкретно, - Я и так сделал почти невозможное. Это же не шутка подписать мирный договор с самим Саладином!
- Ну да, - Алан понимающе кивнул, - Три года, три месяца, три дня и беспрепятственный пропуск паломников к Святым Местам.
- И что? Разве она это оценила? Или она думает, что я мог бы во главе горстки рыцарей захватить Иерусалим и освободить Гроб Господень?
- Не переживай Робин, - Мач попытался утешить предводителя, - Все равно она тебя любит. Вы приедете в Англию и поженитесь.
- Ага, - мрачно кивнул Локсли, - поженимся, когда в Англии снова будет наведен порядок.
- Она так сказала? – Алан неопределенно хмыкнул.
- Угу…
- Дела… - озабоченно протянул Маленький Джон, пытаясь припомнить времена, когда в Англии царили мир и всеобщее благоденствие.
- Робин, а ты уверен, что вы проживете так долго? - невинно поинтересовался Алан, за что незамедлительно получил шутовскую затрещину от графа Хантингтонского.
- Между прочим, - появившаяся из ниоткуда леди Мэриан, нарушила дружескую идиллию, - «Она» слышала все, о чем вы тут болтали.
- Ну, мы просто несли всякую чепуху, - один за всех оправдался Алан, - Так просто развлекались…
- Пока вы тут развлекались, - Мэриан сделала строгое лицо, - я узнала у капитана, что с запада надвигается сильный шторм, и мы простоим тут не меньше недели.

«Не меньше недели». Чем дальше откладывается возвращение, тем меньше у них шансов опередить Вэйзи и вернуть завещание. И тем больше опасность для малолетнего короля, напомнил себе Робин. Им было известно, что шериф Ноттингемский с группой доверенных Черных Рыцарей покинул Акру на три недели раньше них. Ни в одном порту, в который заходила «Сан Сперанса» ничего не было слышно о «Святом Марке». Барон Вэйзи нигде не останавливался и очень спешил. Им сильно повезет, если они сумеют добраться до Бретани раньше шерифа. Единственный плюс в том, что им известно, где искать герцогиню де Пентьевр с детьми. Небольшой городок Витрэ в центре Бретани – место, где герцогиня проводит летние месяцы. Об этом графу Хантингтонскому сообщил один из вассалов герцогини - рыцарь родом из Кромбурга, городка, расположенного поблизости от Витрэ. О том, что шерифу Ноттингемскому может быть известно то же самое, Робин предпочитал не думать. Он мог лишь надеяться, что письмо, отправленное с курьером в день смерти Ричарда, дойдет до Элеоноры Аквитанской не слишком поздно.

2010-06-10 в 15:27 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Робин Локсли, поймал себя на мысли, что начинает понемногу сочувствовать Гисборну.
ЫЫЫ! А я начинаю сочувствовать любому мужчине имеющему дело с леди Мэриан! Памятник им обоим. В натуральную величину :vo:

Ждем продолжения и это... крика "Человек за бортом", естественно. Не может же Гаюшка не выплыть?

2010-06-10 в 15:29 

Debes, ergo potes
Ждем продолжения и это... крика "Человек за бортом", естественно. Не может же Гаюшка не выплыть?

О чем речь )) Про кого я тогда дальше писать буду? :)

2010-06-10 в 15:31 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Про кого я тогда дальше писать буду?
Наш человек! :friend: :red:

2010-06-10 в 15:34 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Граф Хантингтонский с тоской во взоре посмотрел на девушку своей мечты, которая глядела на него одухотворенными широко распахнутыми глазами, и тяжело вздохнул. Он чувствовал себя как… жалкий обыватель, пекущийся о собственном благополучии, в момент, когда вокруг рушатся города и рассыпаются в прах империи.
Злая женщина! Такой лирический момент испортила! Злюююка!

2010-06-10 в 18:44 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Леди Мэриан в своем репертуаре:)))) Гая жаль хоть он и идиот
Вейзи и компания Робина прелестны.

2010-06-10 в 19:11 

Debes, ergo potes
Вейзи и компания Робина прелестны.
:) От имени Вэйзи мне труднее всего писать - уж очень у нас характеры разные - все время боюсь, что шериф будет неубедительным...

2010-06-10 в 23:40 

Debes, ergo potes
Средиземное море. Близ берегов Сицилии.

Когда «Святой Марк» с оглушающим треском, врезался в торчащие из воды скалы и начал тонуть, сэр Гай сделал единственно возможное в подобной ситуации. А именно, попытался отплыть от гибнущего корабля как можно дальше. Однако он не слишком преуспел в этом, и новая волна с силой швырнула его назад к скалам. Удар вышиб остатки воздуха из легких, и Гай наглотался воды. «Святой Марк» шел ко дну, увлекая за собой все, что находилось рядом, в том числе и Гая Гисборна. Так почему бы не смириться с неизбежным, не перестать бороться? В конце концов, кто скажет, что он не пытался?
Пустота, наполненная оттенками серого, притягивала. Тихая бездонная тьма влекла за собой... Успокоиться, забыть обо всем, покориться судьбе… это так заманчиво.
К дьяволу! Не дождетесь! Гай Гисборн стиснул зубы и из последних сил рванулся наверх. Пока что, он еще жив, и намерен оставаться в живых и впредь, назло шерифу Ноттингемскому, графу Хантингтону и всем прочим, кто порадовался бы его гибели. Лишенные воздуха легкие отчаянно горели, хотелось сделать вдох, но дышать нельзя, пока нельзя, потому что вокруг лишь горькая морская вода. Он вынырнул на поверхность, почти потеряв сознание, и судорожно втянул в себя глоток воздуха, пополам с водой, отчаянно пытаясь удержаться на плаву. На этот раз ему повезло, и он ухватился за проплывающий мимо обломок мачты. Благодарение небесам, за обломком все еще тянулись такелажные тросы. Без них, Гай отчетливо осознавал это, ему не удалось бы долго цепляться за мачту.
Он не знал, сколько продолжался шторм и как долго злокозненные эллинские боги, забавлялись с ним, швыряя с волны на волну, словно дети тряпичную куклу. Хвала создателю, он потерял сознание, а когда очнулся снова светило ласковое солнце и изумрудные волны мирно плескались вокруг, ничем не напоминая о ночном безумии.
Прекрасная погода, но от этого положение Гая не становилось менее плачевным. К тому же, теперь, когда он пришел в себя, страшно захотелось пить. Он слегка приподнялся и попробовал оглядеться. Над головой, пронзительно крича, пронеслась чайка. Он где-то слышал, что чайки не улетают далеко от берега. Значит не все потеряно? Возможно, земля где-то поблизости. Сэр Гай еще раз всмотрелся в далекий горизонт, и в душе затеплилась надежда. Малюсенькая, как и темная точка, маячившая впереди, но вполне реальная. Спустя некоторое время, он окончательно понял, что не ошибся. Течение медленно, но верно несло обломок мачты вместе с привязанным к нему человеком к неизвестному острову. Весь вопрос в том достанет ли у него сил, чтобы выбраться на берег, когда неспешное морское течение поднесет его достаточно близко к острову. Гай не был в этом абсолютно уверен.
На закате мимо проплыли дельфины. Лоснящиеся серые рыбины долго скользили рядом, описывая круги, и, играя, выпрыгивали из воды. Ему показалось, что они наблюдают за ним со злорадным интересом. Помнится, какой-то древний простак написал в толстенном ученом трактате, что дельфины спасают утопающих, найденных в море. Опять вранье…, - вяло подумал сэр Гай. Уплыли. Не сожрали, и на том спасибо…

2010-06-10 в 23:41 

Debes, ergo potes
***

Солнце давно скрылось за горизонтом, и его сменила луна, безучастно взиравшая с небес белесым рыбьим глазом. Темная глыба острова вырастала впереди гигантским конусом. Это даже не остров, а скорее просто гора посреди моря. Однако Гаю Гисборну, который уже больше суток болтался среди зыбких волн, этот клочок каменистой суши, казался едва ли не землей обетованной. На его счастье, течение подходило совсем близко к берегу. Лишь тонкая полоска яростного прибоя отделяла совершенно обессилившего рыцаря от вожделенной суши.
Обломок мачты, спасший жизнь во время шторма, теперь стал помехой. Добираться до берега придется самому. Окоченевшие пальцы слушались с трудом, но узлы все же поддались. Пора. Он собрался с духом, отпустил спасительный кусок дерева и с головой ушел под воду. Нырнуть, оттолкнуться и плыть пока хватит дыхания и сил. Глоток воздуха. Снова нырнуть и опять плыть… Сил почти не осталось, но берег совсем рядом. Еще немного, Гай, и ты будешь спасен. В легких полно воды. Должно быть, именно так чувствуют себя слепые котята, когда их топят…
Набежавшая пенная волна накрыла с головой и милостиво вынесла на берег.

***
Сэр Гай медленно приходил в себя, лежа на песке лицом вниз, и смутно догадывался, что ему все же удалось доплыть до берега. Откуда-то издалека, словно из другого мира, доносились голоса. Смысла слов было не разобрать, в голове все слилось в сплошное бессвязное бормотание. Впрочем, в данный момент он был рад и этому.
- Джузеппе! Тут похоже какого-то жмурика на берег вынесло.
Его бесцеремонно ткнули в бок носком сапога.
- Да нет, Карло! Кажется, этот еще шевелится.
Его перевернули на спину, и сэр Гай закашлялся, потом его стошнило – по большей части соленой морской водой.
- Джузеппе! Кажись синьор из благородных, - проходимец внимательно пригляделся к остаткам некогда дорогой шелковой рубахи, - Думаешь, стоит добавить его к остальным рыбкам?
- Ага, - названный Джузеппе ловко приподнял благородный улов и похлопал по спине, дабы окончательно избавить от воды в легких, - Синьор Галарди оценит наше старание.
- Убери от меня свои грязные лапы, мерзавец! – сэр Гай наконец-то начал более отчетливо осознавать происходящее и попытался избавиться от чрезмерно назойливой опеки.
- Ха, синьор рыцарь изволит гневаться, - Джузеппе, ткнул приятеля в бок, - А что мы делаем с чересчур беспокойным уловом, Карло?
Проходимцы понимающе переглянулись, и хорошо рассчитанный удар неопознанным тупым предметом по голове отправил сэра Гая Гисборна обратно в тревожное небытие.

2010-06-10 в 23:43 

Debes, ergo potes
***
Голова опять раскалывалась, словно к ней приложились добротной шервудской дубинкой. Хотя, собственно говоря, почти так оно и было. Сэр Гай смутно припомнил двух проходимцев, подобравших его на берегу, поморщился и попытался дотронуться до адски пульсирующего затылка. Звякнули кандалы на запястьях.
- Вот дерьмо! – с чувством выругался Гай Гисборн, приоткрыл глаза и обнаружил, что очутился в могиле. Точнее в склепе. А чем еще мог быть этот каменный мешок с саркофагом посередине?
В соседнем углу кто-то шевельнулся.
- Ну, наконец-то, - красивый баритон с заметным южным акцентом принадлежал сильно заросшему кареглазому парню, - А то мы уже начали беспокоиться.
- Мы? – Гаю с трудом удалось принять сидячее положение, и он попытался определить, во что на этот раз он умудрился вляпаться со своим всегдашним везением.
- Чезаре Дориа, капитан «Серкаторе» из славного города Генуи, к вашим услугам, - парень изобразил галантный поклон, насколько это вообще возможно, когда сидишь прикованный цепью за щиколотку к железному кольцу в стенке камеры и с кандалами на руках.
- Вы что, блаженный? – ядовито осведомился сэр Гай.
- Видишь, Диего, как я и говорил, ему сильно досталось, - парень и не думал обижаться, - Я сам, бывает, на людей кидаюсь, когда у меня в голове трещит.
Тот, кого назвали Диего, стройный худощавый брюнет среднего роста, сидевший напротив Гая, лениво шевельнулся в своем углу:
- Дурное настроение еще не повод для дурных манер, - проникновенно заметил он, - а добрая шутка отличное средство, чтобы не околеть от тоски.
- А кто вы такой, чтобы указывать мне на мои манеры? – этот умник прямо-таки напрашивался на подобный ответ.
- Мое имя Диего Хуан Лопес де Хара, герцог Вискайя, подданный его королевского величества Альфонсо VIII, короля Кастилии, - соизволил назваться испанский гранд.
- Вас для меня слишком много, дон Диего, - съехидничал Гай. - А единственное средство не околеть, которое мне известно - это поскорее убраться отсюда.
Сэр Гай подергал толстую цепь, которой, как и прочие здешние постояльцы, был прикован к стене. Цепь выглядела прочной, как и кольцо, к которому крепилась. Кастильский гранд оценивающе посмотрел на Гисборна. Впрочем, убивать взглядом еще никто не научился. Хотя дон Диего, несомненно, был к этому очень близок.
- Не думайте, что мы не пыталась, - хриплый простуженный голос принадлежал сероглазому блондину лет тридцати пяти, который, очевидно, решил выступить в роли миротворца.
- Граф Тьери де Сент вассал герцогини Элеоноры Аквитанской, - представился блондин и закашлялся.
- Гай из Гисборна, - вежливость все-таки требовала назвать свое имя, - до недавнего времени рыцарь на службе у шерифа Ноттингемского.
- Что ж, будем знакомы, сэр Гай, - граф де Сент кивнул, - Есть хотите?
- Не откажусь, - упоминание о еде вызвало приступ волчьего голода. Гай вспомнил, что не ел уже дня два, а то и больше, и в желудке весьма некстати громко заурчало.
Диего де Хара, лорд Вискайя, поколебавшись немного, все-таки подтолкнул ему корзину с провизией. Сэр Гай выудил оттуда кусок заплесневевшего козьего сыра и ломоть не слишком свежего хлеба и энергично принялся за еду.
Чезаре Дориа понимающе ухмыльнулся и указал на единственный выход из темницы - забранную решеткой дыру в потолке:
- Один раз в пару дней сверху спускают еду и вино, если только это пойло можно так назвать. Так что, смерть от голода нам пока не грозит, но охране запрещено с нами заговаривать. Галарди опасается, что мы можем подкупить его людей.
- Так вы знакомы с разбойником, который нас сюда засунул? – сэр Гай покосился на кастильца. Возможно, сейчас этот изысканный лорд Вискайя заявит, что говорить с набитым ртом – признак дурного тона. Однако испанец промолчал.
Генуэзец усмехнулся:
- Разумеется, я его знаю. Галарди перебрался в наш город из Венеции лет пять назад. Сказал, что тамошние порядки его не устраивают, что он хочет начать собственное дело на новом месте. Взял кредит у Гримальди под залог судна. Как оказалось впоследствии, оно ему вовсе не принадлежало. В конечном итоге он сбежал и через какое-то время объявился в Пизе. Гримальди до сих пор не дождались своих денег, а синьор Галарди, как оказалось, подался в бриганте* , - Чезаре хмыкнул, ясно давая понять какого мнения, он придерживается о подобных людях.
- У себя в Вискайе, мы сажаем таких в яму, а после, если не расплатятся по долгам, вешаем на площади, - проявил кровожадные наклонности дон Диего.
- Пока что в яме сидите вы, а не он, - сэр Гай выразительно звякнул кандалами.
Диего де Хара передернулся, но от комментариев воздержался.
- Галарди разрешил написать письма родным с указанием необходимой суммы выкупа, - закончил Чезаре.
- И вы ждете, что этот бандит освободит вас после того как получит выкуп? – сэр Гай не поверил собственным ушам. Если годы на службе у шерифа Ноттингемского чему-то и научили Гая Гисборна, так это тому, что никогда не стоит доверять людям.
- Может, я выгляжу как блаженный, но я не идиот, -Дориа подмигнул с видом заговорщика, - Наша семья пользуется в Генуе определенным влиянием. Мы ждем, когда вместо выкупа сюда прибудет флот. Надеюсь, они по камешку разнесут это осиное гнездо.
- Так вы знаете, где мы находимся?
- Разумеется, - Чезаре Дориа пожал плечами, - это Исоло Стромболи – небольшой островок к северу от Сицилии. Здесь никто не живет, кроме пиратов. Да и они тут бывают наездами.
- Сэр Гай, - Тьери де Сент, после некоторого раздумья обратился к нему, - Вас оставили в живых. Скорее всего, Галарди надеется что-нибудь за вас выручить. Вам есть, что ему предложить? Я мог бы…
- Не беспокойтесь, граф, - возможно, де Сент хотел помочь, но Гаю надоело постоянно от кого-то зависеть, - даже если у меня нет ни гроша за душой, пиратам об этом знать не обязательно.
Сквозь толстые прутья решетки в камеру заглядывало яркое солнце. До узников доносились веселые птичьи трели и отчетливо слышный шум прибоя. Охранник наверху громко заржал над очередной плоской шуткой своего напарника. Жизнь продолжалась.
Сэр Гай прислонился к осклизлой стене темницы, и устало прикрыл глаза. Он знал, что предложить предводителю пиратов, если тот пожелает его навестить.
________________________________________________________________________________
Brigante (итал.) — разбойник, пират

2010-06-10 в 23:52 

Debes, ergo potes
Средиземное море. На некотором отдалении от берегов Сицилии

Шторм закончился к утру. Как ни странно шлюпка осталась на плаву и даже не сильно пострадала. Можно сказать, все обошлось благополучно. Действительно, не считать же потерей смытого за борт рыцаря, пары-тройки утонувших матросов и оставленного на нефе Гисборна. Главное, футляр с завещанием цел, а это значит, что шериф Ноттингемский по-прежнему в игре.
Барон Вэйзи обвел взглядом посветлевший горизонт. Рядом вздыхал синьор Панзони. Толстяк до невозможности переживал из-за гибели судна.
- Мой корабль, груз благовоний, двадцать мешков пряностей, пятьдесят тюков отличного щелка! Все пропало! Чем я возмещу убытки? - стонал удрученный своей незавидной долей патриций.
- Заткнитесь Панзони и не мешайте мне думать, - шериф Ноттингемский поморщился, - Какова вероятность того, что мимо нас пройдет какое-нибудь судно?
Капитан прервал на минутку свои сетования и поглядел на барона:
- У нас хорошие шансы, господин барон. За ночь шлюпку отнесло к северу и теперь мы находимся не слишком далеко от итальянского побережья. Это весьма оживленный район. Будем надеяться, что нас подберут.
- Я не могу полагаться на слепую удачу! – прошипел шериф Ноттингемский, - В какой стороне этот ваш чертов север? Там? Да шевелитесь вы, бездельники! Налегайте на весла! Я что один должен заботиться о нашем благополучии?!

То ли синьор Панзони оказался прав и они действительно находились на оживленном морском пути, то ли им просто повезло, но ближе к вечеру они увидели вдали высокие мачты двух пузатых галер, уверенно догоняющих их маленькую шлюпку.
- Святые угодники! – безутешный синьор заметно приободрился, - Какая неожиданная удача!
Все находящиеся в лодке, не исключая барона, в нетерпении ожидали приближения галер. Вскоре стало видно, что на мачтах развеваются красные полотнища с затейливым белым крестом в центре.
- Флаги Пизы! И, кажется, я узнаю эти корабли! – тучный капитан сиял от восторга.
- Может поделитесь с нами своей радостью? - сварливо осведомился шериф Ноттингемский.
- О, разумеется, господин барон, - просиял синьор Панзони, - я думаю, это галеры синьора Луиджи Трапани, моего свояка.

2010-06-10 в 23:54 

Debes, ergo potes
***
- Синьор Трапани!
- Синьор Панзони!
- Какое счастье!
- Какая неожиданная встреча!
- Если бы вы знали, как я рад встретить своего дорогого родственника!
- А я рад, что могу оказать вам услугу, синьор Панзони!
Два квохчущих идиота, худой и толстый старались переплюнуть друг друга в любезности.
Барон Вэйзи негромко кашлянул. Он не любил, когда его игнорировали. На него никто не обратил внимания. Тогда шериф Ноттингемский решил перехватить инициативу. Он деликатно взял синьора Панзони под локоть, не удержался и больно ущипнул за руку.
- Что вы себе позволяете, барон?! – щеки почтенного патриция заколыхались от негодования.
Попав на борт знакомого судна, капитан явно поднабрался храбрости.
- Ничего личного, капитан, - шериф тонко улыбнулся, - просто хочу напомнить, что я оплатил проезд до Марселя.
- А я хочу напомнить, что потерял корабль по вашей вине! – Панзони резко высвободил руку, демонстрируя крайнюю степень раздражения.
- Ба! Может, вы обвините меня и в смерти своей бабушки? – шериф Ноттингемский насмешливо посмотрел на колыхающегося от негодования синьора.
- К счастью, моя бабушка пребывает в добром здравии! – возмутился синьор Панзони.
- Правда? Какая жалость… - ворчливо пробормотал барон Вэйзи. Благополучно здравствующая бабушка означенного синьора оскорбляла провидческий дар шерифа Ноттингемского.
- Что вы сказали? – подозрительно поинтересовался негодующий патриций.
- Я сказал, это не моя вина, что вы никуда не годный капитан, - доверительно сообщил барон, остолбеневшему Панзони.
- Какие-то проблемы, любезный щурин? – капитан Трапани обернулся к родственнику.
- Да, черт возьми! – барон нетерпеливо дернулся, опередив Панзони - Я требую приличного обслуживания за свои деньги! Мне необходимо быть в Марселе как можно скорее! Можно сказать, я уже и так опаздываю почти на месяц!
- Ну, разумеется, барон! – синьор Трапани довольно мерзко, на вкус Вэйзи, ухмыльнулся. – За ваши деньги все, что пожелаете!
- Так бы и давно, - одобрил понятливого пизанца шериф Ноттингемский.
Синьор Трапани странно закашлялся.
- Боюсь, вы неправильно истолковали мои слова, господин барон, - наконец произнес он.- Оплатите проезд, и я доставлю вас и ваших людей, куда вам будет угодно.
- Нам будет угодно в Марсель, - шериф Ноттингемский пару раз медленно сжал и разжал правый кулак, сожалея, что под рукой не оказалось канарейки. Шея синьора Трапани, хоть и тощая, но все же была достаточно жилистой, чтобы свернуть ее пальцами.
- Деньги…
- Что?!
- Вы платите десять марок и едете с нами до Пизы…
- Сколько?! Десять марок?! – глаза барона едва не выскочили из орбит.
- … с человека, - флегматично добавил синьор Трапани. – Заметьте, учитывая мое искреннее расположение к синьору Панзони, я делаю вам скидку ровно наполовину. Итого одиннадцать человек по десять марок – сто десять марок, - подытожил вымогатель.
- Да это грабеж средь бела дня! – Шериф Ноттингемский вполне резонно предположил, что попал в лапы мошенника. – Кэнтон! Немедленно открутите голову этому проходимцу!
Сэр Кэнтон, крепко сбитый загорелый рыцарь среднего роста и возраста нехотя потянулся к мечу.
- Я бы не советовал этого делать, - Луиджи Трапани улыбнулся, демонстрируя неровный ряд желтоватых зубов и команду арбалетчиков, выстроившихся вдоль борта. – Как видите, мне есть чем ответить.
- Ээээ… может действительно лучше заплатить, милорд? – подчиненный неуверенно посмотрел на шерифа.
- От тебя еще меньше прока, чем от Гисборна! – барон в сердцах отвесил оплеуху, проходящему мимо матросу. Немного полегчало.
- Ну, так что, барон? – капитан ждал ответа.
- Вот, подавитесь! – барон выудил из-за пазухи тощий кошелек и бросил его Трапани.
- Тридцать марок, - сообщил капитану плешивый писец, пересчитав деньги.
- С вас еще восемьдесят или я высажу вас в ближайшем порту на Сардинии, - огласил приятную новость жадный синьор.
- Да за эти деньги я мог бы из Акры доехать прямиком до Портсмута! – возмутился барон.
- Полагаю, в данный момент выбирать вам особо не из чего, - нагло ухмыльнулся житель просвещенного города Пизы.
- Ну, хорошо, - сдался шериф. - Плачу еще десять и мои люди будут вам помогать с веслами или что тут у вас есть…
Сэр Кэнтон попытался слабо возразить, но к нему не прислушались.
- Ха, барон, у меня полно своих людей! - капитан снисходительно оглядел нервных рыцарей, мрачно топтавшихся в сторонке, - Кроме того, что я стану с ними делать? Вряд ли они сумеют хотя бы палубу надраить.
На загорелом лице Кэнтона отразилось явно заметное облегчение, а вот барон, одарил рыцаря взглядом не предвещавшим ничего хорошего.
- Плачу еще двадцать и вы везете нас до Марселя.
- Как же с вами сложно, господин барон! – посетовал капитан, - Ну хорошо, так и быть, с вас сотня и вы в Марселе.
- Даю тридцать.
- Девяносто. Это мое последнее слово или вам придется снова самому грести веслами, барон.
Сэр Кэнтон, этот бесполезный тупица, встревоженно огляделся по сторонам. Возвращаться назад в лодку ему не хотелось.
- Вы мне угрожаете?! – негодующе прошипел шериф Ноттингемский, выразительно глядя на капитана Трапани.
- Ну что вы, синьор Вэйзи, - капитан поджал губы и грустно покачал головой, - Откуда такие мысли? Всего лишь деловой подход. Ничего личного.
- Вот, все что осталось, - шериф засунул футляр с завещанием короля под мышку, порылся в складках одежды и нехотя выудил еще несколько золотых монет.
- Хм… все равно не хватает, - разочарованно протянул капитан, пересчитав монеты, - Мне право жаль, но я вынужден…
- Дорогой родственник, - подал голос синьор Панзони, - я склонен думать, что документ, находящийся в этом футляре представляет определенную ценность.
- Действительно? – хитрый родич синьора Панзони внимательно посмотрел на тубус в руках барона, - Не будете ли вы так любезны показать, что там у вас в руках, барон?
Шериф Ноттингемский злобно сверкнул глазами.
- Ну же, барон, смелее, - ободряюще подмигнул синьор Трапани, - Иначе мне придется вам помочь.
Капитан сделал знак паре матросов, стоявших поблизости.
- Отнимаете последнее! Нажитое честным трудом… - возопил барон и поспешно прикрыл рот ладонью. Но было уже слишком поздно…
- А ну-ка, ребята, подержите уважаемого гостя, - глаза капитана алчно заблестели.
- Ах ты мерзкий ублюдочный сукин сын! – забился шериф Ноттингемский, отчаянно пытаясь вырваться из лап двух дюжих матросов удерживающих его под локти. Футляр из крокодиловой кожи выпал и покатился по палубе.
- Ну, ну, господин барон. К чему так нервничать. Всего-то делов…, - рука синьора Луиджи счастливо избежала громко лязгнувших челюстей барона. Пизанец критически повертел в руках инкрустированный небольшим бриллиантом золотой зуб:
- А вы говорили, что ничего нет… и, кстати, напрасно вы так волнуетесь. От волнений кровь сгущается и может случиться удар, - наглец сочувственно покачал головой. – Зато теперь вы с комфортом доберетесь до самого Марселя.
Ответом ему послужил взгляд выпученных в бессильной ярости глаз.
Давненько никто не подкладывал шерифу Ноттингемскому такую свинью. По сравнению с этим все проделки Гуда, выглядели невинно, как шалость младенца.
Ничего, и не таких обламывали, - Барон Вэйзи сдержанно усмехнулся. - Пусть синьор Трапани считает, что он на коне. Главное не залезть, а суметь удержаться… Хорошо смеется тот, кто смеется последним. Шериф Ноттингемский знал это наверняка…

***
- Кэнтон! – рявкнул барон Вэйзи и надежды Черного Рыцаря незаметно испариться бесследно улетучились. – Я за что плачу вам и вашей никчемной компании?! За то, чтобы вы стояли и смотрели, как меня грабит этот пройдоха?!
В опешившего рыцаря полетело первое, что попалось под руку, а именно злополучный черный футляр, о котором позабыл синьор Луиджи, позарившись на золотой зуб барона.
- Дай сюда! – шериф Ноттингемский выхватил заветную вещицу из рук подчиненного и прижал к груди. Если бы только жадный капитан мог предположить, что находится в этом невзрачном футляре…
- Барон, думаю в нашем положении…, - начал было оправдываться Черный Рыцарь.
- Не сметь! – гаркнул Вэйзи, проглотившему от неожиданности язык Кэнтону. Святые угодники! Этак они все начнут думать и рассуждать. – Я! Я буду думать! А ты исполнять!
Сэр Кэнтон набычился, кося бледно-голубым глазом и моргая белесыми ресницами.
Ах, какие мы нежные! Даже обижаться умеем! Гисборн тоже обижался, но терпел ради собственного манора и розовой мечты о власти и общественном положении. Но, как говорится, рожденный ползать… пусть даже и не пытается…
- Успокойтесь, Кэнтон, - барон решил сменить гнев на милость, - не берите на свой счет. Просто я немного… эээ… не в себе. Не будем горячиться и сделаем вот что…

2010-06-12 в 13:51 

Debes, ergo potes
Исоло Стромболи.

Прошло несколько дней, а загадочный синьор Галарди так и не появился. Де Сенту, который уже давно страдал от лихорадки, стало хуже, и большую часть времени граф проводил молча, тяжело привалившись к стене камеры. Зато кастильский гранд сыпал проклятиями на испанском, французском и латыни и требовал от охраны, чтобы немедленно позвали Галарди.
И кто бы после этого говорил о дурных манерах?
Генуэзец, пытался шутить и молол всякую чушь, чтобы хоть как-то поддержать де Сента, охранник упорно молчал, а сэр Гай мрачно наблюдал за происходящим.
- Если Галарди захватил вас ради выкупа, то мог хотя бы обеспечить приличные условия, - Гисборн все же решил озвучить свои мысли, тем более что молчать особого смысла не было, - а он, похоже, просто решил сгноить нас тут заживо.
Чезаре Дориа покачал головой:
- Опасаюсь, что он уже получил то, что хотел. Наверняка в Пизе ему заплатили золотом за захват «Серкаторе». Дориа – довольно известная фамилия, - генуэзец запустил пятерню в давно не мытые волосы и с отчаянием дернул, - Им известно, что отец и дед начнут собирать корабли, чтобы постараться нас выручить. Видимо, именно этого они и добиваются. Пиза может обвинить Геную в нарушении своих преимущественных прав в этом районе. Как будто им мало захваченной Мессины! – генуэзец искренне возмутился. – Они хотят нарушить перемирие!
- То есть, вы полагаете, пираты уже получили деньги? – переспросил Гай.
- Похоже на то, - согласился Чезаре.
- Значит, Галарди в любом случае будет в выигрыше, неважно останемся мы живы или умрем, - невесело усмехнулся герцог Вискайя. - Выкуп его мало интересует.
- Тогда тем более непонятно, что я тут делаю, - пробормотал сэр Гай, - с меня-то, пока что вообще ничего не требовали…
Вскоре, однако, этот вопрос разрешился.
Решетка наверху откинулась, по спущенной сверху деревянной лестнице вниз сначала спустился плечистый парень в кожаной безрукавке и шелковых шароварах, вооруженный увесистой дубинкой, а вслед за ним появился второй – невысокий мужчина лет сорока пяти, с правильными чертами лица в безукоризненно сидящей котте светлого песочного оттенка и с аккуратно подстриженной бородкой. Он скорее походил на зажиточного торговца или лекаря, чем на пирата или разбойника. Тем не менее, это был синьор Галарди, собственной персоной.
- Мне доложили, вы хотели меня видеть, - пират обвел узников недовольным взглядом. - Что случилось? Вы отвлекаете меня от более важных дел.
- Так ты до сих пор пересчитываешь пизанское золото? – Чезаре гневно сверкнул глазами.
Пират звучно расхохотался:
- Много же тебе потребовалось времени, чтобы догадаться, в чем дело.
- Галарди, - испанец мрачно взглянул на разбойника, - ты видишь, де Сенту совсем плохо. Мог бы проявить милосердие и позаботится о нем.
- С какой стати мне проявлять милосердие? – предводитель пиратов насмешливо поднял бровь, - Тем более, выкуп за него я уже получил. Супруга графа явно переживает за мужа, чего не скажешь о ваших родственниках, сеньор Диего, или о твоих, дорогой Чезаре.
- Негодяй! – только длина цепи не позволила испанцу прикончить пирата на месте.
- Ничего, вы скоро остынете, герцог, - пират перевел взгляд с Диего на де Сента и с преувеличенной озабоченностью покачал головой, - как и он.
Затем внимание командира пиратов переключилось на Гисборна. Он подозрительно оглядел четвертого пленника.
- Что это, Джузеппе?
Гай терпеть не мог, когда на него смотрели как на пустое место и смерил Галарди ответным уничижительным взглядом.
Помощник главаря пиратов виновато развел руками:
- Это тот самый рыцарь, которого мы с Карло подобрали после шторма.
Сэр Гай, прищурившись, осмотрел верзилу с головы до пят. Значит, ему неспроста показалось, что он уже где-то встречал этого типа. Ссадина от удара по затылку до сих пор не прошла окончательно.
- А я что, просил тебя тащить его сюда? – Галарди уже ничем не напоминал безобидного лекаря, каким казался вначале.
- Но мы думали, что могли бы потребовать деньги и за него тоже…
- Болван! – командир пиратов выразительно посмотрел на своего помощника, - Только я здесь решаю, что и когда нужно делать. А ты должен подчиняться мне. Тебе все понятно, Джузеппе?
- Да, синьор, - верзила угрюмо топтался на месте.
- Так пойди и прикончи его, - Галарди явно решил преподать своему человеку урок послушания. Сэр Гай подобрался, накручивая тяжелую цепь на запястье.
Пират, названный Джузеппе, приблизился, самодовольно поигрывая дубинкой. Это хорошо, что он не ожидает от узника особого сопротивления. Еще один наглядный пример того, как не стоит недооценивать противника. Подсечка, удар под дых и дубинка вываливается из рук пирата. Резкий поворот, бросок, и жертва сама становится палачом.
- Я тебе когда-нибудь говорил? – почти ласково прошептал Гай на ухо пирату, безжалостно затягивая цепь на его шее. - Ненавижу, когда меня бьют по голове.
Джузеппе хрипел и отчаянно сучил ногами. Гисборн бросил быстрый взгляд на главаря, не решит ли тот помочь своему подчиненному, но Галарди лишь сдержанно улыбался, наблюдая за происходящим. Сверху послышались тревожные возгласы. Охранники, привлеченные звуками борьбы, озабоченно заглядывали вниз. Значит, о побеге мечтать не приходится.
- Надеетесь что, сумеете освободиться, убив одного из моих людей?
- Если остальные ваши люди не лучше этого, я вам сочувствую, - сэр Гай оттолкнул от себя полузадушенного Джузеппе. Тот на четвереньках отполз к саркофагу и там остановился, судорожно хватаясь руками за шею и подозрительно всхлипывая.
- Ты полное ничтожество, Джузеппе, - сообщил Галарди провалившему задание помощнику, - Ты меня разочаровал. А я не люблю, когда меня разочаровывают.
То, что произошло далее, было для Гая Гисборна не в диковинку, а потому он лишь брезгливо поморщился. Предводитель пиратов неспешно вынул из-за голенища сапога украшенный самоцветами стилет и со знанием дела пронзил им горло Джузеппе. Он проделал это совершенно спокойно - так мясник на бойне мог бы заколоть овцу. Парень широко раскрыл глаза и непонимающе уставился на своего предводителя. Тот недрогнувшей рукой выдернул стилет из горла жертвы и предусмотрительно отступил в сторону, чтобы кровь ненароком не запачкала дорогое платье. Все же несколько капель попало на рукав, и он недовольно скривил губы.
- Ты чудовище, Галарди, - Чезаре Дориа с отвращением сплюнул, - Надеюсь, после смерти ты попадешь в самый смрадный уголок ада.
- Не надейся, малыш, - пират обтер лезвие об одежду убитого и спрятал стилет за голенище сапога, - Во всяком случае, не в обозримом будущем.
Гисборн стоял, прислонившись к стене, скрестив на груди скованные кандалами руки. Он ждал продолжения, и оно не замедлило последовать.
- Итак, мой человек мертв, - Галарди пнул неподвижное тело у своих ног, - Мне требуется кто-то, кто мог бы его заменить. Думаешь, ты мне подойдешь?
- Можете не сомневаться, - по лицу сэра Гая невозможно было понять, какие чувства он испытывает.
- И почему, скажи на милость, я должен тебе верить?
- Потому что мы с вами похожи и знаем, чего ожидать друг от друга.
- И чего же я могу ожидать от тебя, сэр рыцарь?
- Того, что я буду верен, если сойдемся в цене.
- Да ты наглец, как я посмотрю. Ты ведь знаешь, что я в любой момент могу приказать убить тебя, - Галарди вплотную приблизился к Гаю и вперил в него немигающий взгляд. Игра в гляделки закончилась вничью и предводитель пиратов расхохотался.
- Неплохо - одобрил он, хлопнув Гисборна по плечу, - Как зовут?
- Гай из Гисборна.
- Себастьяно Галарди, - представился пират и ухмыльнулся:
- Я требую от своих людей беспрекословного подчинения - это закон, который не нарушает никто. В соответствии с этим каждого ждет награда, - он бросил многозначительный взгляд на бездыханное тело недавнего подчиненного, - Тебя такие условия устраивают?
- Я практичный человек, милорд, - Гай безразлично пожал плечами, - и не собираюсь строить из себя героя.
- Разумный выбор, сэр Гай, - Галарди усмехнулся и, повысив голос, крикнул охране озабоченно топтавшейся наверху:
- Убрать отсюда падаль и выбросить в море, а этого, - он указал на Гая, - освободить.

Поднимаясь вверх по лестнице, сэр Гай решил, что вполне может пережить презрение, явно читавшееся в лицах испанца и Чезаре, а выражение лица графа де Сента он не заметил.

2010-06-12 в 14:12 

Debes, ergo potes
***

Выбравшись на поверхность, Гай невольно зажмурился. После дней, проведенных в темном подземелье, дневное солнце слепило глаза. Тело чесалось от грязи, и он мог лишь надеяться, что блох и прочих насекомых, которыми кишел склеп, удастся благополучно вывести.
Теперь Гаю удалось рассмотреть место своего заточения не только изнутри, но и снаружи. Оказалось, что подземелье, служившее тюрьмой ему и его сокамерникам, на самом деле когда-то было частью старой, полуразрушенной часовни. К настоящему времени от нее остались лишь стены, сложенные из грубых каменных блоков, и склеп, который, очевидно, служил местом упокоения какого-нибудь особо благочестивого монаха. Святой инок, несомненно, перевернулся бы в гробу, доведись ему узнать, для каких целей используется его последнее пристанище. Однако переворачиваться было нечему, в саркофаге давно не осталось ни единой косточки. Возможно, на них сейчас молится кто-нибудь в Мессине или Никосии. Гай хмыкнул, повеселившись собственным мыслям. Святые Мощи в последнее время весьма ценились.
Вскоре на поверхность подняли труп Джузеппе. Как успел заметить сэр Гай, одним из тех кто, выполняя указание Галарди, тащил тело бывшего товарища к морю, был и Карло. Злополучного пирата отвезли на лодке подальше от берега, привязали к шее мешок с камнем потяжелее, и отправили на дно кормить рыб, проводив, в последний путь разве что парой сочных ругательств.
Карло, молодой худощавый парень, задумчиво поскреб пятерней затылок и обратился к Гаю:
- Ну, раз ты, сэр рыцарь, теперь вроде как вместо Джузеппе, то, стало быть, пойдем, я покажу тебе его палатку.
Гай, не терпевший подобной фамильярности от всякого сброда, схватил Карло за шкирку и пару раз ощутимо встряхнул, под одобрительное улюлюканье присутствующих.
- Для тебя, как и для всех прочих тут, - выразительно прошипел он, выкручивая парню руку, - я сэр Гай, и никак иначе. Ты меня понял?
- Да понял я, понял… - Карло болезненно сморщился, - Чего сразу драться?
- Так-то лучше, - одобрил сэр Гай, выпуская руку пирата, и скомандовал, - А теперь показывай, где эта чертова палатка.

***

Надо полагать, покойный при жизни весьма щепетильно относился к поддержанию собственного имиджа. Сэр Гай с сомнением оглядел ворох разноцветного тряпья, вываленного из походного сундука Джузеппе. Определенно, злополучный помощник Галарди искренне полагал, что особый шарм его облику придают широкие шаровары a la turc в комплекте с безрукавкой, лучше всего из кожи, или, в крайнем случае, из замши. Сэр Гай наугад что-то выудил из пестрой кучи и снова огляделся, на этот раз в поисках оружия. Без привычного меча на поясе, он чувствовал себя почти голым, и это требовалось немедленно исправить. Не стоило даже надеяться, что в палатке Джузеппе отыщется приличный клинок. Гай успел понять по собственному опыту, что всем прочим видам оружия сей достойный пират предпочитал увесистую дубинку, но, как оказалось, Джузеппе также не имел ничего против ножей и тесаков. Тяжелый фальшион со слегка искривленным обухом с известной натяжкой мог заменить привычный меч, и сэр Гай остановил свой выбор на нем, пара метательных ножей тоже не показалась лишней. Что-то в куче дешевого металлического хлама привлекло его внимание. Спустя мгновение Гай с удивлением разглядывал знакомый кинжал с кривым лезвием. Интересно, а он уже смирился с тем, что потерял его в море.
Осталось только привести себя в порядок, и он отправился на побережье, приглядев превосходный заливчик, отделенный от остального пляжа высокой скалой, уходящей далеко в море. Позади, держась на почтительном расстоянии, уныло тащился Карло. Очевидно, синьор Себастьяно не вполне доверял новому члену команды, раз приставил этого олуха следить за ним. Сэр Гай поманил парня пальцем. Тот осторожно приблизился.
- Ты теперь и в сортир будешь за мной ходить? – ласково поинтересовался он.
- Приказ синьора Галарди не упускать вас из виду, - угрюмо пробормотал Карло, - Капитан не любит, когда его приказы не выполняют.
- Это точно, - Гай внимательно посмотрел на пирата.
Избавиться от Карло не составляло труда. Вопрос в том, что это ему даст. Бежать с острова одному все равно не получится, это только Святому Адьютору под силу вплавь спастись из сарацинского плена, а Гай Гисборн при всем желании на святого никак не тянет.
- Можешь держаться поблизости, - милостиво согласился Гай и добавил, - Только не смей докучать мне своей болтовней, пока я сам не прикажу.
- Конечно, сэр Гай, - пообещал парень, явно радуясь тому, что сумеет одновременно угодить капитану и избежать тяжелой руки вспыльчивого рыцаря, которого на свою голову умудрился подобрать на берегу.
Гисборн поощрительно ухмыльнулся.

Оттирать грязь, которая, казалось, намертво въелась в кожу, пришлось песком за неимением лучшего. И все же, вымывшись и нацепив на себя относительно чистую одежду, взамен прежних грязных лохмотьев, Гай почувствовал себя значительно комфортнее. Глянув на свое отражение в воде, Гисборн подумал, как были бы шокированы жители Ноттингема, увидев помощника шерифа, облаченного в зеленые шаровары в нежно-розовую полосочку и фривольную кожаную безрукавку. Одеяние новоиспеченного пирата довершала широкая кожаная портупея с болтавшимся на нем фальшионом. Сапоги, ранее принадлежавшие Джузеппе, были ему слегка великоваты, однако, это все же значительно лучше, чем ходить босиком, к тому же пара метательных ножей отлично помещалась за голенищем.
- Вы выглядите… - начал Карло и тут же умолк, затравленно покосившись на рыцаря, поскольку его мнения никто не спрашивал.
- Как идиот? – опасно дружелюбным тоном подсказал Гисборн.
- Вовсе нет! - Карло благоразумно прикрыл рот и отступил на шаг, наблюдая за выражением, которое появилось на лице сэра Гая.
Впрочем, сильно запугивать незадачливого пирата, не входило в его планы. Карло мог быть полезен, поскольку знал, как обстоят дела в лагере. Возможно, ему были известны и планы капитана на обозримое будущее. Все это еще предстояло выяснить.
Гай бросил взгляд на море, там, на некотором удалении от берега, стояли на рейде три судна. Два из них, как мог видеть Гисборн, представляли собой парусные галеры, а одно скорее напоминало венецианский неф, подобный «Святому Марку» на котором они отплыли из Акры. Только это судно было значительно меньше и изящнее, и несло всего две мачты.
Гай обернулся к Карло:
- Это корабли Галарди?
- Галеры, те, что справа и слева, - с готовностью пояснил парень, - принадлежат синьору Галарди. А тот, что поменьше, между ними – это каракка генуэзца, - на лице Карло отразилось явное пренебрежение, - вы, должно быть, видели его, пока сидели в яме.
Тут Карло лучезарно улыбнулся, давая понять, что сам он почти не имеет отношения к печальному факту пребывания синьора рыцаря в темнице.
- Не помню, как он ее называл… - Карло почесал в затылке, пытаясь припомнить название судна, - Се… Сир…
- «Серкаторе»? – подсказал Гай.
- Да точно, «Серкаторе», - Карло хмыкнул и прокомментировал:
- Потому и нашел приключений на свою голову.
- Это почему? – не понял Гисборн.
- Ну, - Карло развел руками, явно не понимая, как можно не знать очевидного, - cercatore по-вашему означает «искатель». Назвать так корабль – все равно, что самому накликать на себя беду.
- И что же с ними приключилось?
Карло пожал плечами:
- Мы напали, когда они вышли из гавани Мессины. Команда на борту у генуэзца была маленькая, да и подвоха они не ожидали. Так что, - пират выразительно провел ребром ладони у горла, - мы взяли их на абордаж, большую часть команды перебили на месте, оставшихся переправили на галеры. А знатных синьоров привезли сюда. Должно быть, капитан хотел получить за них выкуп.
- Значит, Галарди держит на своих галерах пленников? – небрежно переспросил сэр Гай.
- Конечно, должен ведь кто-то сидеть на веслах, - Карло пожал плечами, - Наемникам нужны деньги, а эти работают бесплатно.
- И сколько их там?
- Понятия не имею, - парню явно наскучило праздное любопытство бывшего рыцаря, - Может сорок, а может пятьдесят. Все равно они мрут как мухи.

2010-06-12 в 14:13 

Debes, ergo potes
***

- А вы неплохо тут устроились, сэр Гай, - Себастьяно Галарди вошел в палатку без предупреждения
- Что вам нужно?
Галарди насмешливо усмехнулся:
- Раз уж вы решили ко мне присоединиться, следовало бы проявить больше уважения в разговоре со своим капитаном. Мы не друзья, и даже не приятели, вам не следует об этом забывать.
- Я запомню, - Гай исподлобья взглянул на пирата.
- Разумеется, вы это запомните, - Галарди кивнул, - поскольку это в ваших же интересах.
- Это угроза? – Гисборн нахмурился.
- Считайте это предупреждением.
- Если вы мне не доверяете, зачем я вам нужен?
- Почему же… - пират вальяжно расположился на раскладном походном столике. Сэр Гай остался стоять в центре палатки. - Я вам доверяю, в разумных пределах, - Галарди поглядел на Гисборна снизу вверх, - Вы относитесь к тому типу людей, которые нуждаются в том, чтобы их направляли. И, как я понимаю, вам безразлично кому хранить верность. Со мной вы можете добиться многого. А мне нужен человек вроде вас, готовый выполнять приказы и вести за собой разношерстный сброд, который меня окружает.
- Тогда зачем вы приставили ко мне своего человека?
- Безоговорочное доверие нужно заслужить, - пират достал уже знакомый Гаю стилет и сосредоточился на подправке и без того безупречного маникюра, - Карло безобиден, но он приглядит за вами. Так я буду знать, чем вы занимаетесь.
- Не лучше ли поручить мне какое-нибудь дело?
- Вы его получите, - Галарди склонил голову на бок, наблюдая за рыцарем, - когда придет время.
- Чем же прикажете мне заниматься?
Галарди пожал плечами:
- Придумайте что-нибудь, познакомьтесь с людьми, напейтесь, в конце концов. Я что должен вам все объяснять? Еще какое-то время мы проведем на острове, затем отправимся на Сардинию.
- Это как-то связано с вашими пленниками? – Гай и сам не знал, для чего он все это спрашивает. - Что вы собираетесь с ними делать?
- Вопрос доверия, Гисборн, - Себастьяно Галарди выразительно развел руками, - в данный момент я недостаточно вас знаю, чтобы посвящать в детали.
- Как хотите, - сэр Гай усмехнулся, - Я не настаиваю.

***

Гай ворочался в своей палатке. Отчего-то сон никак не шел. А он то, наивный, был уверен, что выбравшись на свободу из склепа, будет спать как младенец. Впрочем, свобода понятие относительное. Это правда, сейчас на его запястьях не звякают кандалы и он даже может прогуляться по берегу, но он по-прежнему несвободен.
Гисборн поднялся с постели и вышел наружу. Над головой темнело небо, усеянное россыпью далеких звезд, а рядом колыхалось и вздыхало чернильно-черное море. В отдалении виднелись еле различимые силуэты трех судов, подсвеченные бледно-желтым светом бортовых фонарей. Прислушиваясь к приглушенному стрекотанию ночных цикад, он отчетливо понял, что должен как можно скорее убраться с этого острова. К дьяволу Галарди и его пиратов. Он не позволит снова использовать себя. У него есть дела поважнее. Шериф Ноттингемский еще жив и по-прежнему ведет свою игру. Рассчитывать на то, что барон благополучно пошел ко дну вместе с завещанием короля и компанией Черных рыцарей не приходилось.
Такие не тонут, - мрачно заметил про себя сэр Гай и понял, что желание отомстить Вэйзи нисколько не уменьшилось. Он с удовольствием проткнул бы шерифа насквозь, как какое-нибудь мерзкое насекомое, а потом стоял бы рядом и наблюдал, как тот умирает. Впрочем, теперь даже такое наказание не казалось достаточным. Хотелось раздавить, унизить и причинить боль, такую же как пришлось пережить ему. А что может унизить сильнее, чем крах тщательно вынашиваемых замыслов? О, да! Шериф Ноттингемский стремится заполучить в свое распоряжение малолетнего наследника английского престола? Значит, необходимо ему помешать.
Гай горько усмехнулся. Леди Найтон была бы в восторге от выводов, к которым Гай Гисборн пришел без посторонней помощи. Он ухватился за эту мысль, как утопающий хватается за соломинку.
Он сделает это ради нее... Она бы этого хотела…
Что с того, что они никогда не понимали друг друга? Он давно знал, что не может жить без Мэриан. Она стала его болезнью, его навязчивой идеей, она была ему необходима как воздух… Он любил ее… А она смеялась, то даря надежду, то отталкивая… Господи, как же это было больно! Он не привык терпеть такую боль и мстил, причиняя в ответ страдания.
Кем он был для нее? Всего лишь жалким неудачником жадно ловящим мелкие знаки ее благосклонности, как нищий ловит на паперти медяк… Глупцом, которого можно направлять в нужную сторону и использовать… Впрочем, он и в самом деле такой. Что там сказал Вэйзи? «Поставлю свечку Святому Покровителю Дураков»? Как бы не пришлось зажигать свечу по вашу душу, шериф Ноттингемский…
Не сознавая, что делает, Гай подобрал на берегу плоский круглый камень и резко запустил им в море. Галька улетела далеко, несколько раз шлепнулась о поверхность воды и скрылась в глубине.
Он все решил. Это будет последнее безумство, на которое Гай Гисборн отважится ради леди Найтон. Кроме того, он обещал шерифу, что найдет его. А обещания нужно держать…

***

Поразмыслив над сложившейся ситуацией, Гай пришел к выводу, что единственные союзники, на которых он может рассчитывать, сейчас сидят в темном вонючем склепе, прикованные цепями, под охраной пары не слишком бдительных пиратов. Предположим, он устранит это первое небольшое препятствие, тогда остаётся еще ключ от решетки и от кандалов, которые Галарди держит при себе. Допустим, он достанет ключи и освободит пленников. Что там еще остается? Ах, да, самая малость. Всего-то избежать смерти от рук нескольких десятков вооруженных до зубов пиратов, пробраться на корабль и, благополучно избежав преследования двух галер, скрыться за горизонтом. Замечательный план, сэр Гай, ничего не скажешь…

2010-06-12 в 16:10 

Debes, ergo potes
***

Стоило немного удалиться от пиратского лагеря, и остров начинал казаться идиллически спокойным уголком.
- Карло, а чем бы ты занимался, если бы не стал пиратом? – спросил сэр Гай, поджаривая над костром куриную ножку, насаженную на тонкий вертел.
- Я? – парень недоуменно уставился на Гая, - Не знаю. Стал бы рыбаком, наверно.
- И что, тебе это занятие не по душе?
-Неа, - сообщил Карло, немного поразмыслив, - Денег мало, работы много, жратвы не хватает…
- Значит, предпочитаешь оставаться пиратом?
- Ну, это всяко лучше, чем всю жизнь батрачить, как мой отец.
- Тогда давай выпьем, за то, чтобы тебе никогда не пришлось этим заниматься, - предложил Гай.
- За это сам бог велел выпить, - с готовностью согласился Карло.
И они выпили первый раз, затем повторили и выпили снова.
Глядя на парня, спящего сном праведника, Гай вздохнул. Ему никогда не нравилось лгать людям. Он утешился тем, что вовсе не солгал, а просто сказал не всю правду. Будь у Карло хоть капля ума, он ни за что не клюнул бы на эту удочку.

***

- Синьор Галарди! Капитан!
На лице Карло отразилось страшное волнение.
Предводитель пиратов недовольно нахмурился, он не любил, когда его отвлекали во время завтрака.
- Что случилось?
- Корабли синьор! Подходят с южной стороны, огибают остров!
- Что за корабли? Сколько? – Галарди слегка встревожился.
- Я насчитал штук десять, - сэр Гай воплощенное спокойствие стряхнул со штанов пару приставших травинок, - Похожи на ваши галеры, только идут под флагом с красным крестом.
- Проклятие! Это генуэзцы! – Себастьяно Галарди в ярости смахнул со стола скатерть вместе с чайной парой из китайского фарфора, - Они не должны были здесь появиться! Как вы их заметили?
Гисборн небрежно пожал плечами.
- Решил прогуляться с утра. Все равно мне тут не доверяют никакой важной работы, - Гай саркастически улыбнулся, - Так что, я прошелся по пляжу, поднялся наверх и решил посмотреть, что делается на другом конце острова.
- Карло, ты должен был за ним присматривать, - Галарди вперил взгляд в молодого пирата, встревожено переминавшегося с ноги на ногу, - Ты видел то же самое?
- Си, синьор, - парень преданно уставился на своего капитана, - Это точно галеры генуэзцев.
Наверняка, сейчас Карло сильно сожалел о том, что много выпил накануне вечером. Тогда он не проспал бы и не упустил из виду своего подопечного, когда того понесло с утра на прогулку. Но не признаваться же в этом капитану.
- Всем грузиться в шлюпки, - зычный голос Галарди вызвал необычайное оживление в рядах подчиненных, - Отплываем немедленно.
- А что делать с синьорами внизу? – здоровый усатый пират, один из тех, что сторожили пленных, вспомнил о подопечных.
- Живыми они нам больше не понадобятся, Николо. Кроме генуэзца. Этого доставьте ко мне. - Галарди повернулся и в упор посмотрел на сэра Гая, - Вы хотели заняться делом? У вас есть прекрасный шанс себя проявить.
Предводитель пиратов отцепил связку ключей с пояса и бросил ее Гисборну.
- Николо, ты и твои люди проследите, чтобы сэр Гай все сделал как надо. Выполните мое поручение, - Себастьяно Галарди выразительно посмотрел на рыцаря, - и я, возможно, доверю вам что-нибудь более ответственное. Только не возитесь слишком долго.

***

- Вы тут что, совсем ополоумели? – полупридушенно прохрипел Гай, пытаясь избавиться от неожиданно сильной хватки дона Диего, - Я на вашей стороне.
Он имел неосторожность подойти к испанцу слишком близко, за что и поплатился.
- Сэр Гай? – стальные тиски, сжимавшие шею, немного ослабли, - В этом наряде вас легко принять за пирата.
- Не будьте идиотом, Диего, - со злостью в голосе прошипел Гисборн, - Я хочу вас освободить. Но наверху стоят еще шестеро громил и они считают, что в данный момент, я хладнокровно вас убиваю.
Его наконец-то отпустили. Гай потер шею. Ему совершенно не понравились ощущения, которые пришлось пережить, когда цепь сдавила горло. Однако, медлить нельзя. Он подобрал ключ к кандалам испанца и протянул ему один из своих ножей. На пути к свободе им еще предстояло избавиться от препятствия в лице Николо и его товарищей. Затем пришла очередь освободить Чезаре. Когда Гай возился с кандалами де Сента, один из пиратов решил заглянуть вниз:
- Ты что делаешь?! – громогласно проревел он.
Николо скатился вниз по лестнице, на ходу вытаскивая из-за пояса тесак. Вслед за ним последовал второй пират. Пожалуй, внизу становилось тесновато.
- Берегись! – де Сент оттолкнул Гая. Очень вовремя. Нож, нацеленный в спину, лишь слегка оцарапал плечо. Откатываясь в сторону, Гисборн кивнул, давая понять, что оценил услугу.
Когда десять человек одновременно оказываются в темном замкнутом пространстве, в тесноте и давке, меч практически бесполезен. Гай даже не пытался вытащить фальшион. Он орудовал кривым сарацинским кинжалом. Уклониться от атаки, развернуться, нырнуть под руку противника и ударить в бок. Рядом исполняет свой смертельный танец Диего. Пожалуй, опасно становиться у такого на пути. Граф де Сент, так и не освобожденный от цепи, подсечкой свалил с ног одного из пиратов, но ему пришлось бы худо, если бы не Чезаре, который со свойственной всем генуэзцам основательностью приложился камнем к черепу разбойника.
Безумная схватка в темноте подземелья закончилась так же внезапно, как и началась. Просто в какой-то момент Гай обнаружил, что его никто не атакует. Он остановился и перевел дыхание. Рядом стоял Диего де Хара, удовлетворенно взирающий на картину учиненного побоища. Пора было уходить. Чезаре Дориа подобрал связку ключей и теперь возился с цепью графа. Гай посмотрел наверх. Наверняка Галарди и его люди уже на полпути к галерам.
- Mierda!* – неожиданно выругался Диего.
Гай быстро обернулся и увидел, как испанский герцог резким ударом ноги выбил кинжал из рук лежащего на полу пирата и так же быстро всадил нож ему в сердце. Гай хмыкнул. Возможно, для Николо было бы лучше и дальше притворяться мертвым.

___________________________________________________________________
* Mierda – (исп.) - дерьмо

2010-06-12 в 16:23 

Debes, ergo potes
***

- Сэр Гай, пираты отплыли к галерам, - Чезаре Дориа вопросительно посмотрел на рыцаря, - Как вам это удалось? Что вообще происходит?
Гисборн ухмыльнулся. Нужно сказать, ухмылка вышла на редкость самодовольной.
- Это действительно то, о чем я думаю? – Диего де Хара, прикрыл глаза ладонью от слепящего солнца и с интересом наблюдал за происходящим.
Первые лодки с подошли вплотную к галерам и пираты один за другим начали подниматься наверх по штормовому трапу.
- Что именно? – Чезаре недоумевал, - Не понимаю, что мы выиграем, если Галарди и его люди окажутся на борту. Как мы проберемся мимо них на каракку?
- Интуиция мне подсказывает, им будет не до нас, - Тьери де Сент стоял, опираясь на каменную кладку часовни, рука у него была в крови.
- Вы ранены, де Сент? – не то, чтобы Гая Гисборна сильно волновало здоровье графа… но все же тот спас ему жизнь и это, несомненно, чего-то стоило.
- Ерунда, - де Сент улыбнулся, - это не моя кровь.
Чезаре Дориа по очереди сердито оглядел всех троих.
- Может быть, кто-нибудь будет любезен и разъяснит, что тут происходит? Похоже, только я один еще не в курсе случившегося.
Гай пожал плечами и улыбнулся:
- Все просто. Ночью я добрался до галер и освободил гребцов. Самым сложным было уговорить ребят сидеть тихо и дожидаться пока Галарди и его люди сами не придут им в руки. Они были на него очень сердиты. А еще я убедил Себастьяно, что генуэзский флот приближается к острову и ему лучше поскорее уносить ноги.
- С ваших слов, все действительно довольно легко, - Дориа с сомнением поглядел на Гая, - И что, все прошло гладко?
Гисборн ответил не сразу. О многом, что ему приходилось делать, он предпочел бы умолчать. Но не говорить, еще не значит не помнить…
…Испуганные глаза. Зыбкие тени в бледном предрассветном сумраке. Рука, зажавшая рот, судорожно раскрытый в предсмертном хрипе. Кровь горячей струей пульсирует сквозь плотно сжатые пальцы, и вытекает из горла, перерезанного кривым сарацинским кинжалом.
Это не первая кровь на его руках. И не последняя…
- Возможно, была парочка неприятных моментов, - Гай хлопнул Чезаре по плечу, давая понять, что им тоже пора отправляться, - но, к счастью, все закончилось благополучно.

***

Когда они поднимались на борт «Серкаторе», со стоявших по соседству галер доносились отчаянные крики. Не хотелось бы сейчас Гаю оказаться на месте пиратов, попавших в руки своих бывших пленников. С десяток «ловцов удачи» уже болтались, подвешенные на реях.
- Не завидую я Галарди, - словно прочитав его мысли, произнес находившийся поблизости де Сент.
- Perro sarnoso!* – сплюнул Диего де Хара, - Будь я проклят, если стану сожалеть об этом ублюдке!
Гай улыбнулся одними глазами сквозь полуприкрытые веки. Определенно, испанский герцог начинал ему нравиться.
- Боюсь, я должен извиниться, - испанец протянул Гаю руку, - Я был несправедлив, подозревая вас.
- Мы думали, что вы действительно согласились служить Галарди, - виновато развел руками генуэзец.
- Это вполне понятно, - немного уклончиво ответил Гисборн, - Вы ведь меня совсем не знаете.
- Надеюсь, у нас будет время познакомиться лучше, - Тьери де Сент сжал руку Гая повыше локтя.
Казалось, что с тех пор, как они покинули подземелье, граф выглядел заметно лучше и Гисборн с удивлением понял, что рад этому.
- Мог хотя бы намекнуть, что у тебя есть план… – Чезаре со свойственной ему непосредственностью легко перешел на «ты». Гай был не против.
- Что? – он ухмыльнулся, - И не увидеть оскорбленное выражение на лице дона Диего?

Гай Гисборн пребывал в состоянии легкой эйфории. Это было восхитительное, давно позабытое, ощущение свободы и легкости. Было бы странно, если бы это чувство продлилось долго. Все хорошее, имеет скверную привычку скоро заканчиваться, сэр Гай знал это совершенно точно. Поэтому он совсем не удивился, когда от борта одного из захваченных бывшими пленниками судов отвалила шлюпка и направилась к каракке. Оказывается, их давно ждали на галерах.
- Марко! Лоренцо! – Чезаре Дориа с чувством обнял двоих матросов, выглядевших еще более худыми и оборванными, чем их капитан, - Ужасно рад вас видеть! А что остальные?
Один из освобожденных матросов в ответ отрицательно покачал головой.
Чезаре молча положил руку ему на плечо. Слов не требовалось. Все помолчали, склонив головы.
- Мы решили, что вы имеете право голоса в выборе казни для Галарди, - один из моряков, кажется, это был тот, которого звали Лоренцо, обратился к Гаю.
- Мне это не нужно, - отозвался Гисборн. Ему совершенно не хотелось ни присутствовать на казни, ни, тем более, выбирать какой смертью должен умереть Галарди.
- Благодаря вам ребята опять свободны, - моряк решил стоять на своем, - Это способ выразить уважение.
- А я свободен благодаря им, так что мы квиты и не стоит благодарностей, - парировал Гай.
- Не следует обижать союзников, особенно когда их так много, - шепнул Диего де Хара, глядя на качающуюся у борта каракки шлюпку, заполненную мрачными, воинственно настроенными личностями, - Если вы не возражаете, я бы тоже хотел поехать.
Гай кивнул. Разумеется, он был не против.
На борту галеры их встретили приветственными криками. Однако вопреки ожиданиям Гисборна, взывающая к мести толпа уже немного успокоилась, и жажда крови пошла на убыль. Возможно, перемене настроения способствовало то, что на реях становилось тесновато для новых покойников. К этому времени в живых осталось лишь двенадцать пиратов, среди которых Гисборн увидел Галарди. К чести предводителя бриганте, он не выказывал признаков страха или паники и мрачно стоял, разглядывая своих будущих палачей. Того же нельзя было сказать о Карло. Парень стал белее мела и затравленно озирался по сторонам. Еще немного и начнет скулить от ужаса. Отвратительное зрелище.
- Хорошо, что вы приехали, - из толпы вышел здоровенный загорелый моряк. Гай не помнил его лица, но, очевидно, говоривший пользовался здесь авторитетом, - Мы не можем решить, что делать с оставшимися.
- Предлагаете мне выбрать, как они должны умереть? – удивился Гай.
- А можно узнать какие имеются варианты? – поинтересовался Диего.
- Повесить, привязать камень к шее и утопить или заковать в цепи и оставить на галере, - перечислил моряк.
- Если вы не можете решить, что делать, почему бы не спросить у них самих? – испанец кивнул в сторону связанных пиратов.
Бывшие пленники возбужденно загудели, обдумывая предложенную возможность. Похоже, сегодня ему все же не придется побывать в роли судьи. Гай с благодарностью посмотрел на Диего.
- Говори, что ты выбираешь для себя и своих людей, – все тот же загорелый моряк теперь обращался к Галарди.
Предводитель пиратов хищно оскалился и повернулся к Гисборну:
- Не желаешь брать на себя ответственность? Напрасно я решил не убивать тебя… Ты нарушил слово, которое мне дал.
- Разве? – Гай насмешливо поднял бровь.
- Ты поклялся, что будешь мне верен.
- Нет, - поправил Гисборн, - я сказал, что буду верен, если мы сойдемся в цене, но не говорил, что предложение меня устроило.
Пират яростно сверкнул глазами.
Когда приговоренный не молит о пощаде, невольно начинаешь испытывать к нему уважение. Себастьяно Галарди пощады не просил.
Гай тяжело вздохнул и отвернулся.
Лорд Вискайя обратился к пирату, в его голосе звенели твердые металлические нотки:
- Я не могу избавить вас от мести этих людей, сеньор Галарди. Вы ее заслужили. Вам остается только выбрать: быстрая смерть без надежды на избавление или медленная и мучительная, но с шансом выжить.
- Веревка или цепь? – пират усмехнулся. – В таком случае, я выбираю цепь.

Гай наблюдал за тем, как пиратов одного за другим приковали к скамьям на весельной палубе. Раньше тут сидели захваченные в плен моряки, теперь их место заняли сами бриганте. Последним был Карло. Парень забился в истерике, когда железный обруч сомкнулся у него на поясе:
- Лучше убейте меня сразу! Я так не хочу!! Нет!!!
- Сделай это сам, - Гисборн вложил кривой кинжал в ладонь молодого пирата, развернулся и направился к выходу.
- Я… я не могу! – Карло в ужасе уставился на острое лезвие. – Ты дьявол! Дьявол! Чтоб ты горел в аду!
Кинжал просвистел над плечом Гая, ударился о деревянную переборку и упал на пол. Гисборн даже не оглянулся. Диего, идущий вслед за ним, наклонился, чтобы подобрать сарацинскую игрушку, повертел в руках и с силой вогнал стальное лезвие в дерево. Наблюдавший за ним матрос, тот самый который первый заговорил с ними, неопределенно хмыкнул. Диего встретился с ним взглядом:
- Я могу попросить у вас ключи от цепей?
- Смотря что вы хотите с ними делать… - бывший пленник бросил испанцу тяжелую связку. Тот поймал ее на лету и продел медное кольцо сквозь рукоять кинжала. Глухо звякнув, ключи повисли на переборке.
- А вы жестоки, милорд, - моряк с усмешкой посмотрел на герцога, - Они будут постоянно их видеть, но не сумеют дотянуться.
Диего повернулся к матросу:
- Тебе не хуже моего известно, что справедливость иногда должна быть жестокой, - он бросил последний взгляд на пиратов, ставших теперь пленниками, и вслед за Гисборном вышел на верхнюю палубу.
Спустя несколько минут они уже были в шлюпке и плыли по направлению к «Серкаторе». На веслах сидели Марко и Лоренцо.
- В тот день, когда ты ушел вместе с Себастьяно, ты ведь не собирался за нами возвращаться, - Диего не спрашивал, а просто констатировал факт.
- Это так важно? – со злостью в голосе откликнулся Гай.
- Пока не знаю, - лорд Вискайя не отрываясь, смотрел на пенные брызги, летевшие из-под весел. - Зачем ты дал свой кинжал тому мальчишке?
- Это единственное, что я мог для него сделать, - Гисборн отвел глаза, - он, в общем-то, неплохой парень…
- Просто связался не с теми людьми? – Диего де Хара повернулся к Гаю, - Ты это хотел сказать?

_____________________________________________
* Perro sarnoso (исп.) – шелудивый пес

2010-06-12 в 16:36 

Debes, ergo potes
«Серкаторе». Тирренское море.

Чезаре Дориа подсчитывал урон, нанесенный «Серкаторе» пиратами. Как оказалось, каракка практически не пострадала за исключением повреждений, полученных при взятии на абордаж, и почти не требовала ремонта.
К сожалению, того же нельзя было сказать об убранстве кают. Люди Галарди не оставили на борту ничего, что представляло бы хоть какую-то ценность и попросту тащили все, что плохо лежит, не заботясь о сохранности прочего имущества.
- Диего меня убьет, - с грустью молвил генуэзец, обозревая картину стихийного бедствия, царившую на борту.
- С какой стати? – удивился Гай.
- С такой, что он хозяин «Серкаторе», - пояснил Чезаре, - Я построил каракку на верфях Генуи по его заказу и уговорил опробовать в деле.
Чезаре вздохнул:
- В общем, мы оказались в Мессине из-за меня.
- А де Сент как с вами очутился? – поинтересовался Гай.
Чезаре огляделся и с видом заговорщика, раскрывающего страшную тайну, шепнул Гисборну:
- Графиня де Сент, младшая сестра Диего. Граф участвовал в Реконкисте и воевал вместе с герцогом. Когда Тьери ранили мавры, Диего привез его в свой замок в Вискайе. Там он и познакомился с Бьянкой – своей будущей женой.
- Надо же, - непонятно чему удивился сэр Гай, вытаскивая из-под обломков разбитой мебели нечто, отдаленно напоминающее лютню, запутавшееся в ворохе изодранного белья, - Что это?
- Полагаю, это гитара, - Чезаре осторожно принял инструмент из рук Гисборна, - Возможно, у меня еще есть шанс остаться в живых, - генуэзец хитро подмигнул и добавил, - Надо только освободить ее от всего этого безобразия. Поможешь?
- Ты и без меня отлично справишься, - Гай пожал плечами. - А что, герцог Вискайя действительно умеет на ней играть?
- Умеет, - подтвердил Чезаре, - кроме того, у Диего прекрасный голос. Только теперь он редко поет…
- Почему? – не понял Гисборн.
Чезаре Дориа улыбнулся. Грустно, как показалось Гаю. Эта грусть плохо вязалась с жизнерадостным характером генуэзца.
- Это личное. Когда-нибудь Диего расскажет сам… если захочет.
Что ж, Гисборн не стал настаивать, каждый имеет право на собственные скелеты в чулане…

***

Вот уже третий день «Серкаторе» уверенно шел на север. Дориа стремился как можно скорее добраться до Генуи. Гая это вполне устраивало, поскольку приближало к намеченной цели еще на несколько сотен миль.
Что он будет делать, после того как высадится на берег? Где достать деньги, необходимые для дальнейшего путешествия? Гай пока не слишком об этом беспокоился. Возникающие проблемы следовало решать по порядку. Убийцей он сделался давно, так почему бы не стать еще и грабителем? Гай Гисборн – разбойник с большой дороги... Весело, ничего не скажешь. Он отогнал прочь предательскую мысль о том, что на службе у шерифа, деньги приходили легко… а душу дьяволу он и так уже продал.

***

- Я что белка? – возмущенный Гисборн, сердито блеснул глазами на генуэзца.
- Кроме нас некому, - сохраняя полное спокойствие, пояснил капитан «Серкаторе», - у Марко и Лоренцо и так дел невпроворот, а де Сент еще не скоро полностью оправится. Да это любой портовый мальчишка умеет. Вон, даже Диего и тот не жалуется, а ведь герцог, - подмигнул Чезаре Дориа, проворно карабкаясь по вантам, - Нужно зарифить парус, ветер становится сильнее и может повредить мачту.
Гисборн задрал голову, чтобы посмотреть на испанца, который ловко орудовал, стягивая рифы на главном парусе. Скрипнув зубами, сэр Гай полез наверх. Каракку покачивало на волнах, и на высоте это было особенно заметно. Просмоленные пеньковые снасти раскачивались вместе с мачтой, вызывая не слишком приятные воспоминания о дне, когда он влез на дерево в Шервудском лесу, чтобы спасти отчаянно испуганную, как ему тогда казалось, Мэриан. Оглядываясь назад, он понимал, что и это тоже было ложью.
Проклятье! Ну почему, едва лишь начинает казаться, что боль понемногу уходит, все опять возвращается и начинается заново.
Налетевший ветерок хорошенько тряхнул каракку и Гай судорожно вцепился в тросы, боясь потерять равновесие. Не то чтобы он страшился высоты - по замковым стенам Гисборн разгуливал совершенно спокойно, но раскачивающиеся над далекой палубой канаты не внушали доверия.
Судя по всему, это настроение красноречиво отразилось на его лице, потому что Чезаре сделал страшные глаза и энергичными жестами начал показывать Гаю, чтобы тот спускался вниз.

- Мог бы сразу сказать, что не выносишь высоты, - Дориа сочувственно оглядел позеленевшего Гисборна, - Такое бывает.
- Не со мной, - скрипнул зубами Гай.
- Ну да, - Чезаре хлопнул окрысившегося Гисборна по плечу, - Ты же у нас герой. Не бойся, я тебя не выдам.
Дориа плюхнулся на палубу рядом с Гаем:
- Я серьезно, нельзя же добиться совершенства во всем. Так и надорваться можно… К тому же, ты нам и так дорог, - доверительно сообщил он.
- По-твоему, я совершенство? - Сэр Гай мрачно покосился на генуэзца, а тот, старательно пряча веселье, торжественно произнес:
- Ну не совсем… В общем, обещаю, что больше не попрошу тебя рифить главный парус, хватит с тебя и меццаны* .
Дольше терпеть он не мог и повалился на палубу, надрываясь от хохота. Глядя на него, Гисборн сдержанно улыбнулся.

________________________________________________
* Меццана – парус на бизань-мачте

2010-06-12 в 16:41 

Debes, ergo potes
***

Полная луна делала ночь почти прозрачной. Говорят, в такое время среди ирландских холмов танцуют эльфы. Врут, конечно, но все равно красиво…
Спать не хотелось, потому что каждый раз, смыкая веки, он снова видел перед собой обугленные стены и пепел, оседающий повсюду жирными хлопьями. Он бы напился, если б мог, да нечем, а потому Гай просто лежал, бездумно уставившись в потолок.
Потом он услышал негромкие ритмичные звуки, доносящиеся откуда-то из темноты, с носа «Серкаторе». Мелодия то замирала, убаюкивая, то ускорялась, становясь яростной и порывистой. Гитара грустила и смеялась, раздирая аккордами душу.
Диего де Хара сидел, прислонясь спиной к кнехту, перебирая пальцами струны. Гай хотел подойти ближе, но Тьери де Сент остановил его, осторожно положив руку на плечо, и приложил к губам палец.
Оказывается, не его одного в эту ночь преследуют демоны…

En la luna negra de los bandoleros,
cantan las espuelas
Ay! Caballito negro.
Dónde llevas tu jinete muerto?


К гитаре присоединился голос. Чезаре как-то говорил, что герцог Вискайя отменный певец…

Las duras espuelas del bandido inmóvil,
que perdió las riendas
Ay! Caballito frio.
Que perfume de flor de cuchillo!


Струны звенели, выводя странную порывистую мелодию.
Так не поют менестрели в Англии или во Франции, в этой музыке было что-то необузданно языческое или, скорее, мавританское, поправил себя Гай.

En la luna negra sangraba el costado,
de Sierra Morena.
Ay! Caballito negro.
Dónde llevas tu jinete muerto?*....


Последний дрожащий отзвук замер в тишине. Герцог Вискайя накрыл струны ладонью и поднял голову.
- Присоединяйтесь, господа, - темные глаза беззвучно смеялись, - В такую ночь нельзя спать.
- Я не хотел мешать, - Гай опустился чуть поодаль.
- Вы и не помешали…
Лунный свет и тихий перебор гитарных струн.
Граф де Сент устроился на соседнем кнехте:
- Еще тогда в Вискайе хотел у тебя спросить, о чем эта песня.
- Вот уж не поверю, - Диего де Хара улыбнулся уголками губ, - Мне казалось, что тебя тогда больше интересовали кансоны, которые ты распевал Бьянке.
- Я за нее беспокоюсь, - вздохнул де Сент.
- Доберемся до Генуи, пошлешь в Сент гонца.
- Конечно, - согласился Тьери и взглянул на Гисборна, - Бьянка – это графиня де Сент, сестра Диего.
Гай кивнул. Благодаря Чезаре он уже знал романтическую историю знакомства Тьери с будущей графиней де Сент.
- Ну а вы, Гай? – граф обратился к рыцарю, - Думаю, вы тоже захотите известить своих близких?
Гисборн пожал плечами:
- У меня нет семьи. И меня никто не ждет.
Диего де Хара бросил на него задумчивый взгляд.
- Вы все еще хотите услышать, о чем была песня? – спросил он, - Тогда слушайте.

Под луною черной запевают шпоры
на дороге горной...
(Вороной храпящий,
где сойдет твой всадник, непробудно спящий?)
…Словно плач заводят.
Молодой разбойник уронил поводья.
(Вороной мой ладный,
о как горько пахнет лепесток булатный!)
Под луною черной заплывает кровью профиль гор точеный.
(Вороной храпящий,
где сойдет твой всадник, непробудно спящий?)
На тропе отвесной ночь вонзила звезды в черный круп небесный.
(Вороной мой ладный,
о как горько пахнет лепесток булатный!)
Под луною черной смертный крик протяжный,
рог костра крученый...
(Вороной храпящий,
где сойдет твой всадник, непробудно спящий?)**


____________________________________________________
* Песня всадника - Федерико Г. Лорка
** Перевод А.Гелескула

2010-06-12 в 22:12 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Какая прелесть! Наконец-то Гаюшка начал думать собственной головой. Может же, если захочет! Ну все, Вейзи может писать завещание :heart:

2010-06-12 в 22:14 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Супер. Сабатини напоминает - давно я ничего в таком стиле не встречала, чтобы одновременно динамично, хитроумно, эмоционально, с юмором и достаточно жестко.

2010-06-12 в 22:39 

Debes, ergo potes
Гаюшка начал думать собственной головой Угу - пусть исправляется ))

Сабатини напоминает "Приключения капитана Блада" - один из моих любимых романов :)

2010-06-12 в 22:46 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Merelena
У меня тоже:) И вот эта странная смесь принципиальности и беспринципности в одном герое, причем когда беспринципность им позиционируется, а принципиальность сидит где-то внутри, и его самого раздражает - фирменная сабатиневская - у других писателей она почти никогда не удается.

2010-06-13 в 19:11 

Debes, ergo potes
«Сан Сперанса». Близ берегов Сицилии.

- Что еще случилось?
Граф Хантингтон сонно отмахнулся от Мача, продолжавшего настойчиво трясти его плечо.
- «Сан Сперанса» остановилась! – взволнованно выдохнул Мач.
- Ну и что? – Робин слегка приподнял голову, - Не понимаю, зачем надо было меня будить.
- Там такое! – и без того круглые глаза Мача, сделались похожими на небольшие блюдца, - Ты сам должен это увидеть, Робин!
- А где остальные? – удивленно спросил Локсли, заметив, что ни Алана, ни Маленького Джона уже нет.
- Так все уже наверху, вышли посмотреть.
- Наверняка что-то интересное, раз Джон поднялся ни свет ни заря, - проворчал Робин, натягивая сапоги и вслед за верным оруженосцем поплелся на палубу.
«Сан Сперанса» мирно покачивалась в предрассветном сумраке, который делал еще более нереальной и устрашающей картину, представшую перед его взором. Справа по борту темным конусом вставал из воды какой-то остров, а слева, наполовину скрытое белесой стеной тумана, распласталось на волнах второе судно.
Именно распласталось. Это слово первым пришло в голову, когда граф Хантингтон увидел безжизненно обвисшие лоскуты парусов, обломки весел, жалкими обрубками торчащие над водой, и, самое ужасное, почерневшие распухшие тела, зловеще покачивающиеся над палубой.
- Корабль мертвецов! – охнул Маленький Джон, непроизвольно осеняя себя крестным знамением.
- Храни нас Господь! – Мач нервно огляделся по сторонам, словно ища укрытия от нечистой силы.
- Успокойтесь, мы не в Северном море и это не Нагльфар!* , - Робин внимательно разглядывал мертвое судно, - на вашем месте, я бы не о мертвецах беспокоился, а о том, кто это сделал.
- По мне, так обычные покойники, - хмыкнул Алан, - правда слегка успели подвялиться и выглядят страшновато, а так вполне себе ничего.
- Что же ты тогда подпрыгнул, когда я к тебе сзади подошел? – Мач обвиняюще уставился на Алана.
- Да так просто. С кем не бывает? – пожал плечами тот, - И вообще, что я теперь подпрыгнуть не могу?
- Да помолчите вы оба! – Робин цыкнул на нарушителей спокойствия и увидел Мэриан, пробиравшуюся к ним сквозь приличную толпу, собравшихся на палубе пассажиров.
- Робин, что это? – большие глаза девушки лихорадочно блестели.
Не может быть, чтобы леди Мэриан была чем-то напугана! Граф Хантингтон бросил взгляд на зловещий корабль:
- Не знаю, Мэриан. Нужно поговорить с капитаном, - Робин постарался загородить от нее вид на судно, увешанное мертвыми телами, как рождественское дерево гирляндами. Однако он позабыл, что леди Мэриан была не из тех, кто трусливо прячет голову в песок. Она выглянула из-за его плеча и прошептала:
- О боже, Робин! Наверно, на этих несчастных напали пираты. Какая жестокость! Если бы мы могли хоть чем-то им помочь!
- Им уже ничто не поможет, миледи.
Оказывается, пока они глазели на невиданное зрелище, к ним подошел Венченцо Кальгари капитан «Сан Сперансы».
- Это действительно могли сделать пираты? – Локсли вопросительно посмотрел на моряка. Тот неуверенно пожал плечами:
- Не знаю. Признаться, я такого еще ни разу не видел, хотя хожу под парусом уже два десятка лет.
- А в чем дело? – поинтересовался Алан, который любил всюду засовывать свой нос.
- Пираты обычно не портят судно, которое могло бы им пригодиться. А пленных они скорее продадут в рабство по ту сторону моря… - капитан с сомнением посмотрел на зловещий корабль, - А тут прямо чертовщина какая-то.
- Вот и я говорю, чертовщина! – Маленький Джон, при всей своей физической силе, до смешного боялся всего потустороннего и верил в приметы.
- Может быть, там еще остался кто-то живой!
Разумеется, Мэриан как обычно рвется кого-нибудь спасать.
- Миледи, подниматься на борт этого судна неразумно. Возможно, там уже появилась зараза.
Мач сделал испуганное лицо. Сколько Робин его помнил, оруженосец всегда боялся подцепить в Святой Земле какую-нибудь хворь.
- Если вы боитесь, я сама пойду и все проверю!
Спорить с леди Найтон было бесполезно, чего доброго нарвешься на обвинение в черствости и бессердечии. Робин повернулся к капитану:
- Если вы не против, я и мои люди отправимся туда и удостоверимся, что никого из живых на борту не осталось.
Локсли показалось, будто капитан смотрит на них, как на кучку умалишенных, что впрочем, было совсем не далеко от истины. Мач тоже испуганно воззрился на своего командира:
- Робин, ты это серьезно? Мы что, на самом деле пойдем ТУДА?
- Если боишься, Мач, можешь остаться, - фыркнула Мэриан.
- Я? Боюсь?! – оруженосец возмутился, оскорбленный в лучший чувствах, - Я ничего не боюсь, просто проявляю осторожность, - важно добавил он.
- Вы дадите нам шлюпку? – граф Хантингтон вопросительно посмотрел на капитана.
Тот махнул рукой:
- Хотите рисковать собственными жизнями, пожалуйста. Я дам шлюпку, но имейте ввиду, никого из своих людей я туда посылать не стану.
- Меня это вполне устраивает, - кивнул Робин.
- Тогда я дам вам крючья и веревку, чтобы вы могли подняться на борт.
- Эээ..., - Алан перебил капитана, - Крючья с веревками не понадобятся, - он указал пальцем на что-то внизу, - Там есть лестница.
Граф Хантингтон вгляделся в слегка поредевший туман и, действительно, увидел штормовой трап, спускавшийся к воде с борта злосчастного судна.
- Это значительно упрощает дело, - согласился он.
- Тогда поторопитесь, - капитан «Сан Сперансы» дал знак матросам спустить на воду лодку, - как только вернетесь, я велю поджечь это судно. Не дело оставлять его на плаву.

_____________________________________________________
* Нагльфар – в скандинавской мифологии корабль, сделанный из ногтей мертвецов, на котором мертвые приплывают из царства Хель, чтобы принять участие в последней битве перед концом света.

2010-06-13 в 19:14 

Debes, ergo potes
***

Все же - «Корабль Мертвецов» очень подходящее название. Робин Локсли первым взобрался по трапу и огляделся. Как и следовало ожидать, ничего хорошего его взору не открылось. Если бы он не был участником многих сражений, его вывернуло бы наизнанку. Впрочем, он больше волновался не за себя, а за Мэриан. Граф Хантингтон видел смерть и прежде, а вот ей с подобным сталкиваться пока не приходилось. Он бы предпочел, чтобы Мэриан никогда этого не увидела.
Напрасно он взял ее с собой, а не оставил на «Сан Сперансе». Впрочем, следует признать, что Робину Локсли не под силу заставить леди Найтон отказаться от чего-то, на что та решительно настроилась. Он перегнулся через борт и чуть не врезался лбом в макушку Мэриан, которая уже поднималась наверх.
- Мэриан, - граф Хантингтон помог ей забраться на палубу, - тебе не стоит на это смотреть…
- Не пытайся отговорить меня, Робин, - Мэриан сердито сверкнула глазами, - Я не собираюсь ждать вас в лодке. Кроме того я уже здесь.
Она подняла глаза… и побелела как полотно.
- Я же предупреждал, Мэриан, - Робин виновато посмотрел на девушку.
- Я справлюсь, Робин, - она медленно выдохнула и действительно взяла себя в руки.
На борт поднялись остальные. Маленький Джон снова осенил себя крестным знамением, а Мач украдкой поцеловал маленькое латунное распятие. Алан подчеркнуто беззаботно улыбался, и от этого было особенно заметно, что и он тоже не в своей тарелке.
- Осмотрим сначала все здесь, - распорядился Робин, - а затем спустимся и проверим нижнюю палубу.
Мэриан согласно кивнула. Странно, она даже не попыталась возразить или предложить собственный план действий. Это было на нее совершенно не похоже.

На верхней палубе были только покойники. В основном повешенные, но имелось также несколько зарезанных или заколотых кинжалом. В ранах уже копошились личинки и повсюду жужжали жирные зеленые и черные мухи. Господи! И откуда они тут взялись?
Мэриан отворачивалась, стараясь не смотреть на мертвые тела, но чтобы не видеть, нужно было идти с закрытыми глазами. Как же их много…
Они спустились на галерную палубу. Мэриан обо что-то споткнулась.
- Это что, цепи? – она с удивлением посмотрела на Робина.
Граф Хантингтон нахмурился. Цепи на галерной палубе могли означать только одно: кто-то держал здесь рабов или пленников.
- Робин! - из темноты раздался взволнованный голос Маленького Джона, - Тут есть выжившие!

2010-06-13 в 19:15 

Debes, ergo potes
***

Живых оказалось двенадцать человек.
Двенадцать изможденных, оборванных людей, страдающих от духоты и жажды, прикованных цепью к банкам для гребцов. Глаза Мэриан расширились:
- Сколько дней человек может выдержать в таких условиях?
Она осторожно коснулась плеча одного из пленников. Это был мужчина лет сорока или пятидесяти, с правильными чертами лица с седыми волосами и короткой бородкой. От прикосновения тот вздрогнул и пришел в себя.
- Воды! – прохрипел он, понимая, что пришла помощь.
- Есть только вино, - Мач протянул флягу, и мужчина жадно припал к горлышку.
Потихоньку зашевелились и другие пленники. Это были хмурые, настороженно глядевшие исподлобья, мужчины. Мэриан не могла их винить, еще неизвестно, как она стала бы смотреть на людей, доведись ей провести несколько дней в этом аду.
Фляга Мача пошла по кругу. Робин и Алан достали свои и тоже отдали страдающим от жажды людям.
- Пойду, поищу, чем разбить цепь, - проворчал Маленький Джон.
- Не нужно, - седой мужчина глазами указал на дальнюю часть весельной палубы, - Ключи там.
- Робин! Это ужасно! Их оставили тут умирать в темноте и духоте, без воды и пищи. И все это время они видели ключи от своих оков и не могли до них добраться! – Мэриан была шокирована.
Граф Хантингтон кивнул:
- Да уж, весьма извращенное чувство юмора, - он снял связку ключей, болтавшуюся на вогнанном в стену кинжале.
Заинтригованная девушка, после пары безуспешных попыток, все же вытащила экзотическое сарацинское оружие, крепко увязшее в сухом дереве.
- Как странно! – она осторожно провела пальцем по острому краю искривленного лезвия.
- Что в нем необычного? – Робин не понял ее удивления.
- Выглядит знакомо, - Алан заглянул через плечо Мэриан.
- Мне тоже так показалось, - она вопросительно взглянула на бывшего предателя. - Но ведь это не может быть тот самый кинжал?
- О чем вы? Может, перестанете говорить загадками?
До сих пор Робин как-то не задумывался о том, что у Алана и Мэриан могли быть общие секреты. А ведь они оба какое-то время жили в Ноттингеме.
- Точно такой же кинжал был у Гая, - пояснила девушка.
- Вряд ли Гисборн мог тут оказаться, - Робин еще раз осмотрел кинжал, - Хотя, не сомневаюсь, заковать людей в цепи и повесить ключ на самое видное место, вполне в его духе.
- Такое мог бы сделать Вэйзи, но не Гай - Мэриан сама не знала, что побудило ее встать на защиту Черного Рыцаря.
Робин покосился на свою нареченную невесту:
- Ты всегда думала о нем лучше, чем он того заслуживал, - граф Хантингтон был не склонен пускаться с философские дебаты. - Мы теряем время, а его у нас и так слишком мало. Пора освободить этих людей и уходить с корабля.
- Правильно! – Мач с восторгом поддержал первую здравую мысль, прозвучавшую за последний час, - Нечего тут задерживаться. У меня от этого места мурашки по коже…

Освобожденные от оков пленники, пошатываясь, начали подниматься на ноги. Только один из них, парень лет двадцати сидел на своем месте, и что-то бессвязно бормотал.
- Что с ним? – Маленький Джон обратился к тому мужчине, с которым Мэриан заговорила первым. Было очевидно, что это не простой матрос, а человек, имеющий определенное положение в обществе.
Тот покачал головой:
- Боюсь, бедняга не выдержал и повредился рассудком.
Робин понимающе кивнул:
- Такое бывает. Может быть, он еще придет в себя.
- Будем надеяться на лучшее, - согласился спасенный и представился, - Мое имя Себастьяно Галарди, я купец из Лукки. Мои люди и я чрезвычайно вам признательны. Мы обязаны вам жизнью. Было бы большой честью, узнать имена своих спасителей.
- Робин Локсли, граф Хантингтон, - Робин протянул ладонь для рукопожатия, - А это леди Мэриан Найтон.
Назвавшийся Себастьяно Галарди галантно поклонился. Если бы не оборванное платье и изможденный вид, можно было бы подумать, что этот человек присутствует на светском приеме.
- Маленький Джон, Алан, Мач, - Робин поочередно представил своих людей.
- Рад с вами познакомиться, господа, - кивнул спасенный.
- Мы проводим вас на борт «Сан Сперансы». Вы сможете добраться до населенных мест и послать весточку родным, - подала голос Мэриан.
- Вы несказанно добры, синьорита, - купец из Лукки очень внимательно посмотрел на девушку, - Ваше милосердие не останется без внимания.
- Что вы, милорд, - Мэриан немного смутилась, - Помогать нуждающимся, мой христианский долг.
Один за другим, они покинули галеру. Все спасенные смогли самостоятельно спуститься в шлюпку, за исключением повредившегося в уме парня, который смотрел на всех диковатыми глазами и что-то бессвязно лепетал. Маленькому Джону пришлось взвалить его на закорки, и теперь он, недовольно ворча, тащил свою трепыхающуюся ношу.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Под сенью Шервудского леса

главная