20:43 

Король умер или "Да здравствует Король!" (продолжение от 27.03.16)

Merelena
Debes, ergo potes

Автор: Merelena

Название: «Король умер, или "Да здравствует король!"»

Персонажи: барон Вэйзи шериф Ноттингемский, сэр Гай Гисборн, леди Мэриан, Робин Локсли граф Хантингтон, а также прочие сопутствующие личности

Размер: пока миди макси

Рейтинг: PG-13

Жанр: Драма, юмор, приключения и пр.

Дискламер: на чужих персонажей и полную историческую достоверность не претендую :)

Саммари: просто возможный вариант развития событий


то, что было написано раньше и далее

Отзывы читателей приветствуются, включая мнение :ubej:


запись создана: 10.06.2010 в 15:00

@темы: Шериф Вейзи, Фанфики, Уилл Скарлет, Робин Гуд, Мач, Маленький Джон, Леди М., Конкурс «А в этой сказке было все не так», Джак, Гай Гисборн, Алан Э'Дейл

Комментарии
2010-06-10 в 15:11 

Debes, ergo potes
Порт Акры. Около трех недель спустя.


- Прощай, Уилл, - Робин Локсли, граф Хантингтон еще раз обнял друга и с улыбкой хлопнул его по плечу, скрывая грусть, - Так значит, вы точно решили остаться?
- Да, Робин, - Джак в длинном платье и с косметикой на лице – к этому зрелищу не так просто привыкнуть, - Нам тут будет хорошо.
- Конечно… просто немного жаль расставаться.
- Ты всегда можешь нас здесь навестить, Робин.
- До свидания, Джак… - у Мэриан тоже слезы на глазах. Слишком много расставаний за такое короткое время.
- Присмотрите за Картером, - если уж нельзя открыто грустить, можно хотя бы притвориться прежним беззаботным шервудским бродягой, - Я успел привязаться к этому везучему сукину сыну.
- С ним все будет хорошо, Робин.
Конечно. Джак все понимает. На нее можно положиться. Как и на Уилла, и Маленького Джона, и Мача, даже на Алана, хотя тут не все так просто. И Мэриан… Робин украдкой взглянул на любовь своей жизни. Леди Мэриан Найтон. Граф Хантингтон по-прежнему пребывал в полнейшем замешательстве относительно обетов и клятв, произнесенных в пустыне. Со своей стороны он, конечно, был готов незамедлительно и безусловно приступить к исполнению всех обязанностей, из этих клятв проистекающих. Бог свидетель, он даже пытался заговорить об этом с леди Мэриан... Однако не встретил с ее стороны должного понимания, зато напросился на нешуточную оплеуху. Разумеется, она извинилась… Ладно, чуть позже он попытается снова. Благо дорога предстоит длинная и времени для разговоров будет более чем достаточно.
Мач, бдительно оберегающий скудный отрядный скарб от многочисленных портовых воришек и попрошаек, уже делал выразительные жесты, показывая, что корабль готов к отплытию и зазевавшихся пассажиров ждать никто не собирается. Тем более, что деньги за проезд уплачены вперед. Маленький Джон обнял напоследок Уилла и Джак, стиснув обоих в медвежьих объятьях, а Алан, легкомысленный как всегда, щелкнул счастливого влюбленного по носу, и пообещал надрать ему уши, если Джак останется им недовольна.
Взбираясь по дощатому настилу на борт «Сан Сперансы» граф Хантингтонский думал о том, что заканчивается очередная глава его жизни. Настоящее было шатким, будущее неопределенным. Пожалуй, единственное, что ему оставалось - это надежда, с которой Робин из Локсли не расставался даже в самые черные моменты своей жизни. Он улыбнулся: «Сан Сперанса», в конце концов, это могло быть знаком судьбы.

Часть 2

«Святой Марк». Близ берегов Сицилии.

«Святой Марк» уверенно скользил вперед, рассекая изумрудно-зеленые волны Средиземного моря. Попутный ветер наполнял паруса нефа, облегчая жизнь матросам и приводя в некоторое уныние капитана, оплачивающего их вынужденное безделье.
Сэр Гай с силой грохнул тяжелой деревянной кружкой о столешницу, при этом значительная часть содержимого расплескалась, заливая то, что менее месяца назад было дорогой скатертью, а теперь скорее напоминало половую тряпку. Шериф Ноттиннемский обвел скептическим взглядом каюту, особо задержавшись на стоптанном сапоге, заботливо водруженном в центр натюрморта посреди стола. Второй сапог обнаружился валявшимся на кое-как застеленной походной койке.
- Я был о тебе лучшего мнения, Гисборн, - барон Вэйзи брезгливо поморщился, - Пить вино лучших виноградников Шампани из этого…
- Ппрростите, - не слишком трезвый рыцарь икнул, с заметным трудом фокусируя взгляд на бароне, - Ззабыл фамильное серебро Локсли дома…
- Гиззи, дорогой мой, нельзя столько пить, не закусывая, - шериф заботливо подвинул помощнику блюдо с копченым окороком. Это было ошибкой. Рыцарь судорожно сглотнул и, покачиваясь, бросился на палубу, где и замер, перегнувшись через фальшборт. Впрочем, случившееся не помешало ему, вернувшись назад в каюту, надолго приложиться к горлышку очередной бутылки.

«Безрадостной любви развязка роковая, не тихая печаль, а смертной муки час...
Пусть жизнь — лишь злой обман, но сердце, умирая,
Томится и болит, и на пороге рая еще горит огнем, что в вечности погас.»*
, - заплетающимся языком продекламировал сэр Гай и одним махом опорожнил бутылку.
- Какого рая, Гисборн? Ты в своем уме? – скривился шериф, - Может тебе стоит в менестрели податься? Будешь изводить прекрасных дам своим нытьем. Прекрати стонать и приведи себя в порядок. У нас нет времени на эти сопли. Жду тебя через час в своей каюте.

С тех пор как «Святой Марк» покинул гавань Акры, сэр Гай пил, не переставая. Подобное поведение помощника слегка беспокоило барона. Участие в заговорах требует ясного ума, и, что не менее важно, трезвой памяти. А загнанных лошадей пристреливают… из арбалета… в упор. Неуправляемый Гисборн с головой залезший в бутылку, это то, в чем меньше всего нуждался шериф Ноттингемский.
Больше всего барон сожалел о золоте, которым пришлось расплатиться с поджигателем. Ну и что, что фальшивое? Этак, на каждого проходимца поддельных золотых не напасешься… Жаль, что отличное представление не возымело ожидаемого эффекта. Возможно, он недооценил влияние этой маленькой пигалицы на своего помощника. Пожалуй, следовало оставить мерзавку в подвале, а не тащить за собой в пустыню, тогда, Гисборн хотя бы не зря упивался до бесчувствия… Что поделаешь, склонность к эффектным развязкам – это семейное… хотя дорогой сестрице, упокой Господь ее душу, излишняя любовь к театральности вышла боком.
______________________________________________________________________________
* - Стихи В. Соловьева

2010-06-10 в 15:11 

Debes, ergo potes
***

Собрание было в самом разгаре. Сэр Гай, попытавшийся в меру сил, выполнить указание патрона и протрезветь, клевал носом, убаюканный монологом одного из собратьев по тайному обществу. Носатый малый в плаще крестоносца, бубнил что-то о долгожданной победе, сбывшихся мечтах и заветных чаяниях. Наверно решил, что принц Джон, от щедрот своих, наградит его поместьем в тихом уголке Англии. Как же зовут этого недоумка? Том? Джордж? Винсент? Сэр Гай перебрал в уме с десяток имен, однако идентифицировать носатого так и не сумел.
Оживление в заскучавшее сообщество внес шериф Ноттингемский, бесцеремонно оттерший говорящего в сторону:
- Братья! – глаза барона вдохновенно заблестели, - Одержана славная победа! Тиран повержен, Англия освободилась от оков! В этом есть и немалая толика заслуг Черных Рыцарей. Но у нас нет времени, чтобы расслабляться и пожинать заслуженные плоды тяжкого труда! Впереди новые свершения! Принц Джон нуждается в Вашей помощи. Так поможем же нашему принцу! Нашему королю! За короля! - левая рука Вэйзи с серебряным кубком простерлась вверх.
- За короля Джона! – раздались вокруг восторженные голоса и сэр Гай поморщился. Голова раскалывалась и без помощи десятка вопящих на ухо идиотов.
Шериф Ноттингемский торжественно приложил к груди правую руку, сжатую в кулак, и церемониально склонил голову, уподобившись римскому оратору.
Этот жест вызвал новую волну оваций и приступ невыносимой мигрени.
Затем заговорщики разбрелись по своим каютам.
- Как тебе моя речь, Гисборн? – довольный собой шериф лучезарно улыбался остатками зубов, - Зажигательно, не правда ли?
Сэр Гай неопределенно пожал плечами:
- Раз вы так считаете…
- Гисборн, ты не понимаешь - массы надо вдохновлять. Тогда их не нужно подгонять. Они сами будут рады выполнить любую твою просьбу.
- Просьбу? - Барон Вэйзи и просьбы сочетались с трудом.
- Ну да, Гисборн. Дружеская просьба, особенно в сочетании с пинком под зад, самое верное средство добиться желаемого. Кстати, - барон решил перейти от высоких материй к делам вполне земным, - Ты слышал, что сказал сэр Кэнтон о нашем объекте?
- О герцогине де Пентьевр? О том, что в это время года она обычно останавливается в Витрэ?
Шериф поморщился:
- Гисборн, зачем упоминать имена?
- Думаете, стоит соблюдать конспирацию после того как десяток ослов во всю глотку проорали тут здравицу королю Джону?
Шериф тонко ухмыльнулся:
- Нужно мыслить шире, мой мальчик. Зато теперь они не смогут отвертеться от своих слов и не передумают помогать нам. Хотя, наверное, следовало все же взять с них расписку…
- Завещание Ричарда у вас, что вы намереваетесь с ним делать, милорд? - Показалось или мигрень слегка отпустила?
Шериф с нежностью погладил футляр из крокодиловой кожи, в котором с момента отплытия из Акры, хранился свиток, скрепленный королевской печатью.
- Зависит от обстоятельств, дорогой Гисборн, от многих обстоятельств, - шериф задумчиво поковырял мизинцем у себя в носу. – С одной стороны у нас есть завещание и мы знаем, что Ричард назначил наследником своего племянника Артура. С другой стороны, к глубокому сожалению, о завещании известно не только нам, но и барону де Шатильонскому, а также небезызвестному тебе графу Хантингтону и … некоторым другим лицам. Ричард также назначил Локсли опекуном своего племянника до его совершеннолетия. Когда эта весть дойдет до королевы-матери… Пардон, - Вэйзи поправился, - теперь уже просто до герцогини Аквитанской, она воспользуется известием как предлогом, чтобы отстранить принца Джона от власти и объявить себя регентом при малолетнем короле.
- Бароны ее поддержат?
- Если у нее будет завещание и если у нее будет внук, они встанут на ее сторону.
- И что мы можем сделать?
- Не разочаровывай меня, Гисборн, - шериф недовольно нахмурился. – У Элеоноры нет завещания, а скоро у нее не будет и внука.
- Хотите убить еще одного короля, милорд? – сэр Гай не вполне дружелюбно покосился на Вэйзи.
- Фи, как грубо, Гисборн, - шериф поморщился, - И вообще, с каких пор тебя начали тревожить невинно убиенные младенцы? Помнится, раньше ты не был столь щепетильным. Я тебя просто не узнаю. Что с тобой случилось?
- Однажды, вы посоветовали мне повзрослеть, милорд…
- И что? – шериф смерил помощника оценивающим взглядом и расхохотался, - Хочешь сказать, что ты уже?! Не может быть! Да ты просто вырос в моих глазах, Гисборн! Отменное чувство юмора!
Впрочем, сэр Гай даже не улыбнулся.
Отсмеявшись, барон Вэйзи, промокнул глаза кружевным платочком:
- Успокойся, Гисборн. Нам не нужно убивать мальчишку… то есть, пока не нужно. Мы можем с выгодой для себя продать его принцу Джону или Филиппу-Августу. Сначала принцу Джону… а уж потом Филиппу-Августу. Или лучше наоборот? Как ты думаешь?
- Вы хотите выкрасть ребенка и предложить его им обоим?
- Естественно, ведь они оба в нем заинтересованы.
- Это дурно пахнет, милорд, - попробовал возразить сэр Гай.
- Чушь, Гисборн, деньги не пахнут! – барон Вэйзи снисходительно улыбнулся, - А вот от тебя действительно воняет.
- Почему бы вам, в таком случае, не передать ребенка его бабке? – сэр Гай никак не отреагировал на очередную шпильку со стороны шерифа. Сквозь головную боль настойчиво пыталась пробиться какая-то мысль, - Элеонора Аквитанская богаче принца Джона и Филиппа-Августа вместе взятых, и не меньше их захочет видеть мальчишку подле себя.
- Ты идиот, Гисборн, - шериф выразительно посмотрел на помощника, - Во-первых, королева-мать не питает ко мне особого расположения, еще со времен нашей первой встречи; во-вторых, ей известно о существовании Великого Ноттингемского Договора; в-третьих, даже если она и согласится заплатить выкуп за возвращение внука, после этого нам весь остаток наших дней придется прятаться от ее величества в какой-нибудь занюханной дыре…
- Не продолжайте, милорд, я все понял, - рыцарь опустился в тяжело скрипнувшее кресло, и устало потер виски.
- Вот и отлично, Гисборн, приятно сознавать, что мы по-прежнему понимаем друг друга.

***

Последние пару дней погода постепенно портилась, а когда «Святой Марк» прошел мимо берегов Сицилии и миновал Мессину, легкий южный ветерок сменился сильным западным ветром, который угрожающе раскачивал неповоротливый неф и норовил сорвать наспех зарифленный парус с главной мачты. Капитан Панзони – дородный патриций, родом то ли из Венеции, то ли из Пизы или Луки, Гая это не особо интересовало, озабоченно хмурился, рассматривая тяжелые тучи, застилающие горизонт. Его помощник, вооружившись серебряным свистком, подгонял матросов, заставляя их без устали сновать по палубе, закрепляя такелаж и сворачивая паруса. Сэр Гай, стоя на шкафуте, наблюдал за суетой, воцарившейся на палубе. Он весьма посредственно разбирался в мореплавании, но представить пагубные последствия шторма было ему вполне по силам.
Поймав на себе взгляд пассажира, Панзони кивнул ему, указывая рукой на сгустившиеся на западе тучи:
- Идет сильная буря, придется встретить ее в море.
- Если не ошибаюсь, ветер начал меняться еще два дня назад. Возможно, было бы разумнее переждать шторм в гавани Мессины?
Капитан уныло покачал головой:
- Три дня назад я говорил то же самое барону Вэйзи, однако он не пожелал меня слушать. И вот теперь мы вынуждены встретить бурю вдали от берега, - опечаленный патриций скорбно поджал губы, сразу же сделавшись похожим на брыластого молосского дога.

***

Шериф Ноттингемский спешил и поэтому выходил из себя, проклиная ни на что не годных помощников, на что сэр Гай только пожимал плечами; дурацкую лоханку, едва ползущую по морю, на это капитан поначалу обижался и говорил, что путь который «Святой Марк» проходит за десять дней, другой корабль не осилил бы и за две недели; погоду, которая, несомненно, начала портиться назло шерифу Ноттингемскому. В общем, барон Вэйзи был не в духе.
Сэр Гай, заглянувший в каюту патрона, предусмотрительно отклонился в сторону, проводив взглядом бронзовый подсвечник, который пролетел мимо и благополучно приземлился на ногу ни о чем не подозревавшего юнги, случайно проходившего мимо. Мальчишка взвизгнул и умчался прочь, а настроение барона заметно улучшилось.
- Мой дорогой Гисборн, с каждым днем мы все ближе к нашей цели, - шериф поднялся с кресла, чтобы получше разглядеть свое очередное изобретение.
Сэр Гай вслед за шерифом бросил скептический взгляд на карту, пришпиленную к стене каюты, на ней цветными булавками был отмечен путь их следования, а жирный красный крест в центре Бретани символизировал пункт конечного назначения – замок Витрэ.
- Пройдена едва ли половина пути, милорд, - дипломатично заметил он.
- Какой ты наблюдательный, Гисборн, - желчно откликнулся шериф Ноттингемский, - Я и сам еще неплохо вижу. Так что не смей надоедать мне замечаниями о портящейся погоде, протухшей воде или вшах, докучающих матросам. Ты ведь за этим пришел?
Шериф Ноттингемский ударил кулаком по столу, стаканы из синего венецианского стекла жалобно звякнули.
- Ты меня понял, Гисборн?!
- Разумеется, милорд.

2010-06-10 в 15:12 

Debes, ergo potes
***
Буря разразилась ночью. «Святой Марк» отчаянно мотало из стороны в сторону, словно он был крысой, угодившей в зубы терьера. Сэр Гай скатился с перевернувшейся койки и пару мгновений пытался определить, где находится. Палуба раскачивалась и подпрыгивала, словно взбесившийся тюлень, хотя он и не припоминал, чтобы много выпил накануне. Кое-как ему удалось подняться и, держась за стены, выбраться на палубу. Рядом толкались разбуженные штормом и качкой рыцари. Собратья по заговору один за другим выползали на шкафут, на ходу перепоясываясь ремнями и цепляя на пояс мечи. В самый раз, чтобы поскорее пойти ко дну, промелькнула ядовитая мысль и тут же растворилась, смытая захлестнувшей мир водой. Вода была повсюду: на ревущее море и палубу нефа непрерывным потоком изливался дождь; волны, подхваченные неистовым ветром, перехлестывали через палубу и пропадали где-то в непроглядном штормовом мраке.
Темноту ночи прорезала бледная ветвистая молния, яркой вспышкой высветив испуганные лица людей, сломанную, завалившуюся на бок, мачту, и скалы, неумолимо маячившие впереди. Раскат грома почти заглушил отчаянный крик, вырвавшийся одновременно из множества глоток. «Святой Марк» обречен, это не вызывало сомнений. Две спасательные шлюпки, закрепленные по обоим бортам нефа – единственное спасение находящихся на нем людей. Спустить их на воду при такой качке – задача трудная, но вполне выполнимая для опытных матросов, под руководством капитана, который вовсе не горит желанием пойти ко дну вместе со своим судном. Желающие немедленно погрузится в шлюпку, отыскались тотчас. Барон Вэйзи, что-то крича о субординации, оттолкнул со своего пути незадачливого носатого рыцаря. Рыцарь поскользнулся, потерял равновесие и был смыт за борт некстати нахлынувшей волной. Что ж, Том, Джон, Винсент, или как там тебя звали? Одним мечтающим о небольшом цветущем поместье стало меньше. Сэр Гай приготовился занять свое место в шлюпке, но был остановлен воплем шерифа Ноттингемского, перекрывшим даже завывание бури:
- Гисборн! Футляр! Забери чертов футляр из моей каюты!
- К дьяволу футляр, милорд! – сэр Гай отнюдь не горел желанием искать завещание в темноте, на тонущем корабле, посреди бушующего моря, - Мы погибнем, если не уберемся отсюда!
- Ты точно погибнешь, Гисборн, - острие меча уперлось в грудь.
Сэр Гай грязно выругался и подался назад.
- Милорд?!
- Скорее, Гисборн, - шериф был непреклонен. Пара взведенных арбалетов, подействовала как последний и решающий аргумент. Собратья по оружию, чтоб их… Венецианский, или откуда он там, патриций, бледный как шервудская поганка, осеняет себя крестным знамением. Конечно, сейчас самое время помолиться Святому Адъютору* .
Сэр Гай попятился назад, развернулся и бросился на корму к каюте барона. Искать тубус с документами в темноте, в перевернутой вверх дном каморке, занятие отнюдь не способствующее сохранению благостного расположения духа. Отдаленные предки и прочие покойные родственники шерифа Ноттингенского, без сомнения, не раз и не два перевернулись в своих гробах, за время, которое понадобилось сэру Гаю, чтобы отыскать среди этого хаоса заветный футляр из крокодиловой кожи.
Пока он пробирался назад на палубу по узкому коридору между каютами его кидало из стороны в сторону. Оказавшись на шкафуте, он судорожно вцепился в такелажный трос, пережидая очередную волну, прокатившуюся над палубой. Шлюпки нигде не было видно. Лишь толстый пеньковый трос, прикрепленный сложным узлом к кнехту** , уходил вниз. Сэр Гай перегнулся через фальшборт. Шлюпка была внизу. Пришвартованная к нефу канатом, она не могла далеко отплыть от него, и матросы прилагали отчаянные усилия, удерживая ее шестами и не давая разбиться о борт «Святого Марка».
- Милорд! – сэр Гай попытался перекрыть шум ветра.
Его услышали.
- Ты нашел его Гисборн?! Бросай сюда! – шериф Ноттингемский разве что не подпрыгивал от возбуждения.
- Ловите, милорд!
Едва выпустив футляр из рук, сэр Гай отчетливо осознал собственную ошибку.
- Не смейте оставлять меня здесь!
Поздно. Чья-то смуглая рука, вооруженная топориком, ловко перерубает канат, шесты отталкивают лодку от борта корабля, идущего к верной гибели. Матросы и рыцари с одинаковым усердием налегают на весла.
- Милорд!!!
- Прощай, Гисборн! – шериф Ноттингемский машет рукой, демонстрируя злополучный футляр, - Как-нибудь поставлю за тебя свечку Святому Покровителю Дураков!
- Вэйзи, негодяй, вернись!
Какие эмоции! Сколько пафоса! Вряд ли шериф услышит тебя, Гай из Гисборна. Святой Покровитель Дураков – это действительно для тебя.
Чтобы дать выход душившему гневу он еще раз прокричал в ревущую темноту ночи:
- Тебе так просто от меня не отделаться, Вэйзи! Слышишь?! Я тебя найду!!!
Сэр Гай в бессильной ярости ударил ладонью о фальшборт. Рука заныла. Он найдет шерифа. Если, конечно, останется жив. А для того, чтобы выжить, нужно хорошенько постараться. Сэр Гай лихорадочно оглядел палубу в поисках возможных средств к спасению.
А потом «Святой Марк» со страшным скрежетом врезался в торчащие из воды скалы.
__________________________________________________________

* Святой Адъютор, богатый рыцарь, участник Крестового похода 1095 года, был захвачен в плен сарацинами и бежал, бросившись в море. Покровитель пловцов и утопающих
** Кнехт (кнет) - парная тумба с общим основанием на палубе суда, служащая для крепления тросов.

2010-06-10 в 15:13 

Debes, ergo potes
«Сан Сперанса». У берегов Крита.

- Посланник короля мог бы путешествовать и с большим комфортом, - проворчал Мач пытаясь поудобнее расположиться на полосатом тюфяке, который во все стороны ощетинился жесткой соломой.
- Не будь занудой, - Алан осторожно присел на колченогий табурет, который вкупе со старым сундуком, четырьмя матрасами и отхожим ведром составлял неотъемлемую часть убранства каюты, - В конце концов, кое-кому сегодня повезет оказаться в более привлекательной обстановке.
Этот кое-кто, а именно граф Хантингтонский, пытающийся привести себя в более-менее куртуазный вид, старательно намыливал основательно отросшую за прошедшие дни щетину.
- Ты же знаешь, Мач, - у нас хватило денег только на одну каюту на верхней палубе, - и, естественно, эту каюту заняла леди Мэриан.
Алан хмыкнул и тут же сделал вид, что страшно заинтересован пятном волосатой плесени, занимающим почти всю стену. Маленький Джон – воплощенное спокойствие, мирно похрапывал в своем углу. Счастливчик, ему не мешала даже пегая кобыла, подвешенная на лямках за полотняной перегородкой. Несчастное животное совсем одурело от постоянной качки и то и дело жалобно ржало и скребло копытами пол. Что поделаешь – вот они издержки путешествия низшим классом – палуба для простолюдинов, это вам не каюты для высшего общества.
- Робин, может ты уговоришь леди Мэриан, чтобы она пускала нас к себе по очереди? - Мач поймал на себе не слишком дружелюбный взгляд Робина и тут же пошел на попятную, - Я, разумеется, не имел ввиду ничего ээээ… дурного… а Маленькому Джону и здесь вполне неплохо...
- Мач!
- Ладно, ладно, молчу, - обиженный Мач выдернул из своего тюфяка особо докучливую соломину и грустно промолвил, - Были времена, когда я спал на пуховых перинах…
- Когда это такое было? – не поверил Алан.
- Ну… Я тогда был бароном Бончерче, - погрузился в приятные воспоминания Мач.
- Ты – барон Бончерче? – Алан поперхнулся черствым сухарем и запил его разбавленным вином из глиняной кружки.
- Конечно, - обиделся заподозренный во вранье Мач, - Ты ведь помнишь, Робин?
- Помню, как ты тогда раздувался от важности, - воспоминания о проделках двухгодичной давности порядком позабавили, - Правда, это продлилось не долго.
- Недолго пробыл бароном или недолго раздувался? – уточнил Алан.
- Да ну вас, - Мач обиженно отвернулся, - вам бы только подшучивать.

***

Леди Мэриан задумчиво водила щеткой по волосам. Вообще-то прическа и так выглядела идеально, но нужно же хоть как-то привести в порядок растрепанные чувства. Разговор с Робином не шел из головы. Она размышляла о словах и обещаниях, так легко слетавших с языка в пустыне, когда они оба стояли под раскаленным солнцем и думали, что не доживут до заката. Но солнце опустилось, они остались живы и теперь даже себе не объяснишь, отчего так неспокойно на душе. Почему бы просто не принять и не продолжить то, что началось в тот злополучный день. «В богатстве и бедности, в здравии и болезни, в печали и в радости я, Мэриан, беру тебя…»
В дверях кто-то кашлянул, и она в меру приветливо улыбнулась, увидев Робина на пороге. Граф Хантингтон выглядел довольно помятым и взъерошенным, но решимость в глазах светилась по-прежнему, и леди Мэриан обреченно вздохнула, приготовившись снова выслушивать объяснения в бесконечной и преданной любви. Хотя, возможно, будет лучше немного опередить события.
- Робин! – она протянула ему руку, и граф Хантингтон галантно её поцеловал, - Я много думала, о том, что произошло в тот день…
Уточнять, о каком именно дне идет речь не требовалось, и Робин с надеждой взглянул на свою избранницу.
- И о чем же ты думала?
- О том, что слова, произнесенные перед лицом неминуемой гибели нельзя назвать взвешенными и разумными, - осторожно произнесла леди Мэриан.
Робин обиделся:
- Разве не об этом мы всегда мечтали? Неужели, желание выйти за меня замуж – это неразумный опрометчивый поступок?
- Я не это имела в виду…
- Правда? Тогда что же?
- Сейчас не подходящее время… Король умер, принц Джон рвется к власти, Вэйзи строит козни. Англия в опасности, Робин! Как мы можем в такое время мечтать о личном счастье?
Граф Хантингтонский с тоской во взоре посмотрел на девушку своей мечты, которая глядела на него одухотворенными широко распахнутыми глазами, и тяжело вздохнул. Он чувствовал себя как… жалкий обыватель, пекущийся о собственном благополучии, в момент, когда вокруг рушатся города и рассыпаются в прах империи.
Она взяла его за руку:
- Робин, ты же понимаешь, сейчас я не могу выйти за тебя… Я еще не готова...
Кажется, они это уже проходили или у него очередной приступ дежавю?
- Когда же ты будешь готова?
- Сначала мы должны установить порядок в Англии, а уж потом думать об устройстве личной жизни! Именно в таком порядке, Робин.
- Мэриан! – граф Хантингтон, едва лишь не заламывал руки от отчаяния, - В Англии никогда не было порядка!
Леди Мэриан обиженно отвернулась.
Робин Локсли, поймал себя на мысли, что начинает понемногу сочувствовать Гисборну.

2010-06-10 в 15:13 

Debes, ergo potes
***

Крит встретил «Сан Сперансу» голубым небом, знойным солнцем и лазурной синевой прибрежных лагун. Подернутые бледной дымкой горные склоны окружали древний порт, который во времена арабского владычества носил название Хандак, а сейчас звался попросту Мегало Кастро или Большая Крепость. «Сан Сперанса» зашла сюда, чтобы пополнить запасы пресной воды и продовольствия, а уставшие от долгого плавания пассажиры просто радовались нечаянной возможности подышать свежим воздухом и размяться.
Граф Хантингтонский лежал навзничь на теплом золотистом песке, подложив сцепленные в замок руки под голову и рассеянно следил за проплывающими по небу полупрозрачными облачками. Рядом, лежа на животе и болтая ногами, расположился Алан с ленивым интересом наблюдающий за Мачем, который увлеченно пытался добраться до большого серого краба, прячущегося под камнем. После некоторых усилий краб был извлечен на свет божий и незамедлительно вцепился клешней в палец обидчика.
- Вот зараза! – Мач стряхнул зловредное членистоногое с руки и ловко засунул в мешок, - Еще парочка таких же, и на ужин у нас будет крабовый суп, - довольно провозгласил он.
- А ты уверен, что их вообще можно есть? – Алан испытывал здоровую подозрительность во всем, что касалось кулинарных изысков Мача.
- Ну, не думаю, что это будет хуже, чем рагу из крысятины, - вступился за товарища Маленький Джон, с монументальной непоколебимостью восседавший на большом гладком валуне.
- В некоторых странах суп из крабов считается деликатесом, - заметил Робин.
- Эээ… - Алана было не так просто убедить, - а ты не путаешь, случайно, с черепаховым супом?
- Не хотите есть крабов, тогда жуйте солонину, - надулся Мач.
Какое-то время все усердно молчали, думая каждый о своем. Тишину нарушил Робин:
- Не понимаю, чего она от меня хочет? – пожаловался он всем и никому конкретно, - Я и так сделал почти невозможное. Это же не шутка подписать мирный договор с самим Саладином!
- Ну да, - Алан понимающе кивнул, - Три года, три месяца, три дня и беспрепятственный пропуск паломников к Святым Местам.
- И что? Разве она это оценила? Или она думает, что я мог бы во главе горстки рыцарей захватить Иерусалим и освободить Гроб Господень?
- Не переживай Робин, - Мач попытался утешить предводителя, - Все равно она тебя любит. Вы приедете в Англию и поженитесь.
- Ага, - мрачно кивнул Локсли, - поженимся, когда в Англии снова будет наведен порядок.
- Она так сказала? – Алан неопределенно хмыкнул.
- Угу…
- Дела… - озабоченно протянул Маленький Джон, пытаясь припомнить времена, когда в Англии царили мир и всеобщее благоденствие.
- Робин, а ты уверен, что вы проживете так долго? - невинно поинтересовался Алан, за что незамедлительно получил шутовскую затрещину от графа Хантингтонского.
- Между прочим, - появившаяся из ниоткуда леди Мэриан, нарушила дружескую идиллию, - «Она» слышала все, о чем вы тут болтали.
- Ну, мы просто несли всякую чепуху, - один за всех оправдался Алан, - Так просто развлекались…
- Пока вы тут развлекались, - Мэриан сделала строгое лицо, - я узнала у капитана, что с запада надвигается сильный шторм, и мы простоим тут не меньше недели.

«Не меньше недели». Чем дальше откладывается возвращение, тем меньше у них шансов опередить Вэйзи и вернуть завещание. И тем больше опасность для малолетнего короля, напомнил себе Робин. Им было известно, что шериф Ноттингемский с группой доверенных Черных Рыцарей покинул Акру на три недели раньше них. Ни в одном порту, в который заходила «Сан Сперанса» ничего не было слышно о «Святом Марке». Барон Вэйзи нигде не останавливался и очень спешил. Им сильно повезет, если они сумеют добраться до Бретани раньше шерифа. Единственный плюс в том, что им известно, где искать герцогиню де Пентьевр с детьми. Небольшой городок Витрэ в центре Бретани – место, где герцогиня проводит летние месяцы. Об этом графу Хантингтонскому сообщил один из вассалов герцогини - рыцарь родом из Кромбурга, городка, расположенного поблизости от Витрэ. О том, что шерифу Ноттингемскому может быть известно то же самое, Робин предпочитал не думать. Он мог лишь надеяться, что письмо, отправленное с курьером в день смерти Ричарда, дойдет до Элеоноры Аквитанской не слишком поздно.

2010-06-10 в 15:27 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Робин Локсли, поймал себя на мысли, что начинает понемногу сочувствовать Гисборну.
ЫЫЫ! А я начинаю сочувствовать любому мужчине имеющему дело с леди Мэриан! Памятник им обоим. В натуральную величину :vo:

Ждем продолжения и это... крика "Человек за бортом", естественно. Не может же Гаюшка не выплыть?

2010-06-10 в 15:29 

Debes, ergo potes
Ждем продолжения и это... крика "Человек за бортом", естественно. Не может же Гаюшка не выплыть?

О чем речь )) Про кого я тогда дальше писать буду? :)

2010-06-10 в 15:31 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Про кого я тогда дальше писать буду?
Наш человек! :friend: :red:

2010-06-10 в 15:34 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Граф Хантингтонский с тоской во взоре посмотрел на девушку своей мечты, которая глядела на него одухотворенными широко распахнутыми глазами, и тяжело вздохнул. Он чувствовал себя как… жалкий обыватель, пекущийся о собственном благополучии, в момент, когда вокруг рушатся города и рассыпаются в прах империи.
Злая женщина! Такой лирический момент испортила! Злюююка!

2010-06-10 в 18:44 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Леди Мэриан в своем репертуаре:)))) Гая жаль хоть он и идиот
Вейзи и компания Робина прелестны.

2010-06-10 в 19:11 

Debes, ergo potes
Вейзи и компания Робина прелестны.
:) От имени Вэйзи мне труднее всего писать - уж очень у нас характеры разные - все время боюсь, что шериф будет неубедительным...

2010-06-10 в 23:40 

Debes, ergo potes
Средиземное море. Близ берегов Сицилии.

Когда «Святой Марк» с оглушающим треском, врезался в торчащие из воды скалы и начал тонуть, сэр Гай сделал единственно возможное в подобной ситуации. А именно, попытался отплыть от гибнущего корабля как можно дальше. Однако он не слишком преуспел в этом, и новая волна с силой швырнула его назад к скалам. Удар вышиб остатки воздуха из легких, и Гай наглотался воды. «Святой Марк» шел ко дну, увлекая за собой все, что находилось рядом, в том числе и Гая Гисборна. Так почему бы не смириться с неизбежным, не перестать бороться? В конце концов, кто скажет, что он не пытался?
Пустота, наполненная оттенками серого, притягивала. Тихая бездонная тьма влекла за собой... Успокоиться, забыть обо всем, покориться судьбе… это так заманчиво.
К дьяволу! Не дождетесь! Гай Гисборн стиснул зубы и из последних сил рванулся наверх. Пока что, он еще жив, и намерен оставаться в живых и впредь, назло шерифу Ноттингемскому, графу Хантингтону и всем прочим, кто порадовался бы его гибели. Лишенные воздуха легкие отчаянно горели, хотелось сделать вдох, но дышать нельзя, пока нельзя, потому что вокруг лишь горькая морская вода. Он вынырнул на поверхность, почти потеряв сознание, и судорожно втянул в себя глоток воздуха, пополам с водой, отчаянно пытаясь удержаться на плаву. На этот раз ему повезло, и он ухватился за проплывающий мимо обломок мачты. Благодарение небесам, за обломком все еще тянулись такелажные тросы. Без них, Гай отчетливо осознавал это, ему не удалось бы долго цепляться за мачту.
Он не знал, сколько продолжался шторм и как долго злокозненные эллинские боги, забавлялись с ним, швыряя с волны на волну, словно дети тряпичную куклу. Хвала создателю, он потерял сознание, а когда очнулся снова светило ласковое солнце и изумрудные волны мирно плескались вокруг, ничем не напоминая о ночном безумии.
Прекрасная погода, но от этого положение Гая не становилось менее плачевным. К тому же, теперь, когда он пришел в себя, страшно захотелось пить. Он слегка приподнялся и попробовал оглядеться. Над головой, пронзительно крича, пронеслась чайка. Он где-то слышал, что чайки не улетают далеко от берега. Значит не все потеряно? Возможно, земля где-то поблизости. Сэр Гай еще раз всмотрелся в далекий горизонт, и в душе затеплилась надежда. Малюсенькая, как и темная точка, маячившая впереди, но вполне реальная. Спустя некоторое время, он окончательно понял, что не ошибся. Течение медленно, но верно несло обломок мачты вместе с привязанным к нему человеком к неизвестному острову. Весь вопрос в том достанет ли у него сил, чтобы выбраться на берег, когда неспешное морское течение поднесет его достаточно близко к острову. Гай не был в этом абсолютно уверен.
На закате мимо проплыли дельфины. Лоснящиеся серые рыбины долго скользили рядом, описывая круги, и, играя, выпрыгивали из воды. Ему показалось, что они наблюдают за ним со злорадным интересом. Помнится, какой-то древний простак написал в толстенном ученом трактате, что дельфины спасают утопающих, найденных в море. Опять вранье…, - вяло подумал сэр Гай. Уплыли. Не сожрали, и на том спасибо…

2010-06-10 в 23:41 

Debes, ergo potes
***

Солнце давно скрылось за горизонтом, и его сменила луна, безучастно взиравшая с небес белесым рыбьим глазом. Темная глыба острова вырастала впереди гигантским конусом. Это даже не остров, а скорее просто гора посреди моря. Однако Гаю Гисборну, который уже больше суток болтался среди зыбких волн, этот клочок каменистой суши, казался едва ли не землей обетованной. На его счастье, течение подходило совсем близко к берегу. Лишь тонкая полоска яростного прибоя отделяла совершенно обессилившего рыцаря от вожделенной суши.
Обломок мачты, спасший жизнь во время шторма, теперь стал помехой. Добираться до берега придется самому. Окоченевшие пальцы слушались с трудом, но узлы все же поддались. Пора. Он собрался с духом, отпустил спасительный кусок дерева и с головой ушел под воду. Нырнуть, оттолкнуться и плыть пока хватит дыхания и сил. Глоток воздуха. Снова нырнуть и опять плыть… Сил почти не осталось, но берег совсем рядом. Еще немного, Гай, и ты будешь спасен. В легких полно воды. Должно быть, именно так чувствуют себя слепые котята, когда их топят…
Набежавшая пенная волна накрыла с головой и милостиво вынесла на берег.

***
Сэр Гай медленно приходил в себя, лежа на песке лицом вниз, и смутно догадывался, что ему все же удалось доплыть до берега. Откуда-то издалека, словно из другого мира, доносились голоса. Смысла слов было не разобрать, в голове все слилось в сплошное бессвязное бормотание. Впрочем, в данный момент он был рад и этому.
- Джузеппе! Тут похоже какого-то жмурика на берег вынесло.
Его бесцеремонно ткнули в бок носком сапога.
- Да нет, Карло! Кажется, этот еще шевелится.
Его перевернули на спину, и сэр Гай закашлялся, потом его стошнило – по большей части соленой морской водой.
- Джузеппе! Кажись синьор из благородных, - проходимец внимательно пригляделся к остаткам некогда дорогой шелковой рубахи, - Думаешь, стоит добавить его к остальным рыбкам?
- Ага, - названный Джузеппе ловко приподнял благородный улов и похлопал по спине, дабы окончательно избавить от воды в легких, - Синьор Галарди оценит наше старание.
- Убери от меня свои грязные лапы, мерзавец! – сэр Гай наконец-то начал более отчетливо осознавать происходящее и попытался избавиться от чрезмерно назойливой опеки.
- Ха, синьор рыцарь изволит гневаться, - Джузеппе, ткнул приятеля в бок, - А что мы делаем с чересчур беспокойным уловом, Карло?
Проходимцы понимающе переглянулись, и хорошо рассчитанный удар неопознанным тупым предметом по голове отправил сэра Гая Гисборна обратно в тревожное небытие.

2010-06-10 в 23:43 

Debes, ergo potes
***
Голова опять раскалывалась, словно к ней приложились добротной шервудской дубинкой. Хотя, собственно говоря, почти так оно и было. Сэр Гай смутно припомнил двух проходимцев, подобравших его на берегу, поморщился и попытался дотронуться до адски пульсирующего затылка. Звякнули кандалы на запястьях.
- Вот дерьмо! – с чувством выругался Гай Гисборн, приоткрыл глаза и обнаружил, что очутился в могиле. Точнее в склепе. А чем еще мог быть этот каменный мешок с саркофагом посередине?
В соседнем углу кто-то шевельнулся.
- Ну, наконец-то, - красивый баритон с заметным южным акцентом принадлежал сильно заросшему кареглазому парню, - А то мы уже начали беспокоиться.
- Мы? – Гаю с трудом удалось принять сидячее положение, и он попытался определить, во что на этот раз он умудрился вляпаться со своим всегдашним везением.
- Чезаре Дориа, капитан «Серкаторе» из славного города Генуи, к вашим услугам, - парень изобразил галантный поклон, насколько это вообще возможно, когда сидишь прикованный цепью за щиколотку к железному кольцу в стенке камеры и с кандалами на руках.
- Вы что, блаженный? – ядовито осведомился сэр Гай.
- Видишь, Диего, как я и говорил, ему сильно досталось, - парень и не думал обижаться, - Я сам, бывает, на людей кидаюсь, когда у меня в голове трещит.
Тот, кого назвали Диего, стройный худощавый брюнет среднего роста, сидевший напротив Гая, лениво шевельнулся в своем углу:
- Дурное настроение еще не повод для дурных манер, - проникновенно заметил он, - а добрая шутка отличное средство, чтобы не околеть от тоски.
- А кто вы такой, чтобы указывать мне на мои манеры? – этот умник прямо-таки напрашивался на подобный ответ.
- Мое имя Диего Хуан Лопес де Хара, герцог Вискайя, подданный его королевского величества Альфонсо VIII, короля Кастилии, - соизволил назваться испанский гранд.
- Вас для меня слишком много, дон Диего, - съехидничал Гай. - А единственное средство не околеть, которое мне известно - это поскорее убраться отсюда.
Сэр Гай подергал толстую цепь, которой, как и прочие здешние постояльцы, был прикован к стене. Цепь выглядела прочной, как и кольцо, к которому крепилась. Кастильский гранд оценивающе посмотрел на Гисборна. Впрочем, убивать взглядом еще никто не научился. Хотя дон Диего, несомненно, был к этому очень близок.
- Не думайте, что мы не пыталась, - хриплый простуженный голос принадлежал сероглазому блондину лет тридцати пяти, который, очевидно, решил выступить в роли миротворца.
- Граф Тьери де Сент вассал герцогини Элеоноры Аквитанской, - представился блондин и закашлялся.
- Гай из Гисборна, - вежливость все-таки требовала назвать свое имя, - до недавнего времени рыцарь на службе у шерифа Ноттингемского.
- Что ж, будем знакомы, сэр Гай, - граф де Сент кивнул, - Есть хотите?
- Не откажусь, - упоминание о еде вызвало приступ волчьего голода. Гай вспомнил, что не ел уже дня два, а то и больше, и в желудке весьма некстати громко заурчало.
Диего де Хара, лорд Вискайя, поколебавшись немного, все-таки подтолкнул ему корзину с провизией. Сэр Гай выудил оттуда кусок заплесневевшего козьего сыра и ломоть не слишком свежего хлеба и энергично принялся за еду.
Чезаре Дориа понимающе ухмыльнулся и указал на единственный выход из темницы - забранную решеткой дыру в потолке:
- Один раз в пару дней сверху спускают еду и вино, если только это пойло можно так назвать. Так что, смерть от голода нам пока не грозит, но охране запрещено с нами заговаривать. Галарди опасается, что мы можем подкупить его людей.
- Так вы знакомы с разбойником, который нас сюда засунул? – сэр Гай покосился на кастильца. Возможно, сейчас этот изысканный лорд Вискайя заявит, что говорить с набитым ртом – признак дурного тона. Однако испанец промолчал.
Генуэзец усмехнулся:
- Разумеется, я его знаю. Галарди перебрался в наш город из Венеции лет пять назад. Сказал, что тамошние порядки его не устраивают, что он хочет начать собственное дело на новом месте. Взял кредит у Гримальди под залог судна. Как оказалось впоследствии, оно ему вовсе не принадлежало. В конечном итоге он сбежал и через какое-то время объявился в Пизе. Гримальди до сих пор не дождались своих денег, а синьор Галарди, как оказалось, подался в бриганте* , - Чезаре хмыкнул, ясно давая понять какого мнения, он придерживается о подобных людях.
- У себя в Вискайе, мы сажаем таких в яму, а после, если не расплатятся по долгам, вешаем на площади, - проявил кровожадные наклонности дон Диего.
- Пока что в яме сидите вы, а не он, - сэр Гай выразительно звякнул кандалами.
Диего де Хара передернулся, но от комментариев воздержался.
- Галарди разрешил написать письма родным с указанием необходимой суммы выкупа, - закончил Чезаре.
- И вы ждете, что этот бандит освободит вас после того как получит выкуп? – сэр Гай не поверил собственным ушам. Если годы на службе у шерифа Ноттингемского чему-то и научили Гая Гисборна, так это тому, что никогда не стоит доверять людям.
- Может, я выгляжу как блаженный, но я не идиот, -Дориа подмигнул с видом заговорщика, - Наша семья пользуется в Генуе определенным влиянием. Мы ждем, когда вместо выкупа сюда прибудет флот. Надеюсь, они по камешку разнесут это осиное гнездо.
- Так вы знаете, где мы находимся?
- Разумеется, - Чезаре Дориа пожал плечами, - это Исоло Стромболи – небольшой островок к северу от Сицилии. Здесь никто не живет, кроме пиратов. Да и они тут бывают наездами.
- Сэр Гай, - Тьери де Сент, после некоторого раздумья обратился к нему, - Вас оставили в живых. Скорее всего, Галарди надеется что-нибудь за вас выручить. Вам есть, что ему предложить? Я мог бы…
- Не беспокойтесь, граф, - возможно, де Сент хотел помочь, но Гаю надоело постоянно от кого-то зависеть, - даже если у меня нет ни гроша за душой, пиратам об этом знать не обязательно.
Сквозь толстые прутья решетки в камеру заглядывало яркое солнце. До узников доносились веселые птичьи трели и отчетливо слышный шум прибоя. Охранник наверху громко заржал над очередной плоской шуткой своего напарника. Жизнь продолжалась.
Сэр Гай прислонился к осклизлой стене темницы, и устало прикрыл глаза. Он знал, что предложить предводителю пиратов, если тот пожелает его навестить.
________________________________________________________________________________
Brigante (итал.) — разбойник, пират

2010-06-10 в 23:52 

Debes, ergo potes
Средиземное море. На некотором отдалении от берегов Сицилии

Шторм закончился к утру. Как ни странно шлюпка осталась на плаву и даже не сильно пострадала. Можно сказать, все обошлось благополучно. Действительно, не считать же потерей смытого за борт рыцаря, пары-тройки утонувших матросов и оставленного на нефе Гисборна. Главное, футляр с завещанием цел, а это значит, что шериф Ноттингемский по-прежнему в игре.
Барон Вэйзи обвел взглядом посветлевший горизонт. Рядом вздыхал синьор Панзони. Толстяк до невозможности переживал из-за гибели судна.
- Мой корабль, груз благовоний, двадцать мешков пряностей, пятьдесят тюков отличного щелка! Все пропало! Чем я возмещу убытки? - стонал удрученный своей незавидной долей патриций.
- Заткнитесь Панзони и не мешайте мне думать, - шериф Ноттингемский поморщился, - Какова вероятность того, что мимо нас пройдет какое-нибудь судно?
Капитан прервал на минутку свои сетования и поглядел на барона:
- У нас хорошие шансы, господин барон. За ночь шлюпку отнесло к северу и теперь мы находимся не слишком далеко от итальянского побережья. Это весьма оживленный район. Будем надеяться, что нас подберут.
- Я не могу полагаться на слепую удачу! – прошипел шериф Ноттингемский, - В какой стороне этот ваш чертов север? Там? Да шевелитесь вы, бездельники! Налегайте на весла! Я что один должен заботиться о нашем благополучии?!

То ли синьор Панзони оказался прав и они действительно находились на оживленном морском пути, то ли им просто повезло, но ближе к вечеру они увидели вдали высокие мачты двух пузатых галер, уверенно догоняющих их маленькую шлюпку.
- Святые угодники! – безутешный синьор заметно приободрился, - Какая неожиданная удача!
Все находящиеся в лодке, не исключая барона, в нетерпении ожидали приближения галер. Вскоре стало видно, что на мачтах развеваются красные полотнища с затейливым белым крестом в центре.
- Флаги Пизы! И, кажется, я узнаю эти корабли! – тучный капитан сиял от восторга.
- Может поделитесь с нами своей радостью? - сварливо осведомился шериф Ноттингемский.
- О, разумеется, господин барон, - просиял синьор Панзони, - я думаю, это галеры синьора Луиджи Трапани, моего свояка.

2010-06-10 в 23:54 

Debes, ergo potes
***
- Синьор Трапани!
- Синьор Панзони!
- Какое счастье!
- Какая неожиданная встреча!
- Если бы вы знали, как я рад встретить своего дорогого родственника!
- А я рад, что могу оказать вам услугу, синьор Панзони!
Два квохчущих идиота, худой и толстый старались переплюнуть друг друга в любезности.
Барон Вэйзи негромко кашлянул. Он не любил, когда его игнорировали. На него никто не обратил внимания. Тогда шериф Ноттингемский решил перехватить инициативу. Он деликатно взял синьора Панзони под локоть, не удержался и больно ущипнул за руку.
- Что вы себе позволяете, барон?! – щеки почтенного патриция заколыхались от негодования.
Попав на борт знакомого судна, капитан явно поднабрался храбрости.
- Ничего личного, капитан, - шериф тонко улыбнулся, - просто хочу напомнить, что я оплатил проезд до Марселя.
- А я хочу напомнить, что потерял корабль по вашей вине! – Панзони резко высвободил руку, демонстрируя крайнюю степень раздражения.
- Ба! Может, вы обвините меня и в смерти своей бабушки? – шериф Ноттингемский насмешливо посмотрел на колыхающегося от негодования синьора.
- К счастью, моя бабушка пребывает в добром здравии! – возмутился синьор Панзони.
- Правда? Какая жалость… - ворчливо пробормотал барон Вэйзи. Благополучно здравствующая бабушка означенного синьора оскорбляла провидческий дар шерифа Ноттингемского.
- Что вы сказали? – подозрительно поинтересовался негодующий патриций.
- Я сказал, это не моя вина, что вы никуда не годный капитан, - доверительно сообщил барон, остолбеневшему Панзони.
- Какие-то проблемы, любезный щурин? – капитан Трапани обернулся к родственнику.
- Да, черт возьми! – барон нетерпеливо дернулся, опередив Панзони - Я требую приличного обслуживания за свои деньги! Мне необходимо быть в Марселе как можно скорее! Можно сказать, я уже и так опаздываю почти на месяц!
- Ну, разумеется, барон! – синьор Трапани довольно мерзко, на вкус Вэйзи, ухмыльнулся. – За ваши деньги все, что пожелаете!
- Так бы и давно, - одобрил понятливого пизанца шериф Ноттингемский.
Синьор Трапани странно закашлялся.
- Боюсь, вы неправильно истолковали мои слова, господин барон, - наконец произнес он.- Оплатите проезд, и я доставлю вас и ваших людей, куда вам будет угодно.
- Нам будет угодно в Марсель, - шериф Ноттингемский пару раз медленно сжал и разжал правый кулак, сожалея, что под рукой не оказалось канарейки. Шея синьора Трапани, хоть и тощая, но все же была достаточно жилистой, чтобы свернуть ее пальцами.
- Деньги…
- Что?!
- Вы платите десять марок и едете с нами до Пизы…
- Сколько?! Десять марок?! – глаза барона едва не выскочили из орбит.
- … с человека, - флегматично добавил синьор Трапани. – Заметьте, учитывая мое искреннее расположение к синьору Панзони, я делаю вам скидку ровно наполовину. Итого одиннадцать человек по десять марок – сто десять марок, - подытожил вымогатель.
- Да это грабеж средь бела дня! – Шериф Ноттингемский вполне резонно предположил, что попал в лапы мошенника. – Кэнтон! Немедленно открутите голову этому проходимцу!
Сэр Кэнтон, крепко сбитый загорелый рыцарь среднего роста и возраста нехотя потянулся к мечу.
- Я бы не советовал этого делать, - Луиджи Трапани улыбнулся, демонстрируя неровный ряд желтоватых зубов и команду арбалетчиков, выстроившихся вдоль борта. – Как видите, мне есть чем ответить.
- Ээээ… может действительно лучше заплатить, милорд? – подчиненный неуверенно посмотрел на шерифа.
- От тебя еще меньше прока, чем от Гисборна! – барон в сердцах отвесил оплеуху, проходящему мимо матросу. Немного полегчало.
- Ну, так что, барон? – капитан ждал ответа.
- Вот, подавитесь! – барон выудил из-за пазухи тощий кошелек и бросил его Трапани.
- Тридцать марок, - сообщил капитану плешивый писец, пересчитав деньги.
- С вас еще восемьдесят или я высажу вас в ближайшем порту на Сардинии, - огласил приятную новость жадный синьор.
- Да за эти деньги я мог бы из Акры доехать прямиком до Портсмута! – возмутился барон.
- Полагаю, в данный момент выбирать вам особо не из чего, - нагло ухмыльнулся житель просвещенного города Пизы.
- Ну, хорошо, - сдался шериф. - Плачу еще десять и мои люди будут вам помогать с веслами или что тут у вас есть…
Сэр Кэнтон попытался слабо возразить, но к нему не прислушались.
- Ха, барон, у меня полно своих людей! - капитан снисходительно оглядел нервных рыцарей, мрачно топтавшихся в сторонке, - Кроме того, что я стану с ними делать? Вряд ли они сумеют хотя бы палубу надраить.
На загорелом лице Кэнтона отразилось явно заметное облегчение, а вот барон, одарил рыцаря взглядом не предвещавшим ничего хорошего.
- Плачу еще двадцать и вы везете нас до Марселя.
- Как же с вами сложно, господин барон! – посетовал капитан, - Ну хорошо, так и быть, с вас сотня и вы в Марселе.
- Даю тридцать.
- Девяносто. Это мое последнее слово или вам придется снова самому грести веслами, барон.
Сэр Кэнтон, этот бесполезный тупица, встревоженно огляделся по сторонам. Возвращаться назад в лодку ему не хотелось.
- Вы мне угрожаете?! – негодующе прошипел шериф Ноттингемский, выразительно глядя на капитана Трапани.
- Ну что вы, синьор Вэйзи, - капитан поджал губы и грустно покачал головой, - Откуда такие мысли? Всего лишь деловой подход. Ничего личного.
- Вот, все что осталось, - шериф засунул футляр с завещанием короля под мышку, порылся в складках одежды и нехотя выудил еще несколько золотых монет.
- Хм… все равно не хватает, - разочарованно протянул капитан, пересчитав монеты, - Мне право жаль, но я вынужден…
- Дорогой родственник, - подал голос синьор Панзони, - я склонен думать, что документ, находящийся в этом футляре представляет определенную ценность.
- Действительно? – хитрый родич синьора Панзони внимательно посмотрел на тубус в руках барона, - Не будете ли вы так любезны показать, что там у вас в руках, барон?
Шериф Ноттингемский злобно сверкнул глазами.
- Ну же, барон, смелее, - ободряюще подмигнул синьор Трапани, - Иначе мне придется вам помочь.
Капитан сделал знак паре матросов, стоявших поблизости.
- Отнимаете последнее! Нажитое честным трудом… - возопил барон и поспешно прикрыл рот ладонью. Но было уже слишком поздно…
- А ну-ка, ребята, подержите уважаемого гостя, - глаза капитана алчно заблестели.
- Ах ты мерзкий ублюдочный сукин сын! – забился шериф Ноттингемский, отчаянно пытаясь вырваться из лап двух дюжих матросов удерживающих его под локти. Футляр из крокодиловой кожи выпал и покатился по палубе.
- Ну, ну, господин барон. К чему так нервничать. Всего-то делов…, - рука синьора Луиджи счастливо избежала громко лязгнувших челюстей барона. Пизанец критически повертел в руках инкрустированный небольшим бриллиантом золотой зуб:
- А вы говорили, что ничего нет… и, кстати, напрасно вы так волнуетесь. От волнений кровь сгущается и может случиться удар, - наглец сочувственно покачал головой. – Зато теперь вы с комфортом доберетесь до самого Марселя.
Ответом ему послужил взгляд выпученных в бессильной ярости глаз.
Давненько никто не подкладывал шерифу Ноттингемскому такую свинью. По сравнению с этим все проделки Гуда, выглядели невинно, как шалость младенца.
Ничего, и не таких обламывали, - Барон Вэйзи сдержанно усмехнулся. - Пусть синьор Трапани считает, что он на коне. Главное не залезть, а суметь удержаться… Хорошо смеется тот, кто смеется последним. Шериф Ноттингемский знал это наверняка…

***
- Кэнтон! – рявкнул барон Вэйзи и надежды Черного Рыцаря незаметно испариться бесследно улетучились. – Я за что плачу вам и вашей никчемной компании?! За то, чтобы вы стояли и смотрели, как меня грабит этот пройдоха?!
В опешившего рыцаря полетело первое, что попалось под руку, а именно злополучный черный футляр, о котором позабыл синьор Луиджи, позарившись на золотой зуб барона.
- Дай сюда! – шериф Ноттингемский выхватил заветную вещицу из рук подчиненного и прижал к груди. Если бы только жадный капитан мог предположить, что находится в этом невзрачном футляре…
- Барон, думаю в нашем положении…, - начал было оправдываться Черный Рыцарь.
- Не сметь! – гаркнул Вэйзи, проглотившему от неожиданности язык Кэнтону. Святые угодники! Этак они все начнут думать и рассуждать. – Я! Я буду думать! А ты исполнять!
Сэр Кэнтон набычился, кося бледно-голубым глазом и моргая белесыми ресницами.
Ах, какие мы нежные! Даже обижаться умеем! Гисборн тоже обижался, но терпел ради собственного манора и розовой мечты о власти и общественном положении. Но, как говорится, рожденный ползать… пусть даже и не пытается…
- Успокойтесь, Кэнтон, - барон решил сменить гнев на милость, - не берите на свой счет. Просто я немного… эээ… не в себе. Не будем горячиться и сделаем вот что…

2010-06-12 в 13:51 

Debes, ergo potes
Исоло Стромболи.

Прошло несколько дней, а загадочный синьор Галарди так и не появился. Де Сенту, который уже давно страдал от лихорадки, стало хуже, и большую часть времени граф проводил молча, тяжело привалившись к стене камеры. Зато кастильский гранд сыпал проклятиями на испанском, французском и латыни и требовал от охраны, чтобы немедленно позвали Галарди.
И кто бы после этого говорил о дурных манерах?
Генуэзец, пытался шутить и молол всякую чушь, чтобы хоть как-то поддержать де Сента, охранник упорно молчал, а сэр Гай мрачно наблюдал за происходящим.
- Если Галарди захватил вас ради выкупа, то мог хотя бы обеспечить приличные условия, - Гисборн все же решил озвучить свои мысли, тем более что молчать особого смысла не было, - а он, похоже, просто решил сгноить нас тут заживо.
Чезаре Дориа покачал головой:
- Опасаюсь, что он уже получил то, что хотел. Наверняка в Пизе ему заплатили золотом за захват «Серкаторе». Дориа – довольно известная фамилия, - генуэзец запустил пятерню в давно не мытые волосы и с отчаянием дернул, - Им известно, что отец и дед начнут собирать корабли, чтобы постараться нас выручить. Видимо, именно этого они и добиваются. Пиза может обвинить Геную в нарушении своих преимущественных прав в этом районе. Как будто им мало захваченной Мессины! – генуэзец искренне возмутился. – Они хотят нарушить перемирие!
- То есть, вы полагаете, пираты уже получили деньги? – переспросил Гай.
- Похоже на то, - согласился Чезаре.
- Значит, Галарди в любом случае будет в выигрыше, неважно останемся мы живы или умрем, - невесело усмехнулся герцог Вискайя. - Выкуп его мало интересует.
- Тогда тем более непонятно, что я тут делаю, - пробормотал сэр Гай, - с меня-то, пока что вообще ничего не требовали…
Вскоре, однако, этот вопрос разрешился.
Решетка наверху откинулась, по спущенной сверху деревянной лестнице вниз сначала спустился плечистый парень в кожаной безрукавке и шелковых шароварах, вооруженный увесистой дубинкой, а вслед за ним появился второй – невысокий мужчина лет сорока пяти, с правильными чертами лица в безукоризненно сидящей котте светлого песочного оттенка и с аккуратно подстриженной бородкой. Он скорее походил на зажиточного торговца или лекаря, чем на пирата или разбойника. Тем не менее, это был синьор Галарди, собственной персоной.
- Мне доложили, вы хотели меня видеть, - пират обвел узников недовольным взглядом. - Что случилось? Вы отвлекаете меня от более важных дел.
- Так ты до сих пор пересчитываешь пизанское золото? – Чезаре гневно сверкнул глазами.
Пират звучно расхохотался:
- Много же тебе потребовалось времени, чтобы догадаться, в чем дело.
- Галарди, - испанец мрачно взглянул на разбойника, - ты видишь, де Сенту совсем плохо. Мог бы проявить милосердие и позаботится о нем.
- С какой стати мне проявлять милосердие? – предводитель пиратов насмешливо поднял бровь, - Тем более, выкуп за него я уже получил. Супруга графа явно переживает за мужа, чего не скажешь о ваших родственниках, сеньор Диего, или о твоих, дорогой Чезаре.
- Негодяй! – только длина цепи не позволила испанцу прикончить пирата на месте.
- Ничего, вы скоро остынете, герцог, - пират перевел взгляд с Диего на де Сента и с преувеличенной озабоченностью покачал головой, - как и он.
Затем внимание командира пиратов переключилось на Гисборна. Он подозрительно оглядел четвертого пленника.
- Что это, Джузеппе?
Гай терпеть не мог, когда на него смотрели как на пустое место и смерил Галарди ответным уничижительным взглядом.
Помощник главаря пиратов виновато развел руками:
- Это тот самый рыцарь, которого мы с Карло подобрали после шторма.
Сэр Гай, прищурившись, осмотрел верзилу с головы до пят. Значит, ему неспроста показалось, что он уже где-то встречал этого типа. Ссадина от удара по затылку до сих пор не прошла окончательно.
- А я что, просил тебя тащить его сюда? – Галарди уже ничем не напоминал безобидного лекаря, каким казался вначале.
- Но мы думали, что могли бы потребовать деньги и за него тоже…
- Болван! – командир пиратов выразительно посмотрел на своего помощника, - Только я здесь решаю, что и когда нужно делать. А ты должен подчиняться мне. Тебе все понятно, Джузеппе?
- Да, синьор, - верзила угрюмо топтался на месте.
- Так пойди и прикончи его, - Галарди явно решил преподать своему человеку урок послушания. Сэр Гай подобрался, накручивая тяжелую цепь на запястье.
Пират, названный Джузеппе, приблизился, самодовольно поигрывая дубинкой. Это хорошо, что он не ожидает от узника особого сопротивления. Еще один наглядный пример того, как не стоит недооценивать противника. Подсечка, удар под дых и дубинка вываливается из рук пирата. Резкий поворот, бросок, и жертва сама становится палачом.
- Я тебе когда-нибудь говорил? – почти ласково прошептал Гай на ухо пирату, безжалостно затягивая цепь на его шее. - Ненавижу, когда меня бьют по голове.
Джузеппе хрипел и отчаянно сучил ногами. Гисборн бросил быстрый взгляд на главаря, не решит ли тот помочь своему подчиненному, но Галарди лишь сдержанно улыбался, наблюдая за происходящим. Сверху послышались тревожные возгласы. Охранники, привлеченные звуками борьбы, озабоченно заглядывали вниз. Значит, о побеге мечтать не приходится.
- Надеетесь что, сумеете освободиться, убив одного из моих людей?
- Если остальные ваши люди не лучше этого, я вам сочувствую, - сэр Гай оттолкнул от себя полузадушенного Джузеппе. Тот на четвереньках отполз к саркофагу и там остановился, судорожно хватаясь руками за шею и подозрительно всхлипывая.
- Ты полное ничтожество, Джузеппе, - сообщил Галарди провалившему задание помощнику, - Ты меня разочаровал. А я не люблю, когда меня разочаровывают.
То, что произошло далее, было для Гая Гисборна не в диковинку, а потому он лишь брезгливо поморщился. Предводитель пиратов неспешно вынул из-за голенища сапога украшенный самоцветами стилет и со знанием дела пронзил им горло Джузеппе. Он проделал это совершенно спокойно - так мясник на бойне мог бы заколоть овцу. Парень широко раскрыл глаза и непонимающе уставился на своего предводителя. Тот недрогнувшей рукой выдернул стилет из горла жертвы и предусмотрительно отступил в сторону, чтобы кровь ненароком не запачкала дорогое платье. Все же несколько капель попало на рукав, и он недовольно скривил губы.
- Ты чудовище, Галарди, - Чезаре Дориа с отвращением сплюнул, - Надеюсь, после смерти ты попадешь в самый смрадный уголок ада.
- Не надейся, малыш, - пират обтер лезвие об одежду убитого и спрятал стилет за голенище сапога, - Во всяком случае, не в обозримом будущем.
Гисборн стоял, прислонившись к стене, скрестив на груди скованные кандалами руки. Он ждал продолжения, и оно не замедлило последовать.
- Итак, мой человек мертв, - Галарди пнул неподвижное тело у своих ног, - Мне требуется кто-то, кто мог бы его заменить. Думаешь, ты мне подойдешь?
- Можете не сомневаться, - по лицу сэра Гая невозможно было понять, какие чувства он испытывает.
- И почему, скажи на милость, я должен тебе верить?
- Потому что мы с вами похожи и знаем, чего ожидать друг от друга.
- И чего же я могу ожидать от тебя, сэр рыцарь?
- Того, что я буду верен, если сойдемся в цене.
- Да ты наглец, как я посмотрю. Ты ведь знаешь, что я в любой момент могу приказать убить тебя, - Галарди вплотную приблизился к Гаю и вперил в него немигающий взгляд. Игра в гляделки закончилась вничью и предводитель пиратов расхохотался.
- Неплохо - одобрил он, хлопнув Гисборна по плечу, - Как зовут?
- Гай из Гисборна.
- Себастьяно Галарди, - представился пират и ухмыльнулся:
- Я требую от своих людей беспрекословного подчинения - это закон, который не нарушает никто. В соответствии с этим каждого ждет награда, - он бросил многозначительный взгляд на бездыханное тело недавнего подчиненного, - Тебя такие условия устраивают?
- Я практичный человек, милорд, - Гай безразлично пожал плечами, - и не собираюсь строить из себя героя.
- Разумный выбор, сэр Гай, - Галарди усмехнулся и, повысив голос, крикнул охране озабоченно топтавшейся наверху:
- Убрать отсюда падаль и выбросить в море, а этого, - он указал на Гая, - освободить.

Поднимаясь вверх по лестнице, сэр Гай решил, что вполне может пережить презрение, явно читавшееся в лицах испанца и Чезаре, а выражение лица графа де Сента он не заметил.

2010-06-12 в 14:12 

Debes, ergo potes
***

Выбравшись на поверхность, Гай невольно зажмурился. После дней, проведенных в темном подземелье, дневное солнце слепило глаза. Тело чесалось от грязи, и он мог лишь надеяться, что блох и прочих насекомых, которыми кишел склеп, удастся благополучно вывести.
Теперь Гаю удалось рассмотреть место своего заточения не только изнутри, но и снаружи. Оказалось, что подземелье, служившее тюрьмой ему и его сокамерникам, на самом деле когда-то было частью старой, полуразрушенной часовни. К настоящему времени от нее остались лишь стены, сложенные из грубых каменных блоков, и склеп, который, очевидно, служил местом упокоения какого-нибудь особо благочестивого монаха. Святой инок, несомненно, перевернулся бы в гробу, доведись ему узнать, для каких целей используется его последнее пристанище. Однако переворачиваться было нечему, в саркофаге давно не осталось ни единой косточки. Возможно, на них сейчас молится кто-нибудь в Мессине или Никосии. Гай хмыкнул, повеселившись собственным мыслям. Святые Мощи в последнее время весьма ценились.
Вскоре на поверхность подняли труп Джузеппе. Как успел заметить сэр Гай, одним из тех кто, выполняя указание Галарди, тащил тело бывшего товарища к морю, был и Карло. Злополучного пирата отвезли на лодке подальше от берега, привязали к шее мешок с камнем потяжелее, и отправили на дно кормить рыб, проводив, в последний путь разве что парой сочных ругательств.
Карло, молодой худощавый парень, задумчиво поскреб пятерней затылок и обратился к Гаю:
- Ну, раз ты, сэр рыцарь, теперь вроде как вместо Джузеппе, то, стало быть, пойдем, я покажу тебе его палатку.
Гай, не терпевший подобной фамильярности от всякого сброда, схватил Карло за шкирку и пару раз ощутимо встряхнул, под одобрительное улюлюканье присутствующих.
- Для тебя, как и для всех прочих тут, - выразительно прошипел он, выкручивая парню руку, - я сэр Гай, и никак иначе. Ты меня понял?
- Да понял я, понял… - Карло болезненно сморщился, - Чего сразу драться?
- Так-то лучше, - одобрил сэр Гай, выпуская руку пирата, и скомандовал, - А теперь показывай, где эта чертова палатка.

***

Надо полагать, покойный при жизни весьма щепетильно относился к поддержанию собственного имиджа. Сэр Гай с сомнением оглядел ворох разноцветного тряпья, вываленного из походного сундука Джузеппе. Определенно, злополучный помощник Галарди искренне полагал, что особый шарм его облику придают широкие шаровары a la turc в комплекте с безрукавкой, лучше всего из кожи, или, в крайнем случае, из замши. Сэр Гай наугад что-то выудил из пестрой кучи и снова огляделся, на этот раз в поисках оружия. Без привычного меча на поясе, он чувствовал себя почти голым, и это требовалось немедленно исправить. Не стоило даже надеяться, что в палатке Джузеппе отыщется приличный клинок. Гай успел понять по собственному опыту, что всем прочим видам оружия сей достойный пират предпочитал увесистую дубинку, но, как оказалось, Джузеппе также не имел ничего против ножей и тесаков. Тяжелый фальшион со слегка искривленным обухом с известной натяжкой мог заменить привычный меч, и сэр Гай остановил свой выбор на нем, пара метательных ножей тоже не показалась лишней. Что-то в куче дешевого металлического хлама привлекло его внимание. Спустя мгновение Гай с удивлением разглядывал знакомый кинжал с кривым лезвием. Интересно, а он уже смирился с тем, что потерял его в море.
Осталось только привести себя в порядок, и он отправился на побережье, приглядев превосходный заливчик, отделенный от остального пляжа высокой скалой, уходящей далеко в море. Позади, держась на почтительном расстоянии, уныло тащился Карло. Очевидно, синьор Себастьяно не вполне доверял новому члену команды, раз приставил этого олуха следить за ним. Сэр Гай поманил парня пальцем. Тот осторожно приблизился.
- Ты теперь и в сортир будешь за мной ходить? – ласково поинтересовался он.
- Приказ синьора Галарди не упускать вас из виду, - угрюмо пробормотал Карло, - Капитан не любит, когда его приказы не выполняют.
- Это точно, - Гай внимательно посмотрел на пирата.
Избавиться от Карло не составляло труда. Вопрос в том, что это ему даст. Бежать с острова одному все равно не получится, это только Святому Адьютору под силу вплавь спастись из сарацинского плена, а Гай Гисборн при всем желании на святого никак не тянет.
- Можешь держаться поблизости, - милостиво согласился Гай и добавил, - Только не смей докучать мне своей болтовней, пока я сам не прикажу.
- Конечно, сэр Гай, - пообещал парень, явно радуясь тому, что сумеет одновременно угодить капитану и избежать тяжелой руки вспыльчивого рыцаря, которого на свою голову умудрился подобрать на берегу.
Гисборн поощрительно ухмыльнулся.

Оттирать грязь, которая, казалось, намертво въелась в кожу, пришлось песком за неимением лучшего. И все же, вымывшись и нацепив на себя относительно чистую одежду, взамен прежних грязных лохмотьев, Гай почувствовал себя значительно комфортнее. Глянув на свое отражение в воде, Гисборн подумал, как были бы шокированы жители Ноттингема, увидев помощника шерифа, облаченного в зеленые шаровары в нежно-розовую полосочку и фривольную кожаную безрукавку. Одеяние новоиспеченного пирата довершала широкая кожаная портупея с болтавшимся на нем фальшионом. Сапоги, ранее принадлежавшие Джузеппе, были ему слегка великоваты, однако, это все же значительно лучше, чем ходить босиком, к тому же пара метательных ножей отлично помещалась за голенищем.
- Вы выглядите… - начал Карло и тут же умолк, затравленно покосившись на рыцаря, поскольку его мнения никто не спрашивал.
- Как идиот? – опасно дружелюбным тоном подсказал Гисборн.
- Вовсе нет! - Карло благоразумно прикрыл рот и отступил на шаг, наблюдая за выражением, которое появилось на лице сэра Гая.
Впрочем, сильно запугивать незадачливого пирата, не входило в его планы. Карло мог быть полезен, поскольку знал, как обстоят дела в лагере. Возможно, ему были известны и планы капитана на обозримое будущее. Все это еще предстояло выяснить.
Гай бросил взгляд на море, там, на некотором удалении от берега, стояли на рейде три судна. Два из них, как мог видеть Гисборн, представляли собой парусные галеры, а одно скорее напоминало венецианский неф, подобный «Святому Марку» на котором они отплыли из Акры. Только это судно было значительно меньше и изящнее, и несло всего две мачты.
Гай обернулся к Карло:
- Это корабли Галарди?
- Галеры, те, что справа и слева, - с готовностью пояснил парень, - принадлежат синьору Галарди. А тот, что поменьше, между ними – это каракка генуэзца, - на лице Карло отразилось явное пренебрежение, - вы, должно быть, видели его, пока сидели в яме.
Тут Карло лучезарно улыбнулся, давая понять, что сам он почти не имеет отношения к печальному факту пребывания синьора рыцаря в темнице.
- Не помню, как он ее называл… - Карло почесал в затылке, пытаясь припомнить название судна, - Се… Сир…
- «Серкаторе»? – подсказал Гай.
- Да точно, «Серкаторе», - Карло хмыкнул и прокомментировал:
- Потому и нашел приключений на свою голову.
- Это почему? – не понял Гисборн.
- Ну, - Карло развел руками, явно не понимая, как можно не знать очевидного, - cercatore по-вашему означает «искатель». Назвать так корабль – все равно, что самому накликать на себя беду.
- И что же с ними приключилось?
Карло пожал плечами:
- Мы напали, когда они вышли из гавани Мессины. Команда на борту у генуэзца была маленькая, да и подвоха они не ожидали. Так что, - пират выразительно провел ребром ладони у горла, - мы взяли их на абордаж, большую часть команды перебили на месте, оставшихся переправили на галеры. А знатных синьоров привезли сюда. Должно быть, капитан хотел получить за них выкуп.
- Значит, Галарди держит на своих галерах пленников? – небрежно переспросил сэр Гай.
- Конечно, должен ведь кто-то сидеть на веслах, - Карло пожал плечами, - Наемникам нужны деньги, а эти работают бесплатно.
- И сколько их там?
- Понятия не имею, - парню явно наскучило праздное любопытство бывшего рыцаря, - Может сорок, а может пятьдесят. Все равно они мрут как мухи.

2010-06-12 в 14:13 

Debes, ergo potes
***

- А вы неплохо тут устроились, сэр Гай, - Себастьяно Галарди вошел в палатку без предупреждения
- Что вам нужно?
Галарди насмешливо усмехнулся:
- Раз уж вы решили ко мне присоединиться, следовало бы проявить больше уважения в разговоре со своим капитаном. Мы не друзья, и даже не приятели, вам не следует об этом забывать.
- Я запомню, - Гай исподлобья взглянул на пирата.
- Разумеется, вы это запомните, - Галарди кивнул, - поскольку это в ваших же интересах.
- Это угроза? – Гисборн нахмурился.
- Считайте это предупреждением.
- Если вы мне не доверяете, зачем я вам нужен?
- Почему же… - пират вальяжно расположился на раскладном походном столике. Сэр Гай остался стоять в центре палатки. - Я вам доверяю, в разумных пределах, - Галарди поглядел на Гисборна снизу вверх, - Вы относитесь к тому типу людей, которые нуждаются в том, чтобы их направляли. И, как я понимаю, вам безразлично кому хранить верность. Со мной вы можете добиться многого. А мне нужен человек вроде вас, готовый выполнять приказы и вести за собой разношерстный сброд, который меня окружает.
- Тогда зачем вы приставили ко мне своего человека?
- Безоговорочное доверие нужно заслужить, - пират достал уже знакомый Гаю стилет и сосредоточился на подправке и без того безупречного маникюра, - Карло безобиден, но он приглядит за вами. Так я буду знать, чем вы занимаетесь.
- Не лучше ли поручить мне какое-нибудь дело?
- Вы его получите, - Галарди склонил голову на бок, наблюдая за рыцарем, - когда придет время.
- Чем же прикажете мне заниматься?
Галарди пожал плечами:
- Придумайте что-нибудь, познакомьтесь с людьми, напейтесь, в конце концов. Я что должен вам все объяснять? Еще какое-то время мы проведем на острове, затем отправимся на Сардинию.
- Это как-то связано с вашими пленниками? – Гай и сам не знал, для чего он все это спрашивает. - Что вы собираетесь с ними делать?
- Вопрос доверия, Гисборн, - Себастьяно Галарди выразительно развел руками, - в данный момент я недостаточно вас знаю, чтобы посвящать в детали.
- Как хотите, - сэр Гай усмехнулся, - Я не настаиваю.

***

Гай ворочался в своей палатке. Отчего-то сон никак не шел. А он то, наивный, был уверен, что выбравшись на свободу из склепа, будет спать как младенец. Впрочем, свобода понятие относительное. Это правда, сейчас на его запястьях не звякают кандалы и он даже может прогуляться по берегу, но он по-прежнему несвободен.
Гисборн поднялся с постели и вышел наружу. Над головой темнело небо, усеянное россыпью далеких звезд, а рядом колыхалось и вздыхало чернильно-черное море. В отдалении виднелись еле различимые силуэты трех судов, подсвеченные бледно-желтым светом бортовых фонарей. Прислушиваясь к приглушенному стрекотанию ночных цикад, он отчетливо понял, что должен как можно скорее убраться с этого острова. К дьяволу Галарди и его пиратов. Он не позволит снова использовать себя. У него есть дела поважнее. Шериф Ноттингемский еще жив и по-прежнему ведет свою игру. Рассчитывать на то, что барон благополучно пошел ко дну вместе с завещанием короля и компанией Черных рыцарей не приходилось.
Такие не тонут, - мрачно заметил про себя сэр Гай и понял, что желание отомстить Вэйзи нисколько не уменьшилось. Он с удовольствием проткнул бы шерифа насквозь, как какое-нибудь мерзкое насекомое, а потом стоял бы рядом и наблюдал, как тот умирает. Впрочем, теперь даже такое наказание не казалось достаточным. Хотелось раздавить, унизить и причинить боль, такую же как пришлось пережить ему. А что может унизить сильнее, чем крах тщательно вынашиваемых замыслов? О, да! Шериф Ноттингемский стремится заполучить в свое распоряжение малолетнего наследника английского престола? Значит, необходимо ему помешать.
Гай горько усмехнулся. Леди Найтон была бы в восторге от выводов, к которым Гай Гисборн пришел без посторонней помощи. Он ухватился за эту мысль, как утопающий хватается за соломинку.
Он сделает это ради нее... Она бы этого хотела…
Что с того, что они никогда не понимали друг друга? Он давно знал, что не может жить без Мэриан. Она стала его болезнью, его навязчивой идеей, она была ему необходима как воздух… Он любил ее… А она смеялась, то даря надежду, то отталкивая… Господи, как же это было больно! Он не привык терпеть такую боль и мстил, причиняя в ответ страдания.
Кем он был для нее? Всего лишь жалким неудачником жадно ловящим мелкие знаки ее благосклонности, как нищий ловит на паперти медяк… Глупцом, которого можно направлять в нужную сторону и использовать… Впрочем, он и в самом деле такой. Что там сказал Вэйзи? «Поставлю свечку Святому Покровителю Дураков»? Как бы не пришлось зажигать свечу по вашу душу, шериф Ноттингемский…
Не сознавая, что делает, Гай подобрал на берегу плоский круглый камень и резко запустил им в море. Галька улетела далеко, несколько раз шлепнулась о поверхность воды и скрылась в глубине.
Он все решил. Это будет последнее безумство, на которое Гай Гисборн отважится ради леди Найтон. Кроме того, он обещал шерифу, что найдет его. А обещания нужно держать…

***

Поразмыслив над сложившейся ситуацией, Гай пришел к выводу, что единственные союзники, на которых он может рассчитывать, сейчас сидят в темном вонючем склепе, прикованные цепями, под охраной пары не слишком бдительных пиратов. Предположим, он устранит это первое небольшое препятствие, тогда остаётся еще ключ от решетки и от кандалов, которые Галарди держит при себе. Допустим, он достанет ключи и освободит пленников. Что там еще остается? Ах, да, самая малость. Всего-то избежать смерти от рук нескольких десятков вооруженных до зубов пиратов, пробраться на корабль и, благополучно избежав преследования двух галер, скрыться за горизонтом. Замечательный план, сэр Гай, ничего не скажешь…

2010-06-12 в 16:10 

Debes, ergo potes
***

Стоило немного удалиться от пиратского лагеря, и остров начинал казаться идиллически спокойным уголком.
- Карло, а чем бы ты занимался, если бы не стал пиратом? – спросил сэр Гай, поджаривая над костром куриную ножку, насаженную на тонкий вертел.
- Я? – парень недоуменно уставился на Гая, - Не знаю. Стал бы рыбаком, наверно.
- И что, тебе это занятие не по душе?
-Неа, - сообщил Карло, немного поразмыслив, - Денег мало, работы много, жратвы не хватает…
- Значит, предпочитаешь оставаться пиратом?
- Ну, это всяко лучше, чем всю жизнь батрачить, как мой отец.
- Тогда давай выпьем, за то, чтобы тебе никогда не пришлось этим заниматься, - предложил Гай.
- За это сам бог велел выпить, - с готовностью согласился Карло.
И они выпили первый раз, затем повторили и выпили снова.
Глядя на парня, спящего сном праведника, Гай вздохнул. Ему никогда не нравилось лгать людям. Он утешился тем, что вовсе не солгал, а просто сказал не всю правду. Будь у Карло хоть капля ума, он ни за что не клюнул бы на эту удочку.

***

- Синьор Галарди! Капитан!
На лице Карло отразилось страшное волнение.
Предводитель пиратов недовольно нахмурился, он не любил, когда его отвлекали во время завтрака.
- Что случилось?
- Корабли синьор! Подходят с южной стороны, огибают остров!
- Что за корабли? Сколько? – Галарди слегка встревожился.
- Я насчитал штук десять, - сэр Гай воплощенное спокойствие стряхнул со штанов пару приставших травинок, - Похожи на ваши галеры, только идут под флагом с красным крестом.
- Проклятие! Это генуэзцы! – Себастьяно Галарди в ярости смахнул со стола скатерть вместе с чайной парой из китайского фарфора, - Они не должны были здесь появиться! Как вы их заметили?
Гисборн небрежно пожал плечами.
- Решил прогуляться с утра. Все равно мне тут не доверяют никакой важной работы, - Гай саркастически улыбнулся, - Так что, я прошелся по пляжу, поднялся наверх и решил посмотреть, что делается на другом конце острова.
- Карло, ты должен был за ним присматривать, - Галарди вперил взгляд в молодого пирата, встревожено переминавшегося с ноги на ногу, - Ты видел то же самое?
- Си, синьор, - парень преданно уставился на своего капитана, - Это точно галеры генуэзцев.
Наверняка, сейчас Карло сильно сожалел о том, что много выпил накануне вечером. Тогда он не проспал бы и не упустил из виду своего подопечного, когда того понесло с утра на прогулку. Но не признаваться же в этом капитану.
- Всем грузиться в шлюпки, - зычный голос Галарди вызвал необычайное оживление в рядах подчиненных, - Отплываем немедленно.
- А что делать с синьорами внизу? – здоровый усатый пират, один из тех, что сторожили пленных, вспомнил о подопечных.
- Живыми они нам больше не понадобятся, Николо. Кроме генуэзца. Этого доставьте ко мне. - Галарди повернулся и в упор посмотрел на сэра Гая, - Вы хотели заняться делом? У вас есть прекрасный шанс себя проявить.
Предводитель пиратов отцепил связку ключей с пояса и бросил ее Гисборну.
- Николо, ты и твои люди проследите, чтобы сэр Гай все сделал как надо. Выполните мое поручение, - Себастьяно Галарди выразительно посмотрел на рыцаря, - и я, возможно, доверю вам что-нибудь более ответственное. Только не возитесь слишком долго.

***

- Вы тут что, совсем ополоумели? – полупридушенно прохрипел Гай, пытаясь избавиться от неожиданно сильной хватки дона Диего, - Я на вашей стороне.
Он имел неосторожность подойти к испанцу слишком близко, за что и поплатился.
- Сэр Гай? – стальные тиски, сжимавшие шею, немного ослабли, - В этом наряде вас легко принять за пирата.
- Не будьте идиотом, Диего, - со злостью в голосе прошипел Гисборн, - Я хочу вас освободить. Но наверху стоят еще шестеро громил и они считают, что в данный момент, я хладнокровно вас убиваю.
Его наконец-то отпустили. Гай потер шею. Ему совершенно не понравились ощущения, которые пришлось пережить, когда цепь сдавила горло. Однако, медлить нельзя. Он подобрал ключ к кандалам испанца и протянул ему один из своих ножей. На пути к свободе им еще предстояло избавиться от препятствия в лице Николо и его товарищей. Затем пришла очередь освободить Чезаре. Когда Гай возился с кандалами де Сента, один из пиратов решил заглянуть вниз:
- Ты что делаешь?! – громогласно проревел он.
Николо скатился вниз по лестнице, на ходу вытаскивая из-за пояса тесак. Вслед за ним последовал второй пират. Пожалуй, внизу становилось тесновато.
- Берегись! – де Сент оттолкнул Гая. Очень вовремя. Нож, нацеленный в спину, лишь слегка оцарапал плечо. Откатываясь в сторону, Гисборн кивнул, давая понять, что оценил услугу.
Когда десять человек одновременно оказываются в темном замкнутом пространстве, в тесноте и давке, меч практически бесполезен. Гай даже не пытался вытащить фальшион. Он орудовал кривым сарацинским кинжалом. Уклониться от атаки, развернуться, нырнуть под руку противника и ударить в бок. Рядом исполняет свой смертельный танец Диего. Пожалуй, опасно становиться у такого на пути. Граф де Сент, так и не освобожденный от цепи, подсечкой свалил с ног одного из пиратов, но ему пришлось бы худо, если бы не Чезаре, который со свойственной всем генуэзцам основательностью приложился камнем к черепу разбойника.
Безумная схватка в темноте подземелья закончилась так же внезапно, как и началась. Просто в какой-то момент Гай обнаружил, что его никто не атакует. Он остановился и перевел дыхание. Рядом стоял Диего де Хара, удовлетворенно взирающий на картину учиненного побоища. Пора было уходить. Чезаре Дориа подобрал связку ключей и теперь возился с цепью графа. Гай посмотрел наверх. Наверняка Галарди и его люди уже на полпути к галерам.
- Mierda!* – неожиданно выругался Диего.
Гай быстро обернулся и увидел, как испанский герцог резким ударом ноги выбил кинжал из рук лежащего на полу пирата и так же быстро всадил нож ему в сердце. Гай хмыкнул. Возможно, для Николо было бы лучше и дальше притворяться мертвым.

___________________________________________________________________
* Mierda – (исп.) - дерьмо

2010-06-12 в 16:23 

Debes, ergo potes
***

- Сэр Гай, пираты отплыли к галерам, - Чезаре Дориа вопросительно посмотрел на рыцаря, - Как вам это удалось? Что вообще происходит?
Гисборн ухмыльнулся. Нужно сказать, ухмылка вышла на редкость самодовольной.
- Это действительно то, о чем я думаю? – Диего де Хара, прикрыл глаза ладонью от слепящего солнца и с интересом наблюдал за происходящим.
Первые лодки с подошли вплотную к галерам и пираты один за другим начали подниматься наверх по штормовому трапу.
- Что именно? – Чезаре недоумевал, - Не понимаю, что мы выиграем, если Галарди и его люди окажутся на борту. Как мы проберемся мимо них на каракку?
- Интуиция мне подсказывает, им будет не до нас, - Тьери де Сент стоял, опираясь на каменную кладку часовни, рука у него была в крови.
- Вы ранены, де Сент? – не то, чтобы Гая Гисборна сильно волновало здоровье графа… но все же тот спас ему жизнь и это, несомненно, чего-то стоило.
- Ерунда, - де Сент улыбнулся, - это не моя кровь.
Чезаре Дориа по очереди сердито оглядел всех троих.
- Может быть, кто-нибудь будет любезен и разъяснит, что тут происходит? Похоже, только я один еще не в курсе случившегося.
Гай пожал плечами и улыбнулся:
- Все просто. Ночью я добрался до галер и освободил гребцов. Самым сложным было уговорить ребят сидеть тихо и дожидаться пока Галарди и его люди сами не придут им в руки. Они были на него очень сердиты. А еще я убедил Себастьяно, что генуэзский флот приближается к острову и ему лучше поскорее уносить ноги.
- С ваших слов, все действительно довольно легко, - Дориа с сомнением поглядел на Гая, - И что, все прошло гладко?
Гисборн ответил не сразу. О многом, что ему приходилось делать, он предпочел бы умолчать. Но не говорить, еще не значит не помнить…
…Испуганные глаза. Зыбкие тени в бледном предрассветном сумраке. Рука, зажавшая рот, судорожно раскрытый в предсмертном хрипе. Кровь горячей струей пульсирует сквозь плотно сжатые пальцы, и вытекает из горла, перерезанного кривым сарацинским кинжалом.
Это не первая кровь на его руках. И не последняя…
- Возможно, была парочка неприятных моментов, - Гай хлопнул Чезаре по плечу, давая понять, что им тоже пора отправляться, - но, к счастью, все закончилось благополучно.

***

Когда они поднимались на борт «Серкаторе», со стоявших по соседству галер доносились отчаянные крики. Не хотелось бы сейчас Гаю оказаться на месте пиратов, попавших в руки своих бывших пленников. С десяток «ловцов удачи» уже болтались, подвешенные на реях.
- Не завидую я Галарди, - словно прочитав его мысли, произнес находившийся поблизости де Сент.
- Perro sarnoso!* – сплюнул Диего де Хара, - Будь я проклят, если стану сожалеть об этом ублюдке!
Гай улыбнулся одними глазами сквозь полуприкрытые веки. Определенно, испанский герцог начинал ему нравиться.
- Боюсь, я должен извиниться, - испанец протянул Гаю руку, - Я был несправедлив, подозревая вас.
- Мы думали, что вы действительно согласились служить Галарди, - виновато развел руками генуэзец.
- Это вполне понятно, - немного уклончиво ответил Гисборн, - Вы ведь меня совсем не знаете.
- Надеюсь, у нас будет время познакомиться лучше, - Тьери де Сент сжал руку Гая повыше локтя.
Казалось, что с тех пор, как они покинули подземелье, граф выглядел заметно лучше и Гисборн с удивлением понял, что рад этому.
- Мог хотя бы намекнуть, что у тебя есть план… – Чезаре со свойственной ему непосредственностью легко перешел на «ты». Гай был не против.
- Что? – он ухмыльнулся, - И не увидеть оскорбленное выражение на лице дона Диего?

Гай Гисборн пребывал в состоянии легкой эйфории. Это было восхитительное, давно позабытое, ощущение свободы и легкости. Было бы странно, если бы это чувство продлилось долго. Все хорошее, имеет скверную привычку скоро заканчиваться, сэр Гай знал это совершенно точно. Поэтому он совсем не удивился, когда от борта одного из захваченных бывшими пленниками судов отвалила шлюпка и направилась к каракке. Оказывается, их давно ждали на галерах.
- Марко! Лоренцо! – Чезаре Дориа с чувством обнял двоих матросов, выглядевших еще более худыми и оборванными, чем их капитан, - Ужасно рад вас видеть! А что остальные?
Один из освобожденных матросов в ответ отрицательно покачал головой.
Чезаре молча положил руку ему на плечо. Слов не требовалось. Все помолчали, склонив головы.
- Мы решили, что вы имеете право голоса в выборе казни для Галарди, - один из моряков, кажется, это был тот, которого звали Лоренцо, обратился к Гаю.
- Мне это не нужно, - отозвался Гисборн. Ему совершенно не хотелось ни присутствовать на казни, ни, тем более, выбирать какой смертью должен умереть Галарди.
- Благодаря вам ребята опять свободны, - моряк решил стоять на своем, - Это способ выразить уважение.
- А я свободен благодаря им, так что мы квиты и не стоит благодарностей, - парировал Гай.
- Не следует обижать союзников, особенно когда их так много, - шепнул Диего де Хара, глядя на качающуюся у борта каракки шлюпку, заполненную мрачными, воинственно настроенными личностями, - Если вы не возражаете, я бы тоже хотел поехать.
Гай кивнул. Разумеется, он был не против.
На борту галеры их встретили приветственными криками. Однако вопреки ожиданиям Гисборна, взывающая к мести толпа уже немного успокоилась, и жажда крови пошла на убыль. Возможно, перемене настроения способствовало то, что на реях становилось тесновато для новых покойников. К этому времени в живых осталось лишь двенадцать пиратов, среди которых Гисборн увидел Галарди. К чести предводителя бриганте, он не выказывал признаков страха или паники и мрачно стоял, разглядывая своих будущих палачей. Того же нельзя было сказать о Карло. Парень стал белее мела и затравленно озирался по сторонам. Еще немного и начнет скулить от ужаса. Отвратительное зрелище.
- Хорошо, что вы приехали, - из толпы вышел здоровенный загорелый моряк. Гай не помнил его лица, но, очевидно, говоривший пользовался здесь авторитетом, - Мы не можем решить, что делать с оставшимися.
- Предлагаете мне выбрать, как они должны умереть? – удивился Гай.
- А можно узнать какие имеются варианты? – поинтересовался Диего.
- Повесить, привязать камень к шее и утопить или заковать в цепи и оставить на галере, - перечислил моряк.
- Если вы не можете решить, что делать, почему бы не спросить у них самих? – испанец кивнул в сторону связанных пиратов.
Бывшие пленники возбужденно загудели, обдумывая предложенную возможность. Похоже, сегодня ему все же не придется побывать в роли судьи. Гай с благодарностью посмотрел на Диего.
- Говори, что ты выбираешь для себя и своих людей, – все тот же загорелый моряк теперь обращался к Галарди.
Предводитель пиратов хищно оскалился и повернулся к Гисборну:
- Не желаешь брать на себя ответственность? Напрасно я решил не убивать тебя… Ты нарушил слово, которое мне дал.
- Разве? – Гай насмешливо поднял бровь.
- Ты поклялся, что будешь мне верен.
- Нет, - поправил Гисборн, - я сказал, что буду верен, если мы сойдемся в цене, но не говорил, что предложение меня устроило.
Пират яростно сверкнул глазами.
Когда приговоренный не молит о пощаде, невольно начинаешь испытывать к нему уважение. Себастьяно Галарди пощады не просил.
Гай тяжело вздохнул и отвернулся.
Лорд Вискайя обратился к пирату, в его голосе звенели твердые металлические нотки:
- Я не могу избавить вас от мести этих людей, сеньор Галарди. Вы ее заслужили. Вам остается только выбрать: быстрая смерть без надежды на избавление или медленная и мучительная, но с шансом выжить.
- Веревка или цепь? – пират усмехнулся. – В таком случае, я выбираю цепь.

Гай наблюдал за тем, как пиратов одного за другим приковали к скамьям на весельной палубе. Раньше тут сидели захваченные в плен моряки, теперь их место заняли сами бриганте. Последним был Карло. Парень забился в истерике, когда железный обруч сомкнулся у него на поясе:
- Лучше убейте меня сразу! Я так не хочу!! Нет!!!
- Сделай это сам, - Гисборн вложил кривой кинжал в ладонь молодого пирата, развернулся и направился к выходу.
- Я… я не могу! – Карло в ужасе уставился на острое лезвие. – Ты дьявол! Дьявол! Чтоб ты горел в аду!
Кинжал просвистел над плечом Гая, ударился о деревянную переборку и упал на пол. Гисборн даже не оглянулся. Диего, идущий вслед за ним, наклонился, чтобы подобрать сарацинскую игрушку, повертел в руках и с силой вогнал стальное лезвие в дерево. Наблюдавший за ним матрос, тот самый который первый заговорил с ними, неопределенно хмыкнул. Диего встретился с ним взглядом:
- Я могу попросить у вас ключи от цепей?
- Смотря что вы хотите с ними делать… - бывший пленник бросил испанцу тяжелую связку. Тот поймал ее на лету и продел медное кольцо сквозь рукоять кинжала. Глухо звякнув, ключи повисли на переборке.
- А вы жестоки, милорд, - моряк с усмешкой посмотрел на герцога, - Они будут постоянно их видеть, но не сумеют дотянуться.
Диего повернулся к матросу:
- Тебе не хуже моего известно, что справедливость иногда должна быть жестокой, - он бросил последний взгляд на пиратов, ставших теперь пленниками, и вслед за Гисборном вышел на верхнюю палубу.
Спустя несколько минут они уже были в шлюпке и плыли по направлению к «Серкаторе». На веслах сидели Марко и Лоренцо.
- В тот день, когда ты ушел вместе с Себастьяно, ты ведь не собирался за нами возвращаться, - Диего не спрашивал, а просто констатировал факт.
- Это так важно? – со злостью в голосе откликнулся Гай.
- Пока не знаю, - лорд Вискайя не отрываясь, смотрел на пенные брызги, летевшие из-под весел. - Зачем ты дал свой кинжал тому мальчишке?
- Это единственное, что я мог для него сделать, - Гисборн отвел глаза, - он, в общем-то, неплохой парень…
- Просто связался не с теми людьми? – Диего де Хара повернулся к Гаю, - Ты это хотел сказать?

_____________________________________________
* Perro sarnoso (исп.) – шелудивый пес

2010-06-12 в 16:36 

Debes, ergo potes
«Серкаторе». Тирренское море.

Чезаре Дориа подсчитывал урон, нанесенный «Серкаторе» пиратами. Как оказалось, каракка практически не пострадала за исключением повреждений, полученных при взятии на абордаж, и почти не требовала ремонта.
К сожалению, того же нельзя было сказать об убранстве кают. Люди Галарди не оставили на борту ничего, что представляло бы хоть какую-то ценность и попросту тащили все, что плохо лежит, не заботясь о сохранности прочего имущества.
- Диего меня убьет, - с грустью молвил генуэзец, обозревая картину стихийного бедствия, царившую на борту.
- С какой стати? – удивился Гай.
- С такой, что он хозяин «Серкаторе», - пояснил Чезаре, - Я построил каракку на верфях Генуи по его заказу и уговорил опробовать в деле.
Чезаре вздохнул:
- В общем, мы оказались в Мессине из-за меня.
- А де Сент как с вами очутился? – поинтересовался Гай.
Чезаре огляделся и с видом заговорщика, раскрывающего страшную тайну, шепнул Гисборну:
- Графиня де Сент, младшая сестра Диего. Граф участвовал в Реконкисте и воевал вместе с герцогом. Когда Тьери ранили мавры, Диего привез его в свой замок в Вискайе. Там он и познакомился с Бьянкой – своей будущей женой.
- Надо же, - непонятно чему удивился сэр Гай, вытаскивая из-под обломков разбитой мебели нечто, отдаленно напоминающее лютню, запутавшееся в ворохе изодранного белья, - Что это?
- Полагаю, это гитара, - Чезаре осторожно принял инструмент из рук Гисборна, - Возможно, у меня еще есть шанс остаться в живых, - генуэзец хитро подмигнул и добавил, - Надо только освободить ее от всего этого безобразия. Поможешь?
- Ты и без меня отлично справишься, - Гай пожал плечами. - А что, герцог Вискайя действительно умеет на ней играть?
- Умеет, - подтвердил Чезаре, - кроме того, у Диего прекрасный голос. Только теперь он редко поет…
- Почему? – не понял Гисборн.
Чезаре Дориа улыбнулся. Грустно, как показалось Гаю. Эта грусть плохо вязалась с жизнерадостным характером генуэзца.
- Это личное. Когда-нибудь Диего расскажет сам… если захочет.
Что ж, Гисборн не стал настаивать, каждый имеет право на собственные скелеты в чулане…

***

Вот уже третий день «Серкаторе» уверенно шел на север. Дориа стремился как можно скорее добраться до Генуи. Гая это вполне устраивало, поскольку приближало к намеченной цели еще на несколько сотен миль.
Что он будет делать, после того как высадится на берег? Где достать деньги, необходимые для дальнейшего путешествия? Гай пока не слишком об этом беспокоился. Возникающие проблемы следовало решать по порядку. Убийцей он сделался давно, так почему бы не стать еще и грабителем? Гай Гисборн – разбойник с большой дороги... Весело, ничего не скажешь. Он отогнал прочь предательскую мысль о том, что на службе у шерифа, деньги приходили легко… а душу дьяволу он и так уже продал.

***

- Я что белка? – возмущенный Гисборн, сердито блеснул глазами на генуэзца.
- Кроме нас некому, - сохраняя полное спокойствие, пояснил капитан «Серкаторе», - у Марко и Лоренцо и так дел невпроворот, а де Сент еще не скоро полностью оправится. Да это любой портовый мальчишка умеет. Вон, даже Диего и тот не жалуется, а ведь герцог, - подмигнул Чезаре Дориа, проворно карабкаясь по вантам, - Нужно зарифить парус, ветер становится сильнее и может повредить мачту.
Гисборн задрал голову, чтобы посмотреть на испанца, который ловко орудовал, стягивая рифы на главном парусе. Скрипнув зубами, сэр Гай полез наверх. Каракку покачивало на волнах, и на высоте это было особенно заметно. Просмоленные пеньковые снасти раскачивались вместе с мачтой, вызывая не слишком приятные воспоминания о дне, когда он влез на дерево в Шервудском лесу, чтобы спасти отчаянно испуганную, как ему тогда казалось, Мэриан. Оглядываясь назад, он понимал, что и это тоже было ложью.
Проклятье! Ну почему, едва лишь начинает казаться, что боль понемногу уходит, все опять возвращается и начинается заново.
Налетевший ветерок хорошенько тряхнул каракку и Гай судорожно вцепился в тросы, боясь потерять равновесие. Не то чтобы он страшился высоты - по замковым стенам Гисборн разгуливал совершенно спокойно, но раскачивающиеся над далекой палубой канаты не внушали доверия.
Судя по всему, это настроение красноречиво отразилось на его лице, потому что Чезаре сделал страшные глаза и энергичными жестами начал показывать Гаю, чтобы тот спускался вниз.

- Мог бы сразу сказать, что не выносишь высоты, - Дориа сочувственно оглядел позеленевшего Гисборна, - Такое бывает.
- Не со мной, - скрипнул зубами Гай.
- Ну да, - Чезаре хлопнул окрысившегося Гисборна по плечу, - Ты же у нас герой. Не бойся, я тебя не выдам.
Дориа плюхнулся на палубу рядом с Гаем:
- Я серьезно, нельзя же добиться совершенства во всем. Так и надорваться можно… К тому же, ты нам и так дорог, - доверительно сообщил он.
- По-твоему, я совершенство? - Сэр Гай мрачно покосился на генуэзца, а тот, старательно пряча веселье, торжественно произнес:
- Ну не совсем… В общем, обещаю, что больше не попрошу тебя рифить главный парус, хватит с тебя и меццаны* .
Дольше терпеть он не мог и повалился на палубу, надрываясь от хохота. Глядя на него, Гисборн сдержанно улыбнулся.

________________________________________________
* Меццана – парус на бизань-мачте

2010-06-12 в 16:41 

Debes, ergo potes
***

Полная луна делала ночь почти прозрачной. Говорят, в такое время среди ирландских холмов танцуют эльфы. Врут, конечно, но все равно красиво…
Спать не хотелось, потому что каждый раз, смыкая веки, он снова видел перед собой обугленные стены и пепел, оседающий повсюду жирными хлопьями. Он бы напился, если б мог, да нечем, а потому Гай просто лежал, бездумно уставившись в потолок.
Потом он услышал негромкие ритмичные звуки, доносящиеся откуда-то из темноты, с носа «Серкаторе». Мелодия то замирала, убаюкивая, то ускорялась, становясь яростной и порывистой. Гитара грустила и смеялась, раздирая аккордами душу.
Диего де Хара сидел, прислонясь спиной к кнехту, перебирая пальцами струны. Гай хотел подойти ближе, но Тьери де Сент остановил его, осторожно положив руку на плечо, и приложил к губам палец.
Оказывается, не его одного в эту ночь преследуют демоны…

En la luna negra de los bandoleros,
cantan las espuelas
Ay! Caballito negro.
Dónde llevas tu jinete muerto?


К гитаре присоединился голос. Чезаре как-то говорил, что герцог Вискайя отменный певец…

Las duras espuelas del bandido inmóvil,
que perdió las riendas
Ay! Caballito frio.
Que perfume de flor de cuchillo!


Струны звенели, выводя странную порывистую мелодию.
Так не поют менестрели в Англии или во Франции, в этой музыке было что-то необузданно языческое или, скорее, мавританское, поправил себя Гай.

En la luna negra sangraba el costado,
de Sierra Morena.
Ay! Caballito negro.
Dónde llevas tu jinete muerto?*....


Последний дрожащий отзвук замер в тишине. Герцог Вискайя накрыл струны ладонью и поднял голову.
- Присоединяйтесь, господа, - темные глаза беззвучно смеялись, - В такую ночь нельзя спать.
- Я не хотел мешать, - Гай опустился чуть поодаль.
- Вы и не помешали…
Лунный свет и тихий перебор гитарных струн.
Граф де Сент устроился на соседнем кнехте:
- Еще тогда в Вискайе хотел у тебя спросить, о чем эта песня.
- Вот уж не поверю, - Диего де Хара улыбнулся уголками губ, - Мне казалось, что тебя тогда больше интересовали кансоны, которые ты распевал Бьянке.
- Я за нее беспокоюсь, - вздохнул де Сент.
- Доберемся до Генуи, пошлешь в Сент гонца.
- Конечно, - согласился Тьери и взглянул на Гисборна, - Бьянка – это графиня де Сент, сестра Диего.
Гай кивнул. Благодаря Чезаре он уже знал романтическую историю знакомства Тьери с будущей графиней де Сент.
- Ну а вы, Гай? – граф обратился к рыцарю, - Думаю, вы тоже захотите известить своих близких?
Гисборн пожал плечами:
- У меня нет семьи. И меня никто не ждет.
Диего де Хара бросил на него задумчивый взгляд.
- Вы все еще хотите услышать, о чем была песня? – спросил он, - Тогда слушайте.

Под луною черной запевают шпоры
на дороге горной...
(Вороной храпящий,
где сойдет твой всадник, непробудно спящий?)
…Словно плач заводят.
Молодой разбойник уронил поводья.
(Вороной мой ладный,
о как горько пахнет лепесток булатный!)
Под луною черной заплывает кровью профиль гор точеный.
(Вороной храпящий,
где сойдет твой всадник, непробудно спящий?)
На тропе отвесной ночь вонзила звезды в черный круп небесный.
(Вороной мой ладный,
о как горько пахнет лепесток булатный!)
Под луною черной смертный крик протяжный,
рог костра крученый...
(Вороной храпящий,
где сойдет твой всадник, непробудно спящий?)**


____________________________________________________
* Песня всадника - Федерико Г. Лорка
** Перевод А.Гелескула

2010-06-12 в 22:12 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Какая прелесть! Наконец-то Гаюшка начал думать собственной головой. Может же, если захочет! Ну все, Вейзи может писать завещание :heart:

2010-06-12 в 22:14 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Супер. Сабатини напоминает - давно я ничего в таком стиле не встречала, чтобы одновременно динамично, хитроумно, эмоционально, с юмором и достаточно жестко.

2010-06-12 в 22:39 

Debes, ergo potes
Гаюшка начал думать собственной головой Угу - пусть исправляется ))

Сабатини напоминает "Приключения капитана Блада" - один из моих любимых романов :)

2010-06-12 в 22:46 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Merelena
У меня тоже:) И вот эта странная смесь принципиальности и беспринципности в одном герое, причем когда беспринципность им позиционируется, а принципиальность сидит где-то внутри, и его самого раздражает - фирменная сабатиневская - у других писателей она почти никогда не удается.

2010-06-13 в 19:11 

Debes, ergo potes
«Сан Сперанса». Близ берегов Сицилии.

- Что еще случилось?
Граф Хантингтон сонно отмахнулся от Мача, продолжавшего настойчиво трясти его плечо.
- «Сан Сперанса» остановилась! – взволнованно выдохнул Мач.
- Ну и что? – Робин слегка приподнял голову, - Не понимаю, зачем надо было меня будить.
- Там такое! – и без того круглые глаза Мача, сделались похожими на небольшие блюдца, - Ты сам должен это увидеть, Робин!
- А где остальные? – удивленно спросил Локсли, заметив, что ни Алана, ни Маленького Джона уже нет.
- Так все уже наверху, вышли посмотреть.
- Наверняка что-то интересное, раз Джон поднялся ни свет ни заря, - проворчал Робин, натягивая сапоги и вслед за верным оруженосцем поплелся на палубу.
«Сан Сперанса» мирно покачивалась в предрассветном сумраке, который делал еще более нереальной и устрашающей картину, представшую перед его взором. Справа по борту темным конусом вставал из воды какой-то остров, а слева, наполовину скрытое белесой стеной тумана, распласталось на волнах второе судно.
Именно распласталось. Это слово первым пришло в голову, когда граф Хантингтон увидел безжизненно обвисшие лоскуты парусов, обломки весел, жалкими обрубками торчащие над водой, и, самое ужасное, почерневшие распухшие тела, зловеще покачивающиеся над палубой.
- Корабль мертвецов! – охнул Маленький Джон, непроизвольно осеняя себя крестным знамением.
- Храни нас Господь! – Мач нервно огляделся по сторонам, словно ища укрытия от нечистой силы.
- Успокойтесь, мы не в Северном море и это не Нагльфар!* , - Робин внимательно разглядывал мертвое судно, - на вашем месте, я бы не о мертвецах беспокоился, а о том, кто это сделал.
- По мне, так обычные покойники, - хмыкнул Алан, - правда слегка успели подвялиться и выглядят страшновато, а так вполне себе ничего.
- Что же ты тогда подпрыгнул, когда я к тебе сзади подошел? – Мач обвиняюще уставился на Алана.
- Да так просто. С кем не бывает? – пожал плечами тот, - И вообще, что я теперь подпрыгнуть не могу?
- Да помолчите вы оба! – Робин цыкнул на нарушителей спокойствия и увидел Мэриан, пробиравшуюся к ним сквозь приличную толпу, собравшихся на палубе пассажиров.
- Робин, что это? – большие глаза девушки лихорадочно блестели.
Не может быть, чтобы леди Мэриан была чем-то напугана! Граф Хантингтон бросил взгляд на зловещий корабль:
- Не знаю, Мэриан. Нужно поговорить с капитаном, - Робин постарался загородить от нее вид на судно, увешанное мертвыми телами, как рождественское дерево гирляндами. Однако он позабыл, что леди Мэриан была не из тех, кто трусливо прячет голову в песок. Она выглянула из-за его плеча и прошептала:
- О боже, Робин! Наверно, на этих несчастных напали пираты. Какая жестокость! Если бы мы могли хоть чем-то им помочь!
- Им уже ничто не поможет, миледи.
Оказывается, пока они глазели на невиданное зрелище, к ним подошел Венченцо Кальгари капитан «Сан Сперансы».
- Это действительно могли сделать пираты? – Локсли вопросительно посмотрел на моряка. Тот неуверенно пожал плечами:
- Не знаю. Признаться, я такого еще ни разу не видел, хотя хожу под парусом уже два десятка лет.
- А в чем дело? – поинтересовался Алан, который любил всюду засовывать свой нос.
- Пираты обычно не портят судно, которое могло бы им пригодиться. А пленных они скорее продадут в рабство по ту сторону моря… - капитан с сомнением посмотрел на зловещий корабль, - А тут прямо чертовщина какая-то.
- Вот и я говорю, чертовщина! – Маленький Джон, при всей своей физической силе, до смешного боялся всего потустороннего и верил в приметы.
- Может быть, там еще остался кто-то живой!
Разумеется, Мэриан как обычно рвется кого-нибудь спасать.
- Миледи, подниматься на борт этого судна неразумно. Возможно, там уже появилась зараза.
Мач сделал испуганное лицо. Сколько Робин его помнил, оруженосец всегда боялся подцепить в Святой Земле какую-нибудь хворь.
- Если вы боитесь, я сама пойду и все проверю!
Спорить с леди Найтон было бесполезно, чего доброго нарвешься на обвинение в черствости и бессердечии. Робин повернулся к капитану:
- Если вы не против, я и мои люди отправимся туда и удостоверимся, что никого из живых на борту не осталось.
Локсли показалось, будто капитан смотрит на них, как на кучку умалишенных, что впрочем, было совсем не далеко от истины. Мач тоже испуганно воззрился на своего командира:
- Робин, ты это серьезно? Мы что, на самом деле пойдем ТУДА?
- Если боишься, Мач, можешь остаться, - фыркнула Мэриан.
- Я? Боюсь?! – оруженосец возмутился, оскорбленный в лучший чувствах, - Я ничего не боюсь, просто проявляю осторожность, - важно добавил он.
- Вы дадите нам шлюпку? – граф Хантингтон вопросительно посмотрел на капитана.
Тот махнул рукой:
- Хотите рисковать собственными жизнями, пожалуйста. Я дам шлюпку, но имейте ввиду, никого из своих людей я туда посылать не стану.
- Меня это вполне устраивает, - кивнул Робин.
- Тогда я дам вам крючья и веревку, чтобы вы могли подняться на борт.
- Эээ..., - Алан перебил капитана, - Крючья с веревками не понадобятся, - он указал пальцем на что-то внизу, - Там есть лестница.
Граф Хантингтон вгляделся в слегка поредевший туман и, действительно, увидел штормовой трап, спускавшийся к воде с борта злосчастного судна.
- Это значительно упрощает дело, - согласился он.
- Тогда поторопитесь, - капитан «Сан Сперансы» дал знак матросам спустить на воду лодку, - как только вернетесь, я велю поджечь это судно. Не дело оставлять его на плаву.

_____________________________________________________
* Нагльфар – в скандинавской мифологии корабль, сделанный из ногтей мертвецов, на котором мертвые приплывают из царства Хель, чтобы принять участие в последней битве перед концом света.

2010-06-13 в 19:14 

Debes, ergo potes
***

Все же - «Корабль Мертвецов» очень подходящее название. Робин Локсли первым взобрался по трапу и огляделся. Как и следовало ожидать, ничего хорошего его взору не открылось. Если бы он не был участником многих сражений, его вывернуло бы наизнанку. Впрочем, он больше волновался не за себя, а за Мэриан. Граф Хантингтон видел смерть и прежде, а вот ей с подобным сталкиваться пока не приходилось. Он бы предпочел, чтобы Мэриан никогда этого не увидела.
Напрасно он взял ее с собой, а не оставил на «Сан Сперансе». Впрочем, следует признать, что Робину Локсли не под силу заставить леди Найтон отказаться от чего-то, на что та решительно настроилась. Он перегнулся через борт и чуть не врезался лбом в макушку Мэриан, которая уже поднималась наверх.
- Мэриан, - граф Хантингтон помог ей забраться на палубу, - тебе не стоит на это смотреть…
- Не пытайся отговорить меня, Робин, - Мэриан сердито сверкнула глазами, - Я не собираюсь ждать вас в лодке. Кроме того я уже здесь.
Она подняла глаза… и побелела как полотно.
- Я же предупреждал, Мэриан, - Робин виновато посмотрел на девушку.
- Я справлюсь, Робин, - она медленно выдохнула и действительно взяла себя в руки.
На борт поднялись остальные. Маленький Джон снова осенил себя крестным знамением, а Мач украдкой поцеловал маленькое латунное распятие. Алан подчеркнуто беззаботно улыбался, и от этого было особенно заметно, что и он тоже не в своей тарелке.
- Осмотрим сначала все здесь, - распорядился Робин, - а затем спустимся и проверим нижнюю палубу.
Мэриан согласно кивнула. Странно, она даже не попыталась возразить или предложить собственный план действий. Это было на нее совершенно не похоже.

На верхней палубе были только покойники. В основном повешенные, но имелось также несколько зарезанных или заколотых кинжалом. В ранах уже копошились личинки и повсюду жужжали жирные зеленые и черные мухи. Господи! И откуда они тут взялись?
Мэриан отворачивалась, стараясь не смотреть на мертвые тела, но чтобы не видеть, нужно было идти с закрытыми глазами. Как же их много…
Они спустились на галерную палубу. Мэриан обо что-то споткнулась.
- Это что, цепи? – она с удивлением посмотрела на Робина.
Граф Хантингтон нахмурился. Цепи на галерной палубе могли означать только одно: кто-то держал здесь рабов или пленников.
- Робин! - из темноты раздался взволнованный голос Маленького Джона, - Тут есть выжившие!

2010-06-13 в 19:15 

Debes, ergo potes
***

Живых оказалось двенадцать человек.
Двенадцать изможденных, оборванных людей, страдающих от духоты и жажды, прикованных цепью к банкам для гребцов. Глаза Мэриан расширились:
- Сколько дней человек может выдержать в таких условиях?
Она осторожно коснулась плеча одного из пленников. Это был мужчина лет сорока или пятидесяти, с правильными чертами лица с седыми волосами и короткой бородкой. От прикосновения тот вздрогнул и пришел в себя.
- Воды! – прохрипел он, понимая, что пришла помощь.
- Есть только вино, - Мач протянул флягу, и мужчина жадно припал к горлышку.
Потихоньку зашевелились и другие пленники. Это были хмурые, настороженно глядевшие исподлобья, мужчины. Мэриан не могла их винить, еще неизвестно, как она стала бы смотреть на людей, доведись ей провести несколько дней в этом аду.
Фляга Мача пошла по кругу. Робин и Алан достали свои и тоже отдали страдающим от жажды людям.
- Пойду, поищу, чем разбить цепь, - проворчал Маленький Джон.
- Не нужно, - седой мужчина глазами указал на дальнюю часть весельной палубы, - Ключи там.
- Робин! Это ужасно! Их оставили тут умирать в темноте и духоте, без воды и пищи. И все это время они видели ключи от своих оков и не могли до них добраться! – Мэриан была шокирована.
Граф Хантингтон кивнул:
- Да уж, весьма извращенное чувство юмора, - он снял связку ключей, болтавшуюся на вогнанном в стену кинжале.
Заинтригованная девушка, после пары безуспешных попыток, все же вытащила экзотическое сарацинское оружие, крепко увязшее в сухом дереве.
- Как странно! – она осторожно провела пальцем по острому краю искривленного лезвия.
- Что в нем необычного? – Робин не понял ее удивления.
- Выглядит знакомо, - Алан заглянул через плечо Мэриан.
- Мне тоже так показалось, - она вопросительно взглянула на бывшего предателя. - Но ведь это не может быть тот самый кинжал?
- О чем вы? Может, перестанете говорить загадками?
До сих пор Робин как-то не задумывался о том, что у Алана и Мэриан могли быть общие секреты. А ведь они оба какое-то время жили в Ноттингеме.
- Точно такой же кинжал был у Гая, - пояснила девушка.
- Вряд ли Гисборн мог тут оказаться, - Робин еще раз осмотрел кинжал, - Хотя, не сомневаюсь, заковать людей в цепи и повесить ключ на самое видное место, вполне в его духе.
- Такое мог бы сделать Вэйзи, но не Гай - Мэриан сама не знала, что побудило ее встать на защиту Черного Рыцаря.
Робин покосился на свою нареченную невесту:
- Ты всегда думала о нем лучше, чем он того заслуживал, - граф Хантингтон был не склонен пускаться с философские дебаты. - Мы теряем время, а его у нас и так слишком мало. Пора освободить этих людей и уходить с корабля.
- Правильно! – Мач с восторгом поддержал первую здравую мысль, прозвучавшую за последний час, - Нечего тут задерживаться. У меня от этого места мурашки по коже…

Освобожденные от оков пленники, пошатываясь, начали подниматься на ноги. Только один из них, парень лет двадцати сидел на своем месте, и что-то бессвязно бормотал.
- Что с ним? – Маленький Джон обратился к тому мужчине, с которым Мэриан заговорила первым. Было очевидно, что это не простой матрос, а человек, имеющий определенное положение в обществе.
Тот покачал головой:
- Боюсь, бедняга не выдержал и повредился рассудком.
Робин понимающе кивнул:
- Такое бывает. Может быть, он еще придет в себя.
- Будем надеяться на лучшее, - согласился спасенный и представился, - Мое имя Себастьяно Галарди, я купец из Лукки. Мои люди и я чрезвычайно вам признательны. Мы обязаны вам жизнью. Было бы большой честью, узнать имена своих спасителей.
- Робин Локсли, граф Хантингтон, - Робин протянул ладонь для рукопожатия, - А это леди Мэриан Найтон.
Назвавшийся Себастьяно Галарди галантно поклонился. Если бы не оборванное платье и изможденный вид, можно было бы подумать, что этот человек присутствует на светском приеме.
- Маленький Джон, Алан, Мач, - Робин поочередно представил своих людей.
- Рад с вами познакомиться, господа, - кивнул спасенный.
- Мы проводим вас на борт «Сан Сперансы». Вы сможете добраться до населенных мест и послать весточку родным, - подала голос Мэриан.
- Вы несказанно добры, синьорита, - купец из Лукки очень внимательно посмотрел на девушку, - Ваше милосердие не останется без внимания.
- Что вы, милорд, - Мэриан немного смутилась, - Помогать нуждающимся, мой христианский долг.
Один за другим, они покинули галеру. Все спасенные смогли самостоятельно спуститься в шлюпку, за исключением повредившегося в уме парня, который смотрел на всех диковатыми глазами и что-то бессвязно лепетал. Маленькому Джону пришлось взвалить его на закорки, и теперь он, недовольно ворча, тащил свою трепыхающуюся ношу.

2010-06-13 в 19:18 

Debes, ergo potes
***

Лучники «Сан Сперансы» хорошо знали свое дело. Зажженные стрелы, пущенные с наветренной стороны, полетели в цель. Над палубой «Корабля мертвецов» сначала появился легкий дымок, затем пламя разгорелось и набрало силу.
Сухое дерево отлично горит. Робин со смешанным чувством грусти и ощущением выполненного долга наблюдал за тем, как жадное пламя облизывает борта и взбирается по мачтам, взвиваясь высоко в небо.
Капитан «Сан Сперансы» удовлетворенно кивнул, глядя на дело рук и стрел своих подчиненных:
- Все правильно. Мертвые должны покоиться в мире, а живые идти дальше. Теперь мы можем продолжить свой путь.
Спасенных разместили на нижней палубе, по соседству с командой Робина. Пришлось еще потесниться. Впрочем, лишний десяток людей не особенно ухудшил ситуацию, поскольку «Сан Сперанса» и без того была переполнена.

- Господин Галарди, я очень сожалею, что не могу предоставить вам отдельную каюту, - Венченцо Кальгари извинился перед незапланированным пассажиром, - Как вы можете видеть «Сан Сперанса» загружена до предела и свободных мест практически не осталось. Даже граф Хантингтон вынужден ехать на нижней палубе.
- Ну что вы, капитан, - улыбаясь, запротестовал спасенный купец, - мы счастливы уже тем, что нас взяли на борт. На Сардинии у меня есть деловой партнер. По прибытии в Кальяри я возмещу вам все расходы.
- Не такие уж они и большие эти расходы, - капитан пожал плечами, - Мы оказали вам помощь, возможно в следующий раз кто-то другой поможет нам.
- Тонко подмечено, - кивнул синьор Галарди, соглашаясь с моряком.
Робин стал свидетелем этого разговора, случайно проходя мимо капитанской каюты. Спасенный им Себастьяно Галарди, вызывал у Робина двойственные чувства. С одной стороны, вроде бы ничего странного в его поведении и манерах не было. Обычный купец, попавший в трудную ситуацию. Хорошо образованный, изысканный со своеобразным чувством юмора. Но что-то в его поведении смутно тревожило. Возможно, всему виной проскальзывающие время от времени резкие интонации в голосе или взгляд, которым он смотрел на леди Найтон. Робин вздохнул - возможно, именно в этом все дело. Он постарался убедить себя в том, что глупая ревность, проявленная не вовремя и замеченная Мэриан, не лучший способ доказать свою любовь.
Тем не менее, за Галарди и его компанией на всякий случай следует присматривать, решил про себя граф Хантингтон и удовлетворенно кивнул, придя в согласие с самим собой. Наблюдать за купцом и его людьми все равно придется, поскольку они теперь стали соседями по палубе. А кроме всего прочего, им нужно приглядывать за сумасшедшим парнем, которого Маленький Джон в порыве сострадания притащил в их и без того тесный закуток. Еще одно обстоятельство, наводящее на размышления: Себастьяно Галарди и его люди не проявили к несчастному особого сочувствия и легко оставили на попечение в общем-то чужих людей. Ну и ладно, зато теперь парням будет чем заняться в свободное время, которого у них предостаточно…

***

- Дьявол! – парень испуганно вытаращил глаза, - Сущий дьявол!
- У него бред, - печально молвил Мач, вытирая липкий пот, выступивший на лбу спасенного.
- Он спрашивал, хочу ли я быть пиратом! – прошептал страдалец, обхватив худыми руками подушку, набитую конским волосом.
- Наверняка его пытали и насильно хотели сделать разбойником, - громогласным шепотом произнес Маленький Джон.
- А ты сам то кто? Как по твоему? - Алан посмотрел на Джона честными голубыми глазами.
- Скажешь тоже, - осуждающе проворчал Маленький Джон, в душе негодуя легкомыслию товарища, - Мы не разбойники, мы помогаем людям…
- В отличие от некоторых, у которых на уме только деньги, - вставил свое слово Мач.
- Сколько же можно просить у вас прощения?! – не вытерпел бывший предатель и отвернулся.
- Хорошо, что мы его спасли, - Мэриан испытывала к несчастному искреннее сострадание.
- А по мне, так он совсем спятил, и несет чушь, - вновь включился в общий разговор Алан. Долго обижаться на кого бы то ни было, он просто не мог.
- Это он от голода, - согласился Мач, - и от жажды.
- Как тебя зовут? – Мэриан ласково взяла парня за руку.
Робин вздохнул, в последнее время, ему не было позволено держать ее за руку.
В безумных глазах парня появилось осмысленное выражение.
- Карло! Меня зовут Карло! – довольно внятно произнес спасенный, а затем начался полнейший бред:
- Мы нашли его на берегу! Из-за него Джузеппе отправился кормить рыб... Я ему поверил, когда он говорил, что хочет быть одним из нас… - парень застонал от отчаяния. – Он сказал, что к острову подходят галеры… Что нужно скорее уносить ноги… А я спал и не мог проверить… Мы поднялись на борт… а потом … потом…
Дальше следовало лишь неразборчивое мычание и причитание.
- Вот! – Маленький Джон протянул Мэриан аккуратно запечатанный пузырек, - Джак дала в дорогу. Это сонное зелье…
Мач негодующе уставился на товарища. Вот, оказывается, почему Маленький Джон спокойно храпел, когда все прочие мучились бессонницей, ворочаясь на колючих тюфяках!
- Пусть поспит, глядишь, через денек будет как новенький.
Общими усилиями им, наконец, удалось влить зелье в рот упорно сопротивлявшегося спасению страдальца. Спустя пару минут тот уже дрых без задних ног и что-то невнятно бормотал. Прислушавшись, Робин смог разобрать только отдельные фразы:
- Мама… клянусь… никогда больше… мечтал ловить рыбу…
Дальше ничего было не разобрать, и Робин справедливо решил, что в отдыхе нуждаются не только спасенные, но иногда и спасители тоже.

2010-06-13 в 19:20 

Debes, ergo potes
«Серкаторе». У побережья Корсики.

- Паруса по курсу! Галеры!
Сидящий в «вороньем гнезде» Лоренцо возбужденно указывал пальцем на север. Чезаре Дориа озабоченно всмотрелся вдаль.
- Не хотелось бы по чистой случайности еще раз нарваться на пиратов, - он покачал головой, - да и на пизанцев тоже, хотя Сардинию мы уже миновали…
- Марко! – крикнул он второму матросу, - на всякий случай приготовься сменить галс. Обойдем их справа. Лоренцо, спускайся вниз! Диего, - Чезаре обратился к герцогу Вискайя, - попрошу вас подежурить в «гнезде» пока мы тут подготовимся к встрече.
Испанский гранд прищелкнул каблуками и шутливо поклонился:
- Слушаюсь, мой капитан!
Де Сент с улыбкой посмотрел на генуэзца и кивнул Гисборну:
- Когда-нибудь из парня выйдет отменный адмирал. Дед по праву может им гордиться.
Чезаре сделал страдальческое лицо.
- Только не напоминайте мне о деде! – взмолился он, - Старикан при встрече спустит с меня три шкуры и пригрозит протащить под килем за то что я умудрился попасть в плен к пиратам, ну и заодно еще за то, что чуть было не оставил своего отца без внуков.
- Ну, с последним ты явно погорячился, - Тьери хохотнул.
- Разве что самую малость, - скромно отвел глаза Чезаре и крикнул:
- Марко! Лоренцо! Бизань на гитовы! Поворачиваем направо! Сэр Гай, граф, не стойте, помогите нам!
Подчинившись их общим усилиям, каракка легла на левый галс, чтобы по плавной дуге уйти с пути идущих навстречу галер.
Гай, стоящий на капитанском мостике, вместе с Дориа и де Сентом, насчитал почти два десятка четырехугольных парусов. В некотором напряжении они ожидали, когда галеры приблизятся настолько, чтобы можно стало рассмотреть флаги, реющие на верхушках мачт.
- Господи! Сделай так, чтобы кресты были красные* и я обещаю зажечь свечку Святому Джованни** и Святому Николаю, покровителю моряков, - истово помолился генуэзец.
- Красные кресты! – сложив ладони рупором, прокричал сверху Диего.
- Благодарю тебя, Господи! – с чувством произнес Чезаре и порывисто перекрестился.
Гай улыбнулся и вздохнул полной грудью. Только сейчас он понял, что невольно сдерживал дыхание, наблюдая за приближающимся строем галер.

____________________________________________________________________________
* Красный крест, вписанный в белое прямоугольное полотнище – флаг Генуи; белый крест на красном фоне – герб Пизанской республики
** Св. Джованни – Св. Ионн Креститель (San Giovanni Battista) – покровитель Генуи

2010-06-13 в 19:29 

Debes, ergo potes
***

Как оказалось, небольшой галерной флотилией командовал почтенный генуэзский патриций Ансальдо Дориа.
- Не поминай лиха… - пробормотал слегка побледневший сквозь загар капитан «Серкаторе» и предпринял безуспешную попытку спрятаться за широкими спинами де Сента и Гисборна.
Сэр Гай с нескрываемым интересом следил за внушительным стариком с буйной седой шевелюрой, который уверенно шествовал по палубе каракки.
- Внук! – трубно возвестил нежданно нагрянувший родственник и сэр Гай понял, что они оказались во власти стихийного бедствия. Почтенный синьор сгреб Чезаре в объятия и Гисборн сдержанно порадовался, что не знал ни одного из своих дедов.
Затем пришла очередь де Сента и испанца.
- Синьор граф! Герцог! – дед Чезаре поочередно обнял Тьери и Диего, - надеюсь, глупость моего внука не доставила вам слишком больших неудобств!
Означенный внук скромно топтался в сторонке, стараясь не привлекать к своей персоне излишнего внимания.
- Никоим образом, синьор Ансальдо, - с тактом подлинного дипломата заверил обеспокоенного патриарха дон Диего, - напротив, Чезаре прекрасно проявил себя в сложившихся исключительных обстоятельствах и действовал с решимостью и предприимчивостью, достойной истинного генуэзца.
Старший Дориа, от кончика испещренного синими прожилками носа до сверкающих на солнце сапог, просиял от удовольствия, испытывая законную гордость за внука.
- Граф, - старик переключил внимание на де Сента, - должен предупредить, что ваша безутешная супруга дожидается вас на моей галере.
- Бьянка здесь?! – на лице графа отразилось волнение.
- Эту женщину не остановит даже шторм и ураган, - усмехнулся синьор Ансальдо, - и уж конечно не мне, старой развалине, пытаться ее удержать. Эх… будь я лет на двадцать моложе… Я ведь, знаете, в юности был тот еще живчик…
- Знаем, знаем, - рассмеялся Чезаре, на корню пресекая попытки деда удариться в воспоминания молодости.
Эти четверо явно были давно знакомы и радовались встрече. Гай чувствовал себя чужим в этой компании старых друзей. Он сделал попытку незаметно ретироваться.
- Гай! Ты куда? – младший Дориа схватил его за руку и вернул на место.
- Дед, позволь тебе представить сэра Гая Гисборна. Если бы не он, мы до сих пор сидели бы в яме на Исоло Стромболи. Мы обязаны ему свободой, а возможно и жизнью.
Дориа-старший вперил в рыцаря взгляд выцветших, но по-прежнему зорких глаз. Гай ответил с некоторым вызовом.
- Гай, - Чезаре обернулся к Гисборну, - познакомься с моим дедом синьором Ансальдо Дориа.
- Рад встрече, молодой человек, - широкая мозолистая длань патриарха стиснула ладонь Гая. Однако простого рукопожатия показалось старшему Дориа недостаточно, и немного ошалевший Гисборн был заключен в медвежьи объятия и подвергнут троекратному отеческому лобызанию.
- Жду вас всех у себя к обеду, - не терпящим возражения тоном изрек Ансальдо Дориа, - И имейте в виду, я потребую подробного отчета. А с тобой, внук, - светло-серые глаза старика обратились к Чезаре, - я потолкую отдельно… И, ради всего святого! – Дориа-старший поморщился, - Что за лохмотья на вас надеты? Вас же нельзя показать в приличном обществе! Тем более перед дамой! Придется заняться этим вплотную…

- Невероятно… - пробормотал Гисборн.
- То, что не в силах изменить, следует принимать, как есть, - философски заметил Диего де Хара, провожая взглядом прямую спину степенно удаляющегося синьора.

2010-06-13 в 19:31 

Debes, ergo potes
***

Уму непостижимо, что может храниться в сундуках основательного генуэзского патриция, отправившегося в море на поиски блудного внука. Сэр Гай наконец-то расстался с неприлично яркими шароварами и облачился более традиционным образом.
Синьор Ансальдо критически осмотрел троих своих гостей и, особенно придирчиво, внука, и остался доволен.
- Совсем другое дело, - одобрил он, - Теперь вы хотя бы внешне не напоминаете шайку разбойников.
- Мы бесконечно вам признательны, синьор Ансальдо, - де Сент вежливо поклонился, - вы просто вернули нас к жизни.
Патриарх фыркнул как нильский гиппопотам и понимающе кивнул.
Одной рукой граф обнимал за талию супругу, которая, улыбаясь, прижималась к его плечу.
Разумеется, сестра Диего де Хара, не стала дожидаться, когда муж придет к ней, и сама отправилась на каракку, как только с неё вернулся Дориа-старший. Гай был свидетелем встречи супругов и откровенно позавидовал де Сенту.
- Тьери повезло…
- Я тоже так считаю, - лорд Вискайя с улыбкой проводил взглядом поглощенную друг другом супружескую чету, поспешно скрывшуюся в каюте, - они женаты уже пять лет, а до сих пор ведут себя так, будто только вчера обручились.

***

За обедом, который протекал в шикарно обставленной каюте на носу «Святой Марии», Чезаре все же пришлось подробно отчитаться перед дедом, что он и сделал, красочно описав злоключения «Серкаторе» и время, проведенное в плену у пиратов. Гай отметил, что генуэзец несколько смягчает повествование, чтобы не сильно шокировать даму подробностями.
- Мне сразу не понравился этот тип, едва я первый раз его увидел! – громогласно заявил синьор Ансальдо, узнав о роли Себастьяно Галарди в этой истории.
- Теперь он вряд ли причинит кому-нибудь вред, - возразил Чезаре, - Мы оставили его в руках его же собственных гребцов, с которыми он обращался как с рабами.
- Ну и напрасно! - Дориа-старший был непреклонен в своем мнении, - Нужно было самим протащить его под килем и убедиться, что этот мерзавец больше не дышит.
Бьянка, графиня де Сент, сидевшая между мужем и Гисборном, обратилась к Гаю:
- Я вам очень признательна, сэр Гай. Вы так много сделали, чтобы спасти моего мужа и брата…
У нее были темные, стянутые на затылке в тугой узел, волосы и карие миндалевидные глаза, окруженные невероятно длинными густыми ресницами.
- Пустое, миледи… - отозвался Гисборн, - на самом деле мы вместе спасали друг друга.
Она улыбнулась, не вполне понимая, что именно он имел в виду.
Что поделаешь, иногда он и сам не мог в себе разобраться.
Между тем Ансальдо Дориа шумно втянул воздух:
- Мы не получали никаких сообщений с требованием выкупа, - старик посмотрел на Чезаре, - Когда каракка не появилась в порту к назначенному сроку, твой отец забеспокоился и принялся наводить справки. Нам удалось выяснить, что в последний раз вас видели в порту Мессины. Мой сын не верил, что корабль мог попасть в шторм и затонуть, - Ансальдо ненадолго прервался, а затем продолжил, - Я был с ним согласен. Ты слишком хороший капитан, малыш, чтобы дать «Серкаторе» пойти ко дну.
Чезаре поперхнулся глотком вина и изумленно уставился на деда. Он явно не ожидал от Дориа-старшего подобных комплиментов.
- Мы тоже никогда в нем не сомневались, - поддержал патриарха Диего, чем еще сильнее вогнал в краску младшего Дориа.
- В конце концов, нам удалось выяснить, что за всем этим стоит клан Герардески из Пизы. Между нашими городами идет почти открытая война, и они не могли упустить случая нанести удар. Мы опасались худшего, - синьор Ансальдо осушил свой бокал, - Несмотря на это, мой сын собрал галеры, чтобы найти «Серкаторе» или то, что от него осталось, и отомстить за вашу гибель. Я уже собрался выйти в море, когда прибыла донья Бьянка.
Испанка обезоруживающе улыбнулась, глядя на старого синьора:
- Письмо с требованием выкупа мне передал гонец. Я узнала почерк мужа и его кольцо, которое мне показали, чтобы я не сомневалась в подлинности послания. Разумеется, я не могла рисковать и отдала все, что от меня требовали, но я боялась что, несмотря на заплаченный выкуп, уже никогда не увижу Тьери.
Граф с обожанием поцеловал изящную ручку супруги, которая продолжила рассказ:
- Семьи де Хара и Дориа связывает давняя дружба, поэтому я, не раздумывая, отправилась в Геную, сразу же вслед за отбывшим курьером.
- От вашей супруги, граф, мы узнали, что вас держат в плену на одном из островов к северу от Сицилии.
- Но я же вполне прозрачно намекнул, где мы находимся, а Тьерри все записал в письме, - удивился Чезаре, - как же вы с отцом могли не понять?
- К сожалению, многие строки письма оказались вымараны чернилами, так что ничего невозможно было разобрать, - пояснила графиня де Сент.
- Очевидно, Галарди оказался совсем не глуп и сделал все, чтобы мы не догадались, где следует вас искать, - согласился с ней Ансальдо.
- Я его недооценил, - виновато развел руками Чезаре.
- Нам пришлось бы искать очень долго, - кивнул Дориа-старший, - и я не уверен, смогли бы мы вообще отыскать вас.
- К счастью, мы сами вас нашли, - Диего ловко наполнил бокалы всем присутствующим, - Думаю, за такую удачу стоит выпить.
- За удачу! – громогласно поддержал тост синьор Ансальдо и все дружно подняли бокалы.

2010-06-13 в 19:36 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Вот блин... согласна с Дориа, надо было избавляться наверняка. Я сразу думала, что добром это не кончится.

2010-06-13 в 19:43 

Debes, ergo potes
«Сан Сперанса». Сардиния.

Скорость с которой «Сан Сперанса» продвигалась к пункту своего назначения приводила Робина в отчаяние. Разумеется, он не рассчитывал, что быстро доберется до Марселя, но длительные стоянки в каждом крупном порту по пути следования, сильно замедляли продвижение. Впрочем, граф Хантингтон не мог винить капитана Кальгари в том, что тот прежде всего заботится о собственных коммерческих интересах и уж потом обо всем остальном. Политические интриги могли заинтересовать капитана только в случае, если непосредственно на него влияли. А поскольку вопрос об открытом английском престолонаследии не входил в сферу жизненных интересов венецианца, то и рассчитывать на понимание с его стороны не приходилось. К тому же Робин не мог раскрыть перед ним все карты и рассказать об истинной причине спешки. В общем, графу Хантингтону оставалось только смириться и скрепя сердце любоваться очередными красотами средиземноморского ландшафта.
На этот раз «Сан Сперенса» бросила якорь в живописном заливе Ангелов, на берегу которого лежал Кальяри, один из крупнейших городов Сардинии.
- Пиза решила остаться здесь надолго, - капитан кивнул в сторону строящихся башен, и новеньких крепостных стен. – Город растет, а торговля процветает, и это очень хорошо для нас скромных мореходов.
- Несомненно, это замечательно, - кисло согласился граф Хантингтонский.
Венченцо Кальгари удивленно посмотрел на него:
- В городе есть немало интересного. Вы могли бы осмотреть римский амфитеатр, городские катакомбы и акведук. Он, кстати, до сих пор еще действует.
- Да, Робин, почему бы нам не прогуляться? – Мач озабоченно поглядел на своего командира, - Ты в последнее время ходишь сам не свой. Немного разнообразия будет тебе только на пользу.
- Ты пойдешь с нами, Мэриан? – Алан повернулся к леди Найтон. – Без тебя нам будет скучно.
- Алан, тебе не будет скучно, даже в компании с собственным отражением, - фыркнула леди Найтон. - Но я, пожалуй, прогуляюсь до местного рынка. Девушке нужно время от времени менять свой гардероб, - она кокетливо улыбнулась Робину.
Похоже, они уже все за него решили. Робин Локсли решительно усмехнулся:
- Гулять, так гулять!

***

Конечно же, до римского акведука они не добрались, равно как и до амфитеатра и прочих достопримечательностей. Виной всему послужила банальная таверна, стратегически расположившаяся на выходе из доков. Алан восхищенно присвистнул, наблюдая за парочкой изрядно набравшихся матросов в обнимку выползающих на улицу. Из призывно распахнутых дверей заведения доносились звуки музыки и женский смех.
- Давненько я не сиживал в хорошем кабаке, - Алан мечтательно закатил глаза.
- Угу, неплохо было бы пропустить по кружечке другой… - согласился Маленький Джон.
- А как же достопримечательности? – удивился Мач.
- А что достопримечательности? – переспросил Алан. - Стояли тысячу лет и еще часок постоят, с них не убудет.
На этот раз граф Хантингтонский был с ним полностью согласен, однако как отнесется леди Найтон к подобному легкомыслию?
- Мэриан, мы ненадолго. Присоединишься к нам? - Робин Локсли по-мальчишески улыбнулся. - Или мне пойти с тобой?
Леди Найтон трагически закатила глаза. Мужчины! Даже у лучших из них частенько на уме лишь выпивка и девицы сомнительного поведения. Хотя Робин вполне заслужил пару часиков отдыха.
- Ну, уж нет, мальчики, - Мэриан прыснула в кулак, - Развлекайтесь без меня, а я пойду на рынок, как и планировала.
- Значит, встретимся на «Сан Сперансе»? – граф Хантингтонский вопросительно взглянул на нее.
- Со мной ничего не случится, Робин, - Мэриан снисходительно улыбнулась, - Я уже не маленькая и не нуждаюсь в постоянном присмотре.

***

Конечно, в присмотре она не нуждалась, но все же было немного обидно, что никто из них не запротестовал и не выразил желания ее проводить. Должно быть, она была очень убедительна, играя роль гордой и независимой амазонки.
Мэриан огляделась по сторонам, наблюдая за оживлением, царящим на узких улочках Кальяри. Рынок примыкал к району доков. Здесь нашли себе пристанище все: начиная от нищих и рыбаков, торгующих еще живой рыбой и лангустами до продавцов украшений и торговцев тканями. Мэриан прошлась вдоль рядов, прицениваясь и присматриваясь к экзотическим товарам, выставленным на продажу. Бойкие лоточники, торгующие вразнос местными деликатесами, во все горло расхваливали свои товары. Вездесущие мальчишки сновали под ногами, спеша стащить то, что плохо лежит.
Мэриан остановилась у витрины богатой лавки, разглядывая восхитительное платье из шелка насыщенного изумрудного оттенка с совершенно обворожительным декольте. В Ноттингеме у нее было почти такое же, только ярко-красное.
- Прекрасный выбор, леди Найтон, - раздалось над самым ухом, и Мэриан стремительно обернулась. Рядом стоял улыбающийся Себастьяно Галарди.
- Вы чуть было меня не напугали, - Мэриан недовольно сдвинула брови.
Купец покинул «Сан Сперансу» еще утром, распрощался с капитаном, перекинулся парой слов с Робином и удалился, забрав с собой всех своих людей и оставив на борту Карло. Ей это не особенно понравилось, как и взгляд, которым он сейчас смотрел на нее.
- Простите, я не хотел напугать, - купец галантно поклонился, - просто увидел вас и решил подойти.
- Как мило с вашей стороны, - Мэриан кивнула.
- Позвольте сделать вам небольшой подарок, синьорита, - в зеленых глазах Галарди мелькнула и погасла насмешливая искорка, - я вижу, платье вам понравилось. Разрешите мне сделать вам приятное и купить его для вас.
- Право, не стоит… - девушка продолжала испытывать некоторые сомнения.
- Я настаиваю. Это меньшее, из того, что я могу сделать, - Себастьяно Галарди распахнул перед ней дверь в лавку, приглашая зайти внутрь.
Торговец рассыпался в любезностях, едва узнав о цели визита. Мэриан сопроводили в примерочную комнату, где она с удовольствием стянула с себя старое платье и переоделась в новое. Хорошо, что рукава длинные и заужены книзу, это очень полезно, когда имеется необходимость спрятать что-нибудь. Например, небольшой сарацинский кинжал с искривленным лезвием.
Леди Найтон подняла голову, чтобы еще раз посмотреть на свое отражение в зеркале и вздрогнула, увидев за спиной Себастьяно Галарди. А тот обнял ее за плечи и попытался поцеловать в шею.
- Что вы себе позволяете?! – Мэриан вспыхнула от негодования и резко обернулась, стряхнув с себя руки Себастьяно. Тот насмешливо прищурился:
- Так вы предпочитаете графа Хантингтона? Или, быть может, вам нравится кто-то другой? – Галарди шагнул вперед, вновь приблизившись к Мэриан.
Она осторожно отступила назад, постаравшись сделать так, чтобы между ней и Галарди оказался дубовый стол, стоявший в центре комнаты. На всякий случай она приготовилась к активной обороне.
- Что вы имеете в виду? – Мэриан медленно обходила стол по кругу, так, чтобы расстояние между ней и Себастьяно не сокращалось.
- Возможно, вы предпочитаете сэра Гая?
Глаза леди Мэриан удивленно расширились.
- Не притворяйтесь, - Галарди снисходительно усмехнулся, - это вам не поможет. Я слышал, как вы упомянули его имя в разговоре с графом Хантингтоном.
Мэриан и Себастьяно медленно кружили по комнате, разделенные тяжелым дубовым столом, и не сводили друг с друга глаз.
Что делать? Закричать, позвать на помощь? Вряд ли хозяин лавки захочет помочь, а Робин далеко и не услышит. Почему именно тогда, когда он бывает нужен, его не оказывается рядом? Впрочем, она понимала, что несправедлива к нему. Не нужно было отказываться, когда он предложил сопровождать ее. Что ж, лучший способ защиты – это нападение.
Мэриан постаралась отвлечь Галарди:
- Вы говорите о Гае Гисборне?
- Именно о нем, - Себастьяно сплюнул, - из-за этого неблагодарного ублюдка я остался без обоих своих кораблей, потерял почти всю команду и чуть не лишился жизни.
- Что бы ни сделал сэр Гай, вы глубоко ошибаетесь, если думаете, что отомстите ему, причинив боль мне.
- Об этом позвольте судить мне, синьорита, - Себастьяно Галарди ухмыльнулся.
- Синьор Галарди! – Мэриан побледнела от гнева. – Вы же образованный человек, уважаемый купец, как вы можете так поступать?!
- Купец? – Себастьяно слегка приподнял бровь, - Нет, сударыня, я никогда не был купцом, вы глубоко заблуждаетесь.
Мэриан, кажется, начала кое-что понимать.
- Так вы пират!
- Я бриганте, синьорита, - Галарди изысканно поклонился, - «ловец удачи», если можно так выразиться. Подчинитесь, и я обещаю, ничего плохого с вами не произойдет.
- Ну, уж нет! – Мэриан схватила со стола блюдо, наполненное фруктами и запустила им в пирата.
Он уклонился, но секундного замешательства хватило, чтобы подскочить к двери и рвануть на себя ручку.
- Задержать ее! – команда прозвучало очень буднично, как будто негодяй был уверен, что ей никуда не деться.
Двое мужчин, из тех кого они спасли на галере, схватили ее под локти. Она попыталась вывернуться, но у нее ничего не вышло. Тогда она изо всей заехала пяткой в голень одного из пиратов, а затем от души наступила каблуком на ногу другого. Пират взвыл и даже слегка ослабил хватку. В это время Себастьяно Галарди размашисто ударил ее по щеке. Мэриан была уверена, что из глаз у нее посыпались искры.
- Напрасно вы сопротивляетесь, - пират приподнял ей подбородок и заглянул в глаза, - поймите, вы делаете себе только хуже.
- Мы спасли вам жизнь! – возмутилась леди Мэриан.
Галарди улыбнулся:
- Добро никогда не проходит безнаказанно, я сказал это еще в нашу первую встречу…
- Вы негодяй! Робин до вас доберется! Вы пожалеете, что не умерли на том корабле!
Бриганте устало вздохнул:
- Заткните ей рот. Я больше не могу выносить эти вопли.
Ей не только заткнули рот, но еще и закатали в ковер. В таком виде, перекинутая через плечо дюжего пирата, леди Мэриан покинула лавку, провожаемая усердными поклонами хозяина, которому строго-настрого было велено держать язык за зубами.


читать дальше

2010-06-13 в 19:48 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Хорошо хоть они быстро открыли свое истинное лицо...

2010-06-13 в 19:52 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Робииин! Ну как же можно девушку оставить в одиночестве!!! Черт, черт-черт, на самом интересном месте!!!!

Так, теперь главное чтобы пираты то Гая добрались. Он же кажется собрался Вейзи мстить. МОжет не дождатся. И придется бедной МЭриан и дальше путешествовать в ковре :(

2010-06-13 в 19:56 

Debes, ergo potes
Ну как же можно девушку оставить в одиночестве
:shuffle: Робин не виноват :) так получилось

2010-06-13 в 20:06 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Merelena Виноват! Еще как виноват! Отпустил одну в незнакомом городе! Хоть бы кого из ребят приставил! Вот какой он после этого лидер? Да ему кошку доверить нельзя! *уходит бурчать себе под нос*

2010-06-14 в 21:12 

Debes, ergo potes
читать дальше

***

- Хорошо сидим! – Алан опрокинул в рот очередную, уже третью по счету кружку местного пойла, блаженно вытянул ноги и с чувством икнул. Нужно сказать, кружка была отнюдь не маленькой, а подносимый напиток довольно крепкий. Мач, не так давно ратовавший за продолжение обзорной экскурсии по городу, согласно закивал в ответ.
Маленький Джон увлеченно пялился в свой стакан, но при этом только слепой не заметил бы взгляды, которые он украдкой бросал на пухлую рыжую девицу, разносящую клиентам еду и напитки.
Локсли оглядел свою довольную жизнью команду и уныло подпер кулаком подбородок. Рядом стояла совершенно нетронутая кружка.
- Робин, если тебе не нравится, тогда давай я выпью, - Мач с надеждой посмотрел на графа Хантингтонского.
- Пей, если хочешь, - Локсли подтолкнул кружку оруженосцу, - а я пойду, поищу Мэриан. Зря я позволил ей идти одной.
- Она же Ночной Дозорный, - благодушно заметил Алан. – Что с ней может тут случиться?
- Угу, - Мач поддержал товарища, - тут все такие приветливые! – он бросил мечтательный взгляд на пухленькую рыжеволосую подавальщицу, перехватил скабрезную улыбочку сидящего поблизости беззубого матроса и поспешно отвернулся. - Хотя может ты и прав… - задумчиво протянул он.
- Вы оставайтесь, а я пойду, - Робин направился к выходу, - Нужно удостовериться, что с ней все в порядке.
И пусть потом леди Мэриан настучит ему по башке за то, что он ей не доверяет, шпионит и вообще считает неспособной за себя постоять.
- Робин! Погоди я с тобой, - верный Мач как обычно увязался следом.

Робин и Мач прошлись вдоль рядов, ища в толпе знакомую фигуру, но Мэриан нигде не было видно. Зато они нос к носу столкнулись с Себастьяно Галарди, выходящим из лавки портного. Перед купцом шли двое его людей, один из которых тащил на плече небрежно скатанный ковер.
Завидев Робина, купец остановился:
- Кого-то потеряли, граф?
Почему-то Робину показалось, что Галарди насмешливо взглянул на него.
- Да, - он кивнул, - я ищу леди Найтон. Она должна быть где-то здесь.
- Сожалею, я ее не повстречал, - Себастьяно развел руками, - когда увидите, передавайте синьорите мое глубочайшее почтение.
- Да, конечно, - Робин рассеянно кивнул.
Галарди удалился, а граф Хантингтон проводил его взглядом, мимолетно удивившись, зачем купцу понадобился ковер, ведь он же говорил, что собственного дома в Кальяри у него нет. Они еще раз обошли рынок, но Мэриан нигде не обнаружилась.
- Может быть, мы зря волнуемся, Робин? – Мач с надежной поглядел на командира. – И она уже возвратилась на «Сан Сперенсу»?
Робин Локсли кивнул:
- Нужно это проверить.
Граф Хантингтон поднялся на борт и постучал в дверь каюты леди Мэриан. Никто не ответил. Он толкнул дверь, каюта оказалась не заперта, но в ней никого не было. Было очевидно, что случилось нечто из ряда вон выходящее, но он все же решил спуститься на нижнюю палубу, лелея призрачную надежду, что Мэриан может находиться там.
Разумеется, внизу оказался только Карло. Робин Локсли тяжело вздохнул и, обращаясь сам к себе, произнес:
- Ну и куда же она могла подеваться?
На Карло он почти не обращал внимания, как если бы тот был предметом обстановки. Но на этот раз парень его удивил.
- Они ушли? – широко раскрыв глаза, шепотом спросил он.
Мач разинул рот от удивления.
- Кто они? – граф Хантингтон слегка опешил, поскольку до настоящего момента Карло вел себя не разумнее овоща, лежащего на грядке.
- Синьор Галарди и его люди… - парень испуганно оглянулся, произнося имя своего бывшего хозяина.
- Да. Они ушли, - Робин недоуменно нахмурился, - А почему ты спрашиваешь?
- Это хорошо, - Карло облегченно вздохнул. – Я боялся, что они заберут меня с собой, если узнают, что в голове у меня прояснилось.
- И давно ты притворяешься? - Мач подозрительно прищурился.
- Уже дней шесть, - доверительно сообщил Карло.
- Ты не хотел, чтобы они забрали тебя с собой… - повторил Робин Локсли. – О, Боже! – граф Хантингтон резко выдохнул. Внезапно все встало на свои места: и странное отсутствие следов борьбы на палубе галеры – так не бывает, когда судно берут на абордаж и команда отчаянно защищается… и повешенные на реях, и даже связка ключей, висящая на кинжале, воткнутом в переборку.
- Так это была казнь… - прошептал он. – Мы освободили пиратов…
Карло виновато поглядел на графа Хантингтонского:
- Я боялся говорить и боялся, что синьор Галарди узнает про меня. Я ведь обманул его, когда говорил про галеры генуэзцев… Тогда бы мне не жить… А я решил, что стану честным человеком, как мой отец…
Галарди! Робин Локсли застонал от отчаяния, вспомнив взгляды, которые спасенный якобы купец, бросал на Мэриан. И этот ковер…
Робин хорошенько встряхнул Карло:
- Ты знаешь, где искать логово Галарди?! Говори немедленно!
Парень испуганно сжался. Робин устыдился своего порыва.
- Мне нужно знать, чтобы спасти леди Найтон, - уже мягче проговорил он.
В глазах Карло зажглось понимание:
- Он ее украл? Она очень красивая и была ко мне так добра… - парень мечтательно захлопал ресницами.
- Да, да, конечно, - Робин нетерпеливо нахмурился, - так ты знаешь, где искать Галарди?
- По-моему знаю, - Карло неуверенно посмотрел на Робина, - Я был там всего пару раз. Но я постараюсь найти. Не хочу, чтобы он с ней дурно обошелся…
- Ну, так вставай скорее, и пойдем, - Робин подтолкнул парня к выходу и перекинул через плечо лук и колчан со стрелами. Вот уж никогда бы не подумал, что они пригодятся посреди Средиземного моря.

2010-06-14 в 21:15 

Debes, ergo potes
***

- Галарди сделал что?! – хмель моментально выветрился. Алан, как и Маленький Джон потрясенно уставился на Робина.
- А ты уверен, что мы можем доверять этому… - бывший шпион выразительно посмотрел на Карло.
- Нам придется ему поверить, потому что он наша единственная надежда найти Мэриан.

Но для начала они все же заглянули в лавку, из которой вышел Галарди со своими людьми.
Испуганный торговец сначала запирался и все отрицал, но затем все же сдался и начал говорить. Мач, обнаруживший в корзине для грязного белья платье Мэриан, подозрительно уставился на хозяина лавки:
- Говори, что ты с ней сделал!
- Я ничего не делал! – запротестовал торговец и смолк, наткнувшись на тяжелый взгляд графа Хантингтона.
- Честное слово! Я не хотел, чтобы с девушкой приключилось что-то плохое! Поверьте! У меня самого семья и три дочери. Как я мог желать дурного?!
- Говори, что произошло! – Робин дал знак Мачу, чтобы тот не слишком наседал на торговца.
- Синьорита зашла с синьором, чтобы купить купить платье, - совершенно честно поведал хозяин лавки, - очень хорошее платье! Можете поверить! У меня весь товар отменного качества…
- Ближе к делу, - Робин Локсли был совсем не настроен слушать восторженные отзывы о товарах, предлагаемых на продажу.
- Синьорита примеряла платье, - торговец распахнул дверь, демонстрируя примерочную. – Потом туда вошел синьор, а у двери встали два его человека. Я ничего не мог сделать!
Граф Хантингтон кивнул:
- Хорошо. Я тебе верю. Что было дальше?
- Потом они поссорились, и синьорита запустила в него подносом. Она хотела выбежать наружу, но у нее ничего не получилось. Они заткнули ей рот, а потом закатали в ковер. Но я ни в чем не виноват!
Хозяин лавки жалобно посмотрел на Маленького Джона, должно быть, подумал, что тот может ему посочувствовать:
- Хороший был ковер, синьор! Совсем новый…
- Так значит, она была жива, когда они это сделали? – ответа на этот вопрос Робин Локсли боялся больше всего.
- Разумеется! – глаза торговца расширились, - Синьор вовсе не хотел ее убивать. Конечно, она жива!
- И, конечно, ты не знаешь, куда они пошли?
- Нет, синьор, не знаю…
Почему-то этот ответ совсем его не удивил.

***

- Хорошо, Карло, показывай, где находится то место.
Это было ужасно, но Робин Локсли отчетливо понимал, что вся их надежда теперь была на молодого пирата. Странно как это ходячее недоразумение вообще умудрилось примкнуть к разбойникам.
Карло привел их в отдаленный район города, лежащий за пределами новых городских стен. Кальяри – город на холмах и они стояли у подножия одного из них.
- Это Тувижедду, - пояснил Карло, - здесь расположены городские катакомбы, а в них склепы.
- Галарди устроил себе убежище на кладбище? – Робин внимательно посмотрел на парня. Кажется, Карло говорил правду.
- Здесь спокойно, - пояснил бывший пират, - местные сюда не часто приходят. А катакомбы очень большие. Здесь полно места. Не уверен, что смогу отыскать, где расположился синьор Галарди.
- Тссс! – граф Хантингтон заставил парня замолкнуть. – Кто-то идет!
Все затихли и прижались к земле, наблюдая за подошедшими. Это действительно оказались пираты – трое из тех, кого они освободили на галерах.
- Схватим их? – предложил Маленький Джон.
- Нет, - Робин отрицательно покачал головой, - они приведут нас к Галарди и к Мэриан.
Они подождали, пока пираты скроются в одном из проходов, ведущих вглубь холма, а затем осторожно двинулись следом.

***

Дверь за человеком Галарди, который притащил ее сюда и вытряхнул из пыльного половика, захлопнулась и Мэриан осталась одна в комнате, освещенной лишь парой свечей, горящих в простом латунном подсвечнике. Нос ужасно чесался. Она вытащила изо рта кляп, поморщилась и чихнула, недобрым словом помянув день, когда ее понесло спасать черт-знает-кого с заброшенной галеры.
Леди Найтон была ужасно зла и чуточку напугана, но признаваться в этом не хотелось даже себе. Поэтому она решила, что будет полезнее еще чуть-чуть разозлиться.
Мало того, что ее унизили, схватили, похитили, засунули в рот кляп, так еще и закатали в ковер и попортили совершенно новое платье! Мэриан стряхнула пыль с подола и огляделась. Галарди был так в себе уверен, что ее даже не связывали, а просто оставили одну в запертой на ключ комнате.
Она прошлась взад и вперед и заглянула в замочную скважину. Разумеется, ничего путного снаружи разглядеть не удалось. Все повторяется. Не так давно она сидела примерно в таком же подвале. Сейчас, с одной стороны, дела вроде бы обстояли немного лучше, и на ней не было наручников. С другой стороны, тогда среди ее тюремщиков был Гисборн, и она знала, чего может от него ожидать. Сейчас сэра Гая поблизости не было, и чего ждать от Себастьяно Галарди она не представляла. Вернее, совсем даже наоборот, представляла, и от этого делалось страшно.
Мэриан коснулась кинжала, спрятанного в рукаве. Значит она не ошиблась, и это был тот самый кинжал… Галарди что-то говорил о Гае и, кажется, был на него очень зол. Как они вообще могли встретиться? Это оставалось для нее загадкой.
Она вытащила из прически шпильку и поковырялась ею в замке. Жаль, что она так и не научилась открывать замки с помощью отмычки. Нужно будет как-нибудь попросить Алана. Он покажет. Мэриан хмыкнула. Выходит так, что она даже не сомневалась в том, что вернется обратно. Иначе просто не могло быть! Леди Найтон прогнала прочь дурные предчувствия и решительно настроилась на благоприятный исход.
Так она просидела довольно долго, судя по тому, что толстые свечи почти полностью оплавились и от них остались лишь крохотные чадящие огарки. Затем ключ в замке повернулся.
Мэриан напряглась, следя за Себастьяно Галарди, который зашел внутрь и оставил дверь за собой полуоткрытой. Странно, он принес с собой факел, а коридоре позади него было совсем темно. Что это за место и куда ее притащили? Мэриан выжидающе смотрела на пирата.
- Вам же интересно для чего я пришел, - Галарди воткнул факел в подставку и с улыбкой перевел взгляд на девушку.
Видимо решил изобразить из себя галантного кавалера, решила Мэриан и безразличным тоном ответила:
- Полагаю, вы скажете сами, раз уж это вы пришли ко мне, а не я к вам, - она хмуро взглянула на своего похитителя.
- А я понимаю, почему граф Хантингтон потерял от вас голову, - Себастьяно Галарди усмехнулся, - в вас столько жизни, леди Найтон. Это всегда так привлекает мужчин…
- Возможно, - Мэриан покосилась на пирата, - Вам лучше знать.
Что за странный разговор он затеял?
Галарди приблизился на шаг, не сводя с нее глаз. Мэрион незаметно вытащила кинжал из рукава и спрятала в ладони.
- Мне кажется, ваша совместная жизнь с графом Хантингтоном, будет удручающе правильной, предсказуемой и ужасно скучной… Разумеется, в том случае, если вы примете его предложение, - пират насмешливо заглянул ей в глаза. – Он ведь сделал вам предложение, не правда ли?
Вопрос был риторическим и не нуждался в ответе, но она, тем не менее, ответила:
- Да. Сделал.
- Вот видите! - Мэриан поняла, что над ней смеются. – Очень предсказуемо.
Теперь он стоял совсем близко. Леди Найтон заворожено смотрела в зеленые глаза, пытаясь избавиться от наваждения. Глубокий голос мягко вещал:
- Вам нужен совсем другой человек. Такой, рядом с которым вы ощущали бы себя живой…
Он положил руки ей на талию и привлек к себе...
И тут наваждение исчезло. Мэриан зажмурилась и тряхнула головой. Перед ней стоял всего лишь Себастьяно Галарди – человек, который ударил ее, закатал в ковер и похитил.
- Не смейте ко мне прикасаться! – негодующе прошипела леди Найтон и попыталась оттолкнуть от себя пирата. Тот лишь рассмеялся и еще теснее прижал ее к себе.
И тогда Мэриан ударила его рукой, в которой был зажат кривой сарацинский кинжал. Клинок скользнул по диагонали, рассекая лицо и шею. Галарди вскрикнул и отшатнулся, зажимая рукой ужасную рану. Она ударила снова, на этот раз удар пришелся в правый бок и пират рухнул на колени.
Мэриан отступила назад. В подсвечнике догорали оплавленные свечи. Факел потрескивал на стене. Она выдернула его из подставки и выскочила в раскрытую дверь. Странное место… Длинные коридоры из белого пористого известняка, перемежающиеся анфиладами темных залов, резкие повороты, заканчивающиеся тупиками, ниши в стенах – а в них чьи-то гробницы. Должно быть, это и есть те самые катакомбы, о которых с утра говорил капитан Кальгари. Хотелось бы найти отсюда выход до того как факел не погас окончательно…

2010-06-14 в 21:15 

Debes, ergo potes
***

Робин осторожно следовал за тройкой пиратов, которые уверенно шли вперед по темным коридорам, освещая дорогу факелами. Остальные члены команды следовали за ним. Это, конечно, не Шервуд, но события разворачивались до боли знакомо. Один из пиратов остановился перед слегка приоткрытой дверью и осторожно постучал:
- Синьор Галарди! Вы здесь? – очевидно пират не был уверен в том стоит ли тревожить своего господина.
Робин выглянул из-за угла, стараясь лучше разглядеть происходящее. В это время кто-то наступил на кусок известняка, валявшегося под ногами. Камень с хрустом рассыпался и пираты, стоявшие перед дверью, встревоженно обернулись.
- Кто тут? – двое из них оказались на редкость бдительными и решили проверить, откуда исходил шум.
Одного Робин левой рукой схватил за ворот рубахи и притянул к себе, в то время как удар правой оглушил пирата и тот, коротко вскрикнув, повалился на землю. Второго Маленький Джон быстро и аккуратно обработал своей любимой дубинкой, факел выпал из рук разбойника и покатился по земле.
Последний оставшийся пират чуть отступил назад:
- Даниель! Адриано! – позвал он, подозрительно косясь в темный проход.
Скрываться далее не было особого смысла и граф Хантингтон, а вслед за ним и остальные вышли на середину коридора, Пират попятился назад.
- Стой, где стоишь, иначе я выстрелю, - предупредил Робин. - Где Галарди и девушка?
- Должны были быть здесь, - пират кивнул в сторону приоткрытой двери, развернулся и бросился бежать.
Робин быстро натянул лук и выстрелил. Стрела попала в ягодицу убегающему, тот повалился на землю и разразился потоком ругательств на итальянском.
- Я же предупреждал… - Локсли пожал плечами, - По крайней мере, ранение не смертельное…
- Робин, тут никого нет, - Алан заглянул в комнату и вернулся назад. – Там кровь на полу…
Маленький Джон, педантично связывавший лежащих на земле пиратов, озабоченно нахмурился. Робин вошел в комнату. На полу лежал злополучный ковер, в центре которого отчетливо виднелось кровавое пятно. И больше ничего… Возможно Мэриан удалось выбраться… Он вышел в коридор и изо всех сил крикнул:
- Мэриан!

***

«Мэриан!»
Звук этого голоса звучал как музыка. Девушка остановилось и прислушалась.
- Мэриан! – крик повторился.
- Робин! – она с энтузиазмом откликнулась. – Я здесь!
- Мэриан! Мы идем!
- Робин! – леди Найтон с восторгом повисла на шее графа Хантингтона.
- Все хорошо? – он осторожно погладил ее по волосам и заглянул в лицо.
- Кажется, да, - Мэриан подозрительно хлюпнула носом и улыбнулась.
- Ты меня простишь? – Робин виновато посмотрел на нее.
- Уже простила, - глаза защипало, должно быть от пыли…
- А что Галарди? Мы видели кровь в комнате на ковре…
- Не знаю, - Мэриан посмотрела на свою испачканную в крови руку, все еще сжимавшую сарацинский кинжал, - я его ранила…
- Надеюсь, что смертельно, - прокомментировал Мач.
- Туда ему самая дорога, - согласился Алан.
- Пойдем, нужно отсюда выбираться, - Робин Локсли взял леди Найтон за руку. Сопротивляться она не стала.

Вечерело. Высокие кипарисы, обдуваемые теплым южным ветерком, тихо шелестели ветвями. Холм Тувижедду выглядел удивительно красиво на фоне нежно-розовеющего закатного неба.
- А где Карло? – неожиданно громко удивился Мач.
Все переглянулись.
- Вот ведь маленький крысеныш, - Джон беспомощно развел руками. – Все-таки сбежал.

2010-06-14 в 21:21 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Фуф... ну Мэриан все же молодчина!
Карло неужели все же убили? Жалко!

2010-06-14 в 21:26 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Гип-гип-ура! Мэриан сама спаслась! Настоящая англичанка :) Не ждет милостей от мужчин, а действует и весьма успешно :)

:vo:

2010-06-14 в 21:31 

Debes, ergo potes
Карло неужели все же убили? Жалко! Да нет, не думаю :) По-моему он просто сделал ноги...

2010-06-14 в 21:34 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Merelena
А, ну если сбежал, то и хорошо, может теперь станет честным рыбаком, самое ему занятие:)

2010-06-22 в 11:18 

Contessina
Sub rosa
*наконец-то утащила читать* Люблю безобразия приключения и пиратов!:crzjump:

2010-06-22 в 13:55 

Debes, ergo potes
Contessina :-D

2010-07-16 в 20:55 

Nefer-Ra
R.I.P. your mind
Очень хочется продолжения.

2010-07-16 в 20:58 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Ой, я увидела коммент и понадеялась, что это продолжение:((
Действительно, автор обещал по масштабам "Войну и мир" - ждем!

2010-07-16 в 21:06 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Nefer-Ra +1.

Автор, не покидай читателей.

2010-07-16 в 22:35 

Debes, ergo potes
:) Да вот, сижу - перечитываю написанное. Поскольку долго была в отъезде времени на сочинительство особо не было . Но кое-что есть.

2010-07-16 в 22:36 

Debes, ergo potes
Часть 3

Генуя

Ранним утром «Серкаторе» в полном парусном снаряжении торжественно вошел в Генуэзскую бухту, сопровождаемый эскортом почти двух десятков галер. Наблюдая с капитанского мостика за этим незабываемый зрелищем Чезаре улыбнулся:
- Вот уж не думал, что придется возвращаться домой в окружении почетного караула.
- Привыкай, - позлорадствовал де Сент. - Синьор Ансальдо прочит тебя себе на смену. Так что, скоро будешь командовать генуэзской флотилией.
- Типун тебе на язык, Тьери, - Чезаре вздохнул с преувеличенным трагизмом, - вообще-то, я планировал ближайшие лет десять-пятнадцать провести в свободном плавании. А ты говоришь - флотилия…
Диего де Хара, оперевшись на фальшборт, рассматривал город, живописно раскинувшийся у самой кромки воды на берегу Генуэзской залива. С севера, подступая почти вплотную к городским стенам, величественно вырастали склоны Апеннинских гор, а южной стороной Генуя глядела на море: десятки судов от маленьких рыбацких лодчонок до величественных нефов и смертоносных галер стояли у городских причалов или дожидались своей очереди на рейде.
Соседствуя с серыми кирпичными зданиями верфей, мраморные фасады и белоснежные колоннады богатых палаццо гордо отражались в голубоватых водах залива. От этого зрелища захватывало дух.
- Ты когда-нибудь бывал тут раньше, Гай? – Диего с наслаждением втянул соленый морской воздух к которому отчетливо примешивались терпкие ароматы большого портового города.
- Нет, - Гисборн отрицательно мотнул головой, - как-то не довелось.
- А для меня этот город стал почти родным, - испанец бросил задумчивый взгляд на улицы, погруженные в голубоватую предрассветную дымку. – В Вискайе тоже есть горы и море, хотя земли у нас побольше, - Диего улыбнулся, - а Генуя с самого основания жила только морем… Мне всегда нравилось сюда возвращаться…
- Возможно дело не столько в городе, сколько в людях, - предположил Гай, - Наверняка Дориа всегда рады тебя видеть.
Лорд Вискайя согласно кивнул:
- Это так. Хоть мы и не кровные родственники, но все равно почти как одна семья.
- Разумеется, - подтвердил Чезаре, от которого не укрылся этот разговор. – Разве друзья не становятся членами семьи? Кстати, - генуэзец придал своему лицу озабоченный вид, - дед приглашает вас троих и, разумеется, графиню, задержаться у нас хотя бы на пару-тройку недель. Что скажете?
- Как я понимаю, - де Сент усмехнулся, - возражений синьор Ансальдо не принимает?
- Само собой, - подтвердил истинный внук своего деда, - Какие могут быть возражения?!
Сэр Гай отвернулся, рассматривая неумолимо приближающийся берег. Дориа-младший подозрительно оглядел его:
- Отчего такой мрачный вид? Только не говори, что не можешь остаться!
- Я бы хотел, - произнес Гай и понял, что не солгал, - но не могу, я должен немедленно уехать.
А ведь, действительно, должен… Он обещал помешать Вэйзи. Нужно идти дальше ради Мэриан… и ради себя самого, как бы заманчиво ни звучало предложение.
- Ты не говорил, что куда-то спешишь, - Чезаре выглядел слегка обиженным.
- Не говорил, - согласился Гай, - до сих пор…
Дориа-младший вопросительно посмотрел на него:
- Хочешь сказать, что собрался уйти вот так просто, ничего не объяснив?
Гай перехватил озабоченный взгляд де Сента. Только лорд Вискайя, казалось, был абсолютно спокоен.
- Мне нужно быть в Бретони как можно скорее. Это все, что я могу сказать…
- Что ж, - Диего де Хара встретился взглядом с Гисборном, - Как бы то ни было, полагаю, ты вполне можешь задержаться еще на полдня, чтобы достойно отметить наше благополучное возвращение к цивилизации.
- Пожалуй, - сэр Гай криво усмехнулся, - на это времени хватит…

2010-07-16 в 22:41 

Debes, ergo potes
***
Посиделки в одном из портовых кабаков Генуи, грозили затянуться далеко за полночь.
- Ты, конечно, можешь упорствовать и дальше, - Чезаре Дориа все еще обижался, - Но, неужели, после всего через что нам вместе довелось пройти, мы не достойны твоего доверия?
Гисборн пожал плечами. От многолетней привычки не так легко отделаться. Он давно был один, привык к этому, и оставался вполне доволен своей жизнью. Если позади никто не стоит, то некому и нанести удар в спину.
- Я должен уладить одно дело… Личное…
Тьери де Сент подозвал трактирщика и заказал еще вина. Диего с меланхолическим выражением лица наблюдал за симпатичной служанкой в белоснежном переднике, разносящей посетителям их заказы. Чезаре сосредоточенно уставился в свою кружку. И что, скажите на милость, там можно так усердно рассматривать? Утонувшая муха явно не стоила такого пристального внимания.
Рыцарь усмехнулся. В подавляющем большинстве случаев Гаю Гисборну было наплевать, что о нем думают другие. Лишь бы проявляли должное уважение. Так было, но только не сейчас. В данный момент ему не хотелось, чтобы де Сент, Диего или Чезаре из третьих рук узнали правду о том, кем на самом деле он является. В последнее время в голову часто лезли какие-то странные мысли, и иногда он даже прислушивался к ним.
К дьяволу! Он рискнет и будь, что будет. Но начинать придется издалека:
- Полагаю, не только я один слышал сегодня разговоры о смерти короля Ричарда?
- Слух идет, - подтвердил де Сент, озадаченно взглянув на Гисборна, - Но ведь это только слух?
- Не только, Тьери. Ричард умер в Святой Земле.
- Умер или был убит? – переспросил де Сент, на лице которого появилось не свойственное ему жесткое выражение.
- Умер, - твердо повторил Гай, выдержав пристальный взгляд графа, - Король умер, но не это главное, - теперь осталось произнести остальное и выдать себя. - Главное то, что он успел составить завещание и назначить наследника.
- Кого? – должно быть это сказал Диего.
- Своего племянника – Артура.
- Не принца Джона? – Чезаре изумленно присвистнул.
- Откуда тебе это известно, Гай? – тихо спросил де Сент.
Что ж, Гисборн, тебе не привыкать видеть как люди презрительно от тебя отворачиваются. Де Сент будет одним из многих. Предсказуемо, хотя и немного обидно…
- Я был среди тех, кто похитил завещание Ричарда. И одним из тех, кто участвовал в заговоре, организованном принцем Джоном. Я хотел убить короля.
Граф де Сент начал медленно подниматься из-за стола, но был остановлен Диего, который недрогнувшей рукой усадил родича на место:
- Погоди, Тьери, наверняка Гай хотел нам сказать что-то еще.
Гисборн благодарно кивнул, это был не первый случай, когда испанец выручал его.
- Да, я был среди заговорщиков, - рыцарь бросил быстрый взгляд на графа, лицо которого превратилось в каменную маску, - Не собираюсь за это оправдываться или просить прощения. Скажу лишь, что теперь моя цель не дать им похитить мальчишку.
- Люди принца Джона хотят захватить наследника? – переспросил Диего де Хара.
- По крайней мере, таков был первоначальный план, - подтвердил Гай и продолжил, -Заговор возглавляет барон Вэйзи. Он служит принцу Джону, но верен только себе. В любом случае, жизнь Артура Плантагенета будет в опасности, пока за ним охотится шериф Ноттингемский.
- Вэйзи – твой прежний хозяин? – спросил испанец.
Гисборн кивнул в ответ.
- И что ты планировал с этим делать?
- Мне нужно добраться в Витрэ раньше шерифа и предупредить герцогиню Бретонскую, если я опоздаю, то мальчишку придется отбивать силой.
- Силой?! – восхищенно присвистнул генуэзец, - Но ведь ты один?
Гай пожал плечами:
- Возможно, придется что-нибудь придумать на месте.
Чезаре Дориа лишь недоверчиво покачал головой.
- Если доставить мальчика и его мать под защиту Элеоноры Аквитанской, они будут в безопасности, - к де Сенту потихоньку возвращалось, свойственная ему уравновешенность.
- Гай, поклянись, что непричастен к смерти короля, - в серых глазах графа не было презрения, только усталость.
Гисборн криво усмехнулся - непросто разочаровываться в том, кого считал своим другом:
- Клянусь, если только моя клятва все еще что-то для тебя значит.
Граф вгляделся в лицо рыцаря и медленно кивнул:
- Я тебе верю.
- Вот и отлично, - Диего плеснул вина в свой бокал. - А теперь, когда мы разобрались с главным, можно, наконец, приступить к обсуждению деталей.
- Витрэ… - озабоченно протянул Чезаре, - Это довольно далеко от Генуи. Будет значительно ближе, если добираться туда из Марселя.
- А мы изрядно поиздержались, - кивнул Диего де Хара, критически осматривая свой тощий кошелек, принадлежащий к тому же Ансальдо Дориа, - Но, полагаю, банк Генуи охотно ссудит герцога Вискайя.
- Тебя ссудит не банк, а семейство Дориа, - Чезаре укоризненно посмотрел на испанца.
- Вы хотите пойти со мной? – Гай удивленно воззрился на решительно настроенных спутников.
- Безусловно. Это наш долг, - испанец ловко подцепил стилетом маринованную маслину и отправил в рот. – И кто кроме нас удержит тебя от явных безумств?
- Кто бы говорил, - Чезаре нарочито громко вздохнул, - за тобой самим присматривать надо.
- Как вассал герцогини Аквитанской, я просто обязан вас сопровождать, - де Сент наконец-то улыбнулся, - Кроме того, могу представить, как ты будешь выглядеть, ворвавшись в покои герцогини Бретонской с требованием немедленно предоставить тебе ее сына. Мне бы очень не хотелось видеть тебя повешенным, Гай.
- И, ради всего святого, Гисборн, - добавил лорд Вискайя, - Не рассказывайте каждому встречному, что вы участвовали в заговоре. Это может плохо кончиться.
Ответных слов не находилось, поэтому сэр Гай просто наполнил стоявший перед ним бокал и залпом осушил его, предварительно чокнувшись с бутылкой.
- Вот это правильно, - одобрил, присоединяясь к нему, Диего де Хара, - Хотя, если бы вы знали, какое вино делают у нас в Вискайе…

2010-07-16 в 22:47 

Debes, ergo potes
***
Семейный совет закончился. Все было обсуждено и оговорено. Они отправляются в Марсель с приливом. И их по-прежнему четверо… Бьянка отпустила мужа и согласилась остаться в Генуе.
- Сэр Гай, я хотел бы переговорить с вами, - Дориа-старший остановил Гисборна, который уже собирался вместе со всеми покинуть гостиную в родовом палаццо Дориа.
Оставшись с гостем наедине, почтенный патриарх, сохранявший до этого полное спокойствие, наконец-то взорвался. И это больше соответствовало его темпераменту:
- Неслыханное ребячество! Полнейшее безумие! – Ансальдо Дориа распахнул окно, словно ему не хватало воздуха, и недоверчиво покачал головой, как будто до сих пор не до конца верил услышанному. Очевидно, патриарх мог добавить от себя еще немало интересного, но, взглянув на застывшую физиономию гостя, лишь в сердцах махнул рукой. – Хорошо хоть у вас достало здравого смысла не хранить все в тайне…
- Вот это, как раз я и считал безумием, - пробормотал Гисборн.
- Не говорите глупостей, сэр Гай, - старик нахмурился. – То о чем вы рассказали – отнюдь не ваше личное дело, какие бы мотивы вами не двигали. Речь идет об английском престолонаследии. На кону стоят судьбы многих…
- Полагаю, вы меня плохо знаете, сударь, если считаете, что жизни незнакомых людей хоть сколько-то меня волнуют.
Дориа-старший испытующе посмотрел на Гисборна, стараясь понять, насколько его слова соответствуют действительности.
- Хорошо, - он кивнул, - а как быть с теми, кому вы не безразличны и кто небезразличен вам. На них, надеюсь, вам не наплевать?
Гай вздохнул и посмотрел в выцветшие серые глаза:
- Я думал, мне все равно… Оказалось, что нет… Потому и рассказал обо всем.
- Хоть что-то для начала, - Ансальдо Дориа усмехнулся, - полагаю, могло быть и хуже.
- Я пойму, если вы больше не захотите видеть меня в своем доме, - Гисборн вежливо поклонился, скрывая злость и усталость. Все эти признания и откровения порядком изматывали.
- Не говорите, ерунды, сэр Гай, - Дориа-старший нахмурился, разглядывая непонятливого собеседника. – Вы по-прежнему желанный гость в этом доме. Надеюсь, так будет и впредь.
- Почту это за честь…
Патриарх счел уместным пояснить свое решение:
– Я привык судить о людях по их делам. Насколько я знаю, с того момента, как вы повстречались с Чезаре, ваши поступки были достойны уважения.
- Рад, что не разочаровал вас… - не сумев сдержаться, пробормотал Гай.
- Можете огрызаться, сколько угодно, молодой человек, если вам от этого легче, - усмехнулся старик.
Гай удивленно захлопал ресницами. Столь откровенно с ним мог бы говорить Вэйзи, но в исполнении шерифа Ноттингемского эта фраза прозвучала бы как издевка.
- Идите за мной, - Ансальдо распахнул дверь и сделал приглашающий жест. Гисборн последовал за генуэзцем, стараясь ничем не выдать своего недоумения. Хозяин дома, провел гостя через анфилады многочисленных комнат и остановился перед запертой дверью.
- Моя коллекция. Я собирал ее почти полвека, - гордо произнес Дориа-старший, пропуская Гая вперед, - думаю, вам будет интересно.
Гисборн пожал плечами, шагнул внутрь и застыл на пороге. Ансальдо понимающе хмыкнул, прошел в зал и отдернул с окна плотные бархатные портьеры. Комната наполнилась светом, в лучах которого заплясал хоровод пылинок.
Это был самый невероятный арсенал, который когда-либо ему доводилось видеть. А повидал он немало.
- Хочу вам кое-что показать, - Ансальдо Дориа поманил Гисборна к себе. Сэр Гай оторвался от созерцания великолепной коллекции индийских кинжалов и подошел к старику. Тот снял со стены меч-бастард в простых ножнах из черной кожи и протянул Гисборну.
- Выньте…
Меч легко скользнул наружу, словно уже давно просился на свободу. Обтянутая шершавой кожей рукоять удобно легла в ладонь. Гай сделал пару пробных взмахов, оценив превосходный баланс, затем поднес лезвие поближе, рассматривая затейливый узор, испещрявший отливающую тусклым серебром поверхность клинка.
- Попробуйте согнуть, - с улыбкой подсказал Ансальдо Дориа.
Гай огляделся в поисках подходящего упора, подошел к деревянной двери, приставил к ней острие клинка и осторожно надавил. Лезвие упруго прогнулось, почти свернувшись в кольцо, и со свистом распрямилось, стоило оторвать острие от упора.
- Толедский клинок, - прокомментировал Дориа-старший. – Испанцы знают толк в оружии.
- Несомненно, - согласился Гисборн.
- Я хотел бы подарить этот меч вам, сэр Гай, - генуэзца несколько позабавило недоверчивое выражение, появившееся на лице гостя.
- Я не могу его принять, - Гай с некоторым сожалением вернул клинок в ножны. Было жаль расставаться с таким превосходным оружием, - Это слишком дорогой подарок, синьор Дориа, а я и так многим вам обязан.
- Глупости, молодой человек, - Дориа-старший громогласно фыркнул, - разумеется, вы его примите.
Никто, кроме Ансальдо Дориа, не обращался к нему подобным образом, но произнесенное устами генуэзского патриция, обращение «молодой человек» не казалось оскорбительным.
- Считайте это еще одной причудой старика. Мне будет приятно, если мой меч послужит достойному делу, - Ансальдо улыбнулся. – Думаю, пришла пора стряхнуть с него пыль.
- Вы могли бы подарить его Чезаре, - возразил Гисборн.
- У внука другие игрушки, - Дориа-старший подмигнул Гаю, в точности так же, как это проделывал Чезаре, - Парень не может жить без моря. В этом мы с ним похожи. Так что, думаю, я подыскал нужного владельца.
- Я буду его беречь, - пообещал Гай, принимая подарок.
- Разумеется, будете, - согласился синьор Ансальдо.

2010-07-17 в 21:21 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Наконец-то Гаю повезло с людьми! Вообще его огромная проблема - он совсем не умеет выбирать людей, с которыми общаться. Хорошо, что на этот раз ему и выбирать не пришлось, судьба сама свела.

2010-07-18 в 20:08 

Debes, ergo potes
читать дальше

Марсель

Надоедливая муха противно жужжала над ухом, одним лишь своим присутствием напоминая о нанесенном оскорблении. Всю дорогу от побережья Тирренского моря до берегов Лионского залива шериф Ноттингенский старательно подавлял в себе ярость и раздражение. В меру сил, разумеется. Неблагоразумно было бы выказывать свое недовольство синьору Панзони или его наглому родичу капитану Трапани, бессовестно обобравшему до нитки терпящих бедствие путников.
Барон догадывался, что хитрый капитан и так держал курс на Марсель, и разыграл свой захватывающий спектакль исключительно ради гостей, чтобы создать хотя бы видимость приличия.
Стремление соблюсти приличия еще не доводило до добра ни одного мошенника. Кто может с уверенностью сказать, не покажет ли жертва зубы? На месте жадного гражданина Пизанской республики, барон Вэйзи основательно бы подумал, прежде чем оставлять на борту нагло обманутых пассажиров. У Кэнтона и его людей даже не отобрали оружие - настолько синьор Трапани был уверен в себе и своих наемниках.
Шериф Ноттингемский дождался, когда разморенная июльской жарой муха присядет на подлокотник кресла, осторожно приблизил раскрытую ладонь, стараясь не спугнуть насекомое, старательно вытиравшее лапками прозрачные слюдяные крылышки, и резко прихлопнул. Взлететь муха не успела. Барон удовлетворенно улыбнулся, осмотрев раздавленный трупик. Это, конечно, не канарейка, и даже не капитан Трапани, но всему свое время. Еще не вечер. В том смысле, что пока они не вошли в порт Марселя, не стоило вызывать подозрений, проявляя недовольство сверх необходимой меры.
Пусть почтенные синьоры и дальше пребывают в уверенности, что именно они контролируют ситуацию, тогда он и возьмет свое. Шериф Ноттингемский щелчком сбросил раздавленную муху с подлокотника и брезгливо поморщился. То же самое он проделает и с Луиджи Трапани, когда придет время…
В каюту заглянул Кэнтон, озабоченно покосился на барона, вальяжно развалившегося в кресле, и произнес:
- Марсель на горизонте, милорд.
Барон едва заметно улыбнулся: все-таки злосчастная муха была добрым предзнаменованием.
- Тебе удалось выяснить, где Трапани прячет деньги?
Рыцарь сделал кислую мину, явно давая понять, что роль соглядатая ему претит.
- Ну что еще такое? – Вэйзи насмешливо взглянул на подчиненного, - Хочешь сказать, что подглядывать за капитаном ниже твоего достоинства?
- Я солдат, а не шпион, сэр, - взбрыкнул Кэнтон.
- Я об этом напомню, когда мне в следующий раз понадобится твой меч, - ласково пообещал шериф Ноттингенский, - Ты хотя бы знаешь, где сейчас находится этот пройдоха?
- На капитанском мостике, милорд, - ответил подчиненный.
- Отлично, - барон потер ладони, - тогда постарайся, чтобы он оставался там как можно дольше. Надеюсь, это тебе по силам, Кэнтон?
- Я постараюсь, милорд.
- Да уж конечно, - саркастически заметил шериф, с усмешкой разглядывая рыцаря.

Что за убогая компания ему досталась? Все приходится делать самому. Шериф Ноттингемский, ловко орудуя стилетом, просунутым сквозь щель между рамами, приподнял щеколду на окне капитанской каюты. Дверь, разумеется, была заперта на ключ, а вот об окнах синьор Трапани опрометчиво не позаботился.
Просматривая ящики письменного стола, и роясь в капитанском секретере, барон предался ностальгическим воспоминаниям о прекрасно обустроенной сокровищнице Ноттингемского замка. Впрочем, это приятное воспоминание неизбежно потянуло за собой мысли о Локсли, которому, несмотря на все предпринятые меры предосторожности, удалось пробраться внутрь. Граф Хантингтон, вообще имел скверную привычку захаживать в замок как к себе домой.
Подобным безобразиям необходимо положить конец. Не забыть бы заняться этим по возвращении. Определенно, столь важные дела нельзя перепоручать подчиненным.
В одном из ящичков секретера обнаружилась миниатюра, изображающая полноватую даму, блиставшую перезрелыми красотами и несомненным фамильным сходством с синьором Панзони. Учитывая, что художник не мог не польстить модели, оставалось только догадываться, каков был оригинал в действительности. Поэтому барон не слишком удивился, наткнувшись в соседнем ящике на стопку писем, любовно перевязанных кружевной розовой ленточкой. Определенно, такие письма могла писать только любовница, иначе пришлось бы предположить что в Марселе прыткого капитана дожидается еще одна жена. Интересно, знает ли Панзони об амурных похождениях своего родича? Это было бы весьма занятно.
Между тем, ничего хотя бы отдаленно намекающего на присутствие в капитанской каюте золота, драгоценностей, а также столь любимого бароном инкрустированного бриллиантом зуба, обнаружить не удалось. Шериф Ноттингемский обвел тоскливым взглядом стены каюты, обшитые дорогими панелями из мореного дуба, и остановился напротив изображения богоматери с младенцем. Картина, водруженная на самом видном месте, наводила на определенные размышления. Если Луиджи Трапани и молится на ночь, то отнюдь не Деве Марии. Золотой Телец в пышном окладе смотрелся бы в каюте капитана гораздо органичнее.
Барон аккуратно отодвинул в сторону благолепное изображение и удовлетворенно кивнул. В стене обнаружилась аккуратная металлическая дверца, разумеется, запертая. Что ж, сейф найден, полдела сделано, осталось только заполучить ключ и освободить синьора Трапани от его сокровищ. Логично было бы предположить, что ключи от сейфа капитан держит при себе. Глупо оставлять где-то столь важную вещь, и тем более доверять её кому-то другому. Следовательно, нужно дождаться, когда означенный синьор потеряет бдительность и останется один. Некоторые затруднения составляло то, что пизанец постоянно находился в окружении своих людей, и застать его врасплох было довольно проблематично. Барон тонко улыбнулся, вспомнив о стопке надушенных писем, перевязанных ленточкой.
Корабельный колокол несколько раз звякнул, извещая о том, что они наконец-то прибыли в Марсель. Шериф Ноттингемский бережно водрузил картину на место и старательно уничтожил следы вторжения в частную жизнь капитана.

2010-07-18 в 20:17 

Debes, ergo potes
***

- Зачем мы остановились в этой дыре? – недовольный Кэнтон брезгливо смахнул на пол жирного черного таракана, нагло шевелившего усами в центре стола, заваленного грудой немытых тарелок. Таракан тяжело плюхнулся на пол, отчаянно перебирая лапками и, спустя мгновение, погиб, раздавленный подкованным каблуком рыцарского сапога.
- Затем, что отсюда прекрасно видны галеры синьора Трапани, - медленно, с расстановкой произнес барон, смирившись в мыслью, что ему приходится растолковывать подчиненному очевидное, - И когда он сойдет на берег, ты должен будешь за ним наблюдать. Мы должны знать, куда он пойдет. Понятно?
Подчиненный кивнул.

***

- Милорд! Мы проследили за капитаном.
Наконец-то хорошая новость после целого дня ожидания. Довольный шериф Ноттингемский поманил к себе Черного Рыцаря:
- Отлично! И где же он?
- Направился в центр и сейчас находится в особняке некоей особы, хорошо известной в определенных кругах.
- Кэнтон, - барон снисходительно улыбнулся, - Ты тоже пытаешься соблюсти приличия? Что это за особа?
Рыцарь залился краской:
- Местная шлюха, милорд. Но довольно высокооплачиваемая.
Барон потер ладони:
- Именно то, что нужно. Пойдем, Кэнтон, навестим синьора Луиджи.

***

Небольшой розовый особнячок, расположившийся в самом центре города, рядом со зданием ратуши, выглядел благопристойно и ухоженно. Шериф Ноттингемский пару раз ударил бронзовым молоточком о закрепленную на дверях металлическую пластину. Дверь открыла молоденькая круглолицая горничная, присевшая перед господами в почтительном реверансе:
- Мадам сейчас занята. Что будет угодно господам?
- Господам будет угодно пройти внутрь, - Вэйзи оттер девицу в сторону и вошел в дом. Следом за ним зашел Кэнтон и еще два Черных Рыцаря.
Оказавшись внутри, шериф Ноттингемский проворно направился к лестнице, ведущей в господские покои.
- Но у мадам сейчас гость! – воскликнула служанка.
- Ничего, - успокоил ее барон, - он нам не помешает.

***

Вытряхнутый из постели, возмущенный и одновременно напуганный пизанец являл собой довольно жалкое зрелище. Шериф Ноттингемский глумливо оскалился и позволил капитану натянуть штаны, поспешно выуженные горе-любовником из груды одежд в беспорядке разбросанных по комнате. Светловолосая куртизанка - не лишенная привлекательности особа, юность которой осталась довольно далеко позади, с интересом следила за происходящим, стратегически расположившись среди груды пуховых подушек, и даже не удосужилась как следует прикрыться простынкой.
- Что вы скажете теперь, синьор Трапани? – барон многозначительно улыбнулся, - Ваши люди далеко и не придут вам на помощь.
- Чего вы от меня хотите? – синьор Трапани, попытался собрать оставшиеся крупицы достоинства.
- Я хочу вернуть назад все свои деньги. Это же очевидно, - удивился шериф непонятливости собеседника.
- Я все отдам! Не сомневайтесь, - воскликнул капитан с некоторым облегчением.
- И все ВАШИ деньги, разумеется, - добавил Вэйзи, наблюдая за произведенным эффектом.
- Вы хотите меня ограбить! – возмутился пизанец.
- Не более чем вы хотели ограбить меня, - доверительно сообщил барон, удобно располагаясь в широком кресле, - Вы сами отдадите мне ключ от сейфа или нам придется применить силу?
- Какой ключ? – синьор Трапани попытался сделать вид, будто не понимает о чем идет речь. Это становилось скучно.
- Полагаю, ваш палец ужасно ноет, - шериф сокрушенно покачал головой.
- Какой палец? – не понял капитан.
Кэнтон, повинуясь едва заметному жесту барона, схватил левую руку жертвы. Хрустнула кость и пизанец взвыл от боли, с ужасом разглядывая покалеченную кисть.
- Да, именно этот, - кивнул Вэйзи, - Так что там с ключами от сейфа?
Трапани продолжал горестно всхлипывать.
- Перестаньте мяукать, капитан, - барон поморщился, - Заметьте, на вашей руке осталось еще четыре совершенно здоровых пальца.
Пизанец воспринял замечание как угрозу и испуганно попятился:
- Я все отдам! – воскликнул он, - Только не трогайте меня!
Синьор Луиджи поспешно отыскал среди разбросанных по комнате вещей объемистый замшевый кошель и дрожащими руками извлек оттуда небольшой латунный ключик.
- Отлично, - кивнул барон, поднеся к глазам вожделенную вещицу, - Надеюсь, он подойдет к замку.
Капитан закивал головой, всем своим видом показывая, что и не думал никого обманывать.
- А теперь вы сядете и напишите письмо вашему шурину синьору Панзони.
Луиджи Трапани недоуменно покосился на шерифа.
- Именно так, - подтвердил Вэйзи. – В письме вы попросите его воспользоваться ключом и принести сюда все, что находится в сейфе.
- Только не сюда! – обреченно пробормотал испуганный любовник.
Вэйзи поднял бровь:
- Что вам дороже, мой дорогой синьор, ваша жизнь или ваша репутация?
Кэнтон угрожающе надвинулся на пизанца.
- Хорошо, хорошо! Я напишу, - жалобно простонал тот, - Только пусть ваши люди не приближаются ко мне!
Шериф Ноттингемский понимающе улыбнулся и кивнул подчиненному.
Капитан взялся за перо, и некоторое время старательно выводил дрожащей рукой на листке пергамента слова под диктовку барона.
- Ну вот, стоило ли так переживать, - барон присыпал песком свеженаписанное послание и обратился к помощнику, - Кэнтон, вели привести ту идиотку, что открыла нам двери.
Когда служанку втолкнули в комнату, та присела в почтительном реверансе перед своей госпожой и нарочито скромно потупилась, взглянув на полуодетого синьора Трапани:
- Синьор Луиджи! Что они с вами сделали?! – это девица заметила распухшую руку, которую старательно нянчил капитан, – Вам очень больно?!
Синьор Трапани украдкой покосился на свою белокурую пассию, которая одарила горничную, а заодно и любовника испепеляющим взглядом васильковых глаз и сдвинула густо подведенные истолченной сажей брови:
- Ах ты мерзкая маленькая дрянь! – прошипела она.
- Толстая старая корова! – вызывающе вздернув подбородок, выпалила служанка.
- Убирайся отсюда! И не возвращайся! - госпожа запустила в горничную подушкой.
Та показала хозяйке язык:
- Пожалуйста, не очень-то и хотелось!
- Змея!
- Курица!
Сэр Кэнтон, как и прочие находящиеся в комнате Черные Рыцари с интересом наблюдали за перепалкой. Сцена грозила превратиться в цирковое представление, поэтому шериф Ноттингемский предпочел вмешаться:
- Дамы, к чему такой энтузиазм? – пропел шериф. - Такие страсти из-за столь жалкого субъекта!
- Он обещал на мне жениться! – молоденькая идиотка бросила победный взгляд на госпожу. – А с тобой он только проводил время!
- Дура! – коротко рассмеявшись, заявила хозяйка дома.
Синьор Трапани обреченно застонал.
- Как бы помягче выразиться, - барон взял девицу под локоть и отвел ее в сторонку. – Совсем не хочется вас расстраивать, мадемуазель, но, боюсь, синьор, на которого вы имеете столь далеко идущие планы, давно и безнадежно женат.
- Не может быть! – девица удивленно уставилась на Вэйзи.
- Увы, может, - скорбно поджав губы, изрек шериф Ноттингемский, - Синьор Панзони, его шурин, с удовольствием вам это подтвердит и даже покажет портрет почтенной синьоры Трапани.
- Я хочу с ним встретиться, - немного подумав, надула пухлые губки девица.
- Это наше общее желание, мадемуазель, - доверительно сообщил шериф Ноттингемский горничной марселькой куртизанки.
- И где же я его найду?
- Вас проводит мой человек, - барон кивнул на Черного Рыцаря, - Вы без лишнего шума вызовите синьора Панзони на улицу, сэр Кэнтон переговорит с ним, и вы вместе приведете его в этот дом. Вам все ясно, милочка?
Девица закивала. Барон подтолкнул ее к выходу и шепнул помощнику:
- Когда она приведет этого жирного недоумка к тебе, заставишь его прочитать записку. Надеюсь, ты будешь достаточно убедителен. Кроме того, - шериф многозначительно посмотрел на помощника, - Мне ведь не нужно объяснять, что ничего не должно пропасть?
- Можете быть спокойны, милорд, - заверил шерифа рыцарь.

***

Шериф Ноттингемский с нежностью погладил прозрачный камешек, лучисто искрившийся в солнечных лучах, вставил вновь обретенную драгоценность туда, где ей надлежало находиться, а именно в собственную челюсть, и прислушался к приглушенным звукам, доносящимся сверху. Нерасторопность помощника выводила из себя.
Через некоторое время возня наверху стихла и Кэнтон спустился вниз.
- Ну что? – поинтересовался барон, разглядывая мрачную физиономию своего нового помощника.
- Дело сделано, милорд, - лицо рыцаря вовсе не выглядело довольным.
- Надеюсь, ты понимаешь, что оставленные в живых свидетели могли нанести непоправимый вред нашему делу? – даже под убийство при необходимости можно подвести идеологическое основание.
Помощник нехотя кивнул.
- Теперь у нас есть деньги и мы можем продолжить начатое. Кроме того, припомни, как с нами обошлись Трапани и его родственник, - добавил барон и дружески похлопал рыцаря по плечу, давая понять, что тот мог бы иметь и более радостный вид.
Кэнтон натянуто улыбнулся и немного приободрился.

2010-07-18 в 20:24 

Debes, ergo potes
***

Вывеска над дверью гласила: «Петр Бернардоне и сын. Лучшее сукно из Умбрии». Это вполне им подходило. Шериф Ноттингемский энергично толкнул дверь и шагнул внутрь. Вслед за ним в лавку ввалился Кэнтон и еще пара рыцарей, служивших на подхвате.
Барон с удовлетворением оглядел полки, заваленные разноцветными тюками и прилавок, на котором красовались образцы изделий, поставляемых «Бернардоне & сын». У прилавка хлопотал, благообразный старичок, отмеряя что-то большой деревянной линейкой.
- Господин Бернардоне? – барон оценивающе оглядел старика и обезоруживающе улыбнулся.
Старый хрыч подслеповато прищурился, пытаясь получше разглядеть посетителей.
- Нет, милорд, - наконец прокряхтел он, - Я Пьетро – слуга, а хозяин - молодой господин Бернандоне. Старик указал куда-то под прилавок.
Барон заглянул туда же и увидел мальчика лет десяти – одиннадцати, увлеченно играющего с деревянной лошадкой.
Шериф кашлянул:
- Суконщик твой отец, мальчик?
- Да, господин, - мальчишка вылез из под стола, водрузив игрушку на прилавок.
- Прелестно, - Вэйзи огляделся и машинально потрогал свой инкрустированный зуб. С тех пор как барон вернул его назад, ему постоянно хотелось удостовериться, что драгоценная вещица никуда не делась. - Нам нужно зеленое сукно.
- У нас есть зеленое сукно разных оттенков. Какое именно вас интересует, милорд?
- Какой смышленый мальчик! - восхитился шериф Ноттингемский, потрепав смоляную шевелюру сына суконщика. – Наверняка, отец им гордиться, - теперь барон обращался к старикашке. Тот согласно закивал, преисполненный гордости за молодого господина. Кэнтон и прочие недоуменно наблюдали за развернувшейся комедией. Все-таки барону иногда недоставало Гисборна. При всем своем скудоумии, скоропалительно отправленный в отставку помощник мог оценить красоту игры.
- Покажите, все, что есть, - важно кивнул шериф Ноттингемский, и тщедушный Пьетро отправился ворошить увесистые тюки.
- Да, пожалуй, этот подойдет как нельзя лучше, - барон остановился на тюке с сукном цвета «детской неожиданности».
- В самый раз, - заключил он, осмотрев ткань на просвет, - Именно то, что нужно.
- Сколько вам надо? – деловито поинтересовался мальчик.
- Сколько? – барон наморщил лоб, - Дай подумать. Я беру все! – наконец сообщил он удивленному молодому суконщику. И повернулся к Черному Рыцарю:
- Кэнтон, забирай тюк, - распорядился он.
- С вас пять золотых, милорд.
Шериф Ноттингемский с умилением поглядел на смышленого ребенка. Какая деловитость в столь юном возрасте! Барон отсчитал монеты:
- Как тебя зовут, мальчик?
- Франческо, господин, - ответил мальчишка, пробуя на зуб одну из монет. На его лице отразилось недоумение, - Но милорд! Монета фальшивая!
- Правда? – барон удрученно покачал головой, - Быть такого не может. Попробуй другую.
- И эта тоже!
- Ай-яй-яй! Какое несчастье! – шериф Ноттингемский сгреб монеты обратно в кошель, - На вот, возьми другие!
- Но ведь это медь, - попробовал возразить юный Франческо.
- Ну разумеется, - снисходительно улыбнулся барон, направляясь к выходу. За ним пара Черных Рыцарей тащила к двери тюк буровато-зеленого сукна.
- Ах да, чуть не забыл! – Вэйзи поспешно вернулся, - Это я тоже заберу.
Он ловко освободил мальчишку от его деревянной лошадки.
- Помилосердствуйте! – старый слуга возмущенно бросился на защиту молодого господина, - Подумайте о каре господней, ожидающей вас за ваши греховные поступки! Неужто гнев божий совсем вас не страшит?!
- Дайте подумать… Нет! – ухмыльнулся барон, более озабоченный возможностью появления городской стражи.
- Господь велел делиться! – снисходительно улыбнувшись, провозгласил шериф Ноттингемский, обращаясь к молодому суконщику, - Старик об этом уже не помнит, но ты никогда не забывай, мой мальчик!
Слуга, попытавшийся преградить дорогу Кэнтону, хилой грудью встав на защиту хозяйского имущества, получил быстрый тычок в челюсть, и теперь с жалобными стонами корчился на полу.
- Никогда не жадничай, - Вэйзи еще раз лучезарно улыбнулся с порога и вместе со своими людьми растворился в сутолоке улиц утреннего Марселя.

2010-07-18 в 20:37 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Все интереснее и интереснее :) Но по крайней мере Гисборн тебепь против Вейзи не в одиночку пойдет. А то у него могло хватить ума.
Да здравствуют друзья :wine: Это действительно то, что ему не хватало. Алану до друга чуть-чуть не хватило.

Вообщем все интереснее и чудесатее. Ждем продолжения!

2010-07-18 в 20:42 

Debes, ergo potes
Одинокая Волчица (Юлия) Дык , куда ж мы без друзей то? ) Я рада, что моя развеселая компания тебе нравится :gigi:

2010-07-18 в 20:48 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Merelena Ну так! :) Почти кондотта собралась :))) Развеселые ребята. И верные.

2010-07-19 в 09:19 

Эрке
Antiquo more
Ну наконец-то продолжение! :dance3:
Здорово, что у автора одинаково хорошо получаются и новые персонажи, и канонные. Вэйзи - тот вообще в десятку. Жаль только, что Робина с Мэриан компанией пока не видать...

2010-07-19 в 11:54 

Debes, ergo potes
Эрке :) Не переживайте - Робин и Ко тоже будут . Куда же без них? ;-)

2010-07-19 в 17:13 

Nefer-Ra
R.I.P. your mind
Шериф прекрасен :)

2010-07-19 в 17:23 

Debes, ergo potes
Nefer-Ra ага - наш маньяк настроен еще попить чей-нибудь кровушки :crzsot:

2010-07-22 в 15:44 

Debes, ergo potes
«Святая Мария». Марсель

После мраморных фасадов генуэзских палаццо, разомлевшая от июльской жары столица Прованса, выглядела скромно и непритязательно. Между тем Марсель был одним из крупнейших портов, откуда армии крестоносцев и нескончаемые потоки паломников отправлялись в долгий путь к Святой Земле. Разглядывая склоны холмов, облепленные беспорядочно теснившимися домиками, среди которых островами вырастали остроконечные шпили соборов, Гай подумал, что повидал за последние месяцы больше, чем за предыдущие пять лет.
«Святая Мария» под командованием почтенного синьора Ансальдо проделала путь в двести морских миль* от Генуи до Марселя менее чем за два дня. Поскольку руководство плаванием принял на себя дед, внуку на сей раз пришлось довольствоваться ролью пассажира.
Солнце начинало клониться к закату, когда генуэзская галера пришвартовалась у пристани. Острый взгляд патриарха незамедлительно остановился на двух судах под пизанскими флагами, бросивших якорь поблизости. Дориа-старший кивнул внуку:
- Сдается мне, они принадлежат Луиджи Трапани.
- Ты его знаешь? – Чезаре это имя ни о чем не говорило.
Старик хмыкнул:
- Тот еще проходимец, впрочем, как и все пизанцы. Ради прибыли продаст родную мать. Зато своей жены боится как черт ладана.
- А что? Очень страшна? – прыснул Дориа-младший.
- Не то слово, - очевидно синьора Ансальдо посетило какое-то воспоминание.
- Неужели? – подошедший Диего поддержал шутовской разговор.
- Во Франции говорят, что в любой женщине можно найти что-нибудь прекрасное, - задумчиво проговорил Дориа-старший.
- Но не в синьоре Трапани? – предположил догадливый внук.
- Увы, - вздохнул дед.
- Полно вам, синьор Ансальдо, оставьте несчастную женщину в покое, - де Сент призвал к порядку расшалившегося патриарха, - Иначе она будет икать до самого утра.
Дориа-старший сразу стал серьезен:
- Как я понимаю, вы готовы отправиться в путь?
- Да, мы выезжаем утром, - кивнул Тьери, - но сначала было бы неплохо выяснить, насколько нас опередили заговорщики. Если только они действительно останавливались в Марселе, - добавил он и взглянул на Гая, желая узнать, что тот думает по этому поводу.
По лицу Гисборна пробежала тень. Хотелось бы ему иметь точный ответ на этот вопрос. Что мог предпринять Вэйзи? Нашел ли способ добраться до Марселя или высадился на берег в другом месте? Все еще пытается осуществить первоначальный план или у него появились новые идеи? Столько вопросов и ни одного ответа. Да и кто бы взялся наверняка предугадать, как поведет себя барон? Только не сэр Гай. Причудливые изгибы мыслей шерифа Ноттингемского частенько ускользали от него, теряясь в лабиринтах нравоучительных рассуждений. Получив от Вэйзи очередное доказательство собственного скудоумия, Гисборн в таких случаях тихо бесился, а шериф с наслаждением наблюдал за тем, как помощник выходит из себя. Впрочем, сейчас никто не собирался над ним подтрунивать. Гай собрал мысли, которые, как назло, стремительно разбегались в разные стороны:
- Учитывая, сколько времени мы провели на Исоло Стромболи, барон со своими людьми мог довольно сильно нас опередить. А что до места высадки, - он пожал плечами. – Я могу лишь предполагать, что первоначальные планы Вэйзи не изменились.
- Значит будем исходить именно из этого, - решил де Сент.
- Думаю, имеет смысл прогуляться и разведать обстановку, - внес предложение Диего, - вооруженный отряд, прибывший в город, скорее всего, заметили. Они просто обязаны были отметиться хотя бы в одной из местных таверн.
- Неплохая мысль, - поддержал Чезаре. - Вдруг и вправду удастся выяснить что-нибудь стоящее. Мы с Гаем могли бы пройтись по городу, расспросить людей, а вы с Тьери наведайтесь в портовые кабаки. Вдруг хоть кому то из нас повезет.
- Нам как всегда достается самое интересное, - лорд Вискайя беззаботно улыбнулся, с нарочитой небрежностью поправив портупею.
- Только не переусердствуй, - в шутку предостерег испанца Чезаре.
- Между прочим, это и к вам тоже относится, - де Сент искоса взглянул на Гисборна. Тот рассеянно кивнул, погруженный в собственные мысли.
______________________________________________
* Морская миля – 1852 метра

2010-07-22 в 15:44 

Debes, ergo potes
***

- Итак, что мы имеем? – вопросил Чезаре, когда они после долгой пешей прогулки, вышли на центральную площадь перед зданием ратуши.
Гай усмехнулся:
- Ничего существенного.
Двухчасовое блуждание по узеньким городским улочкам принесло им улов в виде десятка историй о пьяных потасовках со смертельными исходами, случившихся на днях в местных притонах. Кроме того, они узнали о четырех случаях насильственного утопления в порту, ограблении лавки суконщика и приступе подагры, сразившем местного градоначальника. Не считая этого, им пришлось несколько раз выслушать совершенно безумную историю о происшествии в доме некоей дамы, славившейся своим развеселым нравым. История приобрела в городе широкий резонанс, о ней судачили и почтенные матроны, вышедшие на прогулку, и небритые выпивохи, с самого утра протиравшие штаны за скамьей в таверне. Версии случившегося разнились также как и личности рассказчиков. Со слов одних выходило, что в симпатичном розовом домике на площади возле ратуши произошла страшная трагедия:
- Убили заезжего капитана из Пизы, который пришел к любовнице, - сплетник в небрежно зашнурованной на груди рубахе доверительно вещал на ухо Чезаре, - Говорят, шурин капитана застал любовников в постели, пришел в ярость, зарезал обоих и служанку в придачу, а после испугался и повесился сам.
Гай откровенно скучал, слушая возбужденно жестикулирующего рассказчика.
- Все это гнусные выдумки, - встрял другой зевака, до этого момента с интересом прислушивавшийся к разговору, - Ничего такого не было.
- Так что же произошло? – Чезаре сделал удивленное лицо.
- Хозяйку дома вместе со служанкой и парой господ нашли связанными с кляпами во рту в спальне мадам.
- Надо же! – удивился Дориа-младший, не слишком доверяя бойкому горожанину.
- Можете не верить, - обиженно заявил его собеседник, - но именно так и было. А выяснилось все благодаря молочнице. Она удивилась, что ее товар несколько дней стоит на пороге и обратилась к городской страже. Вот тогда-то все и обнаружилось.
- Откуда тебе это известно? – настоящего генуэзца провести не так легко.
- Да у меня кузен служит в городской страже – от него и узнал, - гордо сообщил собеседник.
- Вероятно, потешное было зрелище, - предположил Чезаре.
- Еще какое, - согласился родственник стража порядка, - Господа уже второй день носа из особняка не кажут, боятся, что засмеют.
- И правильно делают, - прокомментировал Гисборн, поглядев на плотно закрытые ставнями окна особняка, потом обернулся к генуэзцу:
- Зачем ты слушаешь этот бред?
- В каждой выдумке есть доля выдумки, - назидательно произнес Чезаре и добавил, - возможно, мы наткнулись как раз на то, что искали.
- По-моему, до сих пор мы натыкались только на содержимое ночных горшков посреди улицы, - недовольно проворчал Гисборн, которого начинало одолевать раздражение, - удивительно как нам ничего не выплеснули на голову.
- Так ведь обошлось, - отмахнулся генуэзец, наблюдая за любопытствующими горожанами, слонявшимися под окнами розового особнячка в надежде на новую сенсацию.
И они таки дождались. Из окна второго этажа высунулась живописно растрепанная полноватая дама, недобро прищурилась и водрузила на подоконник рядом с цветущей геранью некий вместительный сосуд. Толпа внизу дружно охнула, предугадав последствия. Некоторые особо проворные граждане попытались ретироваться. Оставшиеся завороженно следили за происходящим.
- Убирайтесь! – взвизгнула дама, торжествующе наблюдая за жалкими попытками зевак избежать встречи с щедро летевшими в разные стороны помоями. – Нечего тут шататься целыми днями! Оставьте меня в покое!
Ставни с грохотом захлопнулись.
- Никогда бы не подумал, учитывая род ее занятий, что избыток популярности так утомителен, - развеселился Чезаре.
Гисборн не ответил, его внимание целиком сосредоточилось на двух неприметных личностях, выскользнувших с заднего хода. Пользуясь суматохой поднявшейся на площади, они поспешно пересекли улицу, направляясь в сторону порта. Одна из усиленно кутающихся в плащи фигур показалась до боли знакомой.
- Господин Панзони! – нагнать толстяка ничего не стоило. – Куда это вы так спешите?
Попытка означенного господина и его спутника спрятаться в ближайшей подворотне не увенчалась успехом. Оба возмущенно сопящих синьора оказались безжалостно припечатанными к стенке. Рука, затянутая в черную кожу, тяжело легла на плечо капитана «Святого Марка».
- Гай, ты знаком с этими господами? – Чезаре оказался рядом, а ведь минуту назад болтал с каким-то местным проходимцем.
Гисборн ухмыльнулся, кивком указав на одного из отловленных:
- Познакомься с синьором Панзони. На корабле этого господина мы с Вэйзи отплыли из Акры.
- Ого! – Дориа-младший с интересом переводил взгляд с одного возмущенного синьора на другого. - Значит, второй - тот самый капитан из Пизы, которого застали у любовницы? Должно быть, вас зовут Луиджи Трапани? – предположил Чезаре, припомнив слова деда.
Синьор Трапани затравленно оглянулся и оскорбленно дернулся, но сразу же затих, встретившись взглядом с Гисборном.
- Сэр Гай! – в глазах побледневшего синьора Панзони зажглось понимание, - Простите, я вас не узнал! Какая радость, что вам удалось спастись!
- Правда? – левая бровь рыцаря приподнялась и скептически изогнулась, - Не думал, что я вам так дорог. Когда мы виделись в последний раз, компания Вэйзи вас вполне устраивала.
- Вы смеетесь? – щеки тучного синьора знакомо колыхнулись. – Если он прислал вас, чтобы закончить начатое…
- Не понимаю, о чем вы, - сэр Гай нахмурился.
- Так вас не прислал барон?! - На лице тучного синьора отразилось облегчение, и он немного успокоился.
- Гай, думаю, ты вполне можешь отпустить этих господ, - заметил Чезаре, - они не попытаются бежать.
Синьор Панзони согласно закивал. Гисборн нехотя отступил, предоставив своим жертвам некоторую свободу.
- Так что же произошло? – Чезаре с интересом ждал продолжения истории.
- Вэйзи, этот неблагодарный мерзавец, обобрал меня до нитки, - пожаловался Луиджи Трапани, - и это после того, как я предоставил ему и его людям пристанище на своем корабле.
- Он шантажировал меня жизнью родича, - добавил синьор Панзони и неодобрительно покосился на свояка. Судя по всему, родственникам еще предстоял содержательный разговор.
- Моя несчастная сестра могла в один день лишиться мужа и брата! – негодовал толстый венецианец. - Кто бы тогда о ней позаботился?
- И поэтому вы отдали этому негодяю все, что я выручил за последние месяцы, оставив вашу сестру без средств к существованию? – фыркнул капитан Трапани.
- Вы сами меня об этом попросили!
- Мне угрожали! Письмо было написано под диктовку! – пизанский капитан никак не мог смириться с тем, что лишился прибыли. - Вы, многоуважаемый шурин, могли бы позвать на помощь стражу, а вместо этого предпочли опустошить мой сейф!
- Ах, вот как вы заговорили, уважаемый свояк! – возмутился синьор Панзони. – В таком случае, в следующий раз, когда будете обделывать свои сомнительные делишки, не обращайтесь ко мне за помощью!
Размолвка между родственниками грозила перерасти в нешуточный скандал.
- Господа, господа! Успокойтесь! – Чезаре призвал к порядку расшумевшихся синьоров. – Я понял, что вы пострадали от действий барона. Он лишил вас законно приобретенного имущества. Все было именно так?
Синьор Панзони согласно кивнул, и его родич с ним согласился.
- Странно, что Вэйзи лишил их только имущества, - пробормотал скептически настроенный Гисборн, - насколько я знаю барона, он предпочитает не оставлять свидетелей. Наверняка этот жирный селезень что-то скрывает! – Гай предпринял попытку хорошенько встряхнуть Панзони.
- Клянусь! Мне нечего скрывать! - тучный синьор вырвался и спрятался за спиной генуэзца. - Нам просто повезло, что человек барона, сэр Кэнтон, проявил сострадание и сохранил нам жизнь!
- Кэнтон проявил милосердие? – не поверил сэр Гай, припомнив палубу «Святого Марка» и нацеленные в грудь арбалеты, - Не может быть!
- Именно так и было! – с жаром заверил рыцаря бывший капитан. – Он не стал нас убивать, а вместо этого связал и оставил в комнате. Как это было ужасно! Сколько мне пришлось пережить!
- Когда это случилось? – спросил Чезаре, прерывая поток стенаний, готовый обрушиться на слушателей.
- Во второй половине дня в среду, - с готовностью откликнулся синьор Панзони.
- А сегодня понедельник, - Чезаре озабоченно переглянулся с Гисборном. Тот кивнул:
- Пять дней назад.
- Барон что-нибудь говорил о своих планах? – маловероятно, что предводитель заговорщиков выдал какие-нибудь секреты, но попытаться все равно стоило.
- Думаете, он поделился с нами своими намерениями? – оскорбленно поджал тонкие губы синьор Трапани, - Напрасно, нам ничего неизвестно.
- Ты ведь не собираешься меня обманывать? – на всякий случай припугнул пизанца сэр Гай.
- Он не врет, - покачал головой Чезаре. – Думаю, мы можем их отпустить.
- С вами приятно иметь дело, молодой человек, - произнес синьор Панзони и осуждающе покосился на Гисборна. Сэр Гай ухмыльнулся.
- Меня зовут Чезаре, - с улыбкой представился генуэзец и добавил, - Чезаре Дориа.
Ему было любопытно понаблюдать за реакцией синьора Трапани. Пизанец его не разочаровал. И без того длинная физиономия синьора Луиджи приобрела удивительное сходство с лошадиной мордой.
- Передавайте привет синьоре Трапани, - генуэзец весело раскланялся, - От меня и от синьора Ансальдо.
- Непременно передам, - пизанец тяжело вздохнул. Очевидно, он уже смирился с мыслью, что этот визит в Марсель не задался с самого начала. - Всего вам доброго, господа.
- Думаю, мы тоже вполне можем вернуться, - произнес Чезаре, наблюдая за двумя поспешно удаляющимися синьорами.
- Теперь мы хотя бы знаем, что Вэйзи побывал здесь, и не так давно, - кивнул Гисборн, - а это означает, что он по-прежнему хочет попасть в Витрэ.

2010-07-22 в 15:45 

Debes, ergo potes
***

Ансальдо Дориа громко расхохотался, выслушав рассказ внука о злоключениях пизанского капитана и его родственника. Он находил историю, в которую попал синьор Трапани, весьма занимательной.
- Похоже, бравый капитан устал тихо сидеть под каблуком своей дражайшей супруги, - прокомментировал он.
- Да, но к чему это его привело, - со смешком откликнулся Чезаре.
- Весьма поучительная история, - де Сент усмехнулся, - к тому же в очередной раз доказывающая преимущества супружеской верности.
Диего де Хара понимающе улыбнулся:
- И все же, мы должны быть признательны этому синьору. Если бы не его похождения, мы могли ничего не узнать о планах заговорщиков.
Тьери и Диего за вечер посетили с десяток злачных притонов в порту и выяснили, что в одном из них на целые сутки останавливался человек по описанию весьма походивший на Вэйзи. По словам хозяина, его сопровождало около десятка вооруженных рыцарей.
Насколько мог припомнить хозяин заведения, чью память немного освежила золотая монета и вид кинжала в руках испанского гранда, подозрительная компания утром в четверг выехала из арендованных накануне комнат. За сутки, как успел заметить наблюдательный трактирщик, барон основательно разжился деньгами, так что из гостиницы отряд уехал верхами, а некоторые рыцари вели в поводу запасных коней.

***

Последняя ночь, на борту «Святой Марии» тянулась бесконечно, но когда наступило утро, Гаю показалось, что оно пришло слишком быстро.
- Значит, пора в путь? – Ансальдо Дориа, вышел на палубу, чтобы проводить небольшой отряд.
Реплика была риторической и не нуждалась в ответе. Синьор Ансальдо не хуже прочих знал, что все возможные приготовления сделаны, вопросы заданы, ответы получены и чем дольше длится прощание, тем труднее расставаться.
- Не переживай дед, все будет в порядке, - Чезаре обнял старика на прощание, тот кивнул и дал знак помощнику, чтобы спускали сходни.
Дориа-старший пожал руку Диего и кивнул Гаю, который в ответ почтительно склонил голову. Де Сент удостоился похлопывания по плечу и напутствия:
- Рассчитываю на вас, граф, как на самого здравомыслящего в этой компании.
- Могу и я вас попросить об одолжении? Необходимо сообщить обо всем, что тут произошло герцогине Аквитанской, – Тьери взглянул на Ансальдо Дориа, который стал необыкновенно серьезен.
- Разумеется, - кивнул старик, - королева Элеонора должна знать об опасности, грозящей ее внуку. Я напишу ей.

Помощник Ансальдо выводил из трюма коней, которым предстояло проделать неблизкий путь от Марселя до Витрэ по пыльным дорогам Бургундии, Аквитании и Бретани. Гай взял под уздцы гнедого, которого сам выбирал для себя в Генуе и сошел на берег.

2010-07-24 в 21:18 

Debes, ergo potes
Марсель

«Сан Сперанса» наконец-то добралась до Марселя. Неторопливо покачиваясь на волнах, она бросила якорь в Марсельском заливе, ожидая своей очереди пришвартоваться у причала. Венченцо Кальгари протянул Робину руку:
- Было приятно иметь с вами дело, граф, - капитан тепло улыбнулся, - Если надумаете снова отправиться в Святую Землю, мой корабль к вашим услугам.
- Непременно, - Робин пожал руку капитана, - Хотя не думаю, что это произойдет в обозримом будущем.
- Что ж, - понимающе кивнул Кальгари, - ничего страшного. Море умеет ждать.
Определенно, в капитане пропадал поэтический дар.
- Леди Мэриан, - Венченцо почтительно склонился к руке англичанки, - Более смелой и прекрасной дамы мне еще не доводилось видеть.
Мэриан восприняла комплимент как должное и не без кокетства заметила:
- Вы мне льстите, капитан!
- Нисколько! – галантный кавалер улыбнулся. – Я думаю, граф Хантингтон полностью со мной согласен.
Робин мог бы ответить, что иногда смелость дамы доставляет определенные неудобства, но вместо этого произнес:
- Как долго мы еще простоим на рейде, капитан?
- Понимаю, вы спешите, - моряк улыбнулся, заметив нетерпеливые взгляды, которые пассажир то и дело бросал на берег, - если хотите, я могу переправить вас на шлюпке.
- Я был бы вам очень признателен, - незамедлительно согласился Робин.
- Мы были бы вам очень признательны, капитан, - поправила его леди Мэриан.
Венченцо Кальгари перевел озадаченный взгляд с миледи на графа и распорядился спускать на воду шлюпку.

***

- Думаю, тебе будет здесь вполне удобно, - граф Хантингтон еще раз осмотрел маленькую, но чистенькую и аккуратно прибранную комнату. Небольшая гостиница, где они временно остановились, располагалась в стороне от доков и принадлежала местному бенедиктинскому аббатству. По словам капитана, который и указал им это место, здесь в основном сдавали комнаты паломникам, дожидающимся отправления в Святую Землю.
- И как долго ты намерен сдувать с меня пылинки? – леди Мэриан неодобрительно покосилась на графа Хантингтонского.
- Столько, сколько будет необходимо, - заявил Робин Локсли, твердо вознамерившись противостоять попыткам излишне самостоятельной девицы вновь проявить независимость.
- Это же несерьезно, Робин, - Мэриан сменила тактику и улыбнулась, приведя графа в состояние легкого замешательства, - ты не можешь постоянно быть рядом. Кроме того у меня прекрасно получается самой справляться с неприятностями.
- Только почему-то седые волосы от этого добавляются у меня , - без энтузиазма откликнулся Робин, - До сих пор не могу себе простить, что отпустил тебя в Кальяри одну.
Нет, определенно не стоило напоминать ему о неприятностях. Мэриан вздохнула. Конечно, она признавала, что проявила некоторую беспечность, отправившись в одиночестве гулять по совершенно незнакомому городу. Но откуда же ей было знать, что Галарди окажется пиратом и законченным мерзавцем? В конце концов, ничего страшного не случилось, хотя несколько неприятных часов ей пришлось пережить. И что хуже всего, Робин теперь наотрез отказывается признавать ее право на самостоятельность. Он явно вознамерился быть ее опекуном до самого возвращения в Англию, а она, между прочим, уже совершеннолетняя.
- Робин, ты преувеличиваешь опасность, которая мне грозила, - мягко возразила она, - И не стоит так критично к себе относиться. К тому же ты лишь выполнил мою просьбу. Я сама не хотела, чтобы за мной присматривали как за ребенком.
- Ну а теперь я прошу выполнить мою просьбу, - с нажимом произнес граф Хантингтон, - неужели это так сложно?
- Ну, если ты так ставишь вопрос, - леди Мэриан решила пойти на уступку. В общем-то, он просил не так и много. В Ноттингеме за ней постоянно таскались приставленные Гаем стражники. Она так к ним привыкла, что порой даже переставала замечать. По сравнению с этим, Алан в роли сопровождающего – просто находка.
- Значит, ты не возражаешь? – Робин, кажется, немного удивился тому, как быстро она сдалась.
- Конечно, не возражаю, - Мэриан улыбнулась, заметив облегчение, промелькнувшее на его лице.
- Я должен попытаться найти хоть какие-то следы пребывания шерифа, - поделился с ней своими планами Робин. - Нельзя и дальше идти вслепую.
- Ты и вправду надеешься что-то отыскать? Марсель большой город, здесь легко затеряться.
- Но попробовать стоит, - возразил Робин. - Можно расспросить моряков в порту, заглянуть в близлежащие таверны. Возможно, удастся найти кого-то, кто видел Вэйзи.
- А если нет? Что тогда?
- Мы продолжим путь. В любом случае нам нужно попасть в Витрэ.
- Робин, а ты абсолютно уверен, что герцогиня Бретонская находится именно там?
- Нет, конечно, - Робин вздохнул, - в последнее время я вообще не могу быть ни в чем абсолютно уверен.
Мэриан отвела глаза и промолчала, разумеется, она понимала, что последнее замечание относилось не только к местонахождению матери наследника английского престола и даже не к поискам шерифа. Хотелось бы ей сказать что-нибудь утешительное, ведь Робин по-прежнему ждет от нее ответа. Но если быть до конца честной, единственное, что леди Мэриан пока в состоянии предложить графу Хантингтонскому – это расплывчатое обещание подумать о возможности замужества в неопределенном будущем. Возможно, когда-нибудь потом у нее не останется сомнений, и она с легким сердцем произнесет заветное «Да!», стоя у алтаря. Может быть, когда-нибудь этот день настанет, но не сейчас…
- Робин, я хотела бы сходить в церковь, - ей казалось, что возможность спокойно подумать в тишине, вдали от окружавшей со всех сторон суеты – именно то, в чем она нуждается больше всего.
Должно быть, он слегка удивился:
- В церковь? – переспросил Робин. - Что-то не припомню в тебе особой религиозности.
- Я, между прочим, добропорядочная христианка. Отец всегда учил меня чтить традиции, - строго произнесла леди Мэриан, - весьма странно, что тебя удивило мое желание.
- Просто это прозвучало как-то неожиданно, - Робин развел руками, - Но если ты действительно нуждаешься в посещении храма…
Мэриан кивнула:
- Мне сказали, что аббатство Святого Виктора тут неподалеку. Они проводят службы каждый день.
- Но Алан все равно будет тебя сопровождать, - на всякий случай напомнил граф Хантингтон.
- Я же уже сказала, что не возражаю, - успокоила его Мэриан, - Кроме того, молитва и покаяние пойдут ему на только пользу.
- Не смеха ради, - запротестовал Алан, как обычно слонявшийся поблизости, - мне конечно доставит огромное удовольствие проводить вас до аббатства, леди Мэриан… Но читать молитвы или исповедоваться? На это я не подписывался!
Мэриан прыснула в кулак. Робин усмехнулся:
- Никто не собирается тащить тебя в исповедальню насильно.
- Правда? – Алан немного успокоился, - Ну если так, то я готов.

2010-07-24 в 21:35 

Debes, ergo potes
***

- Хозяин, а вы абсолютно уверены, что хотите заложить это? – глаза у Мача сделались круглыми. Так всегда бывало, когда он чего-то опасался или крепко в чем-то сомневался.
- Мач, я также как и ты не хочу расставаться с кольцом Ричарда, - Робин стоически выдержал осуждающий взгляд оруженосца. – Но у нас нет другого выхода. Мы нуждаемся в деньгах, чтобы продолжать путешествие. Витрэ далеко, а у нас нет ни лошадей, ни провизии, ни амуниции.
- Я могу готовить из того, что добудем в пути, - возразил Мач.
Маленький Джон скептически фыркнул и поспешно сделал серьезное лицо, заметив возмущение, написанное на физиономии верного графского оруженосца.
- Я не сомневаюсь в твоих способностях, Мач, - Робин улыбнулся, - но лошади нам будут нужны по-прежнему. К тому же мы не сдаем кольцо в залог, а лишь оставляем на хранение. Не так ли? - граф Хантингтонский обратился к человеку, сидевшему за широким письменным столом. Невысокий с мелкими невыразительными чертами лица, он скорее напоминал писаря или конторского клерка, и лишь восьмиконечный крест на плаще, небрежно перекинутом через спинку кресла, выдавал принадлежность этого человека к ордену Тамплиеров.
Храмовник оторвался от составления документа и поднял глаза:
- Совершенно верно, граф Хантингтон, - произнес он голосом лишенным всяческих интонаций, - Королевская печать Англии принимается на хранение в марсельский приорат ордена. Она будет оставаться здесь в целости и сохранности до тех пор, пока средства, полученные вами по этой расписке, не будут возвращены полностью. Если вы согласны с условиями, извольте поставить свою подпись.
Граф Хантингтон пробежал глазами по строчкам, выведенным красивым каллиграфическим почерком. Все верно. Полученной суммы более чем достаточно, чтобы продолжить путешествие. Он обмакнул перо в чернила и расписался под текстом договора.
- Что-то еще? – спросил он у храмовника.
- Нет, - тот покачал головой, - теперь вы можете получить оговоренную сумму. Деньги сейчас подготовят.
Когда они вышли из принадлежащего ордену особняка, более напоминавшего небольшую крепость, Мач был так поглощен обеспечением сохранности кошеля, болтавшегося на поясе графа Хантингтона, что не сразу сообразил, куда они направляются.
- Хозяин! – жалобно воскликнул преданный оруженосец. – Как же можно! В порт и с такими деньгами! Это же самое злачное место во всем Марселе!
- С каких пор ты стал знатоком местных порядков? – хмыкнул Робин.
- Да тут и знатоком быть не надо, - обиделся Мач, - и так все ясно.
- Не переживай, - обнадежил товарища Локсли, - лук при мне, Маленький Джон с нами, а ты будешь настороже.
- Вечно вы шутите, хозяин, - расстроился Мач.
- Я не шучу, - совершенно серьезно ответил граф Хантингтон, - Мы должны попытаться найти хоть какой то след шерифа.
- Думаешь, в порту мы сможем это сделать? – спросил предводителя Маленький Джон.
- Надеюсь, - пожал плечами Локсли.

***

Кабачок, расположившийся у самой воды, был дешевым, маленьким и грязноватым. Робин скептически осмотрел плотно утрамбованный земляной пол, который не подметали должно быть со времен основания заведения, окна, загаженные мухами, и уселся на длинную лавку, приставленную к грубому деревянному столу.
- Хозяин! Пиво – три кружки! – Мач плюхнулся на скамью рядом с Робином.
Граф Хантингтон неодобрительно покосился на подчиненного, который от жары совершенно позабыл о субординации.
- Пива нет, - меланхолично сообщил подошедший трактирщик, - только сидр. Будете заказывать?
- Будем, - кивнул Робин, и хозяин отправился выполнять заказ.
Вскоре он вернулся, прижимая к груди три вместительные глиняные кружки, наполненные сомнительным мутноватым пойлом.
- Как вас зовут, сударь? – граф Хантингтон исходил из того, что неплохо было бы узнать имя собеседника, перед тем как приступить к расспросам.
- Филипп Лемоль, - ответил трактирщик, и его проницательные глазки внимательно уставились на собеседника.
- Почти как французского короля, - выказал свою осведомленность верный оруженосец.
- К сожалению, имя - единственное, что нас с королем объединяет, - усмехнулся хозяин кишащего насекомыми притона.
- Мы ищем одного человека, - Робин критически осмотрел засаленный фартук месье Лемоля, - возможно, он побывал здесь некоторое время назад.
- Лет пятидесяти, невысокого роста, на голове плешь, взгляд мерзкий и язык без костей, - уточнил Мач приметы искомого объекта. - А еще вставной зуб в верхней челюсти, - добавил он, вспомнив об особо ценимой бароном безделушке.
- Вы видели такого, господин Лемоль? – спросил граф Хантингтон любезным тоном.
- Может видел, а может и нет, - безразлично ответствовал трактирщик, фартуком смахнув крошки со столешницы, - много тут народу перебывало. Разве всех упомнишь?
- С ним мог быть высокий брюнет в черной кожаной куртке, - уточнил Робин, - Его легко запомнить.
- В такую жару в кожаной куртке? – удивился трактирщик, - Запомнил бы точно.
- Так вы их видели или нет? – сердито повторил граф Хантингтон.
Хозяин заведения неопределенно пожал плечами.
- Возможно, несколько монет освежат вашу память? – Робин правильно истолковал причину странной забывчивости трактирщика.
- Пара золотых могла бы помочь, - согласился хозяин.
- Думаю, это подействует лучше, - Маленький Джон взвесил в руке дубинку и придвинулся поближе к трактирщику.
- Вот только угроз не надо! – хозяин поспешно отскочил и крикнул:
- Жуль! Леон! Подите сюда немедленно, лентяи!
На его отчаянный зов откликнулся крупный конопатый парень:
- Чего вам папа?
- Куда вы опять подевались, бездельники?! – недовольно откликнулся возмущенный родитель, - Вашему отцу угрожают, а вы палец о палец не ударите! И где шляется твой брат? – вопросил он, поскольку второй отпрыск так и не появился.
- Жуль пошел навестить мадемуазель Луизу, - честно признался сын и поглядел на Робина и его ребят, - Эти люди и вправду вам угрожали, отец?
Вся эта история сильно смахивала на фарс. Граф Хантингтон миролюбиво улыбнулся:
- Боюсь, мы превратно истолковали намерения друг друга, - он выложил на стол перед трактирщиком золотую монетку.
Месье Лемоль еще раз оценивающе оглядел посетителей, отметил, что имеет дело с людьми отчаянными и решил, что вполне может ограничиться одним золотым. Выручить второй золотой за то, что получено даром совсем неплохо. Он хотел было пододвинуть монету себе, но Робин быстро накрыл ее ладонью:
- Сначала информация, - напомнил он.
Трактирщик кивнул:
- Останавливался у нас один тип, по описанию похожий на того, о ком вы спрашиваете. Назвался бароном Вэйзи. Съехал в четверг на позапрошлой неделе.
- Кто с ним был? – Робин воспрял духом. Наконец-то им удалось напасть на след шерифа! До сих пор достоверных сведений о продвижении барона у них не было.
- С десяток рыцарей из крестоносцев. Должно быть, недавно вернулись из Святой Земли. У всех накидки с крестами и все такое…
- А тот в черной куртке? – напомнил Мач.
- Такого точно не было, - уверенно произнес месье Лемоль и добавил: – Вы получили что хотели, а я хотел бы забрать свой золотой.
Робин кивнул и позволил трактирщику взять монету. Золотой перекочевал в кошель на поясе месье Лемоля. Кажется ситуация разрешилась ко всеобщему удовлетворению, если не считать Мача, который не одобрял подобной расточительности.
- Хозяин, вам же пришлось заложить королевский перстень, чтобы получить эти деньги! – шепотом напомнил оруженосец своему господину, - Как вы можете так легко ими разбрасываться.
- Мач, я знаю что делаю, - шикнул граф Хантингтон на не в меру заботливого компаньона, - а перстень мы позже вернем.
- Кстати, - трактирщик прищурился, - раз уж мы решили разойтись по-хорошему, скажу, что не вы одни интересовались этим Вэйзи.
- Кто еще? – Робин насторожился.
- Да были тут на прошлой неделе двое, - месье Лемоль поморщился, - … расспрашивали.
- Как они выглядели? – шериф мог понадобиться не только ему, граф Хантингтонский прекрасно осознавал это, но кому еще известно, где нужно искать?
- Один был высокий, светловолосый, довольно обходительный, судя по акценту выходец из Аквитании, - сообщил хозяин, - а второй совсем бешеный - испанец по внешности и манерам.
Робин подумал, что месье Лемоль совершенно напрасно грешил на свою забывчивость. Память у хозяина кабака была отменная, однако под его описание не подходил никто из тех с кем графу Хантингтонскому довелось общаться в последнее время.
Что ж, похоже, сегодня им крупно повезло, хотя теперь предстоит сильно постараться, чтобы наверстать упущенное время.
Робин поднялся из-за стола, коротко поклонившись хозяину. Маленький Джон последовал его примеру, а вот оруженосец как обычно задержался, допивая местное хмельное пойло – не пропадать же добру!
Осушив свою кружку, Мач довольно крякнул, обтер рот рукавом и веско произнес:
- А сидр ваш, месье, все равно никуда не годится, - он свысока поглядел на хозяина заведения, - И вообще… избавились бы вы сначала от тараканов… Вот!

2010-07-24 в 21:56 

Nefer-Ra
R.I.P. your mind
Интересно будет, если две поисковые партии столкнутся нос к носу :)

2010-07-25 в 00:15 

Интересно будет, если две поисковые партии столкнутся нос к носу
Ох, кажется мне, поднимется большая-пребольшая буча!:)

Merelena :up::hlop::hlop: Становится все интереснее и интереснее:)
Жаль, опять на самом интересном месте закончилось.... Ждем-с продолжения с нетерпением!:lip:

2010-07-25 в 08:27 

Debes, ergo potes
Интересно будет, если две поисковые партии столкнутся нос к носу
Nefer-Ra мне самой интересно как это произойдет :alles: . Первоначальные задумки на этот счет были, но они как-то перестали укладываться в повествование.

Gunn-Marit спасибо :)
Ждем-с продолжения Сочиняю потихоньку :) - опять же все от вдохновения зависит

2010-07-25 в 09:05 

Эрке
Antiquo more
Мне вот интересно, как они потом будут выцарапывать английскую печать у ордена Храма. Помнится, тамплиеры были ребята экономные, жили по принципу "только курица-дура от себя гребёт, а умные - всё к себе".
И как бы там Мэриан в аббатстве не нашла новых неприятностей, у неё это хорошо получается :)
Интересно будет, если две поисковые партии столкнутся нос к носу - +1! Как бы Марсель мимоходом не снесли. Или сразу Витрэ.

Merelena
опять же все от вдохновения зависит - ну тогда... это... вдохновения вам! :red:

2010-07-25 в 10:24 

Debes, ergo potes
Эрке Робин пока не думал, как будет возвращать печать :) . У него сейчас другие проблемы. Как нибудь потом разберется.
А Мэриан без приключений не может :)

2010-07-25 в 19:49 

Debes, ergo potes
***

Аббатство Святого Виктора, построенное на холме, господствующем над городом, более напоминало хорошо укрепленный замок, нежели храм. Высокие стены с угловыми и надвратными башнями надежно защищали монашескую обитель. Впрочем, вход в часовню был открыт для всех желающих. В мирное время горожане могли свободно приходить сюда, чтобы поприсутствовать на мессе, исповедоваться или просто помолиться в тишине.
День был не воскресный, и прихожан собралось не слишком много. Мэриан тихо присела на скамейку в одном из задних рядов. Алан неуверенно потоптался на пороге, потом все же опустил руку в купель с освященной водой, перекрестился и вошел внутрь.
В здании было прохладно и тихо, горели свечи и пахло ладаном. Священник уже закончил читать «Confiteor» и перешел к проповеди. Мэриан не слишком прислушивалась к словам, погрузившись в воспоминания о тех днях, когда они с отцом каждую неделю приходили на воскресную службу в маленькой часовне в родном маноре, а иногда выбирались даже в Ноттингем, чтобы присутствовать на торжественной мессе в главном соборе города. Все это было так давно и так далеко отсюда.
Священник меж тем начал читать «Отче наш» и Мэриан, удивившись собственному порыву, принялась мысленно повторять вслед за ним:

Pater noster qui in celis es,
sanctificetur nomen tuum,
veniat regnum tuum…

Какая-то девушка в желтой накидке, сидевшая, как и Мэриан, в последнем ряду, встала и, не дожидаясь окончания службы, вышла из церкви. Мэриан слегка удивилась этому, поскольку литургия вышла на редкость красивой и вдохновенной. Священник явно старался. Настолько, что даже Алан перестал беспокойно ерзать на своей скамейке и благоговейно прислушивался к звукам органа.
Отзвучал «Agnus Dei» и прихожане потянулись за причащением. Мэриан осталась сидеть на месте, как и Алан, который похоже не чувствовал себя просветлившимся в достаточной мере, чтобы участвовать в таинстве.
Месса завершилась всеобщей молитвой и благословлением собравшихся, служба закончилась, и прихожане, а вместе с ними и леди Найтон в сопровождении рассеянно улыбающегося Алана, покинули храм и вновь очутились на пыльных улочках Марселя. Некоторое время они шли молча, затем Алан спросил:
- Вы и вправду думаете, что у нас все получится?
- Получится что? – Мэриан повернула к нему голову.
- Ну, - бывший мошенник развел руками, - вернуть завещание короля, спасти наследника, избавиться от шерифа…
- Я не думаю, я знаю, что получится, - твердо произнесла Мэриан и тихо добавила, - иначе все, за что мы боролись, окажется напрасным.
- Мне бы вашу уверенность, - вздохнул Алан, который частенько с тоской вспоминал о тех благословенных временах, когда ему приходилось заботился только о себе, втихаря надувать подвернувшихся под руку простаков, скрываться от стражи, браконьерствовать потихоньку... Кто бы мог подумать, что судьбы Англии будут зависеть от такого маленького человека как он?
- Кстати, куда это мы направляемся? – встревожился бывший мошенник, заметив, что они повернули в сторону доков.
- Я хочу найти Робина, - сообщила леди Мэриан, - он говорил, что собирается поискать здесь следы пребывания шерифа.
- И что? Вы намерены заглянуть в каждый из портовых притонов? Да их тут десятки! – вознегодовал Алан. – Робин может быть где угодно. А я, между прочим, обязан отвечать за вашу безопасность!
- Ну так и отвечай, - мило улыбнулась подопечная и продолжила свой путь.
Алану не оставалось ничего другого, как поспешить вслед за ней.
Узкая улочка сделала крутой поворот, и они очутились на краю небольшой площади, в центре которой стояла небольшая скульптурная композиция, изображающая Деву Марию с младенцем Иисусом на руках. У ног Пресвятой Девы разыгралась занимательная сцена. Невысокая круглолицая девица в желтом плаще, лицо которой показалось Мэриан знакомым, о чем-то спорила с подвыпившим парнем в синей матросской рубахе, который между делом пытался ее приобнять и даже ущипнуть за зад. На лице девушки явно читалось отвращение, которое она безуспешно пыталась скрыть.
- Это мерзко! – возмутилась леди Найтон. – Настоящее свинство вести себя так по отношению к женщине!
Алан кашлянул:
- Хм, возможно, это как раз именно то, чего она хочет?
- Не может она этого хотеть! – Мэриан решительным шагом направилась к продолжающей препираться парочке.
- Думаете, она вам спасибо скажет?
Разумеется, его слова не произвели на леди Найтон никакого впечатления.
- Эй! – она положила руку на плечо пьяного матроса, - Отстань от девушки или будешь иметь дело со мной!
Не слишком твердо стоящий на ногах морячок расплылся в довольной ухмылке, завидев на горизонте еще один достойный внимания объект:
- Обалденная корма! – радостно воскликнул он и повернулся к леди Найтон с явным намерением пощупать некую выдающуюся часть ее тела. Мэриан возмущенно фыркнула и отстранилась, благо это было нетрудно. Промахнувшийся мимо цели парень оступился, и чуть было не врезался носом в мостовую.
- Что это еще за игрушки, рыбка моя? - насупился он, поднимаясь на ноги.
Мда, Алан обреченно вздохнул - леди Найтон просто не может обойтись без приключений. Кажется, настала пора вмешаться, иначе сопровождающий не поручился бы, чем закончится эта история. Не для Мэриан, разумеется, а для несчастного морячка, который попросту не подозревает, с кем связался.

2010-07-25 в 19:54 

Debes, ergo potes
Алан вклинился между леди Найтон и парнем, который, кажется, слегка протрезвел от такого поворота событий и даже потянулся к кинжалу, припрятанному за голенищем сапога.
- А вот это ни к чему, - Алан ласково покачал головой и резко вывернул правую руку моряка. Тот от неожиданности вскрикнул. Мэриан на всякий случай избавила парня от его кинжала. Мало ли что еще придет ему в голову…
- Эти дамы заняты, - по возможности доходчиво объяснил Алан на ухо возмущенной жертве, - неужели непонятно?
- Понятно, – кажется, парень протрезвел окончательно. - Да отпусти же, больно!
- Только без глупостей, - предупредил бывший мошенник, назначенный на роль телохранителя. Парень согласно кивнул.
- Могли бы и сказать, что у вас намечается вечеринка на троих, - проворчал он, растирая поврежденную руку. – Счастливо оставаться.
Мэриан вспыхнула. Алан саркастически покосился на нее:
- А что ему еще оставалось думать? – ехидно заметил он.
- Месье! Постойте! – пискнула девица, о которой все успели позабыть, вслед поспешно удаляющемуся клиенту, но тот лишь отмахнулся. То ли потерял интерес к амурным делам, то ли решил, что вполне может подыскать другой объект для удовлетворения естественных потребностей организма.
- Вы лишили меня дневного заработка! - возмутилась девица, обращаясь уже к Мэриан.- Кто возместит мне убытки?!
- Я же говорил, что благодарности от нее не дождетесь, - прокомментировал Алан.
- Ты была на мессе, - Мэриан поняла, почему лицо девушки показалось ей знакомым. - Что ты здесь делаешь? Не похоже, чтобы ты давно этим занималась, – предположила она, разглядев платье девицы, более подходившее для служанки из какого-нибудь обеспеченного дома. – Может, я могу чем-то помочь?
Разумеется, леди Найтон прекрасно понимала, что на свете есть немало женщин, которым приходится торговать собой, чтобы выжить. Этого не изменишь, и помочь всем не удастся. Но на этот раз она просто не могла пройти мимо.
Девушка неожиданно всхлипнула, разрыдалась, и по этому случаю даже перестала дерзить.
Слезы стали для Мэриан полной неожиданностью, сама она никогда не плакала. Хотя нет, однажды все-таки разрыдалась на глазах обступившей со всех сторон толпы. Это было в тот день, когда погиб ее отец. Леди Найтон неуверенно привлекла девицу к себе и принялась утешать, успокаивающе поглаживая вздрагивающие плечи:
- Мы обязательно что-нибудь придумает, - пообещала она. – Как тебя зовут?
Алан сделал страдальческое лицо и демонстративно отвернулся, недвусмысленно дав понять, что он думает по поводу очередного приступа гуманизма.
- Напомнить вам, чем закончилось спасение некоего купца с заброшенной галеры? – поинтересовался он.
- При чем тут Галарди? – Мэриан сердито отмахнулась.
Девица немного успокоилась, вытерла слезы рукой и шмыгнула носом. Мэриан подала ей свой носовой платок.
- Меня зовут Роза, - девица от души высморкалась. – Я была горничной у мадам Жанетты до тех пор, пока мадам не спустила меня с лестницы две недели назад, - сказала она и вновь разрыдалась.
- Тебя выгнали? – переспросила Мэриан.
Бывшая горничная кивнула:
- Да. И даже не позволили зайти к себе в комнату. Там остались все мои вещи и сбережения! Все что я откладывала на черный день! – она использовала носовой платок Мэриан по назначению, а затем, смутившись, затолкала его в рукав платья.
- Но это же возмутительно! – Мэриан нахмурилась. – Нельзя вот так выгнать человека на улицу!
- Алан, мы просто обязаны восстановить справедливость. Нужно пойти к этой мадам Жанетте и во всем разобраться!
Разумеется, чего еще можно было ожидать? Он с самого начала подозревал, что закончится именно этим.
- А вы уверены, что у мадам Жанетты не было веской причины ее выгнать? – осторожно предположил Алан, - Характер у девицы, как вы изволили убедиться, не сахар.
Мэриан взяла девушку за руку:
- Ты отведешь меня к своей бывшей хозяйке, и мы вместе побеседуем с ней.
По лицу девицы скользнула тень сомнения:
- Она не станет вас слушать, - убежденно произнесла она, - А если увидит меня, то придет в ярость.
- А есть отчего? – развеселился Алан, получив очередное подтверждение своих догадок.
- Мадам сердита на меня из-за того, что я встречалась с одним из ее кавалеров, - призналась девушка.
- Она застала вас вдвоем? – предположил Алан.
- Нет, - девица покачала головой, - я призналась сама.
- И зачем ты это сделала? – поинтересовался бывший мошенник и бывший предатель, - держала бы рот на замке, и все было бы в порядке.
- Я думала, он хочет на мне жениться.
Опять у нее крокодиловы слезы на глазах. Ну сколько же можно реветь?! В конце концов, сама виновата, не нужно быть такой дурой. Некоторые женщины прямо голову теряют на почве замужества.
- Значит, жениться на тебе твой принц не собирался? – хмыкнул Алан.
- Нееет! – дурища все же зарыдала в голос, - Оказалось, он уже женат на какой-то старой макаке!
Алан выразительно покосился на леди Найтон. В его взгляде явственно читалось: «И вот об этой безмозглой курице вы собрались заботиться? Она же сама виновата в своих несчастьях». Мэриан захотелось дать ему увесистый подзатыльник – пусть не считает себя умнее других, вслух же произнесла:
- И все равно, пока что я не вижу причин выставлять бедную девушку за дверь без средств к существованию.
Она распорядилась:
- Роза, мы прямо сейчас идем к твоей хозяйке. Веди нас.
Розе, а вместе с ней и Алану, оставалось только подчиниться. Когда они остановились у крыльца небольшого розового особнячка напротив здания городской ратуши, Мэриан спросила:
- Это и есть дом мадам Жанетт?
С позором изгнанная из хозяйского дома горничная кивнула. Алан огляделся вокруг. Отчего-то ему показалось, что некоторые из спешащих по своим делам людей, с интересом на них поглядывают. Мэриан несколько раз ударила дверным молоточком, привлекая внимание обитателей дома. Вместо двери распахнулось окно на втором этаже. Выглянувшая на улицу белокурая дама средних лет оглядела стоявших на пороге гостей и выразительно прищурилась, разглядев среди них свою бывшую горничную.
- Мадам Жанетта! – пискнула девица, прячась за спиной леди Мэриан.
- Мадам, - леди Мэриан обратилась к хозяйке, - нам необходимо поговорить. Эта несчастная девица по вашей вине осталась без средств к существованию…
- По моей вине?! – возмущению мадам Жанетты не было предела.
Еще немного и она захлопнет ставни. Тогда возится со взбалмошной слезливой девицей придется им. Алан Э’Дэйл на такие подвиги не подписывался! Он изобразил на своем лице самую обаятельную улыбку, на какую только был способен, и обратился к кипящей праведным гневом даме:
- Мадам, возможно, моя спутница, леди Мэриан, подобрала неправильные слова. Глядя на вас, я не могу представить, как столь мудрая и очаровательная женщина может оказаться несправедливой. Я даже готов поверить, что эта девица, - он бросил выразительный взгляд на Розу, которая предпочитала скромно помалкивать, - понесла заслуженное наказание. Но не будет ли лучше впустить нас в дом, чтобы мы могли спокойно обо всем переговорить.

2010-07-25 в 20:01 

Debes, ergo potes
Дама в окне повнимательнее пригляделась к Алану и благосклонно улыбнулась:
- Раз уж вы так горячо настаиваете… Пожалуй, я могу уделить вам немного своего времени.
Мадам Жанетта скрылась, а спустя некоторое время послышался звук отодвигаемого засова. Дверь открылась, и белокурая дама впустила их внутрь.
Мэриан вошла, разглядывая яркое и местами вычурное убранство особняка. Прихожую и гостиную украшали мозаичные полы с цветочными узорами, а стены покрывали красочные гобелены, изображавшие весьма пикантные пасторальные сценки. Вслед за Мэриан, Алан тоже зашел в дом, а за ним прошмыгнула и бывшая горничная.
- Располагайтесь, - мадам Жанетта указала на мягкий диванчик в гостиной. Алан имел неосторожность воспользоваться предложением хозяйки, которая незамедлительно уселась рядом, вплотную придвинувшись к гостю. Брови Мэриан удивленно поползли вверх.
- Итак, что вас привело ко мне?
Не считая навязчивого внимания, оказываемого Алану, мадам Жанетта производила вполне приятное впечатление и не казалась жестокой или деспотичной, поэтому Мэриан решила отказаться от заранее заготовленных обвиняющих слов.
- Мы повстречали эту девушку, Розу, - она кивнула в сторону бывшей горничной, которая усиленно пыталась стать одним из предметов меблировки, - в весьма затруднительном положении.
Мадам Жанетт фыркнула:
- Держу пари, она предлагала себя пьяной матросне в каком-нибудь дешевом кабаке.
- К сожалению, почти так и обстояло дело, - печально кивнул Алан, стараясь немного отодвинуться от хозяйки дома.
- Так я и думала, - белокурая полноватая мадам мстительно улыбнулась, - она вполне заслужила такое наказание.
- Мадам! – маленькая круглолицая дурочка опять готова была разрыдаться.
Алан предпринял осторожную попытку примирить враждующие стороны:
- Не кажется ли вам, что она получила достаточно суровый урок? Возможно, теперь вы могли бы простить ее?
- Девушка не виновата, что на нее обратил внимание ваш кавалер, - вставила Мэриан.
- Бог ты мой! – мадам Жанетт расхохоталась. – Так вы думаете, я выгнала ее из-за того, что она пару раз переспала с моим любовником?
- Примерно так мы и подумали, - Мэриан немного смутилась от подобной откровенности.
Мадам Жанетта промокнула платочком выступившие на глазах слезы:
- Если бы дело было только в этом, я бы не обратила на случившееся никакого внимания. Но девчонка вообразила, что этот капитан, Луиджи Трапани, собрался на ней жениться, обнаглела и попыталась укусить руку, которая несколько лет ее кормила!
- Мадам! Простите! Я так виновата! – с жаром взмолилась бывшая горничная.
Хозяйка не обратила на девушку никакого внимания.
- Представляете, - обратилась она к Алану, - она обозвала меня толстой старой коровой!
Действительно, такое стерпеть невозможно. Бывший мошенник понимающе закивал, разделяя ее возмущение.
- Вы тоже находите меня толстой? – мадам Жанетт кокетливо улыбнулась Алану.
- Как можно, мадам! – плут галантно поцеловал унизанную золотыми кольцами ручку куртизанки. – Я нахожу вас весьма очаровательной и приятной во всех отношениях дамой.
Дама приятная во всех отношениях милостиво улыбнулась:
- Так вы считаете, что я должна простить эту неблагодарную маленькую дрянь?
- Безусловно, мадам. Думаю, она усвоила урок и теперь будет с надлежащим усердием выполнять свои обязанности.
Леди Мэриан с некоторым удивлением наблюдала за развернувшимся спектаклем. Алан превзошел ее ожидания. Похоже, ему удастся-таки пристроить девицу обратно.
- Подойди сюда Роза, - мадам Жанетт подозвала горничную, та с обожанием поцеловала небрежно протянутую руку, - так ты раскаиваешься в своем поведении?
- Да, мадам!
- И обещаешь впредь вести себя прилично?
- Можете не сомневаться, мадам!
- Хорошо, Роза. Я тебя прощаю. Можешь идти на кухню. Приготовь нам ужин.
Девица присела в реверансе и радостно побежала выполнять указание хозяйки.
- И, кстати, - бросила ей вдогонку мадам, - погладь мое голубое платье. Оно мне завтра понадобится.
Мадам Жанетт удовлетворенно кивнула и обратилась к леди Найтон:
- Знаете, милочка, я вам очень признательна. Подыскать хорошую расторопную прислугу, сейчас непросто. Особенно за те деньги, которые я готова предложить.
Мэриан понимающе улыбнулась.

На этот раз спасательная операция, предпринятая леди Мэриан благополучно завершилась ко всеобщему удовлетворению и им пора было уносить ноги из гостеприимного розового особнячка.
- Вы точно не хотите остаться на ужин, - разочарованно протянула Жанетт, игриво поглядывая на Алана. У того мелькнула крамольная мысль, что ненадолго задержаться было бы совсем неплохо, но стоило взглянуть на леди Найтон и эта мысль бесследно испарилась.
- К сожалению, нам пора идти, мадам, - произнес Алан, - и боюсь, очень скоро мы покинем Марсель.
- А я так и не узнала как вас зовут, мой герой, - белокурая мадам явно не желала отпускать приглянувшегося кавалера.
- Алан Э’Дейл, сударыня, - бывший мошенник галантно расшаркался.
- Если как-нибудь снова попадете в наш город, Алан Э’Дейл, заходите ко мне. Я буду рада вас видеть.
Алан странно закашлялся:
- Непременно, мадам. Вот только боюсь, у меня не будет достаточно средств, чтобы преподнести вам подарок достойный вашей красоты и обаяния.
- Об этом не беспокойтесь, - рассмеялась куртизанка, - подарками меня обеспечит синьор Трапани. А поболтать с вами мне было бы приятно…

- Кажется, ты произвел на нее неизгладимое впечатление, - едко заметила Мэриан, когда они удалились на приличное расстояние от площади Ратуши и силуэт мадам Жанетты наконец-то перестал маячить в окне.
- Необыкновенная женщина, - невпопад кивнул Алан и снова замолчал, обдумывая какую-то мысль.
Мэриан посмотрела на него и пожала плечами. Иногда понять мужчин совершенно невозможно. Вот и теперь она не могла взять в толк, что такого было в этой белобрысой стервозной мадам, от чего обычно проницательный Алан совершенно потерял голову? Хорошо хоть, она знала наверняка, этот плут быстро придет в себя.

***

На пороге гостиницы их встретил встревоженный Робин.
- Ну наконец-то! - с порога заявил он, - Я уже не знал, что и подумать!
Граф Хантингтон бросил удивленный взгляд на погруженного в меланхоличные раздумья Алана:
- Что это с ним?
- Сражен в самое сердце местной куртизанкой, - хихикнула леди Найтон.
- Надеюсь, это не очень серьезно, - озабоченно качнул головой Робин.
- Думаю, скоро пройдет, - согласилась Мэриан. – А как у тебя успехи? – поинтересовалась она.
Граф Хантингтон, прищурившись, посмотрел на девушку:
- Есть хорошие новости и плохие. С каких начать?
- Опять ты дурачишься, Робин, - упрекнула она его, - начни с хороших.
- Вэйзи был в Марселе. Нам удалось установить это совершенно точно.
- Значит, он по-прежнему направляется в Витрэ, - кивнула Мэриан. – А плохие новости?
- Он уехал отсюда пятнадцать дней назад.
- Но ведь это означает, что он уже находится в Бретани? – леди Найтон подняла встревоженные глаза на Робина.
Тот кивнул:
- Это означает, что он уже может приближаться к Витрэ.
- Нам нужно спешить, Робин! Нужно отправляться немедленно.
- Лошади готовы, Мэриан. Мы можем немедленно тронуться в путь.
- Так в чем же дело? – она уловила сомнение в его голосе.
- Это будет опасно…
- Можешь не продолжать, - отрезала леди Найтон, - даже не думай, будто у тебя получится оставить меня здесь. Если ты это сделаешь, я поеду в Витрэ одна!
С таким аргументом спорить было трудно.
Из дверей конюшни высунулся Мач:
- Так мы едем, хозяин?
- Едем! – решительно отозвался граф Хантингтонский.

2010-07-25 в 20:29 

Nefer-Ra
R.I.P. your mind
Что Мэриан, что Гисборн - сам себе ходячая неприятность :) А Алан, увы, в одном экземпляре.

2010-07-25 в 20:35 

Debes, ergo potes
Nefer-Ra это же прекрасно, что Алан такой один :)

2010-07-25 в 22:54 

Я так посмотрю. у Мэриан просто мания - спасать людей, причем не важно, нужна ли помощь или нет. В общем они с Робином два сапога пара.:)
Алан молодец, выкрутился из щекотливой ситуации:up:
Merelena:hlop::hlop::hlop:
*тихо* даешь ;)проду!

2010-07-26 в 04:41 

Debes, ergo potes
Gunn-Marit :goodgirl:

2010-07-26 в 05:13 

Debes, ergo potes
kate-kapella так просто на всякий случай, если вдруг появятся вопросы :).
читать дальше

2010-07-26 в 10:54 

Эрке
Antiquo more
подарками меня обеспечит синьор Трапани молодец мадам Жанетта, знает, что Аланы, с подарками или без, на дороге не валяются :lol: Но для Мэриан это не неприятности, а так, лёгкая разминка альтер-эго Ночного Стражника :)
Кажется, недалёк уже момент, когда все трое - Гисборн, Робин и Вэйзи - таки встретятся и жутко обрадуются...

2010-07-26 в 14:48 

Nefer-Ra
R.I.P. your mind
Эрке, есть подозрение, что Вейзи на всех желающих подержать его за горло банально не хватит :)

2010-07-26 в 15:56 

Debes, ergo potes
Эрке Гисборн, Робин и Вэйзи - таки встретятся и жутко обрадуются... :alles:
Nefer-Ra Вейзи на всех желающих подержать его за горло банально не хватит
желающих может оказаться даже больше, чем кажется на первый взгляд :)

2010-07-28 в 22:38 

Debes, ergo potes
Витрэ

С холма открывался превосходный вид на город и баронский замок. Обзор чудесный - можно разглядеть даже маленькие человеческие фигурки, копошащиеся во внутреннем дворике крепости.
- Проклятье, - Гай не сдержался и ругнулся вполголоса, - их слишком много!
- С тех пор как вы с ним расстались, барон основательно пополнил ряды своих сторонников, - невозмутимо заметил Диего.
- Вэйзи говорил, что у него есть сообщники по эту сторону пролива, - согласился бывший помощник шерифа Ноттингемского, - но я не предполагал, что ему удастся так быстро собрать их вместе. Нам придется нелегко.
- Пара десятков или полторы сотни, - Тьери пожал плечами, - нам не следует ввязываться в драку. Нужно лишь вытащить наследника из замка.
- Выглядит не слишком обнадеживающе, - прокомментировал Чезаре Дориа, разглядывая фигуры в накидках цвета опавшей листвы, суетящиеся внизу.
- Они захватили только внутренний двор, - успокоил его Диего, - попасть в донжон и в дом барона им не удалось.
- Пока не удалось, - поправил его генуэзец.
- Не понимаю, как они могли проникнуть внутрь, - пожаловался Тьери, - Витрэ вполне мог выдержать длительную осаду.
- Предательство? – предположил испанец.
- Не удивлюсь, зная барона, - Гисборн выглядел озабоченным. - Да и защитников совсем мало.
Было бы чертовски обидно проделать весь этот путь и узнать, что, в конце концов, шериф оказался впереди. Вспыхнувшая с новой силой ненависть взывала к мести.
- Гарнизон Витрэ никогда не был большим, - оказывается, де Сент что-то рассказывает. - Местные бароны не так богаты, чтобы содержать наемников.
- Герцогине Бретонской следовало подумать об этом, прежде чем останавливаться здесь, - сварливо заметил Гай, пытаясь разглядеть среди захватчиков тощую фигуру Ноттингемского шерифа.

Они осторожно спустилась с холма, ведя коней в поводу и осмотрительно стараясь не привлекать к себе излишнего внимания людей в буроватых плащах с капюшонами.
- Как мило с их стороны всем вырядиться в одинаковые дурацкие накидки, - проворчал генуэзец, - мы хотя бы знаем, от кого следует держаться подальше.
Диего неожиданно улыбнулся:
- Напротив, благодаря этому мы сможем подобраться к ним ближе, - испанец повернулся к Гисборну. – Ты не упоминал о пристрастии шерифа Ноттингемского к единообразию.
Гай покачал головой:
- Тут что-то другое. Думаю, он пытается отвлечь внимание или выдать себя за другого.
- Это может сработать. Люди, как правило, лучше всего запоминают то, что первым бросается в глаза, - понимающе кивнул испанец. – Стоит заговорщикам избавиться от плащей, и они растворятся в толпе.
- А мне интересно как зовут человека, которого шериф любит настолько, что готов свалить на него захват замка и покушение на родственников короля, – живо поинтересовался Чезаре.
Гисборн усмехнулся:
- Его имя - Робин Гуд.
Тьери нахмурился:
- Если не ошибаюсь, Робин Гуд – это прозвище графа Хантингтонского?
- Именно так, - кивнул Гай, немного удивившись осведомленности де Сента.
- Ого, - восхитился генуэзец, - а что этот граф Хантингтон и в самом деле так не любит королевское семейство?
- Граф Хантингтон всегда был на стороне короля, - Гай искоса взглянул на Чезаре. – Он предан Ричарду. По этой причине ему пришлось скрываться в лесах, поскольку власть в Ноттингемшире, куда он вернулся, принадлежала Вэйзи и…, - он невольно запнулся.
- И тебе? – подсказал генуэзец.
Гисборн кивнул и криво усмехнулся. По крайней мере, тогда ему казалось, что у него в руках действительно была власть.

***

Создавалось впечатление, что городок вымер, так пустынно было на его улицах. Но сквозь запертые ставни и плотно задернутые занавески за происходящим следили настороженные глаза. Люди ждали, чем закончится неожиданное нападение на замок.
Вообще-то скоротечные войны между феодалами средней руки не были чем-то из ряда вон выходящим. Соседи часто зарились на земли и имущество друг друга, но на сей раз, напавшим на крепость Витрэ было нужно нечто иное. Что именно происходит, в точности не знал никто, но следуя устоявшийся традиции, каждый горожанин счел за благо запереться в собственном жилище и не высовывать нос наружу.
Четыре всадника, в запыленной одежде, в плащах цвета опавшей листвы, скрывающие под капюшонами лица, не спеша ехали по непривычно тихим улочкам. Даже на базарной площади, где обычно кипела жизнь, было безлюдно. Лишь парочка жалких попрошаек, которых давно не заботило ничего кроме пустых желудков, да тощие бездомные псы, настороженно бродили меж пустых прилавков.
- Как ни странно, но таверна открыта, - Чезаре кивнул в сторону аккуратного двухэтажного здания над крыльцом которого покачивалась на проржавевших цепях внушительная вывеска. На ней красовались две странные фигуры: одна изображала оскалившуюся хвостатую тварь черного цвета, а другая отдаленно напоминала околевшего на морозе рака.
- «Кошка и омар», - прочел генуэзец надпись над входом, еще раз окинул скептическим взором шедевр неизвестного художника и пожал плечами.
Гай повернул голову, желая посмотреть, что привело его спутника в такое недоумение, и именно в этот момент у виска просвистело нечто небольшое и круглое. Он резко выдохнул и моментально развернул коня, успев заметить злоумышленника, поспешно скрывшегося в одном из узких переулков. Злость вспыхнула, как это частенько с ним случалось, моментально. Особо не раздумывая, он сжал бока своего гнедого, посылая коня вперед, и в три прыжка настиг наглеца, зажав его между стеной таверны и боком нервно бьющей копытами лошади.
Ярость требовала незамедлительного выхода. Гай занес для удара хлыст. Прижавшаяся к потемневшей кирпичной кладке маленькая фигурка в сером шерстяном плаще съежилась от испуга, но в данный момент это его совсем не трогало.
- Смилуйтесь, господин! – пожилой мужчина в добротной желто-синей камизе заслонил собой застывшего в ужасе злоумышленника.
- Отойди старик! – Гисборн был не склонен останавливаться на полпути.
- Гай! – подоспевший де Сент перехватил занесенную для удара руку, а Чезаре ловко втерся на своей миниатюрной серой кобыле между возбужденно всхрапывающим гнедым и вжавшимися в стену людьми.
- Отпусти, Тьери! – Гисборн попытался высвободить руку.
- Остынь! – де Сент резко встряхнул его.
- Это всего лишь мальчишка, Гай! – голос Чезаре не сразу, но все же просочился в сознание. Приступ гнева схлынул так же внезапно, как и накатил. Раздражение осталось. Гисборн медленно опустил руку:
- Этот, как ты выразился, мальчишка едва не разможжил мне голову! – возмущенно процедил Гай, рассматривая малолетнего нарушителя спокойствия.
Старик все еще прикрывал его своим телом.
- Это вряд ли, - подошедший Диего театрально нес за хвостик маленькую сморщенную репку, - Думаю, этим твой череп пробить не удастся.
- Он даже ничего не задел! – генуэзец поглядел на злополучный овощ и его разобрал смех.
- Ничего, кроме моей гордости, - Гай неодобрительно покосился на испанца, который все еще держал в руках орудие преступления.
- Это все по моей вине, - пожилой мужчина, который судя по манерам и одежде, был слугой в богатом доме, обратился к Гисборну, - Простите, господин, я не уследил за внуком.
У внука, мальчишки лет семи, были серо-голубые глаза, темно-русые волосы, и он решительно не походил на своего деда. Что, несомненно, должно было только радовать его мать.
- В следующий раз присматривай за ним лучше, - Гай убрал хлыст, - Добрые самаритяне не так часто попадаются на дороге.
Мальчишка, кажется, вполне пришел в себя от испуга и теперь с вызывающим видом разглядывал своего обидчика. Гисборн подумал, что хорошая порка пошла бы мелкому пакостнику только на пользу.
- На улицах сейчас небезопасно, - заметил де Сент, - вам лучше поскорее уйти домой.
- Именно это мы и собирались сделать, господин, - старик еще раз поклонился.
- Ну и что ты до сих пор тут делаешь? – Гисборн с усмешкой прищурился, наблюдая за эффектом, который произвела его фраза.
- Зачем ты снова их напугал? – осведомился Чезаре, когда старик с мальчиком скрылись в лабиринтах городских улочек.
Гисборн пожал плечами.
- Мда, - прокомментировал Дориа-младший, - был как-то под моей командой один буйный комит*, но ты бы его точно переплюнул…
- В случившемся есть и положительная сторона, - небрежно заметил Диего.
- И какая же, позволь полюбопытствовать? - Гисборн не видел в происшедшем решительно ничего положительного.
- Думаю, теперь мы можем быть абсолютно уверены, что ничем не отличаемся от всех прочих, кто напялил на себя эти плащи, - догадался Чезаре. - Со стороны заговорщиков было весьма любезно выставить патрули на подъездах к городу, - заметил он.
- Куртка на старике цветов герцогини Бретонской, - кивнул де Сент, - наверняка и он, и мальчик служат в замке.
- Как мило! – ехидно восхитился Гай, - Значит, мальчишка принял нас за сообщников нападавших, расстроился и потому запустил в меня гнилой репой?
- Ну вот ты и разобрался во всем, - хохотнул Чезаре.
Ответом ему послужил взгляд, в котором красноречиво отразилось тихое бешенство.

_______________________________________________
* Комит – командир гребцов на галере

2010-07-28 в 22:57 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Так-так так... А мальчик то случайно не тот, кого они ищут? :) Было бы очень забавно.

В общем затаив дыхание ждем продолжения.

2010-07-28 в 23:01 

Debes, ergo potes
Одинокая Волчица (Юлия) ;-)

2010-07-28 в 23:04 

Nefer-Ra
R.I.P. your mind
Merelena, не удивлюсь, если в таких же плащиках в замок заруливает группа Гуда :) Хотя им за сторонников шерифа сойти будет труднее.
Определенно нужен смайлик с плакатом "Продолжения!"

2010-07-28 в 23:05 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Merelena Боже, как я обожаю детективы и приключения с закрученным экшеном. Пользуясь случаем хочу поблагодарить автора :red:

2010-07-28 в 23:13 

Debes, ergo potes
Nefer-Ra Определенно нужен смайлик с плакатом "Продолжения!" Пишу, пишу :) . Даже бывает на работе какая-нибудь мысля придет - бегу за бумажкой записывать :crzfan:

Одинокая Волчица (Юлия) :goodgirl: спасибо ))

2010-07-29 в 12:11 

Эрке
Antiquo more
Гай есть Гай - сдержанностью и добродушием отнюдь не отличается :) Лучше бы порадовался, вспоминая юное дарование из третьей серии второго сезона, что к репе не прилагалась рогатка.
А будет рассказ про то, как Вэйзи захватил Витрэ?

2010-07-29 в 14:43 

Debes, ergo potes
Эрке А будет рассказ про то, как Вэйзи захватил Витрэ? Может шериф и прольет немного света на эту темную историю, если будет в настроении :)

2010-07-29 в 23:07 

Debes, ergo potes
***

Попасть в замок Витрэ оказалось на удивление легко. Опускная решетка была поднята, а у ворот стояли всего два или три охранника, которые свободно пропустили их внутрь. Все-таки пресловутые накидки работали в обе стороны. Им сыграло на руку и то, что заговорщики плохо знали друг друга в лицо.
Тел защитников было немного. Как и сказал Тьери, барон Витрэ не держал большого гарнизона, поэтому серьезного сопротивления стражники оказать не могли. Несколько окровавленных тел все еще лежало во дворе замка. Защитники были обречены с того момента, как люди шерифа попали внутрь. Однако всеобщего ликования в стане сторонников Вэйзи пока не наблюдалось. Из этого Гай сделал вывод, что добраться до герцогини Бретонской им еще не удалось. Это слегка обнадеживало.
Миновав двор, они скользнули в узкий проход между зданием казарм и конюшней и очутились около восточной стены замка, одновременно являвшейся стеной укрепленного господского дома. Крутая лестница без перил поднималась отсюда на крепостную галерею. Пока что заговорщики, занятые прочесыванием надворных построек, здесь не показывались.
- Главный зал находится с этой стороны, - Тьери указал на глухую стену с узкими окнами-бойницами, расположившимися под самой крышей.
- Почему ты уверен, что герцогиня именно здесь, а не укрылась в донжоне? – Диего вопросительно посмотрел на де Сента.
- Я бывал в Витрэ пару раз. Хозяин замка использует нижние этажи донжона как склад провианта. Верхние комнаты давно пустуют, за исключением наблюдательного поста на крыше, - Тьери указал на баронский штандарт, все еще развевающийся наверху.
- Вряд ли барон Витрэ поселил герцогиню с детьми над складом, - согласился Гай.
- Если нападение было внезапным, они попросту не успели бы перейти в башню, - кивнул Диего.
- Хорошо, пусть так. Но как нам попасть внутрь? – генуэзец скептически разглядывал стену, казавшуюся совершенно неприступной, - Думаю, над этим сейчас ломаем голову не только мы.
- Не туда смотришь, - снисходительно подсказал Гай.
- А куда надо?
- Туда, - испанец перевел взгляд выразительных карих глаз на двускатную крышу, крытую серой черепицей.
- Хотите сказать, мы полезем через дымоход? – Чезаре в притворном ужасе округлил глаза, - Да вы сумасшедшие!
- Другие пути для нас закрыты, - Тьери проворно взлетел на узкую галерею крепостной стены и, убедившись, что не привлек ненужного внимания, подал знак остальным.

- Так вот для чего мы тащили с собой мешок со всем этим скарбом! - понимающе кивнул генуэзец, внимательно наблюдавший за тем, как Диего тщательно прицеливается из тяжелого арбалета в дымоход, сложенный из грубых темных кирпичей. Короткая железная стрела с крючьями на одном конце и кольцом, через которое была пропущена тонкая бечевка, на другом, полетела вверх. Глухой стук и скрежет металла о камень известил о том, что она достигла цели. Испанец подергал за веревку, убеждаясь, что крючья держат прочно и кивнул Тьери. Оставалось всего лишь при помощи тонкой бечевы вытянуть наверх более толстую узловатую веревку, по которой они смогли бы вскарабкаться на крышу здания.
Гай с тоской посмотрел наверх, прикинув высоту, на которую предстояло взобраться. Дориа сочувственно улыбнулся, помня о том, как Гисборн судорожно цеплялся за тросы над палубой «Серкаторе».
Диего приготовился лезть первым, но генуэзец, вежливо кашлянув, привлек внимание к своей скромной персоне:
- Вы позабыли, кто тут главный специалист по снастям и лазанию по канатам, - напомнил он, - Кроме того, сомневаюсь, что ты легче меня, Диего.
Немного подумав, испанец согласился:
- Только будь осторожнее, иначе дон Ансальдо спустит меня с лестницы.
- Ну и напутствия у тебя, - хмыкнул Чезаре, - нет бы сказал что-нибудь торжественное.
- Торжественное тебе де Сент потом скажет, - пообещал лорд Вискайя, подсаживая Дориа-младшего.
Тьери, вместе с Гисборном наблюдавший за суетой на внутреннем дворе крепости, с удивлением обернулся, услышав собственное имя, и покачал головой, не одобряя неуместное в данный момент ребячество.
- Нам стоит поторопиться, пока они не решили проверить этот закуток, - пробормотал Гисборн и осекся, впившись взглядом в знакомую низкорослую фигуру, бодро восседавшую на плотном гнедом жеребце. Рука непроизвольно потянулась к мечу, висящему на поясе. Даже капюшон, натянутый до подбородка, не мог помешать Гаю Гисборну узнать шерифа Ноттингемского, въехавшего во двор замка Витрэ. Он непроизвольно скрипнул зубами.
- Гай, пора! – негромкий голос де Сента вывел его из оцепенения, - У тебя такой вид, словно ты привидение увидел.
- Всего лишь шерифа Ноттингемского, - отмахнулся Гисборн, следуя за Тьери, - и пока что во плоти.
- Сейчас не время сводить личные счеты, - на всякий случай напомнил де Сент, заметив опасные огоньки в глазах спутника.
- Я помню, - без всякого выражения кивнул Гай, бросив еще один взгляд туда, где пару мгновений назад видел человека, чьи приказы выполнял на протяжении пяти лет, но шерифа Ноттингемского там уже не было.

Городок, притулившийся у стен замка, с высоты казался маленьким, почти игрушечным. Островерхая двускатная крыша скрывала от них внутренний двор крепости. Гай огляделся – если не думать о высоте, с которой придется падать, все обстояло совсем не так плохо, как он мог себе представить, карабкаясь по веревке наверх.
- Надеюсь, у них не было времени развести огонь в камине, - философски заметил Чезаре, заглядывая вниз. Гисборн усмехнулся: неугомонный генуэзец даже в такой момент находил время для шуточек.
Огня в камине действительно не было, а вот сажи и копоти хоть отбавляй. Сэр Гай поморщился, пытаясь справиться с непреодолимым желанием чихнуть, и недобрым словом помянул хозяина замка, который не слишком часто прибегал к услугам трубочиста. Впрочем, он понимал, что возводит на барона Витрэ напраслину, поскольку железные скобы, вбитые в кладку дымохода, держались крепко, и, по большому счету, это единственное о чем он мог бы сейчас мечтать.
Подняв клубы серого пепла, и основательно вымазавшись, все четверо оказались в большом прямоугольном зале, скупо освещенном дневным светом, который проникал внутрь через продолговатые арбалетные бойницы, опоясывающие верхнюю галерею.
Де Сент посмотрел по сторонам и облегченно вздохнул:
- Слава богу! Кажется, мы попали именно туда, куда нужно.
- И причем основательно попали, - согласился с ним генуэзец.

2010-07-29 в 23:08 

Debes, ergo potes
***

- Кто вы такие, господа? – огненно-рыжая дама в бирюзовой бархатной накидке наспех наброшенной поверх темного шелкового платья, настороженно оглядела четырех визитеров, внезапно появившихся в каминном зале.
Темноволосый мужчина в забрызганном кровью колете, заступил им дорогу, не давая приблизиться к госпоже. Повинуясь его приказу, трое солдат направили взведенные арбалеты на незваных гостей.
Гай быстро огляделся. Помимо нескольких воинов и рыжеволосой дамы, которая, совершенно очевидно, могла быть только Констанцией де Пентьевр, в зале находилась зеленоглазая девочка лет десяти, удивительно похожая на герцогиню, и светловолосый мальчик примерно того же возраста, что и малолетний негодяй, которого он едва не пришиб сегодня утром. Похоже, им наконец-то удалось найти наследника.
- Я граф де Сент, - с легким поклоном представился Тьери, выглядевший в данный момент отнюдь не по-графски, - Вы меня узнаёте, сударыня?
- Да, я вас помню, - спустя несколько мгновений герцогиня кивнула, и жестом дала понять своим защитникам, что опасности нет. – Надеюсь, граф, вы не затаите обиды на барона Витрэ. Он всего лишь пытается защитить меня и детей.
- Конечно, я все понимаю, - де Сент протянул руку барону и тот пожал ее.
- Я подумал, вы из тех разбойников, что обманом проникли в мой замок.
- Как им удалось попасть внутрь? – этот вопрос давно не давал де Сенту покоя.
Барон Витрэ горько усмехнулся:
- Это полностью моя вина, - он пояснил: - Сейчас в деревнях сезон обмолота. Я приказал часть урожая свозить сюда для большей сохранности и велел своим людям беспрепятственно пропускать телеги с зерном. Разбойники воспользовались этим и проникли в замок. Ночью они напали на караульных, открыли ворота и впустили остальных. К счастью, один из солдат успел поднять тревогу. Мы заперли входную дверь и держали оборону. Этот зал – наше последнее прибежище.
- Больше смахивает на ловушку… - пробормотал сэр Гай, с сомнением разглядывая ненадежную баррикаду из мебели. – На вас напал не какой-нибудь разномастный сброд, барон. Среди людей Вэйзи есть опытные солдаты, бившиеся с сарацинами, а некоторые много лет прослужили наемниками.
- Я и сам был в Святой Земле, - Леонард Витрэ нахмурился, – и знаю с какой стороны держать меч.
- Они дали нам на раздумье час, - пояснила герцогиня, - если до полудня мы не сдадимся, они начнут штурм.
- Не сочтите за дерзость, барон, - Диего указал на запертую дверь, - с той стороны находится больше сотни солдат. Даже если в руках у них не будет ничего кроме палок, в чем я сильно сомневаюсь, вы вряд ли сумеете их одолеть.
- То, о чем вы говорите, ясно и нам, милорд, - герцогиня машинально поправила прическу и устало посмотрела на гостя.
- Диего де Хара, герцог Вискайя, к вашим услугам, - испанец коротко поклонился и представил остальных:
- Чезаре Дориа капитан из Генуи, - Дориа-младший склонился к руке дамы.
- Сэр Гай Гисборн, - рыцарь сдержанно кивнул.
- Я рада видеть вас всех, господа, но боюсь в сложившейся ситуации это чувство неуместно, - герцогиня печально покачала головой и обратилась к Диего:
- Так что вы предлагаете, лорд Вискайя?
- Граф де Сент объяснит лучше меня, - Диего посмотрел на Тьери.
Тот быстро обрисовал обстановку:
- Людям, которые захватили замок, нужен ваш сын, герцогиня. Завещанием Ричарда, Артур Плантагенет назначен наследником английской короны. Именно поэтому его жизни сейчас угрожает смертельная опасность. Единственный выход, который кажется приемлемым – переправить мальчика под защиту его бабки Элеоноры Аквитанской. Возможно, ее влияния будет достаточно, чтобы оградить Артура от посягательств людей принца Джона и Филиппа-Августа.
- Артур объявлен наследником и на него началась охота? – Констанция де Пентьевр медленно опустилась в кресло. – Означает ли это, что Ричард умер? - Герцогиня подняла глаза на графа де Сента и его спутников.
- К сожалению это так, сударыня, - Тьери кивнул. – Король скончался в Святой Земле около двух месяцев назад. Слухи об этом распространяются. Немного странно, что вы до сих пор ничего не знаете.
- Мы здесь совсем оторваны от мира, граф, - барон Витрэ сокрушенно покачал головой, - Известия доходят до нас в последнюю очередь.
Колокол на звоннице городского собора зазвонил к обедне.
- Ваше время вышло! – кто-то бесцеремонно начал долбиться в дверь. – Открывайте немедленно!
Гай наклонил голову и прислушался - знакомый голос. Сэр Кэнтон собственной персоной!
- Решайте скорей, сеньора, - Диего склонился к креслу, в котором сидела Констанция, - нам необходимо забрать мальчика… Даю слово чести, мы о нем позаботимся, - испанец выжидающе посмотрел на герцогиню.
Констанция де Пентьевр беспомощно подняла глаза:
- Да, конечно, я вам верю, но…
Тяжелая дубовая дверь, запертая на окованный железом засов, пока что успешно сопротивлялась натиску атакующих ее приспешников шерифа Ноттингемского.
- Ты теряешь время, Диего… - прошипел Гай, разглядывая мальчишку, прячущегося за спиной барона Витрэ.
- Вы согласны доверить нам своего сына? – де Сент обратился к герцогине.
- Да, я согласна, - леди де Пентьевр, наконец-то решилась, - И я поручаю вам доставить Артура в Кастельно, к герцогине Аквитанской.
- Вот и прекрасно, - Гай сделал попытку взять мальчика за руку. Тот увернулся. Гисборн неразборчиво процедил сквозь зубы что-то нелицеприятное.
- Сэр Гай! - Констанция де Пентьевр страдальчески вскинула брови. Она явно собиралась что-то сказать.
- Да, миледи? – Гай вопросительно посмотрел на герцогиню.
- Вы неверно истолковали ситуацию …Этот мальчик не Артур. Это Фернан, сын барона.
- Герцогиня?! – сказать, что все четверо были поражены, означало не сказать ничего.
- Тогда где же ваш сын? – удалось выдавить Гаю.
- Накануне я позволила Артуру, вместе с доверенным слугой, выйти в город, - леди Констанс умоляюще посмотрела на де Сента. – Вы должны отыскать его! Я боюсь подумать, что может случиться, если мятежники его обнаружат.
- Пожилой слуга в желто-синей камизе и темноволосый мальчик в сером плаще? – Чезаре вопросительно посмотрел на убитую горем мать.
- Да, это они! Значит, вы их видели? – с надеждой в голосе прошептала герцогиня.
Гай тяжело вздохнул и машинально провел по лицу ладонью:
- Он был у меня в руках! – потрясенно пробормотал он.
- У вас есть какие-нибудь предположения, где мы можем их отыскать, миледи? – спросил Диего.
Женщина задумалась:
- Я знаю лишь, что у Рауля, нашего слуги, в городе живет сестра и она замужем за кузнецом… Возможно, они могли укрыться у них.
- Этого достаточно, сударыня, - заверил женщину Диего де Хара, - мы их отыщем.
- Вот, возьмите это, - Констанция де Пентьевр сняла с указательного пальца золотое кольцо с изумрудом. – Покажите его Раулю, так он поймет, что вы действуете от моего имени.
Испанец коротко поклонился, надевая кольцо герцогини на мизинец левой руки.
- Не беспокойтесь, сударыня, все обойдется.
Барон Витрэ положил руку на плечо графа де Сента и кивнул, указав взглядом на развороченный камин:
- Ступайте, найдите мальчика и доставьте его к Элеоноре Аквитанской…
- А что будет с вами? – Чезаре встревоженно посмотрел на леди Констанцию и барона.
- Не волнуйтесь, - хозяин замка спокойно улыбнулся. - Вы сказали, эти люди ищут наследника? Они его найдут.
- Я не смею просить вас об этом, Леонард! – герцогиня впервые обратилась к барону по имени. – Это слишком рискованно…
- Рискованно подвергать жизнь будущего короля большей опасности, чем необходимо, - Леонард Витрэ был тверд в своем намерении пожертвовать сыном, - Ступайте скорей, или все будет напрасно.
Диего де Хара не стал возражать, понимая, что спорить с человеком, принявшим решение, бесполезно:
- Идем, Чезаре, - кивнул он генуэзцу.
- Ну же! Дверь долго не протянет, - Гисборн подтолкнул замешкавшегося де Сента к камину. – Пора уходить.
- А ты? – Тьери обернулся, заподозрив неладное.
- Я сразу за тобой, - заверил его Гай. Он подсадил де Сента, помогая графу дотянуться до первой железной скобы, подождал немного и задвинул тяжелую чугунную заслонку, перекрывая дымоход.
Леонард Витрэ вопросительно посмотрел на гостя.
- Я остаюсь, - будничным тоном сообщил Гисборн, отвечая на немой вопрос. – Мне есть о чем расспросить шерифа Ноттингемского.
- Ваш сын справится с ролью, барон? – Гай пристально посмотрел на мальчишку, от которого, возможно, зависела его жизнь.
Леонард Витрэ опустился на колени, так чтобы его глаза оказались на одном уровне с глазами сына и что-то тихо ему говорил.
- Артуру грозит опасность, отец? – серьезно спросил мальчик.
- Да, сын, - ответил барон, - и мы должны его защитить.
- Я понимаю, - шестилетний Фернан Витрэ обернулся к герцогине:
- Я все сделаю, миледи. Артур – мой друг.
Констанция де Пентьевр склонилась к мальчугану и поцеловала его в щеку. В глазах герцогини стояли слезы.
Гисборн тяжело вздохнул и отвернулся. Как же он ненавидел эти сентиментальные сцены!
Дверь в каминный зал затрещала. Упорные ублюдки догадались притащить топор.

2010-07-31 в 02:53 

Nefer-Ra
R.I.P. your mind
Шерифа ждет сюрприз...

2010-07-31 в 15:31 

Эрке
Antiquo more
Nefer-Ra ...всех, всех, похоже, ждут разнообразные сюрпризы :)
...Одно меня огорчает - что конец истории я при любом раскладе узнаю только в сентябре. Ибо уезжаю в крестовый поход в дикие, лишённые интернета края.

Merelena
Спасибо за один из лучших макси-фиков, которые я только читала. Вдохновения и продолжения, продолжения!!! :type:

2010-07-31 в 16:17 

Debes, ergo potes
Nefer-Ra , Эрке ;) ваше внимание к моему скромному доморощенному творчеству очень приятно. Приключения продолжатся, всяческие сюрпризы тоже запланированы :D

Эрке оторваться от благ цивилизации бывает иногда приятно и полезно. Удачной поедки :)

2010-07-31 в 17:52 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Хех, шерифа ждет ОЧЕНЬ разозленный Гисборн. Если конечно Диего и Ко, не поймут, что он остался и не утянут его за собой.

2010-07-31 в 18:23 

Debes, ergo potes
Одинокая Волчица (Юлия) компания и рада бы вернуться, но долг и перекрытый дымоход не дают :)

2010-07-31 в 22:50 

Debes, ergo potes
***

- Перестаньте ломиться в дверь, идиоты! – рявкнул сэр Гай, припомнив навыки работы в должности помощника шерифа Ноттингемского. – Я открываю!
Шум и возня в коридоре на время стихли. Когда створки распахнулась, нападающие, совсем не ожидавшие столь быстрой капитуляции, стали свидетелями весьма занимательной сцены: барон Витрэ добровольно сложил оружие и сдался в плен сэру Гаю Гисборну. Защитники замка признали поражение и, фигурально выражаясь, выкинули белый флаг.
Кэнтон, среди первых ворвавшийся в зал, остановился в замешательстве:
- Сэр Гай?! Как вы тут оказались?! – он явно не рассчитывал на встречу с человеком, чье место в данный момент занимал.
- Ты не поверишь, если расскажу, - усмехнулся Гисборн.
В этот момент, голос, бодрый до печеночных колик, жизнерадостно произнес:
- Кэнтон, наконец-то ты сподобился сделать что-то стоящее! Я уж было подумал, что заночую прямо под дверью!
Гай резко выдохнул: нет, барон совсем не изменился. По-прежнему энергичен и также переполнен сарказмом. Гисборн поднял глаза и встретился взглядом с шерифом Ноттингемским:
- Не рассчитывали снова меня увидеть, милорд? – он недружелюбно прищурился, рассматривая бывшего патрона. И, бог ты мой, как хотелось взять Вэйзи за шкирку и хорошенько потрясти, а еще лучше проткнуть насквозь, чтобы никогда больше не видеть этой мерзкой ухмылки… Рука непроизвольно потянулась к мечу. Сдержаться стоило немалых усилий. Спокойно, Гисборн! Сейчас не время. Пока…
Глазки Вэйзи, как маленькие буравчики сверлили бывшего помощника. Барон спешно пытался понять, как следует вести себя с неожиданно восставшим из мертвых подопечным. Можно ли снова использовать однажды подпорченный товар или лучше окончательно отправить на свалку? Следует признать, иногда Гисборн бывал полезен. Но получится ли управлять им также легко, как прежде? Немного поколебавшись, барон принял решение.
- Гиззи, мой мальчик! Как я рад снова тебя видеть! – шериф простер дружеские объятья. – Как мне тебя не хватало! Мои новые помощники мало на что годятся.
Стоявший поблизости Кэнтон мрачно насупился.
- Сэр? – Гай, скорее ожидавший допроса с пристрастием, но никак не показного радушия, был слегка удивлен.
- Временами мне так недоставало тебя, Гисборн! – почти не погрешив против истины, сообщил барон.
- Только временами? – Гай усмехнулся. - А мне показалось, вы охотно со мной расстались.
- Превратности судьбы и досадное недоразумение, - барон развел руками. – Безмозглый матрос обрубил канат. Ты же знаешь, я всегда относился к тебе как к сыну. Неужели ты мне не веришь?
Он бы поверил, будь у него память похуже. К сожалению, или, наоборот, к счастью, сэр Гай отчетливо помнил выражение лица шерифа Ноттингемского, когда тот обещал поставить за него свечку Святому Покровителю Дураков.
- Я хочу вам верить, милорд, - осторожно произнес Гисборн.
- Вера – это прекрасно! – шериф проникновенно возвел глаза к потолку. – Вера творит чудеса! Я молился о твоем спасении, и мои молитвы были услышаны! Понимаешь ли ты, что это означает?
- Не вполне, - Гай посмотрел на барона, ожидая разъяснений.
- Это значит, что вместе мы способны на многое! Ты готов снова идти за мной?
- Конечно, милорд, - по крайней мере, он надеялся, что слова прозвучали достаточно убедительно.
- Вот и прекрасно, мой мальчик, - барон удовлетворенно кивнул. – А теперь напомни мне, что ты тут делаешь?
- Я принял капитуляцию Витрэ, - Гай спокойно посмотрел на шерифа. – Сэр Леонард мой пленник.
- В самом деле? – Вэйзи усмехнулся.
- Да, милорд, - подтвердил Кэнтон, которого никто ни о чем не спрашивал, - барон в моем присутствии сдался сэру Гаю.
- Надеюсь, ты понимаешь, Гиззи, что это не более чем формальность?
Если, он все же решит оставить Гисборна у себя, придется заново учить его послушанию. Шериф посмотрел в глаза вновь обретенному помощнику:
- Окончательные решения здесь по-прежнему принимаю я. Надеюсь это тебе понятно?
- Разумеется, милорд.
- Значит, он тебе сдался? Мы вполне могли бы обойтись без этих формальностей, - шериф поморщился. - Ты решил сыграть в собственную игру, Гисборн?
- За него дадут неплохой выкуп, - пожал плечами сэр Гай. – Вы же не будете возражать, если я получу компенсацию. Кроме того, я приглядывал за мальчишкой, чтобы он никуда не делся.
Немного подумав, Вэйзи согласился:
- Разумно, даже слишком.
Взгляд шерифа метнулся к Констанции де Пентьевр, которая держалась с поистине королевским достоинством.
- Прелестные ангелочки, сударыня, - вполне натурально умилился шериф, разглядывая детей, прижавшихся к герцогине. – Оба ваши?
С Гисборном он разберется позже. Неожиданно вернувшийся помощник и так отнял у него слишком много времени.
- Какой милый мальчик! - Вэйзи взъерошил светлые кудряшки предполагаемого наследника.
Хозяин Витрэ вздрогнул и подался вперед. Ожидавший подобной реакции Гисборн ткнул его в бок локтем и, почти не размыкая губ, прошипел:
- Спокойно, барон!
- Как тебя зовут, малыш? – шериф доброжелательно посмотрел на мальчугана.
Гай затаил дыхание. Сейчас всё зависело от ответа шестилетнего сопляка.
- Меня зовут Артур, - мальчишка вызывающе посмотрел на барона, - я сын герцогини Бретонской! А вы подлый разбойник, сэр, и вас ждет виселица!
Кажется, обошлось. И заключительная фраза впечатлила: вполне в духе наследника Ричарда. Гисборн мог видеть лишь спину шерифа, но судя по всему, ответ его удовлетворил. Жестом фокусника Вэйзи извлек на свет божий маленькую деревянную лошадку и сунул ее Фернану со словами:
- Чудный ребенок! И такой смелый… Вот, держи это!
Леди Констанция возмущенно вздернула подбородок:
- Вам придется ответить за свои поступки! Я требую немедленного освобождения!
- Помилуйте, сударыня! – шериф всплеснул руками. – Вы вовсе не пленница. Можете считать себя моей почетной гостьей.
- И кто же мой любезный хозяин? – герцогиня не скрывала презрения.
- Называйте меня Гуд, мадам, - Вэйзи картинно раскланялся, - Робин Гуд.
Гисборн усмехнулся: жаль, здесь нет Чезаре. Дориа-младший счел бы эту сцену восхитительной.

2010-07-31 в 22:54 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Боже мой! Какой неожиданный поворот. Гисборн затеял свою игру и... сумел сдержатся! :hlop: :hlop: :hlop:

Браво автор, я честно говоря ожидала побоища с множеством трупов.

- Называйте меня Гуд, мадам, - Вэйзи картинно раскланялся, - Робин Гуд.
ЫЫЫ *бъется в истерике* Вейзи прекрасен.

2010-07-31 в 23:03 

Debes, ergo potes
Одинокая Волчица (Юлия) ...шериф - это да :) Мне так хотелось, чтобы он это сказал :gigi:

2010-07-31 в 23:21 

Nefer-Ra
R.I.P. your mind
Самообладание у шерифа на зависть Гуду и Гисборну вместе взятым. Скорость соображения - тоже.

2010-08-01 в 13:34 

Debes, ergo potes
Самообладание у шерифа на зависть Гуду и Гисборну вместе взятым. Скорость соображения - тоже. Да, он такой - маниакально настроенный гений, :crztuk:

2010-08-04 в 23:29 

Debes, ergo potes
***

- Чертов упрямец! – Диего в сердцах сплюнул и витиевато выругался на испанском. Оказавшись за стенами замка, лорд Вискайя, дал волю эмоциям.
- Как вы думаете, у Гисборна хватит ума не пытаться убить шерифа, когда вокруг полно его людей? – спросил Чезаре, которого явно терзали на этот счет большие сомнения.
- Будем считать, что хватит, - ответил де Сент, окинув замок Витрэ мрачным взором.
Когда они поняли, что остались втроем, возвращаться было уже поздно. Гисборн не оставил им выбора: вернуться назад тем же путем, которым они пришли, было невозможно. Кроме того, предстояло отыскать сына герцогини. От того как быстро они сумеют вывести наследника из города, зависела судьба английской короны.
- Я не могу отказаться от поисков мальчика, даже ради Гисборна, - Тьери в упор посмотрел на испанца.
Тот кивнул:
- Я постараюсь вытащить сукина сына, пока он ничего не натворил.
- Если будет сопротивляться, хорошенько стукни его по голове и свяжи, - посоветовал Дориа-младший вполне серьезно.
- За этим дело не станет, - Диего сверкнул белозубой улыбкой.
- Встретимся в Этреле, - Тьери быстро набросал в дорожной пыли схематичную карту. – Мы будем ждать вас в трактире. Его легко отыскать - других там просто нет.
- Два дня, Тьери, - Диего посмотрел родичу в глаза. – Если ни один из нас к этому времени не придет, уходите.
Де Сент кивнул:
- Постарайтесь все-таки вернуться вовремя.
- Чуть не забыл! – лорд Вискайя стянул с пальца кольцо с изумрудом. – Без этого вам будет трудновато убедить старину Рауля отдать мальчишку.

***

Шериф Ноттингемский пребывал в приподнятом настроении. Еще бы! Все сложилось как нельзя лучше: он в Бретани, у него в руках малолетний наследник английской короны, его сестра и их мать. Кроме того, завещание Ричарда, по-прежнему лежит в походном сундучке с двойным дном, надежно упакованное в черный футляр из крокодиловой кожи.
И наследник и завещание стоят немало даже по отдельности, а уж вместе им просто нет цены. Главное с умом распорядится активами. Вэйзи с комфортом расположился в удобном кожаном кресле. Не так давно оно принадлежало барону Витрэ, но сейчас сэру Леонарду приходится довольствоваться куда более скромной мебелью. Впрочем, он и за это должен быть благодарен. Пусть скажет спасибо Гисборну, влезшему со своей дурацкой идеей капитуляции. Надо же было до такого додуматься! «Он принял капитуляцию Витрэ!» И ведь не поспоришь – Кэнтон со своей приверженностью правилам, пожалуй, мог и взбрыкнуть, попытайся он казнить барона сейчас. Что поделаешь, в природе еще попадаются экземпляры, чтущие рыцарский кодекс. Да, впрочем, бог с ним – этим бароном… Он не опасен и ценности не представляет. Пусть Гисборн получает за него выкуп, если ему так хочется. Чем бы дитя не тешилось…
Кстати о Гисборне. Шериф слегка нахмурился и перешел к беглому пересмотру пассивов. Непонятно откуда свалившийся на его голову сэр Гай внушал подозрения. Барон не мог уяснить для себя окончательно: то ли Гисборн действительно так глуп, что готов запихнуть обиду себе в глотку и молча служить как и прежде, то ли, напротив, поумнел за несколько недель отсутствия и решил начать собственную игру. Впрочем, была и еще одна возможность. Шериф Ноттингемский понимающе улыбнулся пришедшей в голову мысли. Вероятнее всего, бывший помощник просто успел найти себе нового покровителя и теперь выполняет его указания. Барон прищелкнул пальцами и сам себе кивнул: да, должно быть, именно так и обстоят дела. Остается лишь выяснить, на кого работает Гисборн.
Вэйзи поскреб жесткую щетину на давно не бритом подбородке и задумчиво пробормотал:
- Ищи того, кому это выгодно.
Больше других и в наследнике, и в завещании нуждается принц Джон. Хотя сбрасывать со счетов французского короля Филиппа-Августа тоже нельзя. Так кто же? Джон или Филипп-Август? К кому из них мог обратиться Гисборн?
В кабинет заглянул сэр Кэнтон на физиономии которого невооруженным глазом читалось беспокойство, смешанное с восторгом. Вид у помощника был еще более идиотский чем обычно.
- Чего тебе? – барон вопросительно поднял бровь.
- Милорд! Его высочество принц Джон со свитой прибыли в замок!
Ну вот, кажется, он получил ответ на свой вопрос. Теперь все окончательно встало на свои места.

2010-08-04 в 23:43 

Nefer-Ra
R.I.P. your mind
Все веселее и веселее. Кстати, а кто-то вообще знает мальчишку-наследника в лицо? Тот же принц Джон?

2010-08-04 в 23:53 

Debes, ergo potes
***

Принц выглядел великолепно, впрочем, как и всегда. Его высочество разбирался в моде, регулярно обновлял гардероб, не забывал заботиться о маникюре и тщательно следил за своей безопасностью. Принца сопровождал внушительный отряд наемников, отлично вооруженных и никогда не теряющих бдительности.
Сэр Гай, стоя на ступенях замка по правую руку от шерифа, хмуро следил за тем, как разряженный венценосный щеголь выбирается из экипажа. Гай не любил неожиданностей, а брат покойного короля нагрянул более чем внезапно. Утешало только то, что барон, кажется, тоже не ожидал увидеть в Витрэ своего патрона.
- Ваше высочество! – Вэйзи склонился в почтительном поклоне. – Добро пожаловать в Витрэ. Ваш приезд стал для нас настоящим сюрпризом!
- Надеюсь, приятным? – его высочество тонко усмехнулся.
- О, безусловно, Ваша светлость! – шериф приложился к холеной руке, обильно унизанной перстнями.
- Что ж, шериф, - принц милостиво улыбнулся, - мы тоже рады вас видеть.
Младший брат Ричарда окинул внутренний двор замка взглядом, подернутым ленивой поволокой, и остановился на Гисборне.
- А вы, должно быть, сэр Гай? – принц досадливо поморщился, как человек, забывший нечто важное. – Никак не могу вспомнить вашу фамилию…
- Гисборн, Ваше высочество, - Гай поклонился, неприятно поразившись тому, что его светлость интересуется его скромной персоной.
- Ну да, конечно, - доброжелательно закивал принц и поманил Гисборна к себе, - Я бы хотел переговорить с вами… Наедине, - добавил он, выразительно покосившись на шерифа Ноттингемского.
- Как пожелает Ваше высочество, - барон скромно удалился.
Сэр Гай приблизился к принцу, спиной ощущая острый взгляд барона. Шерифу явно хотелось знать, о чем принц желает поговорить с его помощником. Гай тоже был не прочь это выяснить.

- Ты меня любишь?
Подобный вопрос, заданный тридцатилетним не лишенным привлекательности мужчиной, не будь он даже английским принцем, способен привести в замешательство.
- Милорд?! – Гай поднял на принца удивленные глаза.
- Ты меня любишь, Гисборн? – капризно повторило его высочество.
- Всем сердцем, милорд, - Гай почтительно склонил голову.
- А вот Вэйзи совсем меня не любит, - покачал головой принц. – Это недопустимо! Ты меня понимаешь?
Гай не понимал, но признаваться не стал.
- Отец учил меня окружать себя только теми, кто мне предан и теми, кто меня любит, - принц имел вид томный и удрученный, - А как я могу доверять шерифу Ноттингемскому, когда он скрывает от меня важные известия? Ты знал, что он ничего не сообщил мне о завещании брата?
- Нет, милорд, не знал, - ответить честнее было невозможно.
- По-твоему, Вэйзи заслуживает моего доверия? – спросил принц и благожелательно помахал барону рукой.
- Мне кажется, милорд, - осторожно высказался Гай, - доверять такому человеку затруднительно.
- То же самое сказал себе и я, получив сообщение от верного человека, - принц Джон небрежно откинул со лба длинную прядь тщательно завитых волос.
- Сообщение от верного человека? – переспросил сэр Гай, пытаясь собраться с мыслями и понять, чего хочет от него лощеный венценосный интриган.
- От Шеридана – в недавнем прошлом наставника телохранителей Ричарда, - принц довольно кивнул, - Брат совсем не ценил его, в отличие от меня.
- Это имя мне знакомо, - Гай сделал попытку поддержать видимость беседы.
- Ну а ты, Гисборн? – вкрадчиво поинтересовался принц. – Я могу доверять тебе?
- Безусловно, Ваше высочество, - сэр Гай почувствовал, как по спине ручейками стекает холодный пот.
- Докажи мне! – громким шепотом произнес принц, вплотную приблизившись к растерянному собеседнику. - Убей для меня Вэйзи и я сделаю тебя шерифом вместо него!
- Шерифом? – не так давно эта должность была предметом мечтаний…
- Из тебя выйдет хороший шериф, Гисборн, - Его высочество протянул холеную руку для верноподданнического поцелуя. – Ты согласен?
Гаю не оставалось ничего иного как покорно приложиться к руке принца и ответить:
- Согласен, милорд.
- Полагаю, в этом замке есть часовня? – Его высочество задумчиво посмотрел на рыцаря.
- Думаю, что есть, - вопрос принца привел Гая в недоумение. – Вы собираетесь помолиться?
- Не я, а ты, Гисборн, - принц Джон снисходительно улыбнулся. – Скажем, сегодня после захода солнца…
- Милорд?!
- Я на тебя рассчитываю. Не подведи меня.
Его светлость отвернулся и нетерпеливо прищелкнул пальцами, подзывая лакея:
- Почему я до сих пор стою на солнцепеке? Где влажные полотенца?! Отчего никто не желает проводить своего принца в его покои?!
Во дворе тут же возникло вавилонское столпотворение в миниатюре. Прислуга засуетилась, выполняя пожелание его высочества. Шериф Ноттингемским воспользовался случаем и вновь оказался подле принца:
- Смею заметить, для вас подготовлены лучшие комнаты, милорд.
- Вы меня порадовали барон, - принц благожелательно улыбнулся и последовал за шерифом, мимоходом бросив на Гисборна многозначительный взгляд.

***

Комната барона, куда перенесли его вещи, пустовала. Это было совсем неудивительно, учитывая, что шериф Ноттингемский в данный момент устраивал торжественный прием в честь принца Джона.
Лучащийся самодовольством принц восседал за пиршественным столом, улыбался и произносил тосты, мечтая избавиться от Вэйзи чужими руками. Гай усмехнулся: забавно, что желание принца совпадает с его собственным. А что? Пожалуй, он вполне может доставить Его светлости удовольствие и одновременно отомстить шерифу. Разве не этого он хотел, когда стоял на палубе «Святого Марка» и смотрел, как с каждым взмахом весла удаляющейся шлюпки гаснет надежда остаться в живых? Принц обещал сделать его шерифом… Вот только может ли он доверять Его Высочеству?
Гай быстро огляделся. Вряд ли шериф расстался с заветным футляром, но и хранить на видном месте он его не будет. Гисборн проверил шкаф, ящики письменного стола и остановился подле тяжелого, окованного железом сундука. В дело пошла старая, местами проржавевшая секира, снятая со стены. Нужно будет при случае поблагодарить барона Леонарда за любовь к антиквариату. Под слоем тряпок завещания не оказалось, зато обнаружилось двойное дно. Сэр Гай отодрал дощечки, прикрывавшие потайной отсек и улыбнулся. Наконец-то он нашел то, за чем, собственно говоря, сюда и пришел. Заметать следы своего пребывания он не собирался. Шериф должен знать, кто здесь побывал и что именно забрал.

2010-08-04 в 23:54 

Debes, ergo potes
***

Солнце уходило за горизонт и за окном стремительно темнело.
Гай преклонил колени перед алтарем. В маленькой часовне было уютно и тихо. Пожалуй, сейчас это единственное место в замке, где еще ощущались покой и умиротворение. Здесь можно было подумать о бренности бытия и тщетности человеческих надежд. Однако, он пришел сюда не за этим.
- Что ты тут делаешь? – шериф и прежде любил появляться неожиданно. - Молишься о своей душе?
Сэр Гай обернулся, поднимаясь с колен. Он совсем не удивился.
- О твоей! – клинок со свистом рассек воздух в дюйме от тощей шеи барона. Вэйзи проворно отскочил назад. В его руке тоже был меч.
- Это принц тебя надоумил? – шериф занял оборонительную позицию. – По его указке ты выкрал завещание? Он подговорил тебя напасть?
- Принц здесь не причем, Вэйзи, - рыцарь по-волчьи оскалился. – Это я!
- Мне не следовало принимать тебя назад, Гисборн! Я знал, что ты мне врешь, – барон перешел в нападение.
- Я?! – Гай принял удар на крестовину меча. – Я выполнял все ваши приказы! А вы решили от меня избавиться!
Резкий диагональный замах распорол куртку на груди шерифа.
- Это была ошибка! Я осознал свою вину, - барон медленно отступил к коридору, держа перед собой меч. – Верни завещание, и я позволю тебе уйти.
- Ты получишь его только через мой труп! - Гай не поддался на провокацию.
- Я могу это устроить, Гисборн, - шериф сделал обманный выпад, целя в корпус противника. Гай уклонился.
– Попытайся! А я посмотрю, как у тебя получится, - проронил он.
- Если не принц Джон, то кто?! – шериф не мог поверить, что Гисборн действует по собственной инициативе. - Филипп-Август?
Сэр Гай зло усмехнулся:
- Не угадал, Вэйзи!
- Неужели королева-мать?! – шериф присвистнул. - Я всегда знал, что ты кретин, Гисборн, но на этот раз ты превзошел самого себя.
- Заткнитесь, шериф, и защищайтесь, - посоветовал сэр Гай.
Какое-то время в темном переходе слышались лишь глухой стук клинков, прерывистое дыхание и сдавленные ругательства. Затем раздался вскрик: барон выронил оружие и упал, со стоном прижимая к груди окровавленную руку:
- Пощади! – прохрипел шериф, не сводя глаз с бывшего подчиненного и потихоньку отползая назад.
- От тебя одни неприятности Вэйзи! Ты губишь все, к чему прикасаешься! Это из-за тебя погибла Мэриан!
Галерея кончилась, спина шерифа уперлась в окованную железом дверь. Гай приставил к горлу барона острие меча:
- Ты не представляешь, как я мечтал об этом. Два долгих дня в море между жизнью и смертью с единственной мыслью о мести! Я поклялся, что ты будешь страдать, как страдал я. Ты будешь умирать долго и мучительно!
- Пощади! – повторил барон, его взгляд испуганно заметался. – Подари мне быструю смерть!
Этот страх в глазах был отвратителен. И эта униженная мольба… Рука Гая дрогнула.
- Ты идиот, Гисборн! – шериф метнулся вперед. Гай заметил стилет слишком поздно. Отклониться не получилось. Резкая боль обожгла бедро. Он непроизвольно вскрикнул.
- Гуманность – твое слабое место, мой мальчик. Я пытался тебя научить! – шериф с наслаждением повернул клинок в ране.
В глазах потемнело. Гай собрался с силами и оттолкнул Вэйзи прочь.
Шериф отлетел назад, распахнул плечом дверь и выкатился на галерею крепостной стены.
Пошатываясь, Гай последовал за ним и остановился в недоумении: барон исчез.
«Ну кто мешал тебе сразу его прикончить, Гисборн? Зачем понадобилось рассказывать, как ты мечтаешь о мести?» - рыцарь медленно поворачивался, держа клинок перед собой на вытянутой руке. Раненая нога подвела – он оступился и в тот же миг получил дрекольем по затылку. Меч выпал и ударился о деревянный настил.
- Ты что-то уронил, Гисборн? - тычок в живот заставил согнуться, а размашистый удар в челюсть отбросил к зубцам крепостной стены. Он почти вывалился наружу и замер, пытаясь удержать шаткое равновесие.
Вэйзи с усмешкой приблизился:
- Ты знаешь, я любил тебя как сына, - барон не упустил возможности еще раз медленно повернуть рукоять стилета, торчащую из раны. Гисборн закричал от боли.
- А ты любил меня как отца, - шериф ласково улыбнулся и толкнул его вниз.
Сейчас наступит конец… Гай отчетливо осознал это. Время тянулось медленно как загустевшая патока. Глумливо улыбающиеся глаза шерифа, полная луна, равнодушно взирающая с небес, бледные огни, зажженные в городе… Он понял, что теряет равновесие и падает.
Неожиданно лицо Вэйзи перекосила гримаса боли и недоумения, шериф пошатнулся, вскрикнул и куда-то исчез... Отчаянным усилием Гай выбросил вверх левую руку, цепляясь пальцами за шершавый зубец стены. Только бы не сорваться и постараться подтянуться. Чья-то твердая рука крепко стиснула запястье. Шериф? Гай правой рукой выдернул застрявший в ране стилет, скрипнул зубами и посмотрел наверх.
- Диего?!
- Он самый, - недовольно проворчал испанец, перетаскивая приятеля через парапет. – Черт! Сколько же ты весишь?
Гай устало привалился к холодным камням:
- Как ты меня нашел?
- Кричать надо было громче… - хмыкнул лорд Вискайя и, оторвав широкую полосу от своего плаща, туго перебинтовал рану на ноге Гисборна.
- Что ты делаешь?
- Хочешь истечь кровью? – вопросом на вопрос ответил Диего.
- Не хочу, - брякнул Гай и огляделся. – Где шериф?
- Это был Вэйзи? - переспросил испанец и пожал плечами. – Я ранил его из арбалета, но он сбежал. Кстати, нам тоже пора отсюда убираться.
Гисборн тяжело поднялся и дохромал до своего меча, валявшегося неподалеку. Было бы обидно потерять подарок Ансальдо Дориа.
- Шериф едва со мной не разделался, - пробормотал он.
- Идем! – Диего дотащил друга до лестницы, спускающейся во двор. – Не думай об этом. И как-нибудь напомни, чтобы я дал тебе пару уроков фехтования.
В переходах замка, ранее принадлежащего барону Витрэ, заметались факелы. Нужно было спешить, если они еще рассчитывали выбраться из крепости.
Ворота конюшни были распахнуты настежь.
Гисборн почему-то не удивился, увидев в ближайшем деннике собственного гнедого:
- Уже оседлан?
- Разумеется, - Диего явно заранее рассчитывал на успех операции.
- А где конюх? – поинтересовался Гай.
- Пришлось его немного успокоить, - испанец вывел из стойла своего рыжего жеребца.
Когда они, сохраняя полное спокойствие, подъехали к воротам, дорогу им заступил караульный. Это был, вероятнее всего, один из наемников, последовавших за своим господином, когда тот перешел на сторону Черных Рыцарей. Такому не важно, кому служить, лишь бы вовремя платили жалованье.
- Подними решетку! - Гай постарался, чтобы его голос звучал как можно чётче и спокойней. – Приказ барона Вэйзи, - добавил он.
Из дверей господского дома вытряхнулась целая толпа вооруженных людей с факелами. Караульный беспокойно оглянулся.
- Скорее, мы ждем, - бесстрастным тоном добавил Диего. Гай заметил, что в руке испанца появился кинжал.
Стражник щелкнул каблуками и отправился выполнять приказ. Он даже не подозревал, насколько ему повезло.
Решетка поднялась со скрипом и скрежетом. Два человека миновали коридор под надвратной башней и ступили на подъемный мост.
В этот момент во дворе крепости отчетливо раздался голос шерифа Ноттингемского:
- Болваны! Кто дал приказ поднимать решетку?! – Вэйзи вгляделся в темноту и увидел на мосту всадников:
- Остановить! Немедленно!! Головой отвечаете!!! Кэнтон, ты меня слышишь?!
Некоторые из наиболее расторопных людей шерифа уже были верхом. Маскироваться более не имело смысла. Гай сжал бока гнедого, посылая коня в галоп. Раненая нога дико болела.
- Де Сент и Дориа ждут в гостинице в Этреле, – крикнул испанец, перекрывая шум ветра, свистящего в ушах, и мерный топот лошадиных копыт, - это два лье* отсюда по дороге на юг.
- Им удалось найти мальчишку?
- Разумеется, - кажется, Диего удивился подобному вопросу.
Более они на разговоры не отвлекались. Бешеная скачка под луной по проселочной дороге романтично выглядит только в балладах менестрелей. Гисборн же напряженно следил, как бы лошадь в темноте не угодила копытом в случайную рытвину, временами придерживая разгоряченного жеребца. Стоит коню покалечиться и люди шерифа тут же их настигнут.
- Ты что делаешь?! – сосредоточившись на одном, Гай не сразу понял, что Диего поворачивает на перекрестке куда-то не туда. – Юг в другой стороне!
- Мы не должны привести погоню к де Сенту, - рыжий жеребец испанца рыл копытами землю. Ему, как и его хозяину явно нравилось это приключение. – Мы усложним нашим друзьям задачу, если разделимся.
- Ты прав, - Гисборн кивнул и немного смутился, оттого что сам не додумался до столь очевидной мысли.
- Этрель. Не позднее чем сегодня вечером, - напомнил Диего и дал коню шенкелей. Рыжий жеребец всхрапнул и взял с места в карьер по дороге, уходящей на запад. Гай подстегнул своего коня и повернул на восток.
- За кем, милорд?! – Кэнтон гарцевал на перекрестке, дожидаясь, когда приблизится шериф. Брать ответственность на себя новый помощник не решился, помня о возможных последствиях. Барон медленно рысил в сторону перекрестка, не рискуя переходить в галоп и боясь, что свежая рана, из которой лекарь только что извлек арбалетный болт, откроется.
- Идиоты! – шериф в ярости заскрипел зубами. – За Гисборном, разумеется! Он мне нужен живым!
Сэр Кэнтон пришпорил коня и повернул на восток в сторону Эрбре, куда поскакал опальный помощник шерифа Ноттингемского. За ним потянулись остальные.

____________________________
* Лье сухопутное - 3,3898 км

2010-08-05 в 08:08 

Debes, ergo potes
Nefer-Ra Полагаю, принц Джон знает, как выглядит его племянник, но предпочитает пока с ним не встречаться, чтобы в случае чего не быть обвиненным в краже наследника :)

2010-08-07 в 18:19 

Debes, ergo potes
Окрестности Витрэ

Чем ближе они подъезжали к Витрэ, тем упорнее становились слухи, что какие-то разбойники захватили замок и держат в заложниках герцогиню Бретонскую и ее детей, а также барона Леонарда с домочадцами и прислугой. В одном из придорожных трактиров им по секрету сообщили, что главарь разбойников – англичанин, никто иной как страшный и безжалостный Робин Локсли по прозвищу Гуд. Его люди в зеленых плащах рыщут по окрестным деревням и наводят панику на местных жителей.
Все это было бы очень смешно, если бы не было так грустно.
- Шериф хочет опозорить ваше доброе имя, хозяин, - лицо Мача сделалось печальным.
- Люди перестанут нам доверять! – Маленький Джон сокрушенно покачал головой.
- Нельзя этого допустить, - согласился с остальными Алан, который лучше других знал, как непросто бывает вернуть утраченное доверие.
- Что ты собираешься делать, Робин? – Мэриан озабоченно посмотрела на графа Хантингтона.
- Во-первых, наведаюсь в Витрэ и посмотрю, что там происходит…
- А во-вторых? – спросил Мач, ожидавший, что хозяин тут же придумает способ как разрешить неприятную ситуацию.
- Будет зависеть от того, что окажется «во-первых», - отмахнулся Робин и добавил:
- Оставайтесь пока здесь. Вэйзи не должен знать, что мы тут. Следует соблюдать осторожность.
- Почему мы должны без дела сидеть в гостинице, в то время как ты подвергаешь себя опасности? – в голосе Мэриан зазвучали знакомые упрямые нотки. Как же все-таки она любит поспорить!
- Мэриан, кажется, мы уже договорились, что пока ты одна из нас, тебе следует выполнять мои приказы. Пойми, ты часть команды.
- Так значит это твой приказ? – Мэриан нахмурилась.
- Всего лишь просьба, Мэриан, - Робин немного смягчил тон.
- Но, тем не менее, я должна ее выполнять?
- Не ссорьтесь по пустякам, - Алан решил немного разрядить обстановку, - нам и без того хватает забот. Мало вам шерифа, так вы еще друг с дружкой подеритесь!
- К тому же нам тоже есть чем заняться, - закивал Мач. – Вон у Джона лошадь расковалась, того гляди захромает. Да и вообще, неплохо было бы немного отдохнуть…
Отдохнуть действительно было совсем неплохо. Путь длиной в шестьсот миль они проделали менее чем за неделю. Миновав Авиньон, Клермон, Тур, Ле-Ман и множество мелких городков и деревушек, так и оставшихся безымянными, они наконец-то были у цели. Пару раз им повезло заночевать в придорожных трактирах, но чаше приходилось довольствоваться лагерем, развернутым под открытым небом. Обычно они ехали весь день, ближе к закату останавливаясь на ночлег. Остаток сил уходил на то, чтобы позаботиться о лошадях и наскоро приготовить еду. А ведь еще приходилось стоять на страже и охранять лагерь. Что поделаешь, разбойники, мечтающие ограбить неосторожных путников, водились и на континенте.
Робин опасался, что Мэриан будет не по силам такой темп, но она выдержала и даже обиделась, когда он наотрез отказался ставить ее в караул. Она хорошо держалась в седле, Алан тоже оказался неплох, Мач, побывавший с ним в Святой Земле и много чего повидавший, вспомнил былые навыки, а вот Маленькому Джону, который больше привык передвигаться на своих двоих, пришлось туговато. Даже флегматичный мерин, которого еще в Марселе подобрал для него Робин, казался бедалаге горячим арабским скакуном, но Джон, как истинный англичанин, мужественно переносил тяготы пути и лишь изредка ворчливо сетовал на потертости, неожиданно возникающие в самых стратегических местах.
В общем, учитывая все это, Робин решил устроить команде небольшую передышку, благо они почти прибыли на место. Оставив недовольную Мэриан в компании Алана, Мача и Маленького Джона, граф Хантингтон отправился разведать обстановку.

***

Бретань с ее холмами, перелесками, деревушками и небольшими лесочками, перемежающимися с обработанными полями и садами, напоминала Робину лоскутное одеяло. Вот и сейчас дорога сделала очередной поворот и вылезла на пыльный холм, с которого открывался замечательный вид на близлежащие окрестности. Впрочем, его заинтересовали отнюдь не виноградники. На расстоянии не более полумили он заметил всадника верхом на гнедой лошади, который размашистой рысью вылетел из небольшого дубового лесочка. В этом месте дорогу перерезал заросший бузиной овраг, по дну которого протекал неглубокий прозрачный ручей. Дорога делала длинную петлю, чтобы обогнуть разлом, а затем возвращалась назад. Поколебавшись пару мгновений, наездник направил коня прямиком в заросли бузины, рискуя переломать коню ноги, а заодно и свернуть себе шею.
Никто в здравом уме не рискнул бы так поступить, если только не пытался уйти от преследования. И погоня не заставила себя долго ждать. Робин насчитал с десяток всадников в кольчужной броне на взмыленных уставших лошадях. Судя по всему, погоня продолжалась довольно давно. Преследователи немного замешкались, пытаясь определить направление, в котором могла скрыться жертва. Судя по всему, кто-то из них заметил беглеца, и они продолжили свой путь вдоль оврага. Между тем тот, кого они преследовали, выбрался по противоположному склону, опередив преследователей три-четыре фарлонга* , и, подхлестывая коня, скрылся в очередной буковой роще.
Интересно, что людям шерифа понадобилось от этого человека? Граф Хантингтон не сомневался, что преследователи служат Вэйзи. Плащи буровато-зеленого цвета не оставляли в этом никаких сомнений. Если так, то возможно имело смысл попытаться помочь беглецу. Робин направил своего рослого каракового жеребца вниз по склону холма. Учитывая направление, расстояние и скорость передвижения, они непременно должны были пересечься. И они действительно встретились на маленьком перекрестке, посреди которого был вкопан покосившийся столб, с кое-как прибитыми указателями.

***

Неизвестный всадник, судя по всему, был больше озабочен тем, что происходило позади, и внезапное появление Робина, стало для него неприятным сюрпризом. Он резко осадил жеребца. Взмыленный гнедой сделал свечку и нервно загарцевал, роя землю передними копытами. Наездник выхватил меч. Он явно решил, что кто-то из преследователей его опередил. Вид и у коня и у всадника был потрепанный и слегка диковатый. Настолько, что граф Хантингтон не сразу узнал седока, а когда узнал, удивленно раскрыл рот, и, не слишком доверяя собственным глазам, произнес:
- Гисборн?!
- Гуд?! Что ты тут делаешь?! – разумеется, ничего умнее спросить он не мог.
- Тебя поджидаю, - ухмыльнулся Робин, уже вполне оправившийся от неожиданности.
- Откуда ты…, - начал было Гисборн и осекся, - Все шутишь? – закадычный враг неприязненно сощурился.
Надо же, какой догадливый. Робин усмехнулся. В это время вдали затрещал подлесок. Погоня не сильно отстала. Гисборн встревоженно оглянулся назад, и поворотил заупрямившегося коня туда, где на покосившемся указателе значилось «Эрбре».
- Уже уезжаешь? Не слишком быстро? – граф Хантингтон вскинул лук и прицелился. Определенно, ему есть о чем расспросить помощника шерифа. Например, о гибели Ричарда или об украденном завещании. – А поговорить со старым знакомым?
- Позже, Локсли, - Гисборн вернул меч в ножны и едва ли заметил направленную на него стрелу.
То ли совсем потерял голову, то ли перегрелся, но взять помощника шерифа «на испуг» не получилось, а убивать его Робин не собирался. Он ударил пятками коня, переместился вперед и загородил Гисборну дорогу. Тот глянул исподлобья и процедил сквозь зубы:
- Не мешай, Гуд. Сейчас мы с тобой на одной стороне.
Ого! Он не ослышался?
- Ты поссорился с шерифом или как? – насмешливо спросил граф Хантингтон.
- Или как, - нехотя буркнул Гисборн и нетерпеливо дернулся. – Пропусти, Локсли!
А вот с чувством юмора у него всегда было плоховато. И что значит: «мы с тобой на одной стороне»? Это и в самом деле говорит Гисборн?! Пытается надуть? Вряд ли. По крайней мере – глаза честные. Хотя врать у него всегда плохо получалось. Робин заставил коня попятиться, уступая дорогу:
- Считай, это был аванс, Гисборн.
- Замок Витрэ, под алтарем в часовне …, - бросил, не оборачиваясь, помощник шерифа Ноттингемского. - Поищи там, Локсли, - он подстегнул уставшего коня и, сорвавшись в галоп, скрылся за поворотом дороги.
- В часовне… – проворчал Робин. В горле запершило от поднявшейся в воздух пыли. Интересно, как долго этот идиот надеется проскакать в таком темпе? Крики преследователей и топот чужих коней, раздавались совсем близко. Робин заставил своего жеребца сделать пару кругов по перекрестку, путая следы, благо подковы, кажется, совпадали, и повернул на восток в сторону Лаваля.

_____________________________
* Фарлонг – 1/8 часть мили (около 201 м)

2010-08-07 в 21:43 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
ООО! Они с Робином встретились :heart: :heart: :heart:

Жду с нетерпением что же будет дальше. Робин прекрасен. Даже злейшему врагу все равно надо помочь. Приз моей зрительской симпатии он получил :red:

2010-08-08 в 04:19 

Debes, ergo potes
Одинокая Волчица (Юлия) Они с Робином встретились
Я вот все думала, как могла бы пройти эта встреча, то ли Робин попытается дать Гисборну в зуб ногой, то ли вообще захочет прибить на месте, в итоге остановилась на последнем варианте. Все таки он же убежденный пацифист и всегда помогает страждущим ;)

2010-08-25 в 20:25 

Шерр-из-Леса
Приходит к Круне видение: Двушка. Аня Долбушина, обвязав верёвкой огроменный булыжник, тщетно пытается сдвинуть его с места. Круня, устало прикрывая глаза: "Ну, я же говорила! Только десятка эту закладку сможет достать!".
Класс! Очень интересно! Начало я читала ещё во время конкурса, вот и до продолжения добралась!
Merelena, когда же продолжение!? Очень интересно, как дальше сложится жизнь героев!

2010-08-25 в 22:11 

Debes, ergo potes
Шерр-из-Леса Спасибо за лестный отзыв :).
Я тут немного отвлеклась от написания, но не совсем. Думала выкладывать или не выкладывать еще один кусочек. Но уж если так совпало, то надо выложить :)

2010-08-25 в 22:25 

Debes, ergo potes
***

Довольно странно, но, похоже, преследователи наконец-то отстали. Гай перешел с галопа на рысь, а затем и на шаг. Загнанный гнедой всхрапывал, тяжело поводя боками. Гисборн спешился и повел усталого коня в поводу. Должно быть, он сам сейчас выглядел не лучше лошади. Рана на ноге снова начала кровоточить. Пожалуй, долго пешком ему не пройти. Сейчас бы прилечь где-нибудь под деревом и уснуть… К черту сон, Гисборн! Тебе повезло, что люди шерифа отстали, так воспользуйся этим! Хотя повезло ли, или за неожиданную удачу следует благодарить Гуда? Он предпочел не задумываться над этим вопросом.
Встреча с Локсли стала для него полной неожиданностью. Хотя, Гуд, похоже, удивился не меньше. Гай не мог бы с точностью припомнить, что сказал сам и что именно ответил Локсли, но вот стрелу, нацеленную в грудь, запомнил отлично. Запомнил, как и внезапно нахлынувшее чувство безразличия. Он слишком устал, чтобы бояться еще и Гуда. Если Локсли захочет отомстить за своего короля, он это сделает. Промахнуться с такого расстояния мог бы только слепой…
Но Гуд не выпустил стрелу. Граф Хантингтон был так любезен, что позволил сэру Гаю Гисборну уйти. Хотя вполне мог выстрелить: и там, на перекрестке, и чуть позже... Гай усмехнулся – Робин Локсли никогда не бил в спину, такие уж у него дурацкие понятия о чести. С некоторых пор Гай Гисборн стал лучше понимать своего давнего противника и даже сумел оценить красивый жест. Что ж, Локсли понравится то, что он обнаружит под алтарем в маленькой часовне замка Витрэ…

***

Господи, ну кто бы мог подумать, что он будет помогать Гисборну, скрываться от людей шерифа? Уж точно не он, Робин Локсли. Граф Хантингтон оглянулся назад, проверяя, как сильно отстала компания преследователей. Можно сказать, беглому помощнику шерифа Ноттингемского крупно повезло, что преследующие его наемники пустились по ложному следу. А ведь могли бы и не клюнуть на наживку. Должно быть, Гисборн сейчас на седьмом небе от счастья. И немудрено: преследователи оказались на редкость упрямыми. Вцепились что твой клещ в собачью шкуру и не собираются отпускать. Как назло конь начал уставать. Правильно, раньше надо было думать! Все-таки неделя на марше, шестьсот миль пути – это не шутка. Тут уж не до скачек галопом по пересеченной местности. Робин ободряюще похлопал каракового жеребца по шее. Ничего, осталось немного. Жалко только, что с конем придется расстаться.
Робин спешился на окраине небольшой деревушки. Хлопнул жеребца по крупу, прогоняя прочь. Конь недоуменно покосился на хозяина карим глазом, окруженным длинными ресницами, и мотнул головой. Он не хотел уходить.
- Ну, пошел, - граф Хантингтон оттолкнул от себя бархатистую морду с рыжими подпалинами. – Вот упрямая скотина!

Сараи по эту сторону Ла-Манша ничуть не хуже тех, что остались в Англии, а Робину Локсли не привыкать скрываться от людей шерифа. Сквозь щель в неплотно подогнанных досках он следил за приближением вражеского отряда. Как он и предполагал, это были наемники. Десять человек во главе с высоким светловолосым рыцарем, показавшимся смутно знакомым. Где-то он уже видел этого человека раньше…

- Сэр! Мы изловили коня! – еще двое в буровато-зеленых накидках вели за собой каракового жеребца, - Хитрая сволочь! Никак не давался в руки.
- Где вы его нашли? – предводитель явно был в недоумении. Еще бы! Преследовали всадника на гнедом жеребце, а нашли каракового.
- Пасся на опушке, - пояснил один из наемников, - Похоже, птичка упорхнула, командир.
- Одна, но не вторая, - высокий рыцарь бросил на деревенские постройки взгляд не суливший ничего хорошего.
- Осмотреть дома, проверить сараи, - распорядился он. – Кем бы ни был этот человек, он все еще здесь.
Наемники, разбившись на группы, начали прочесывать деревню. Встревоженные жители высыпали на улицу и столпились на пыльном пятачке рядом с неказистой деревенской церковью. Людей было мало, но это как раз и неудивительно. Едва перевалило за полдень: все мужчины и большинство женщин трудились в поле. Лишь немногие оставались дома, среди них немощные старики, едва волочащие ноги, и дети, которые еще слишком малы, чтобы работать. Должно быть, местные успели наслушаться рассказов об орудующих в окрестностях Витрэ вооруженных наемниках и даже не пытались сопротивляться. Крестьяне вообще склонны философски относится к жизни. Бретонский землепашец в этом плане мало чем отличается от английского: господа приходят и уходят, а работать на земле надо по-прежнему.
Робин соскользнул с сеновала, разминувшись с продолжавшими поиски наемниками. Уйти не составляло труда, но он задержался.

Предводитель наемников бросил хмурый взгляд на вернувшихся ни с чем подчиненных, вздохнул и обратился к крестьянам.
- Я знаю, что человек, которого мы ищем, прячется в вашей деревне. Возможно, это вы укрываете его. Должен предупредить: если мы ничего не найдем, я буду вынужден наказать всю деревню.
- Но, господин! – вперед вышел сгорбленный старик в простой домотканой одежде. – Мы никого не укрываем! Мы лишь простые земледельцы. Нам нет дела до распрей господ.
- Я бы тебе посочувствовал старик, - предводитель наемников усмехнулся, - но от этого мало что изменится.
Он кивнул своим людям:
- Повесьте старика. У него слишком длинный язык. А деревню поджечь. Посмотрим, кто выползет из огня.
- Оставьте дедушку! – девчонка лет шести отчаянно вцепилась в рукав одного из наемников. Тот разраженно оттолкнул докучливую помеху. Девчушка отлетела прочь и упала на землю. Толпа односельчан испуганно ахнула. Кто-то бросился поднимать лежащего в пыли ребенка.
- Последнее предупреждение, - рыцарь, возглавлявший отряд наемников, еще раз оглядел жителей, - и последняя возможность избежать наказания...

Ничего не стоит выпустить стрелу и убить негодяя на месте. Робин прикинул расстояние и снял с плеча лук. Вот только успеет ли он разделаться со всеми? И что будет с жителями деревни, если кто-то из наемников останется в живых? Робин Локсли вздохнул: не первый раз он попадает в подобную ситуацию. История любит повторяться…

- Оставьте их в покое! – Робин Локсли шагнул вперед из тени амбара и немедленно был окружен вооруженными до зубов наемниками. – Жители деревни тут совершенно ни при чем.
- Ваши люди всегда такие предусмотрительные? – Гуд насмешливо обратился к предводителю наемников.
- Граф Хантингтон? – на лице высокого рыцаря отразилось недоумение. – Как вы тут оказались?
Робин наконец-то понял, где раньше встречал этого человека. Конечно! Как он мог забыть?! Впервые он столкнулся с ним в лагере Ричарда, а потом увидел в пустыне в компании Вэйзи. Еще бы вспомнить как зовут этого ублюдка…
- Джереми Кэнтон, я полагаю? – Локсли усмехнулся. – Не ожидали меня снова увидеть?
- Я полагал, что вы…
- Благополучно изжарился в пустыне? – подсказал Робин.
- Что-то в этом роде, - Кэнтон пожал плечами и огляделся. – А где ваши друзья? И эта леди? Мне право жаль, что все так вышло…
- Действительно? – Робин почему-то не слишком верил в скоропалительное раскаяние.
- Разумеется, - Кэнтон кивнул, - но вы должны понять - я всего лишь следую указаниям.
- Рад за вас, - буркнул Робин, - так значительно проще.
Граф Хантингтон огляделся, оценивая шансы на благополучное бегство, и вынужден был признать, что они весьма призрачны. Кэнтон и его наемники явно не были намерены упускать добычу из рук.
- Как случилось, что мы преследовали одного человека, а поймали в итоге совсем другого? – Джереми Кэнтон окинул собеседника хмурым взглядом. Сарказма он не оценил.
- Вы меня об этом спрашиваете? – Робин прикинулся удивленным.
- Хотите сказать, что просто проезжали мимо?
- Но вы же мне все равно не поверите? – Локсли улыбнулся.
- За кого вы меня принимаете, граф? – Кэнтон покачал головой. – Но я не могу понять, зачем вы помогли Гисборну. Насколько я знаю, вы с ним не друзья…
- Скорее враги, - подтвердил Робин.
- Так почему? – еще раз переспросил рыцарь.
Робин зло усмехнулся:
- Вы не священник, сэр Джереми. А я не на исповеди. Думайте что хотите.
- Вы ведь понимаете, граф, я могу приказать своим людям, и вас вздернут на ближайшем дереве.
- Но вы этого не сделаете.
- Почему же?
- Вы сами сказали, что следуете указаниям, - Робин пожал плечами.
- Насчет вас, граф Хантингтон, у меня никаких распоряжений не было, - новый помощник шерифа Ноттингемского посмотрел в глаза пленника. – Но вы правы. Я вас не повешу. Полагаю, Вэйзи доставит удовольствие проделать это собственноручно.
- Я обязательно передам шерифу, как трепетно вы к нему относитесь.
- Можете язвить сколько угодно, граф, - отмахнулся Кэнтон, - меня это не трогает.
Он подал знак одному из своих людей и тот приблизился, держа наготове веревку.
- Руки за спину, - скомандовал бывший крестоносец и предупредил:
- Стойте спокойно, граф. Мне бы не хотелось отдавать приказ убивать вас. Но видит бог, я это сделаю, если вы меня вынудите.

Надо признать, связали его со знанием дела: петля на шее, руки стянуты за спиной… Спасибо хоть не стреножили и не перекинули через седло как мешок с мукой. Тем не менее один положительный момент просматривался и в этой неприятной ситуации: теперь не нужно ломать голову над тем, как попасть в Витрэ. Робин с иронией тряхнул отросшей шевелюрой: да уж, беспрепятственный доступ прямиком в объятия шерифа был ему обеспечен.

2010-08-26 в 00:51 

Шерр-из-Леса
Приходит к Круне видение: Двушка. Аня Долбушина, обвязав верёвкой огроменный булыжник, тщетно пытается сдвинуть его с места. Круня, устало прикрывая глаза: "Ну, я же говорила! Только десятка эту закладку сможет достать!".
Робин всегда находит плюсы. Даже на большом минусе. А вот шерифа мне жаль, он же совсем скоро запутается, бедняга! В течении двух сезонов орал: "Полцарства за Гуда!", - а теперь, небось, расстроится: "На кой мне Гуд нужен, я за Гисборном посылал!".
Автор, Вам - цветы и аплодисменты! :hlop: :hlop: :hlop: А от Вас все ждут только одного... Продолжения!

2010-08-26 в 00:56 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Бедный Робин! Что-то я за него волноваться начинаю! Автор, не дай Вейзи открутить Робину голову! :beg: :beg: :beg:

Впрочем... как шиппер предвкушаю встречу Гая и Мэриан. Как бы припадка не случилось. Гай то уверен что леди мертва.

2010-08-26 в 06:04 

Debes, ergo potes
Шерр-из-Леса ну да )) - Робин же оптимист по натуре. Даже в плохом умеет находить хорошее.

Одинокая Волчица (Юлия) Ага - вот шериф удивится-то . Злодейское счастье привалило :crzsot:. Но Робин у нас и не в такие переделки попадал ). А варианты встречи с Мэриан еще пересматриваются - автор пока не определился :alles:

2010-08-26 в 19:59 

Debes, ergo potes
***
- Они увезли Робина! – Мач готов был немедленно броситься в бой, чтобы отбить любимого господина.
- Не дури, Мач, - Алан слегка придержал рвущегося вперед оруженосца, - для начала нужно все выяснить.
- Да чего тут выяснять! – возмутился верный соратник Робина. – Ясно же, он попался людям шерифа!
- Расскажите нам, что именно здесь произошло, – Мэриан обратилась к коренастому мужичку, местному кузнецу, который и проболтался о случившейся в деревне оказии.
- Да чего говорить то? – посетовал мужик, прилаживая новую подкову к копыту Джонова мерина. – Аккурат около полудня все и случилось. Целый отряд, больше десяти человек, заехали в деревню. Все в одинаковых плащах и при оружии. Разбойники, они и есть разбойники, – кузнец презрительно сплюнул. - Искали кого-то. Главный у них решил, что мы его прячем. Того, стало быть, кого они ищут. Старый Гуго пробовал было сказать, что нет тут никого чужого, да только его и слушать не стали. Чуть было самого не повесили и внучку едва не зашибли.
- Почему же не повесили? – хмуро поинтересовался Маленький Джон. Впрочем, ответ напрашивался сам собой.
- Так потому что, когда Гуго потащили вешать и собрались деревню поджигать, тот человек сам вышел, - пояснил кузнец.
- А как он выглядел? – Алан все-таки еще не окончательно расстался с надеждой, что изловили вовсе не Робина. Нет, даже Локсли не может быть таким безнадежным идиотом!
- Да обыкновенно выглядел, - кузнец честно попытался описать приметы сдавшегося. – Не очень высокий, волосы русые, на подбородке щетина. Вроде бы больше ничего особенного, - мужичок пожал плечами. – А вот еще вспомнил! Улыбка у него хорошая, светлая такая...
- Тогда это точно Робин, - Алан обреченно вздохнул. Кто еще совершает совершенно дурацкие, безумно-героические поступки и при этом не забывает улыбаться.
- Бедовый парень, - согласился кузнец. – Жалко будет, если с ним что неладное приключится. Все ж таки он не только старика Гуго спас, а всю деревню. А вы, стало быть, его друзья?
- Друзья, - подтвердил Алан.
- Ну, в таком разе, денег за мерина я с вас не возьму.
- Спасибо, мы вам очень признательны, - Мэриан кивнула. – Так значит, они повезли его в Витрэ?
- Знамо дело, туда. Там они, супостаты, засели. Нету на них управы… - посетовал кузнец и неожиданно хитро подмигнул:
- До ночи-то они вряд ли до замка доберутся, потому как, уезжали не торопясь. Скорее всего, заночуют в трактире у папаши Мишеля, на полпути. А найдете своего Робина, передавайте ему поклон от всей нашей деревни.
- Обязательно передадим, - Мэриан улыбнулась, забираясь в седло своей вороной кобылки. Пора было трогаться в путь.
- Вот, - кузнец сунул в руку Алана небольшой металлический предмет.
Бывший вор посмотрел на подарок и удивленно присвистнул:
- Полезная штучка!
- А то, - мужичок улыбнулся. – Завсегда пригодится, а главное места много не занимает.

2010-08-26 в 21:47 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Ага! Алан получил отмычки. Отлично :))) Чувствую они еще пригодятся.

2010-08-27 в 04:44 

Debes, ergo potes
Одинокая Волчица (Юлия) Ну вот, Алана разоблачили :shy:

2010-08-27 в 14:11 

Шерр-из-Леса
Приходит к Круне видение: Двушка. Аня Долбушина, обвязав верёвкой огроменный булыжник, тщетно пытается сдвинуть его с места. Круня, устало прикрывая глаза: "Ну, я же говорила! Только десятка эту закладку сможет достать!".
Ура! Продолженьице! Спасибо, Автор!
Хм, отмычки... Эта история становится всё интереснее и интереснее!
Merelena, надеюсь, что вы скоро снова заглянете сюда с продой?))))

2010-08-27 в 15:47 

Debes, ergo potes
Шерр-из-Леса ну, я эту историю не планирую забрасывать :). Самой интересно до чего фантазии доведут автора. Надеюсь за выходные, если муза не покинет, что-нибудь еще добавить к приключениям героев ))

2010-08-29 в 21:12 

Debes, ergo potes
***

Трактир папаши Мишеля расположился возле самой дороги - ничем не примечательное двухэтажное здание за невысоким дощатым заборчиком, а рядом с ним сарай и конюшня. Гостеприимно распахнутые ворота приглашали припозднившихся путников к огоньку.
- Думаете, они там? – Мач подозрительно уставился на приветливо светящиеся в темноте окна.
- Сейчас мы это выясним, - решительно заявила леди Мэриан, соскакивая с лошади.
- Куда это вы, Мэриан? – встревожился Алан. – Нельзя же просто так взять и туда заявиться!
Леди Найтон рассержено сверкнула глазами:
- Разумеется, нет! За кого ты меня принимаешь?
- Ну, вообще-то… - Алан благоразумно предпочел не напоминать даме о некоторых досадных недоразумениях, произошедших в обозримом прошлом по ее милости.
- Мы должны произвести разведку! –Мач вспомнил о своих боевых навыках.
Необходимо было срочно перехватить инициативу.
- Во первых, не мы, а я, - поправил бывший вор.
- Кто это тебя назначил тут командовать? – насупился оруженосец графа Хантингтонского.
- У меня большой опыт по части незаметного проникновения в помещения, - пояснил Алан, - а кроме того, нам нужно, чтобы кто-то остался присматривать за лошадьми.
- Не надо на меня так смотреть! Я не останусь тут сидеть и ждать неизвестно чего! – возмутилась леди Найтон, когда три пары глаз обратились в ее сторону. Что ни говори, а в любом мужчине сидит потенциальный тиран. Вот на что Алан милый и обходительный, а ведь тоже считает, что место женщины на кухне, среди кастрюлек и сковородок. Мэриан вздохнула. И не смотря на это, мужчины так наивны. Думают, что могут все держать под контролем, считают, что стоит им щелкнуть пальцами, и женщины радостно примутся выполнять любые их пожелания. Как бы не так!
- Может, прекратите препираться? - Маленький Джон дипломатично кашлянул. - Я привяжу лошадей. Никуда они не денутся. А идти лучше всем вместе.
- Чем быстрее мы отыщем Робина, тем лучше, - согласился Мач.
С ним никто не стал спорить. Стараясь не шуметь, чтобы не потревожить вражеских часовых, если таковые имелись, и не испугать лошадей, мирно жующих сено на конюшне постоялого двора, четыре воровато сгорбленные фигуры пробрались под самые окна трактира.
Алан осторожно заглянул внутрь.
- Вот черт! – непроизвольно ругнулся бывший вор.
- Что там? – прошептал Мач и тоже заглянул в окошко.
- Ну?! – Мэриан нетерпеливо дернула Алана за рукав. – Что?
- Тут тот тип, который был с Вэйзи в пустыне, - пояснил Алан и быстро пригнулся, потянув за собой Мача:
- Уф, чуть было не заметили! По крайней мере, в зале Робина точно нет, - добавил он.
- Тогда я проверю сарай, - не дожидаясь одобрения со стороны остальных членов банды, Мэриан осторожно скользнула в сторону одиноко стоящей посреди двора постройки.
В этот момент дверь трактира отворилась. Пошатываясь, на улицу вывалился один из наемников. Он сделал несколько шагов по двору, насвистывая веселенький мотивчик «Chevaliers de la table ronde»* , и увидел леди Мэриан, прилипшую к стене сарая.
- J'en boirai cinq ou six bouteilles, une femme sur les mes genoux** , - плотоядно пробормотал наемник, позабыв о своей первоначальной цели.
- Ну вот, - кисло заметил Алан, медленно обходя подвыпившего вояку с левого фланга, - именно это я и имел в виду…
Мач согласно закивал в ответ.
- Только бы шум не поднял, - покачал головой Маленький Джон, заходя справа.
- А что это у тебя там, красотка? – знаток местного фольклора слегка протрезвел, заметив ножны на поясе девушки. – Для чего тебе понадобился меч?
Тут под ногой Джона что-то хрустнуло.
- Merde! – громко выругался наемник, и это было последнее, что он успел сделать. Леди Мэриан метнула кривой сарацинский кинжал.
- Он умер? – Мач, осторожно потрогал кончиком сапога, распростершееся на земле тело.
- Мне пришлось, - прошипела леди Мэриан, склоняясь над жертвой, чтобы вернуть кинжал. – Он бы нас выдал!
- По крайней мере, одна его мечта сбылась, - Алан пожал плечами.
- Какая мечта? – не понял Маленький Джон.
- Он успел выпить, прежде чем умер, - фыркнула Мэриан.
- Вот только памятник ему вряд ли кто поставит, - хмыкнул Алан, затаскивая тело убитого в сарай. Совместно с Мачем они забросали труп соломой.
- Робина тут нет, - леди Мэриан оглядела сарай в котором, кроме тюков сена, находился только разнообразный хозяйственный хлам.
- Зато его лошадь стоит в конюшне, - сообщил Маленький Джон, по собственной инициативе проверивший стойла.
- Значит, и он сам где-то здесь, - заключила Мэриан. – Мы еще не проверили подвал и комнаты наверху.
- Ставлю на подвал, - Алан бросил взгляд в сторону ярко освещенных окон трактира:
- Нужно торопиться пока кто-нибудь из них снова не решил прогуляться до ветра.

__________________________________
* «Chevaliers de la table ronde» - шуточная фр. народная песня – Рыцари Круглого Стола – гимн французских пьяниц.
**Фр. «Я бы выпил бутылочек пять или шесть, да чтоб даме ко мне на колени присесть» – слова из фр. песенки «Chevaliers de la table ronde»

2010-08-29 в 21:22 

Debes, ergo potes
***

Граф Хантингтон, сидя на соломенной подстилке, осторожно пошевелил плечами. Стянутые за спиной руки жутко затекли и сильно болели. Он в очередной раз мысленно спросил себя: а стоила ли игра свеч? Зачем было так рисковать, помогая неизвестно кому? Хотя, это как раз известно. И о чем он только думал, помогая Гисборну?
Конечно, теперь он попадет в замок. Вот только просто попасть внутрь мало. Едва ли он сумеет выручить герцогиню, если Вэйзи решит немедленно с ним разделаться. И что имел ввиду Гисборн, намекая поискать под алтарем? Мысль о том, что помощник шерифа Ноттингемского и его правая рука выкрал у Вэйзи завещание Ричарда и спрятал документ в замковой часовне, казалась слишком невероятной. Тем не менее, люди шерифа зачем то гнались за этим сумасшедшим. Возможно, причина как раз в завещании. Тогда тем более, нужно как можно скорее оказаться в Витрэ и желательно быть при этом свободным. Та еще проблемка!
Кончик носа ужасно чесался и Робин предпринял безуспешную попытку потереть его о плечо. Как обычно, мелкие неприятности самые досадные. Снаружи раздался тихий шорох. Граф Хантингтон насторожился, услышав, как поворачивается ключ в замочной скважине. Кто бы это мог быть? Вряд ли Джереми Кэнтон решил снова навестить своего подопечного. Разве только для того, чтобы поглумиться. Хотя, это вроде бы не в привычках нового помощника барона.

***

- Алан?! - граф Хантингтонский, связанный на манер рождественского гуся, приподнялся со своей подстилки.
Бывший вор самодовольно хмыкнул, пряча в сапог небольшую связку отмычек. Все-таки, подарок деревенского кузнеца пришелся как нельзя кстати. Не будь его, они крепко поломали бы головы, отыскивая способ попасть в запертый погреб трактира.
- О чем ты только думал, Робин?! – леди Мэриан бросилась освобождать своего нареченного от веревок. – Мы так за тебя волновались!
Довольный Мач тоже засуетился рядом со своим господином. Только Маленький Джон, проявляя разумную осмотрительность остался караулить снаружи.
- Вы не представляете, как я рад вас видеть! – улыбнулся Робин, с наслаждением разминая затекшие конечности.
- Почему же? – Алан хитро улыбнулся. – Вполне представляем.
- Радоваться будете позже, - Мэриан решила, что пора приостановить бурные дружеские излияния. – Нужно уходить, пока они ничего не заметили.
- Да, да! – радостно согласился Мач. – Теперь можно отсюда убираться . Вот будет потеха! Спускаются они утром в подвал, а тут никого...
Довольный Мач заспешил к выходу.
Если бы все было так просто! Робин покачал головой:
- Я должен остаться, - негромко произнес он.
- Что?!
Кажется изумленное восклицание вырвалось у Мэриан, Мача и Алана одновременно.
- Робин, ты в своем уме?! – зло зашептала Мэриан. – Хочешь добровольно очутиться в лапах шерифа?!
- Так нужно, - граф Хантингтон терпеливо улыбнулся. – Я должен попасть в Витрэ.
- А нам прикажешь смотреть, как тебя поволокут к Вэйзи? – заупрямился Мач.
- Вы будете поблизости и придете мне на помощь, если понадобиться, - попытался ободрить его Локсли.
- Я не понимаю, Робин, - Мэриан с тревогой заглянула ему в глаза. – Почему? Мы могли бы найти другой путь в замок.
- Это может занять слишком много времени, - возразил ей Робин. – А у нас его нет совсем. В Витрэ что-то происходит. Со слов моей охраны, там сейчас принц Джон. Я очень опасаюсь за герцогиню. Ей может угрожать опасность.
- Ты хотел сказать, опасность угрожает ее сыну? – поправила его Мэриан.
Робин кивнул:
- И ему тоже. Принц Джон способен на все, особенно теперь, когда, как я подозреваю, завещание короля для них потеряно.
- Откуда ты знаешь, что они его потеряли? – удивился Алан. – Твоя охрана тебе и об этом доложила?
- Нет, - граф Хантингтон усмехнулся. – Но я повстречал Гисборна.
- Подожди, - леди Мэриан в замешательстве повернулась к Робину. – Ты говорил с Гаем? Разве он не с шерифом?
Локсли хмыкнул:
- По всей видимости, они разошлись во взглядах. Когда я в последний раз его видел, он уносил ноги от людей Вэйзи.
- И он сказал тебе, где искать завещание Ричарда? – переспросила Мэриан.
- Я и сам удивился, - Робин пожал плечами.
- Ты поверил Гисборну?! – возмутился Мач. – А что если все это подстроено, чтобы заманить нас в ловушку?! Ты об этом подумал?
- Вообще-то, нет, - честно признался Локсли. – Но пару раз, пока вы меня не развязали, у меня мелькнула мысль, что помогать ему было глупо.
Несколько секунд, пока слушатели переваривали эту фразу, прошло в абсолютной тишине. Затем леди Мэриан осторожно уточнила:
- Ты хочешь сказать, что люди Вэйзи гнались за Гаем, а ты помог ему скрыться?
Оруженосец графа Хантингтонского сдавленно булькнул. Определенно Мачу нелегко было свыкнуться с мыслью, что обожаемый хозяин рискует жизнью ради злейшего врага.
Алан дипломатично заметил:
- Ну, иногда Гисборн вел себя почти по-человечески…
- И теперь ты намерен продолжить путь в замок? – на удивление спокойным тоном осведомилась Мэриан. Она прикидывала в уме , какие у нее есть шансы приложиться чем-нибудь тяжелым к черепу благородного шервудского разбойника, чтобы наверняка помешать реализации самоубийственно-героических замыслов. Хотя благоприятный момент был уже упущен.
- Вам придется снова связать меня, - распорядился граф Хантингтон, - но так, чтобы я мог в любой момент освободиться.
- Не смеха ради, Робин, - Алан озабоченно нахмурился, – но ты уверен в том, что собрался сделать?
- Я должен попытаться, - упрямо повторил Робин Локсли. Возражений он больше не принимал.
Мач демонстративно отвернулся, не желая участвовать в подобном безобразии.
- Ну раз так… - пробормотал бывший предатель и вытащил из-за пояса небольшую связку отмычек. – Это должно тебе пригодиться.
Робин кивнул, пряча воровской инструмент за голенище сапога, и подставил руки. Алан со знанием дела связал добровольного пленника. С виду узлы выглядели абсолютно надежными, но легко развязывались при наличии желания и некоторой сноровки.
- И все-таки я считаю эту затею полнейшим безумием, - неодобрительно покачала головой Мэриан. Она вытащила из рукава кривой сарацинский кинжал и запихнула его в сапог Робина со словами:
- Хотя бы ты не будешь совсем безоружным.
- Пожалуй, я превращаюсь в ходячий склад разбойничьей экипировки, - попробовал пошутить Робин, но никто не улыбнулся.
- Мы будем поблизости, - заверила его Мэриан. – Чтобы не дать Вэйзи открутить тебе голову.
Возможно, Робин прав и главная их задача сейчас – это обеспечить безопасность герцогини Бретонской, спасти наследника английского престола и выполнить последнюю волю Ричарда, но все же она никак не могла отделаться от мысли, что победа не принесет ей радости, если рядом не будет друзей. Тех с кем бок о бок они вместе боролись за торжество справедливости все эти годы. И если придется выбирать между Робином и неизвестным ей мальчиком Артуром, сыном Констанции де Пентьевр, кого она выберет? Что делать, когда разум говорит одно, а сердце подсказывает совсем другое? Леди Мэриан все же надеялась, что ей никогда не придется оказаться перед этим выбором.

2010-08-29 в 21:44 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Алан и отмычки :heart: :heart: :heart:
Аланофил в нирване :)

С нетерпением ждем как же будут дальше развиваться события.

2010-08-29 в 21:46 

Debes, ergo potes
Я тут подумала о том, как должны выглядеть мои персонажи (те, которых придумала я) и провела небольшой кастинг :)

На роль дона Диего у меня вышло два кандидата. Даже не знаю, кто из них больше соответствует характеру:

Антонио Бандерас, естественно :)
или

Франческо Касале

Чезаре Дориа тоже два кандидата оба актера мне жутко нравятся:

Энди Гарсиа
или

Скотт Коэн

Ансальдо Дориа у меня без вопросов:

Марио Адорф (хотя, может, у кого есть более подходящая кандидатура?)

Тьери де Сент:

Паоло Сеганти (как только увидела, сразу поняла, что он :) )

2010-08-29 в 21:54 

Debes, ergo potes
Алан и отмычки
Ага - только тут у меня с отмычками ляпик проскачил :) - поправить уже не получается ))

2010-08-29 в 21:54 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Да-да-да! Бандерас в тему :)))

О, и Скот Коэн тут? Моя любовь из "Десятого Королевства"

2010-08-29 в 21:56 

Debes, ergo potes
Одинокая Волчица (Юлия) Девятое королевство я и сама обожаю )). А волк там бесподобен :)

2010-08-29 в 22:02 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Merelena А как у нас выглядит сменщик Гисборна на посту правой руки Вейзи?

2010-08-29 в 22:13 

Debes, ergo potes
Ну вообще-то раз он у меня по тексту - тот самый человек, который помогал шерифу привязывать Мэриан к столбу, то выглядит он так:

хотя по настроению фика, должен все-таки быть помоложе, надо будет подумать, кто сюда подойдет :)

2010-08-29 в 22:40 

Debes, ergo potes
После некоторых размышлений пришла к выводу, что вот этот товарищ вполне соответствует описываемому мною сэру Джереми Кэнтону (только его надо в блондина перекрасить :) )

Йен Сомерхалдер

2010-08-31 в 10:20 

Debes, ergo potes
Эх - меня клинит от скуки, извращаюсь дальше :) Подыскала более подходящего кандидата на роль нового помощника Вэйзи ))

читать дальше

Еще бы мне кто-нибудь намекнул, где взять актера, подходящего на роль Себастьяно :alles:

2010-09-01 в 23:57 

Debes, ergo potes
Этрель

Он добрался в Этрель лишь к утру. Особого смысла торопиться не было. Все равно он уже опоздал. Де Сент должен был ждать до вчерашнего вечера. Если так, то они уже далеко. Гай надеялся, что хотя бы Диего удалось вернуться вовремя. Все-таки до Кастельно далеко, а путешествовать в компании наследника английского престола по нынешним временам небезопасно. И три меча всегда лучше чем два.
Постоялый двор отыскался сразу. Найти его оказалось несложно. Как и сказал испанец других тут просто не было – приземистое одноэтажное сооружение, простое и непритязательное, как и все в этом жалком городишке. У коновязи стоял единственный серый мул, флегматично жующий пучок старого сена. И никаких намеков на присутствие Диего, Чезаре или де Сента.
Гай привязал своего гнедого рядом с мулом и зашел внутрь. Кроме хозяина в зале было еще человек пять или шесть. По виду – все крестьяне или местные ремесленники, зашедшие пропустить пару стаканчиков. Отдельно от прочих сидел монах в старом поношенном рубище из грубого шерстяного полотна. Предполагаемый владелец тощего мула усердно перебирал четки, склонив голову и не обращал ни малейшего внимания на происходящее вокруг. Гисборн лишь скользнул по нему взглядом и окликнул трактирщика.
- Чего изволите? – хозяин, дородный мужчина средних лет, скептически осмотрел потрепанный наряд посетителя и нахмурился. Обычно в комплекте с такими лохмотьями прилагался и пустой кошелек.
Гай заметил неприязненный взгляд, усмехнулся и небрежно поправил портупею. Эта ненавязчивая демонстрация силы подействовала великолепно. По лицу трактирщика тут же расползлась доброжелательная улыбка.
- Вина и чего-нибудь поесть, - бросил Гисборн.
- У нас сегодня рагу из баранины с тушеной капустой, - огласил меню хозяин постоялого двора, поневоле смирившийся с мыслью, что придется бесплатно кормить очередного нервного и безденежного рыцаря.
- Пойдет, - кивнул Гай, порылся в поясном кошеле и зачем-то бросил на стол несколько медяков. Безумие, конечно. Трактирщик обслужил бы его и даром. Стоит их немного припугнуть и они выполнят любую твою просьбу…
Хозяин постоялого двора сгреб монеты в кулак и подобострастно поклонился:
- Сей момент, сэр рыцарь. Все будет исполнено, - толстяк уже собрался уходить, но Гисборн задержал его:
- У тебя должны были останавливаться двое мужчин с мальчиком лет семи. Когда они уехали?
- Как же, были, - кивнул хозяин, - только не двое, а трое. А уехали вчера, еще до полудня.
До полудня… Вчера в это время он уносил ноги от Кэнтона и его компании, а затем повстречал Гуда. Выходит, они не стали дожидаться условленного срока? Могло произойти что угодно. Что-то заставившее Тьери и Диего уйти раньше времени.
- Они не оставили записки?
- Нет, господин.
Гай давно подозревал, что нуждается в них куда больше, чем они в нем. И все-же было немного обидно.
- Хорошо, ступай, - кивнул он и трактирщик покатился на кухню, выполнять заказ.
Гай устало оперся локтями о столешницу. Предстояло решить, что делать дальше…
Кто-то опустился на лавку рядом с ним. Монах. Не иначе, надумал приставать с поучениями. Хренов богомолец.
- Подайте на приют для сирот, благородный рыцарь! - затянул привычную волынку благочестивый инок.
Гай едва повернул голову и усмехнулся:
- Пошел прочь, монах. Я не подаю милостыню.
Пара крестьян за соседним столом неодобрительно покосилась на богохульника.
- Вас, сэр рыцарь, извиняют лишь раны, от которых ваш разум совсем помутился, - скорбно ответствовал скромный служитель господа и тихо прошипел:
- Ну же, Гисборн! Подыграй мне!
Гай удивленно раскрыл глаза:
- Чезаре?!
- Я помолюсь за тебя Святому Чезаре* , если ты того желаешь, сын мой. Видит бог, ты в этом нуждаешься, - исполненным благости голосом возвестил Чезаре Дориа и выразительно скосил глаза в сторону выхода.
- Ээээ… Возможно, в седельной сумке у меня действительно найдется что-нибудь полезное для тебя и твоих сирот, - нашелся сэр Гай.
- Сироты будут вам благодарны, добрый рыцарь.

Гай, а за ним и мнимый монах вышли на улицу.
- Нужно уезжать немедленно, - Чезаре отцепил от коновязи серое костлявое недоразумение.
- Не понимаю, - Гисборн удивленно покосился на генуэзца, но спорить не стал и послушно вскочил в седло. Похоже, рагу из баранины откладывалось на неопределенный срок. – Я думал, вы уже уехали.
- Нам пришлось покинуть постоялый двор, - пояснил генуэзец и ударил мула пятками, заставляя того перейти на неспешную рысь – самый быстрый из доступных ему аллюров. – Люди Вэйзи рыщут по округе и задерживают всех, кто покажется им подозрительным. Мы не могли рисковать. У нашего доброго хозяина мог возникнуть соблазн выдать нас. Ни к чему понапрасну искушать порядочного человека.
- Тогда почему вы не ушли совсем? Ты сильно рисковал, появившись в трактире.
- Я был уверен, что ты объявишься, - улыбнулся генуэзец. – И Диего, кстати, тоже.
- А де Сент? - неизвестно зачем спросил Гай.
- Он с нами согласился, - подмигнул Чезаре. – Хотя по-прежнему рвется продолжить путь.
- Где вы остановились? – поинтересовался Гай, когда они свернули с наезженной дороги в заросли гигантского чертополоха.
- Разумеется, подальше от благ цивилизации, - хмыкнул Дориа. – Сейчас сам увидишь.
- А что мальчишка?
Хотя, зачем он спрашивает? Чего можно ожидать от племянника покойного Плантагенета? Еще один маленький заносчивый мерзавец.
- Славный мальчуган, - Чезаре улыбнулся. Генуэзец уже давно откинул капюшон и ехал, подставив лицо прохладному утреннему ветерку. – Не смотри на меня так. Думаю, вы с ним должны поладить.
- С чего ты взял, что я собираюсь с ним возиться? – Гай мрачно покосился на Дориа-младшего. – Пусть не лезет ко мне, и я буду вполне доволен. Больше от него ничего не требуется.
- Брось! Нельзя же вечно вспоминать эту злосчастную репку, - развеселился генуэзец. – Мальчишка просто был не в себе.
- Я тоже… - пробормотал Гай.

____________________________________
* Святой Чезаре (Сезар) Назианский – покровитель врачей

2010-09-02 в 00:05 

Debes, ergo potes
***

Они устроились даже лучше, чем он мог себе представить. В неглубоком, закрытом от посторонних глаз густыми зарослями бузины и шиповника, логу весело потрескивал костер, над которым в котелке кипело какое-то ароматное варево. Знакомый еще по Витрэ старик хлопотал у импровизированного очага.
- А он что тут делает? – удивился Гай.
- Рауль? – Дориа махнул рукой, - Кто бы его удержал. Он ни за что не хотел оставить мальчика. Но, знаешь, с ним очень удобно путешествовать. Кто бы еще нам приготовил что-то, столь же восхитительное, как это рагу из кролика.
- Вообще-то, это куропатка с фасолью, - улыбнулся старый слуга, внимательно разглядывая Гисборна.
Чезаре кашлянул:
- По-моему, вы с сэром Гаем уже знакомы, Рауль, - дипломатично заметил он.
- Я благодарен вам, сэр, за проявленное великодушие, - старик вежливо поклонился Гисборну.
- Великодушие? – Гай склонил голову набок, с интересом разглядывая старика. – В чем же оно проявилось?
- Вы могли наказать мальчика, сударь. Ведь вы не знали, что перед вами будущий герцог Бретонский.
Вернее, будущий король Английский, - Гай про себя поправил старика. – Разумеется, если им удастся благополучно довезти маленького паршивца до Элеоноры Аквитанской.
- Тебе стоит благодарить не меня, а де Сента и Дориа, - усмехнулся Гисборн. Он никогда не любил откровенной лести.
Немного помолчав, Гай добавил:
- Но мне действительно жаль, что я тогда вспылил.
Рауль сдержанно поклонился, пряча улыбку. Вот ведь лживый старый ублюдок. Зато верен своим господам. А такая преданность дорого стоит.

***

- Как ты? – подошедший Диего внимательно осмотрел его с ног до головы.
- Жить будет, - де Сент кивком поприветствовал Гая и тепло улыбнулся. – Я рад, что тебе удалось вернуться.
- Я тоже, - согласился с ним Гисборн и увидел мальчишку: наследник английского престола едва ли не повис на шее генуэзца. И когда только эти двое успели спеться?
- Значит, ты больше не станешь изображать монаха? – осведомился будущий герцог Бретонский.
- Не стану, - подтвердил Чезаре. – Теперь, когда сэр Гай с нами, мы можем ехать дальше.
Мальчишка состроил рожу и стрельнул глазами в сторону рыцаря. Сэр Гай вздохнул. Наверняка, паршивец еще устроит ему не одну пакость.
- Давай сюда поводья. Я позабочусь о твоей лошади, - генуэзец тронул Гая за плечо и тот сообразил, что до сих пор стоит в обнимку с мордой своего коня.
Чезаре увел гнедого, а вместе с ним и мула, который, как оказалось, принадлежал Раулю. Наследник английского престола вприпрыжку последовал за Дориа-младшим.
- Там неподалеку есть ручей, - улыбнулся Диего и кивнул, указывая на пропитавшуюся кровью повязку:
- Твою рану нужно обработать, иначе начнется воспаление.
Гай кивнул. Он прекрасно понимал, что нет ничего хуже запущенных, гноящихся ран.
- Будет больно, - предупредил испанец.
- Переживу, - заверил его Гисборн, пристально следя за Раулем, который нагревал на огне небольшой глиняный сосуд.
- Я попросил его прокипятить иглу и нитки, - пояснил Диего, отвечая на невысказанный вопрос. – Как не крути, а нам есть чему поучиться у мавров. Их лекари умеют врачевать раны горазда лучше наших.
- Ты учился этому у неверных? – поинтересовался Гай, наблюдая за приготовлениями.
- И у них тоже, - подтвердил испанец, не вдаваясь в подробности.
- Странно, что эти варвары так преуспели в медицине, - пожал плечами де Сент.
- Они не более варвары, чем мы, - возразил Диего, и Гай слегка удивился: оказывается, эти двое иногда расходились во мнениях.
- Готов? – Гисборн кивнул и Диего де Хара резким движением отодрал присохшую к коже повязку. Потом с ним делали что-то еще, кажется, обрабатывали рану перегнанным вином. Затем испанец взялся за иголку, и Гай отвернулся, предпочитая не видеть, что именно происходит. А отвернувшись обнаружил стоящего у себя за спиной Артура. Мальчишка, затаив дыхание, с интересом следил за процессом.
- А у тебя бледный вид, - сообщил он, обнаружив, что его присутствие раскрыто. – Очень больно?
Гисборн скрипнул зубами и вымученно улыбнулся.
- На прошлой неделе я залез на яблоню в саду, упал и поранился, - племянник Ричарда Плантагенета доверительно показал Гаю Гисборну ссадину на локте. Было очень больно, - добавил он, и Гай через силу усмехнулся.
- Но я не плакал. Мама, то есть, Ее Светлость герцогиня Бретонская, - поправился мальчишка, - говорит, что ревут только глупые девчонки.
- Герцогиня Бретонская мудрая женщина, - пробормотал Гай, покосившись на испанца. Когда же закончится эта пытка?! – Она права. Настоящие рыцари не должны распускать сопли.
- Значит ты настоящий рыцарь?
Гисборн удивленно посмотрел на мальчишку, которого едва не отходил плетью пару дней назад. Нет, должно быть, показалась. Даже племянник Ричарда в семь лет еще не дорос до сарказма.
- По крайней мере, пытаюсь им быть, - с усмешкой ответил сэр Гай.
Возможно, Дориа в конце концов прав, и они с юным Плантагенетом все же сумеют поладить.
- Я закончил, - наконец-то объявил Диего.
Теперь можно было вздохнуть с облегчением.

2010-09-04 в 21:03 

Debes, ergo potes
Витрэ

Определенно, этот день не задался с самого утра, впрочем, как и предыдущий. Шериф Ноттингемский пребывал в отвратительном расположении духа. Мало того, что Гисборн в компании с каким-то полоумным арбалетчиком едва его не убил, им еще и удалось выкрасть завещание и беспрепятственно покинуть замок. И теперь не оставалось ничего иного, как терпеливо стоять в каминном зале замка Витрэ, выслушивать капризные упреки принца и молча сносить ничем не прикрытые угрозы.
- Я подозреваю, нет, я в этом уверен! Вы меня совсем не любите, барон! – Его Высочество, сидя в кресле, скорбно поджал губы и неодобрительно посмотрел на шерифа Ноттингемского.
- Но, милорд… - начал барон, но был в очередной раз бесцеремонно перебит принцем:
- Не оправдывайтесь! Мне стало известно, что вы прячете от меня некий важный документ - завещание моего покойного брата. Почему я вынужден узнавать об этом из третьих рук?
- Ваше Высочество, - шериф согнулся в верноподданническом поклоне. – Уверяю, я хотел немедленно вас известить, но обстоятельства сложились против меня.
- Вот как? – Его Высочество подозрительно нахмурился. – И что же вам помешало?
- Увы, милорд! Завещание было похищено!
- И вы так просто об этом говорите! – принц небрежным жестом откинул выбившийся из прически локон и посмотрел на вассала снизу вверх. - И кто же его похитил?
Шериф Ноттингемский не первый год жил на этом свете, был довольно давно знаком с Его Высочеством и прекрасно понимал, что чистосердечное признание может и не спасти его шею от веревки. Поэтому он сказал:
- Его выкрал Робин Локсли, милорд. Это произошло на пути в Витрэ. Я скрыл от вас правду, в надежде собственноручно поймать грабителя и вернуть документ.
- Робин Локсли? – принц недоуменно поднял брови. – Кто это, Вэйзи? Я его знаю?
- Это граф Хантингтонский, - с готовностью доложил шериф. – Бывший телохранитель короля Ричарда, а ныне злостный разбойник и мошенник по прозвищу Робин Гуд.
- Вы хотите сказать, что завещание сейчас находится у этого Гуда?
- Именно так, милорд!
- Я правильно вас понял, барон, - принц лениво прищурился, - вас обвел вокруг пальца какой-то жалкий разбойник, ваш собственный помощник едва вас не убил и вы не в состоянии поймать ни того, ни другого?
- Мои люди над этим работают, Ваше Высочество. Уверяю, мы найдем Гисборна и Локсли.
- Зачем мне Гисборн? – принц страдальчески закатил глаза. – Мне нужно треклятое завещание. Вы это понимаете, шериф?
- О, да, милорд! Прекрасно понимаю!
- Ну так найдите его! И поймайте этого Локсли. Иначе я буду вынужден подыскать на ваше место кого-нибудь более расторопного и исполнительного.
Неизвестно к чему могла бы привести эта затянувшаяся беседа, если бы не караульный, который вошел в зал и, слегка робея в присутствии Его Высочества, доложил:
- Вернулся отряд сэра Кэнтона, милорд. Он велел вам передать, что привез графа Хантингтонского и спрашивает, что вы намерены с ним делать?
- Мы намерены немедленно допросить его! – оживился принц, поднимаясь со своего кресла.
Шериф Ноттингемский воспрянул духом, почти уверовав в промысел божий, возблагодарил судьбу за нежданную удачу и поспешил во двор замка вслед за Его Высочеством.

2010-09-05 в 12:39 

Debes, ergo potes
***

Робин Локсли, граф Хантингтон, сидя верхом на лошади, со связанными за спиной руками, хмуро обозревал внутренний двор замка. Судя по всему, после бегства Гисборна шериф стал более осмотрительно подходить к охране ворот. И хотя подъемный мост был опущен, подъемная решетка перекрывала вход в замок, а рядом с её механизмом дежурили несколько караульных. Как успел заметить Робин, во дворе замка находились воины, принадлежащие к двум отрядам, причем люди Вэйзи в своих плащах зеленого цвета, были в явном меньшинстве. Это становилось любопытно. Если судить по нашивкам на куртках, второй отряд принадлежал принцу Джону. Его Высочество решил почтить своего помощника личным присутствием? Вполне логично, учитывая, что на кон поставлены судьбы английской короны.
- Итак, вы и есть граф Хантингтон? – светловолосый щеголь в расшитом золотой нитью колете окинул Робина оценивающим взглядом. За его спиной, на шаг позади, стоял шериф Ноттингемский, на лице которого расцвела самодовольная ухмылка. Барон едва сдерживал рвущееся наружу ликование. Еще бы, наконец-то ему удалось поймать самого Гуда.
- Да, Ваше Высочество, это граф Хантингтонский, - Джереми Кэнтон склонился в поклоне перед младшим братом короля Ричарда.
Принц Джон благосклонно улыбнулся. Сэр Кэнтон дал знак своему человеку и Робина довольно грубо стащили с коня и поставили на колени.
- Довольно насилия, - принц недовольно поморщился, – мы же не варвары. И как цивилизованные люди мы можем прийти к согласию, несмотря на видимые расхождения во взглядах. Не так ли, граф?
Локсли насмешливо улыбнулся, поднимаясь на ноги, и попутно стряхнул со своего плеча руку удерживавшего его наемника. Он не совсем понимал, на что именно намекает принц.
- Я готов выполнить любую вашу просьбу, милорд, если только она не идет вразрез с интересами Англии, - Робин поклонился с должным почтением, но без излишнего энтузиазма.
- А вы шутник, граф, - принц сдержанно рассмеялся. Шериф Ноттингемский, вторя покровителю, изобразил на лице кровожадное веселье.
- Ты не в том положении, Локсли, чтобы ставить условия, - встрял в разговор Вэйзи. Свою правую руку шериф Ноттингемский бережно баюкал на перевязи.
Было бы интересно узнать, что именно тут произошло и где сейчас находится герцогиня Бретонская.
- Мы вполне можем договориться, граф, - доверительно прошептал Его Высочество на ухо Робину. – У вас есть то, что надо мне, а у меня то, от чего вы не сможете отказаться.
- Если вы о завещании Ричарда, то его у меня нет, - не погрешив против истины, ответил граф Хантингтон. Завещания у него действительно не было, зато были предположения.
- И все же подумайте над моими словами, Локсли, - Его Высочество добродушно похлопал Робина по плечу, - Артур такой милый ребенок и такой хрупкий… Знаете, я опасаюсь за его здоровье. Мой лекарь говорит, что дети иногда умирают во сне.
- Вы не посмеете! – Робин скрипнул зубами, борясь с искушением собственноручно придушить высокородного негодяя. – Если с мальчиком что-нибудь случится…
- Это будет целиком на вашей совести, - улыбнулся принц. – Вам все же стоит подумать над моим предложением, граф. Только не раздумывайте слишком долго.
- Мы могли бы ускорить процесс, - шериф Ноттингемский проявил верноподданническое рвение, - раскаленные щипцы, иголки под ногти, дыба…
Принц Джон немного подумал:
- Разумеется, если граф будет упорствовать, нам придется пойти на крайние меры. Но я все же надеюсь на его благоразумие.
Робин мрачно взглянул на утонченного аристократичного негодяя. Как могло случиться, что у прямодушного вспыльчивого Ричарда, такой скользкий и изворотливый младший братец?
- У вас есть время до рассвета, Локсли, - Его Высочество принц Джон дал знак своим людям:
- Уведите графа Хантингтона и заприте его. Я займусь им позже.
- Но что вы намерены делать сейчас, милорд? – шериф Ноттингемский поспешил вслед за принцем.
- Сейчас я намерен переговорить с вдовой моего дорогого брата Джефри.
- Но вы ведь не собираетесь оставлять Локсли в живых? – шериф Ноттингемский немного заволновался.
- Разумеется, нет, барон, - принц небрежно пожал плечами, - нам ни к чему свидетели того, что здесь происходит. Тем более такие как граф Хантингтон, пользующиеся доверием у сторонников моего покойного брата.
- У меня есть отличная мысль, милорд.
- И какая же? – принц заинтересованно взглянул на шерифа.
- Все знают, что это люди Гуда захватили Витрэ, - начал Вэйзи.
- Продолжай… - Его Высочество уловил предложенную идею.
- Мы могли бы публично казнить его за захват замка и убийство барона Витрэ…
- А вы, шериф, представитесь доблестным освободителем? – принц понимающе ухмыльнулся.
- Не я, а вы, Ваше Высочество! – Вэйзи сверкнул инкрустированным вставным зубом. – Мне будет вполне достаточно замка.
- А вы наглец, барон, - принц расхохотался. – Но мне нравится ваша идея.

2010-09-07 в 17:57 

Эрке
Antiquo more
Прода, прода! Много проды!
Вот я вернулась из Крыма, думала, что всё уже закончилось, - ан нет, всё только начинается! :)))

По делу - мне очень понравилась встреча Гуда и Гисборна. Именно тем, что она прошла быстро, этак мимоходом, без мелодрамы, зато сыграла важную роль и для развития характеров, и для движения сюжета. И принц Джон такой узнаваемый :) Вообще, обычно у авторов фанфикшна хорошо получаются или злодеи, или герои (причём первое чаще), а у вас что Вэйзи, что Робин - одинаково настоящие.

Вот. Ещё мне очень нравится достойный внук синьора Дориа :) И - кажется, я всё-таки не задавала ещё этого вопроса - не повлиял ли часом на образ дона Диего Повелитель Ветра? :song:

2010-09-07 в 19:16 

Debes, ergo potes
думала, что всё уже закончилось, - ан нет, всё только начинается
Эрке
Я же намекала, что Толстой еще поплачет над моим опусом :). Так что, если надоест читать, говорите, не стесняйтесь )))

Ещё мне очень нравится достойный внук синьора Дориа
*по секрету* мне он тоже нравится )))

не повлиял ли часом на образ дона Диего Повелитель Ветра?
Ну как сказать... Дон Диего - образ собирательный. Нахватался понемногу и от дона Алехандро де Ла Вега, и от дона Родриго из Львов Аль Расанны, и от ПМ наверно что-нибудь прихватил, но он это не нарочно ))). Кстати, да :) от ПМ - гитара )))
А если серьезно, то Диего Лопес де Хара, лорд Вискайя - это реально существовавшая личность. Лорд Вискайя был знаменосцем кастильского короля Альфонсо VIII в битве при Аларкосе и участником испанской Реконкисты. Правда, больше об этом человеке мне ничего найти не удалось.

Кстати, дед Чезаре - Ансальдо Дориа - тоже реальная историческая персона. Он приехал в Геную в 30-х годах 12 века и стал основателем одного из самых влиятельных домов. В 1134 году его избрали главой совета Генуи. Его сын Симоне был членом совета республики с 1175 по 1188 годы, а затем стал адмиралом и участвовал в крестовых походах. Один из сыновей Симоне женился на представительнице правящего рода Сардинии, в результате чего Дориа заполучили владения на острове.

2010-09-08 в 17:04 

Эрке
Antiquo more
Merelena
Пущай плачет - хорошего тексту должно быть много! :)
Про дона Диего и ПМ - я имела в виду как раз сцену на корабле, с гитарой. По всем остальным параметрам эти товарищи совершенно не похожи (и слава Богу; хочется верить, лорду Вискайе повезёт в жизни больше, чем владетелю Кэнналлоа ;))

Эммм... а вы, часом, не историк?:shuffle:

2010-09-08 в 17:25 

Debes, ergo potes
Эммм... а вы, часом, не историк
Эрке
Нет, по образованию я биолог , ну и отчасти химик :) и работаю в микробиологической лаборатории )))

2010-09-08 в 17:38 

Эрке
Antiquo more
Долго формулировала, но ничего, кроме "о_О" в голову не приходит :)) Честно говоря, по подробностям, справкам и намёкам подозревала в вас медиевиста.

2010-09-08 в 17:44 

Debes, ergo potes
Эрке просто, когда чем-то интересуюсь, начинаю копаться в деталях :). Как правило, отыскивается много интересного )))

2010-09-18 в 15:25 

Debes, ergo potes
***

Робин тяжелым взглядом проводил принца и семенящего за ним по пятам Вэйзи. Что бы ни нашептывал шериф на ухо Джону, ничего хорошего это не сулило. Неплохо было бы организовать подслушивание и выведать, что именно замышляет Его Высочество. Однако в его положении устроить это было весьма затруднительно. Для начала следовало хотя бы освободиться, и чем скорее, тем лучше. Руководствуясь этими соображениями, граф Хантингтон не стал возражать, когда его бесцеремонно толкнули в спину и повели в направлении возвышавшегося в центре двора донжона.
- Устроите меня в уютную местную темничку? – насмешливо поинтересовался Робин у сэра Джереми, державшегося поблизости.
- На ваше счастье, да и на свое тоже, барон Витрэ использовал подвалы донжона под склад продовольствия, - Кэнтон не понял сарказма, а может быть, просто сделал вид, что не понял. – Поэтому вас разместят наверху, в помещении караулки.
Вход в башню находился высоко над землей, нелишняя предосторожность, учитывая нынешние неспокойные времена. Вот только она не спасла замок от захвата, а его владельца от плена. Граф Хантингтон, в сопровождении охраны, поднялся по крутой лестнице ко входу в донжон. Идущий впереди стражник отворил тяжелую дубовую дверь, и они вошли внутрь.
Было совершенно очевидно, что владелец замка использовал первый этаж башни исключительно для хозяйственных нужд. Об этом говорили и мешки с зерном, все еще лежавшие здесь, и лебедка при помощи которой грузы переправляли в подвал. Тут же начиналась узкая лестница, ведущая на верхние этажи башни. Уходящая вверх крутой спиралью, она привела их в небольшое помещение, освещаемое лишь сильно коптящей масляной лампой. В центре комнаты стоял неуклюжий дощатый стол и несколько колченогих табуретов. Заскучавший было караульный поспешно вскочил, завидев приближающееся начальство. За спиной охранника Робин обнаружил пару закрытых дверей и не без облегчения заметил, что они заперты на ключ, а не на засов.
- Пленник ведет себя спокойно, – доложил наемник и Кэнтон удовлетворенно кивнул.
- Вот и славно. Полагаю, сосед не будет вам надоедать, граф, - новый помощник Вэйзи распахнул перед ним дверь импровизированной камеры.
- Устраивайтесь.
Робин шагнул в темный каменный мешок с узким окошком-бойницей. Из такого окна вполне можно было стрелять из лука, но протиснуться в него не удалось бы и ребенку.
- Вы так любезны, сэр, - граф Хантингтон ехидно улыбнулся. – Может быть, меня развяжут?
- Сожалею, - Кэнтон покачал головой, - но придется потерпеть. Позже я пришлю кузнеца, и вам поменяют веревку на кандалы.
- Не могу сказать, что буду сильно рад замене, - усмехнулся Локсли, усаживаясь на деревянную скамью, приставленную к стене. Другой мебели в комнате не было.
- Счастливо оставаться, - его тюремщик вышел и запер дверь на ключ. Робин с удовлетворением услышал, как щелкнул механизм замка. Пока все шло хорошо, но это совсем не означало, что он собирался долго здесь засиживаться. Убраться отсюда нужно до того, как придет кузнец со своими инструментами. Избавиться от кандалов будет значительно сложнее, чем от веревки.
Для того чтобы развязать узлы понадобилось не слишком много времени. Алан хорошо сделал свое дело. Нужно отдать ему должное, никто не заподозрил, что пленник может освободиться в любой момент.
Робин размял плечи, наслаждаясь вновь обретенной свободой. Суставы подозрительно хрустнули. Что ни говори, а весь день проходить со связанными руками, не особенно приятно, даже если это сделано совершенно сознательно. Он стянул с ноги сапог и вытряхнул связку отмычек. Кинжал, который сунула ему Мэриан, тоже не показался лишним.
Робин подкрался к двери, заглянул в замочную скважину и испытал глубочайшее разочарование. Сэр Джереми, по-видимому, весьма серьезно относился к своим обязанностям - вместо одного караульного за столом теперь сидело четверо стражей, увлеченно кидающих игральные кости. Учитывая, что по двору слонялась многочисленная команда шерифа, не говоря уже о людях принца Джона, это могло стать серьезной проблемой.

2010-09-18 в 15:31 

Debes, ergo potes
Этрель. Окрестности

Куропатка с фасолью на вкус оказалась не менее восхитительной, чем на вид. Сэр Гай отдал должное кулинарному мастерству старого мажордома герцогини Бретонской. Подумалось, как мало, в сущности, на самом деле нужно человеку. Еще вчера он бежал от погони, не зная, доживет ли до завтрашнего утра, а сегодня сидит у костра в компании людей, которым можно не опасаясь, доверить собственную жизнь. Странное чувство, к которому Гай Гисборн никак не мог привыкнуть. Можно ли желать большего?
«Конечно, можно!» - противно пискнул тоненький голосок в глубине души и Гай мысленно пожелал, чтобы тот заткнулся.
«А как же власть, богатство, должность? А собственный манор?!» - не унимался незримый провокатор, вещая голосом шерифа Ноттингемского.
«Возможно, это было не целью, а всего лишь средством достичь любви и уважения окружающих», – возразил Гай.
«Так ты хотел, чтобы тебя любили?» - развеселился голос. - «Как глупо!»
- Возможно…
- Ты что-то сказал? – Чезаре повернулся к Гисборну.
- Сказал? – Гай очнулся от наваждения. – Нет. Просто задумался.
- Я вот тоже подумал, - генуэзец не без сожаления заглянул в свою опустевшую миску, - наш путь ведь должен пройти через Сент?
- Боюсь, для этого придется сделать приличный крюк, - Тьери улыбнулся.
- Жаль, а я надеялся заглянуть к тебе в гости, - в шутку огорчился Чезаре.
- Считай, что у тебя уже есть мое приглашение, - поспешил утешить генуэзца Тьери. – Если прогостишь у нас до Рождества и не сбежишь от скуки, попробуешь гошуа*, которое готовит к празднику Бьянка.
- Франкский варвар, - прокомментировал Диего, - он заставляет сестру лорда Вискайя стоять у плиты.
Тьери искренне развеселился:
- Как ее брат, ты должен бы знать - невозможно заставить графиню де Сент, делать что-то, чего она не хочет.
- Разумеется, - сохраняя абсолютно невозмутимое выражение лица, согласился Диего. – Будь по-другому, она бы уже давно была сеньорой Морена.
- Мне жаль, что дону Педро пришлось испытать столь жестокое разочарование, - Тьери пожал плечами.
- Тебе жаль? – хмыкнул Чезаре. – Вот уж чему не поверю…
Гай, краем уха прислушивавшийся к дружеской перепалке, сдержанно улыбнулся. Казалось бы, особых причин для беспокойства не было, тем не менее, на душе почему-то стало тревожно.
- А где мальчишка? – Гисборн огляделся по сторонам. Странно, что этот маленький проныра не маячит перед глазами.
- Пошел к ручью вместе с Раулем, - Чезаре указал на едва заметную тропинку в зарослях бузины и шиповника.
- Что-то старик слишком долго моет посуду. Пойду, потороплю его, - Гисборн поднялся на ноги, привычным жестом поправив портупею.
- Да, - кивнул де Сент, - Ты прав. Пора двигаться дальше.
______________________________
* Goxua (гошуа) - традиционное блюдо баскской кухни (сладкий десерт из пудинга, теста, сливок и карамели)

***

Оставив Чезаре и Диего седлать лошадей, а Тьери заниматься уничтожением следов их пребывания в этом уютном местечке, Гай направился к ручью, рассчитывая встретить старика и мальчишку по дороге. Путь до ручья занял больше времени, чем он рассчитывал. Проклятая нога ныла и не давала нормально передвигаться. И ему еще крупно повезет, если хромота со временем исчезнет.
Ручей встретил рыцаря тихим журчанием. Струйки воды катились по темному глинистому руслу и весело плескались о заросшие зеленым мхом прибрежные камни. Идиллическая картинка. Почти… Гай настороженно огляделся, заметив брошенный в траве котелок. Старик не станет без причины разбрасывать кухонную утварь. Чтобы такое случилось, должно было произойти нечто серьезное. Мальчишка! Гисборн ругнулся вполголоса. Что опять натворил этот племянник чертова Плантагенета?!
Откуда-то справа послышался шум. Слов не разобрать, но ничего хорошего ожидать не приходилось. Гай, проклиная собственную медлительность, бросился в сторону, откуда доносились голоса. Он вытащил на ходу меч, продираясь сквозь заросли дудника и колючего чертополоха. Кто бы ни ожидал его впереди, он явно не настроен вести мирные переговоры.
- Вы ошиблись, сэр! Мы никогда не были в замке!
Голос принадлежал мажордому герцогини Бретонской.
- Отпусти! – это вскрикнул мальчишка. – Я никуда с вами не поеду!
Раздался звук глухого удара, вслед за этим незнакомый голос удивленно простонал:
- Merde! Старик меня прикончил!
Послышался лязг стали, и сэр Гай вылетел на опушку, с ходу впечатавшись в коренастого наемника в доспехе из вываренной кожи. Легкая броня могла защитить от случайной стрелы, но против острого толедского клинка оказалась бессильна. Краем глаза Гисборн успел заметить, что старый Рауль скорчившись лежит на земле рядом с распростертым телом второго наемника, прижимая руки к ужасной ране на животе. Еще один наемник поспешно отступал к лошади, волоча за собой упирающегося Артура.
- Отпусти мальчишку, – Гисборн наступил на тело убитого им вояки, освобождая меч, - и я позволю тебе уйти живым!
- Брось меч или я перережу ему глотку! – напуганный гибелью обоих своих товарищей наемник приставил кинжал к горлу мальчика.
Лицо Гисборна перекосила зловещая ухмылка:
- Сделай это и составишь компанию своим приятелям.
- Я не шучу! – в голосе наемника прорезались истеричные нотки.
Гай бросил быстрый взгляд на Артура. Мальчишка был разозлен и напоминал маленького ощетинившегося котенка. Что ж, неплохо, было бы хуже, потеряй он от страха голову.
- Хорошо, я опускаю меч! – Гисборн осторожно наклонился, положив оружие на землю, и потихоньку вытащил кинжал, спрятанный за голенищем сапога.
- А теперь отойди подальше!
Гай отступил на шаг, прикидывая сумеет ли метнуть кинжал до того как наследнику английской короны перережут горло. Наемник отвлекся на мгновение, нащупывая повод своего коня. Артур не преминул воспользоваться его промашкой, изо всех сил впечатав каблук в голень обидчика. От неожиданности наемник ослабил хватку, и мальчишка дернулся, вырываясь на свободу. Кинжал полетел в цель, вонзившись в горло врага, и безымянный наемник тихо сполз под копыта своей лошади. Все было кончено…
Гисборн огляделся вокруг, задержавшись взглядом на теле Рауля, вернул в ножны меч и вытер замазанный кровью кинжал о плащ убитого противника. Мальчишка сидел на траве, рядом с мертвым слугой и молча держал его за руку. Гай подошел и встал поблизости. Отчего-то на душе было до невозможности мерзко.
- Он рассказывал нам с сестрой сказки… - прошептал сын герцогини Бретонской и неожиданно разрыдался.
- Он умер, Артур…
- Нет! – мальчишка вцепился в нелепо раскинувшееся тело. – Он не может умереть! Мы должны его спасти! Ты должен!
- Он мертв, - не слишком-то он годится на роль няньки. – Ему ничем нельзя помочь, - Гай осторожно опустил руку на плечо наследника:
- Пора уходить.
- Нет! – мальчишка оттолкнул его, - Ты так говоришь, потому что не любил Рауля!
- Послушай, - Гисборн с трудом опустился на колени рядом с мальчиком, – он отдал свою жизнь, чтобы защитить тебя. Мы должны уважать его выбор. Скоро здесь будут другие солдаты. Если мы не уйдем, смерть Рауля станет напрасной.
- Мы не должны оставлять его лежать здесь! - маленький упрямец провел кулаком по лицу, размазывая слезы и грязь.
- Я знаю, будущий герцог Бретонский не должен реветь как девчонка, - пробормотал он.
Повинуясь внезапному порыву, Гай привлек мальчика к себе. Кто вообще сказал, что Гай Гисборн должен утешать наследника английского престола?
- Иногда слезы – это не так уж и плохо, - тихо произнес рыцарь. – Они дают нам знать, что мы еще живы.
- Правда?
- Да, - Гай печально улыбнулся. – Ступай в лагерь, расскажи Тьери и Диего, что случилось, а я похороню старика.
- Ты на самом деле это сделаешь? – мальчишка поднял на Гисборна мокрые от слез глаза.
- Я же сказал! - теряя терпение, Гай подтолкнул Артура в нужном направлении и проследил, как тот скрылся за ближайшими деревьями.
- Мало кто может похвастать, что рыл могилу, используя толедский клинок, - сэр Гай усмехнулся, очертил в мшистом дерне прямоугольник и принялся за работу.

2010-09-18 в 15:52 

Debes, ergo potes
Витрэ

Его Высочество нетерпеливо щелкнул пальцами, заставив стражу поспешно отойти в сторону. Покои Ее Светлости, герцогини Бретонской, надежно охранялись. Разумеется, родственницу короля не стали засовывать в тесную вонючую камеру. Это было бы слишком даже для Вэйзи с его извращенными фантазиями. Леди де Пентьевр не нуждалась ни в чем кроме свободы.
- Думаю, вам не стоит туда заходить, барон, - принц осадил Вэйзи, намеревавшегося присутствовать при встрече родственников. – Я освободил замок от разбойников, не забывайте.
– Да, да! – шериф понимающе кивнул. Спорить с Его Высочеством было бесполезно, к тому же он был прав. Однако желание быть в курсе происходящего от этого не уменьшилось.

- Моя дорогая Констанция! – Его Высочество распахнул радушные объятия. – Безумно рад видеть вас в добром здравии!
- Как следует понимать ваш визит, Джон? - герцогиня Бретонская, встретила деверя, стоя за спинкой массивного кресла. То, что к ее тюремщикам присоединился принц, совершенно не радовало.
- Знаю, какое потрясение вы испытали, миледи, а потому прощаю ваше недоверие, - принц деликатно качнул головой и на мгновение смолк, очевидно, подыскивая нужные слова. - Я пришел сообщить, что теперь Витрэ контролируют мои люди и вам больше ничего не угрожает.
- Тем не менее, у моих двери по-прежнему дежурит охрана, - леди де Пентьевр горько усмехнулась.
- Я лишь забочусь о вашей безопасности сударыня! Возможно, в замке до сих пор укрываются разбойники, избежавшие справедливого возмездия, - поспешил уверить ее принц.
- Означает ли это, что меня здесь никто не собирается удерживать насильно? – на лице герцогини отразилось недоверие.
- Разумеется, вы свободны! Но неужели вам так неприятна моя компания, дорогая Констанция? – Его Высочество заботливо взял невестку за руку. – Мне думалось, теперь вы сами захотите остаться. Ведь едва услышав, что Витрэ захватила шайка головорезов, я тотчас поспешил вам на помощь.
- Значит, мне и детям крупно повезло, - герцогиня Бретонская улыбнулась, принимая игру принца, - ведь вы могли и опоздать.
- К счастью, моя миссия увенчалась успехом, - принц Джон галантно склонился к руке дамы. - Разбойники обезврежены, их главарь схвачен и понесет суровое наказание.
- Вам удалось схватить негодяя? – Констанция де Пентьевр удивленно вскинула брови. Кого-то принц, наверняка захватил, но она сильно сомневалась, что они с деверем имеют в виду одного и того же человека.
- Мы поймали графа Хантингтонского, более известного под прозвищем Робин Гуд, - охотно пояснил принц. - Именно его люди захватили Витрэ. Он ожидает решения своей участи под надежной охраной.
- Полагаю, теперь я могу беспрепятственно переговорить с бароном Витрэ? - герцогиня повернулась к родственнику.
- Боюсь, это невозможно, миледи, - принц тяжело вздохнул.
- Почему же? Что случилось? – последняя надежда на то, что принц, возможно, говорил правду, бесследно улетучилась.
- Барон трагически погиб незадолго до того как мои люди овладели замком, - Его Высочество скорбно улыбнулся. – Мы сохраним о нем память, как о добром друге моего брата Джефри и верном стороннике короля Ричарда.
Герцогине с трудом удалось сохранить безразличный тон:
- Сэр Леонард мертв?
- Увы. Он пал от руки Гуда. Витрэ лишился своего господина.
- Как это случилось? Я думала, что статус пленника послужит ему защитой.
- В наше время нельзя полагаться на слово, дорогая Констанция, - принц сочувственно посмотрел на невестку. – В какие ужасные времена мы живем!
- Воистину ужасные, - согласилась герцогиня, задумчиво теребя выбившуюся из прически рыжую прядь. – Тем сильнее моя признательность вам, Джон, за вновь обретенную свободу.
- Всегда к вашим услугам, Констанция, - любезно проворковал Его Высочество, на лице которого распустилась покровительственная улыбка. – Родственный долг обязывает помогать вдове покойного брата.
- Не забывайте, что я еще и жена виконта де Блонвиля, - напомнила герцогиня.
Принц поморщился. Как она и рассчитывала, упоминание мужа, немного остудило энтузиазм родственника.
- И как поживает виконт? – без особого восторга поинтересовался принц.
- Ранульф сейчас в Честере, - леди де Пентьевр обогнула кресло и подошла к столу, на котором среди письменных принадлежностей и листков пергамента стояло несколько тщательно закупоренных склянок.
- Возможно, вы хотите навестить племянников, Джон? Дети в комнате, – герцогиня Бретонская указала на слегка приоткрытую дверь спальни. – Только, боюсь, Артуру нездоровится… - она осторожно вскрыла одну из баночек и по комнате распространились едкие ароматы дегтя и мятного масла.
- А что случилось? – Его Высочество остановился на полпути к двери и подозрительно принюхался.
- Ничего страшного, - леди Констанция улыбнулась. – Всего лишь ветрянка. Я как раз собиралась наложить мазь, которую рекомендовал лекарь.
- О! – принц отступил на шаг. – Как неприятно. У мальчика могут навсегда остаться отметины! А вы уверены, что это не черная оспа?
- Все не так страшно, как вы опасаетесь, - запротестовала герцогиня, сохраняя серьезное и вмеру печальное выражение лица.
- Думаю, будет лучше не беспокоить Артура. Я навещу его позже.
- Как вам будет угодно, - герцогиня вежливо склонила голову, провожая поспешно ретировавшегося к двери принца.
- Полагаю, вы присоединитесь ко мне за ужином? – Его Высочество вытащил из рукава надушенный кружевной платочек. – Я обещал своим людям устроить торжественный прием в честь освобождения Витрэ. Будут присутствовать все мои командиры.
- Я непременно приду, если только состояние Артура, позволит мне отлучиться, - согласилась леди де Пентьевр, пронося склянку со снадобьем в опасной близости от деликатного носа принца. Этого Его Высочество не вынес и спешно откланялся, плотно притворив за собой дверь.
Герцогиня Бретонская удовлетворенно кивнула и запечатала дурно пахнущий пузырек.

***

- Как прошла встреча, милорд? – шериф Ноттингемский не привык к роли стороннего наблюдателя в делах подобного рода. – Герцогиня поверила, что вы освободили замок от разбойников?
Его Высочество пожал плечами:
- Полагаю, герцогине было выгодно мне поверить. Я пригласил ее отужинать сегодня вечером в компании моих офицеров.
Барон удивленно приподнял бровь:
- Думаете, она придет?
- Думаю, она попытается бежать к моей матушке, - Его Высочество смахнул с рукава несуществующую пылинку. – Вы ведь в точности исполнили мои указания, барон?
- Конечно, - поспешил заверить не в меру подозрительного работодателя шериф Ноттингемский. - Кузнец обещал доделать работу к вечеру. Я лично прослежу, чтобы все было сделано как надо.
- Что ж, Вэйзи, - принц одобрительно похлопал шерифа по плечу. - Я начинаю думать, что вы не совсем безнадежны.
- Рад, что могу быть вам полезен, Ваше Высочество, - шериф склонился в поклоне.
- Да, Вэйзи! - собравшийся было уходить принц, неожиданно обернулся. - Сделайте так, чтобы сегодня вечером охрана не слишком тщательно следила за покоями герцогини. И напомните мне сказать местному лекарю, что если он и впредь будет мешать деготь с мятным маслом, я велю утопить его в выгребной яме.
- Как вам будет угодно, милорд, - шериф поклонился, скрывая легкое недоумение. Иногда логика Его Высочества ставила барона в тупик.
По мере того как шаги принца затихали в глубине коридора, почтительное выражение на лице преданного слуги сменялось на раздраженное.
«Вы не совсем безнадежны!» – барон желчно сплюнул, и уже в который раз пожалел, что клетки с милыми сердцу канарейками остались в далеком Ноттингеме. Что ж, если под рукой нет канареек, сгодится и Локсли. Или даже бывший владелец Витрэ. Шериф поймал себя на том, что уже считает замок своей собственностью. И пусть Его Высочество думает, что шериф Ноттингемский пляшет под его дудку...

2010-09-18 в 21:21 

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Увидела фанфик только сегодня и прочитала целиком =)
Это великолепно. Такого следования канону, использования истории и просто хорошего исполнения я никогда не видела. Мне очень понравилось)) Особенно покорила встреча Гая и Робина и фраза: "Кто еще совершает совершенно дурацкие, безумно-героические поступки и при этом не забывает улыбаться..."))
Надеюсь на скорее продолжение)

2010-09-18 в 22:11 

Debes, ergo potes
Alexandera :shuffle:
Автору всегда приятно, когда на его вытворения обращают внимание :shy:
"Кто еще совершает совершенно дурацкие, безумно-героические поступки и при этом не забывает улыбаться..."))
ну что поделаешь, люблю я их обоих - и Робина, и Гая )))

2010-09-18 в 23:45 

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Merelena но вот у меня возник вопрос... Чем так заинтересовал мальчишка "разбойников", если официально Артур в замке?

2010-09-19 в 00:05 

Debes, ergo potes
Alexandera я собиралась об этом позже написать в пересказе событий от лица Артура :).
Ну, а если коротко, то им попросту не повезло и они нарвались на наемника "из местных", который знал "объект" в лицо )))

2010-09-22 в 14:00 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Ура, наконец я прочла все выложенное :)
Спасибо тебе за позитив и за атмосферу сказки :). Искренне веселилась, когда перехитрили Вейзи :). Чудесные испанцы у тебя, очень живые :). Гисборн в характере, верю, и все тут, и есть у меня подозрение, что некоторые сопровождающие Робина Гуда будут рады его видеть :). В амплуа спасателя наследника престола :). И Робин, и Мэриан - все совершенно каноничны :)
а пиратская история - так интересно, вплетение морской романтики :)
и ход с Артуром очень хорош. Это уже буквально-таки альтернативная история Англии :).
Жду продолжения!

2010-09-22 в 14:15 

Debes, ergo potes
Это уже буквально-таки альтернативная история Англии
Ага - совершенно альтернативная :)
Caitlin O*Shannessy
И Робин, и Мэриан - все совершенно каноничны
А я вот все время боюсь, что "не канон" вылезет, все ж таки герои в совершенно непривычной обстановке и очень много новых персонажей введено в действие.
За новых тоже переживаю, как бы не получились картонными :alles:

Жду продолжения!
пишу потихоньку, хотя процесс слегка притормозился )))

2010-09-22 в 14:19 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Merelena
Артур как наследник мне всяко нравится больше, чем наш принц Джон :crzfan: :crzfan: :crzfan:
За новых тоже переживаю, как бы не получились картонными
нет, все очень живые :) мне особенно дон Диего нравится :)
пишу потихоньку, хотя процесс слегка притормозился
творческий процесс - дело такое :)

2010-09-22 в 16:27 

Debes, ergo potes
Артур как наследник мне всяко нравится больше, чем наш принц Джон
Угумс :)
А ведь мог бы, мог и в реале стать королем, хотя политику бы проводил явно профранцузскую. Но исторический Джон оказался более искушенным и племянника вовремя устранил.

2010-09-22 в 21:11 

Alelika
Очень интересно, как будто смотрю живой фильм. Попала сюда, прочитав начало фанфика на конкурс. А я вот и жду "не канонные". Так как я поклонница пары "Мэрион - Гай", решила читать дальше. Вдруг хотя бы в этой истории они наконец обретут совместное счастье.
Жду продолжения

2010-09-22 в 21:38 

Debes, ergo potes
Alelika :)
Автор пишет продолжение ))) как раз в этот самый момент )))

Вдруг хотя бы в этой истории они наконец обретут совместное счастье.
:shuffle:
у нас тут есть отличные "неканонные " истории - вот например эта logovojuni.diary.ru/p88446959.htm
или вот тут www.diary.ru/~greenmouse/p83377168.htm

2010-09-26 в 14:13 

Debes, ergo potes
***

Планы шерифа по проведению длительной душеспасительной беседы с пристрастием, самым бесцеремонным образом нарушил его новый помощник. Сэр Кэнтон, на лице которого застыло озабоченное выражение, остановил барона у входа в донжон.
- У нас возникла проблема, милорд.
- У вас всегда возникают проблемы, Кэнтон, - шериф поморщился. – Что случилось на этот раз?
- На наших людей напали неподалеку от Этреля. Три человека убиты.
Потеря нескольких наемников не слишком заботила барона, о чем он тут же не преминул сообщить:
- Я должен переживать по этому поводу? Вы не думали, что это дело рук сообщников Гуда?
- Конечно думал, милорд. Тем более это уже не первый случай.
- Да, да. Помню, - Вэйзи нетерпеливо кивнул. – Еще одного вы нашли мертвым в сарае рядом с придорожным трактиром. Нужно сказать, я сильно удивился, когда узнал, что банда Локсли, убив одного из ваших людей, не вытащила Гуда из подвала.
- Полагаю, это наша заслуга в том, что они так и не сумели к нему подобраться.
- Ваша скромность делает вам честь, Кэнтон, - барон усмехнулся. – Ближе к делу. Что заставляет вас думать, будто люди графа Хантингтона не причастны к этому нападению?
- На убитых наткнулся отряд, с которым они намеревались встретиться близ Этреля. Тела были спрятаны в подлеске и завалены мусором. Наши люди могли проехать мимо, если бы не тявканье лисиц в придорожных кустах.
- И…? – Вэйзи нетерпеливо прищурился.
- Неподалеку от места схватки, обнаружилась совсем свежая могила. Командир отряда справедливо решил, что в ней похоронен один из нападавших. Он отдал приказ вытащить тело.
- Как мило! - шериф одобрительно закивал, слушая рассказ. – Полагаю, ваш человек хотел в отместку поглумиться над усопшим?
- Как вы могли подумать, милорд! – Кэнтон оскорбленно дернулся. – Труп разбойника надлежит выставить на всеобщее обозрение в назидание остальным.
- Прекрасно, значит, они притащили тело в замок и вы увидели, что убитый не принадлежит к банде Локсли, - в голосе барона начали проскальзывать раздраженные нотки. – Кэнтон, вам удалось узнать, кто он такой? Или вы просто поморочите мне голову?
- На убитом куртка цветов герцогини Бретонской, милорд, - произнес Кэнтон. – Это мужчина лет шестидесяти. Я провел небольшое расследование и выяснил, что старик был мажордомом леди де Пентьевр. Он служил семье более четырех десятков лет.
- Вот как? – шериф Ноттингемский нахмурился. – Довольно интересно. Вы правильно поступили, Кэнтон, что рассказали мне обо всем.
- Я полагал, это вас заинтересует, милорд, - кивнул подчиненный. – Тело лежит в пустующем деннике в конюшне. Думаю, вы сами захотите на него взглянуть.
- Непременно, - барон задумчиво поскреб давно не бритый подбородок. – Полагаю, герцогиня Бретонская должна знать, что ее мажордом делал в лесу в компании каких-то головорезов, вместо того, чтобы прислуживать хозяйке в замке…
- Кстати, Кэнтон, - Вэйзи неодобрительно покачал головой, рассматривая экипировку помощника. – Почему вы и ваши люди до сих пор не избавились от своих плащей?
- Милорд? – рыцарь пару мгновений непонимающе смотрел на барона, а затем смущенно пробормотал:
- Конечно, я как-то не подумал об этом…
- А о чем вы вообще думаете? – шериф не преминул ткнуть помощника носом в очередную промашку. – Теперь мы люди принца, а разбойник, захвативший Витрэ, пойман и сидит под замком.
- Я распоряжусь, чтобы все плащи были уничтожены, милорд.
- Кстати, вы сделали то, о чем я вас просил? – задавая этот вопрос, шериф понизил голос, дабы слоняющиеся по двору бездельники, паче чаяния, не услышали о чем идет речь.
- Мои люди готовы, милорд, - кивнул Кэнтон, - мы за всем приглядываем. Но вы и вправду полагаете, что есть основания опасаться за безопасность Ее Светлости?
- Естественно полагаю! – прошипел шериф Ноттингемский. – Не будьте идиотом, сэр Джереми.
Если какому-то кретину пришло в голову, что убийство семьи брата недостойно будущего короля Англии, пусть считает это единственным мотивом отданного приказа. Умный же человек везде сумеет найти свою выгоду. Даже в той куче отбросов, которую приготовило для них Его Высочество.
- Не думаю, что возникнут осложнения, милорд.
- Да уж постарайтесь, чтобы все прошло гладко, Кэнтон, - согласился барон, направляясь в дом. Локсли может и подождать, а вот свидание с леди де Пентьевр не терпит отлагательств. Старый мажордом герцогини Бретонской, разгуливающий по лесу... Возможно, это не значит ровным счетом ничего, а может быть, напротив, значит слишком много.

***

Когда входная дверь тихо скрипнула, леди Констанс непроизвольно вздрогнула и оторвала взгляд от пергамена. Капля чернил сорвалась с кончика пера и расползлась причудливой кляксой по только что написанному тексту.
- Миледи составляет мемуары? – насмешливо поинтересовался шериф Ноттингемский, бесцеремонно заглядывая в свиток.
- Вас это не касается, сударь, - холодно ответила герцогиня, отодвигая в сторону письменный прибор.
- Позвольте с вами не согласиться, - барон проникновенно улыбнулся, - все, что здесь происходит, затрагивает меня самым непосредственным образом.
- Этим утром Его Высочество принц Джон уверял меня, что разбойник, напавший на замок схвачен, - леди де Пентьевр поднялась из-за стола. – Теперь я вижу, он слукавил, как, впрочем, и всегда.
- Ну почему же? – Вэйзи сверкнул щербатой улыбкой. – Всем известно, что Витрэ захватили люди Робина Локсли, а он в данный момент пойман и действительно сидит под замком. Думаю, Его Высочество отдаст приказ повесить проходимца за убийство сэра Леонарда.
- Но мы-то с вами прекрасно знаем, кто на самом деле захватил замок и кто повинен в смерти барона Витрэ, - герцогиня презрительно вздернула подбородок.
- Собственно говоря, я пришел вовсе не затем, чтобы обсуждать с вами моральные аспекты этого дела, - шериф Ноттингемский схватил леди де Пентьевр за руку, больно сдавив запястье. – И чем скорее вы перестанете строить из себя оскорбленную невинность, тем лучше для вас. Вы понимаете меня, миледи?
- Вы забываетесь, сударь! – зеленые глаза леди Констанс гневно сверкнули.
- Отнюдь, - шериф усмехнулся, отпуская руку герцогини. – Я знаю свое место. А вот вы забываете, что до сих пор живы лишь потому, что нужны мне. Так что, перестаньте артачиться, сударыня, и извольте следовать за мной. Вам придется кое-что мне объяснить.

2010-09-26 в 14:17 

Debes, ergo potes
***

- Он возвращается! – Маленький Джон, засевший в придорожных кустах вместе с Мачем, первым заметил Алана, который правил телегой, выезжающей из ворот замка.
Владелец означенной телеги, местный крестьянин, покорно дожидался возвращения своего имущества под присмотром леди Мэриан и был весьма рад, когда его костлявая кобылка благополучно к нему вернулась вместе с телегой и прибылью в десять су из кармана благородных английских разбойников. Английский шериф и английский же принц, за исчезнувшую в недрах замковой кухни капусту и репу, платить бретонским фермерам явно не собирались.
- Что тебе удалось выяснить? – леди Мэриан нетерпеливо схватила Алана за рукав. Бывший вор, только что вернувшийся из тайной вылазки на вражескую территорию обиженно проворчал:
- А почему бы сначала не поинтересоваться: «Все ли с тобой в порядке, Алан?», «Не заметил ли кто, что борода у тебя фальшивая?», «Не получил ли ты в глаз от стражника?», «Не пытался ли кто-нибудь тебя убить?». Сразу в лоб: «Что тебе удалось выяснить?»… обидно.
- Алан, прекрати ерничать, - Мэриан нахмурилась, теряя терпение.
- Да ладно, чего уж там… - махнул рукой Э’Дейл. – Там особо не разбежишься. Охрана повсюду, от телеги никак не отойти. Узнал только, что Робина держат в башне.
- Как же так? Он до сих пор не освободился?! – встревожился преданный Мач.
Алан пожал плечами:
- Возможно, просто выжидает.
- Я знал, что из этой затеи не выйдет ничего хорошего, – проворчал оруженосец Робина, не разделяя оптимизма товарища.
- Люди шерифа что-то строят во дворе. Довольно похоже на виселицу, - поделился наблюдениями лазутчик, отцепляя накладную бороду.
Мерин Джона, лишившийся половины своего роскошного бурого хвоста, неодобрительно покосился на Алана и нагло попытался сжевать его ухо. От ущерба бывшего вора спасла лишь отменная реакция.
- Они хотят повесить Робина! – испуганно простонал Мач.
- Пусть только попробуют! – Маленький Джон выразительно потряс своей неизменной дубиной.
- Надеюсь, до повешения все-же не дойдет, - вздохнул Алан, отстраняясь подальше от Джонова мерина, мстящего за поредевший хвост.
- А что шериф? – озабоченно спросила леди Мэриан. – Ты его видел?
Алан кивнул:
- По-моему, он затевает какую-то игру. Я заметил, как Вэйзи о чем-то говорил с кузнецом, а потом с этим белобрысым сэром Джереми.
- Ты выяснил, чего он хотел? – насторожилась Мэриан.
- У меня, конечно, неплохой слух, - Алан пожал плечами, - но не на столько же… Хотя после разговора с шерифом кузнец начал снимать колеса с кареты герцогини.
- Но зачем? – леди Мэриан немного удивилась.
- Возможно, они хотят пустить карету вместе с герцогиней и детьми под откос и представить все как несчастный случай, - предположил Алан. – Сломавшаяся ось, или негодный тормоз… В Бретани так много холмов и оврагов, что такое вполне может произойти.
- Если наследник погибнет по трагической случайности, никто не обвинит принца в убийстве… - ахнула Мэриан.
- Точно, - мрачно согласился Алан.
- А если при падении никто не пострадает? – усомнился Мач.
- Думаю, принц и шериф позаботятся, чтобы в живых никого не осталось, - Маленький Джон, разумеется, не питал никаких иллюзий насчет человечности младшего брата Ричарда.
- Значит, мы не должны позволить ему это сделать, - заключила леди Мэриан. – Будем следить за воротами, и если карета герцогини выедет, попытаемся перехватить ее раньше людей шерифа и принца.
- Стало быть, вы знаете о тех супостатах, что засели у дороги рядом с оврагом? – мужичок, о котором все успели позабыть, озабоченно поправил хомут на шее своей драгоценной клячи и хитро поглядел на Мэриан.
Леди Найтон удивленно вскинула брови и переглянулась с Аланом.
- Рядом с оврагом? – переспросила она.
- Там, - подтвердил крестьянин, указывая рукой на запад, - аккурат по дороге в нашу деревню засели, ироды.
- Вот, держи, - Мэриан сунула в руку фермера пару монет, - а ты случайно не разглядел, сколько их там?
- Извиняйте, сударыня, - крестьянин смущенно покачал головой, - не разглядел.
- Ничего, - Алан ободряюще похлопал его по плечу, - ты и так нам очень помог.


***
Время утекало стремительно, и граф Хантингтон прекрасно осознавал, что дольше тянуть невозможно. Каждое лишнее мгновение, проведенное под замком в башне, могло стать роковым для герцогини Бретонской и ее детей. Нужно было немедленно выбираться. И в данный момент между ним и свободой стояла лишь запертая дверь и четверо стражей, продолжающих увлеченную игру в кости.
Робин повертел в руках связку отмычек, выбирая наиболее подходящую на вид. Не то чтобы он совсем не был знаком с этими, столь любимыми Аланом игрушками, просто обычно бывший воришка, владевший ими в совершенстве, сам оказывался поблизости.
Граф Хантингтон заглянул в замочную скважину. Вроде все по-прежнему. Часовые азартно метали по столу кости, не обращая особого внимания на происходящее за спиной. Этак можно прошляпить все на свете. Робин хмыкнул и осторожно вставил отмычку в замок, слегка повернул, нащупывая язычок, и надавил. Раздался щелчок, показавшийся пленнику оглушительным. Он замер, ожидая реакции стражи, однако её не последовало. В Святой Земле за подобную безалаберность обычно платили головой и, к сожалению, далеко не всегда только своей.
Он отворил дверь и тихо скользнул наружу. На этот раз без убийств не обойтись. Бесшумной тенью возникнуть за спиной, запрокинуть голову не ожидающему подвоха противнику и резко чиркнуть острым лезвием по мягкому горлу. Удивленные, непонимающие возгласы вокруг. Скорее, пока они еще не пришли в себя от неожиданности. Развернуться и резко ударить локтем в лицо, выдернуть меч из ножен опрокинувшегося на спину врага, наступить каблуком, ломая кадык. Принять на гарду удар чужого меча и вспороть кинжалом незащищенный доспехом бок. Последний, оставшийся в живых наемник, пятится к выходу, испуганно подняв руки над головой. Однажды начав убивать, сложно остановится.
Робин замер, осознав, что держит меч у горла лежащего навзничь наемника. Испуганные глаза и кровь, алой струйкой стекающая на пол. Совсем мальчишка, лет восемнадцать, не больше. Граф Хантингтон медленно выдохнул, отводя руку, готовую нанести смертельный удар.
- Поднимайся.
Парень перевел дыхание и, кажется, понял, что убивать его сейчас никто не собирается.
- Дернешься, отправишься следом за своими приятелями, - предупредил Робин, припечатав наемника лицом к стене, и поискал глазами, чем бы его связать. Портупея одного из убитых подошла как нельзя лучше.
Он втолкнул парня в собственную камеру и запер дверь на ключ. На этот раз отмычка не понадобилась. Граф Хантингтон нацепил на себя куртку и плащ одного из наемников, перепоясался казенным мечом и вспомнил еще кое о чем.

- Барон Витрэ? – Робин заглянул в клетушку, являвшуюся зеркальным отражением его собственной камеры.
- Да, - мужчина лет тридцати пяти, темноволосый, с коротко подстриженной бородкой, в которой проглядывала седина, поднял голову. – Кто вы? – спросил он, задержавшись взглядом на костюме Робина.
- Мое имя Робин Локсли, - представился граф Хантингтон.
- Как, и вы тоже? – пленный барон хмыкнул.
- Других Локсли тут нет, - улыбнулся Робин, - а что до барона Вэйзи, он пойдет на все, чтобы опорочить честное имя графа Хантингтона.
- Этому я вполне могу поверить, - кивнул пленник, - Леонард Витрэ, к вашим услугам.
Робин с сомнением оглядел кандалы на руках барона.
- Надеюсь, я смогу их отпереть, - пробормотал он, снова извлекая на свет связку отмычек.
Барон не без удивления посмотрел на графа, ловко орудующего воровским инструментом.
- Ну вот, готово, - удовлетворенно произнес Робин, услышав щелчок раскрывающегося замка.
- Вы просто кладезь сюрпризов, граф, - барон Витрэ помассировал стертые в кровь запястья.
- Надеюсь, кое-кому мои сюрпризы не покажутся приятными, - пообещал Робин и добавил. – Нужно поскорее выбираться отсюда. Герцогиню с детьми необходимо вывести из замка.
- Разумеется, - хозяин Витрэ кивнул, - но сначала вам нужно кое о чем узнать…

2010-09-26 в 14:19 

Debes, ergo potes
***

Свет проникал в помещения конюшни только через широко распахнутые створки ворот. Внутри было прохладно и сумрачно, остро пахло лошадьми, конским навозом и свежим сеном. Леди де Пентьевр с детства любила эти запахи, предпочитая их изысканным ароматам благовоний, которые обожала мать. Леди Маргарет приходила в ужас, наблюдая за дочерью, скачущей верхом по окрестностям, а отец смеялся и говорил, что из нее, в конце концов, выйдет вторая Боудика* . Констанс горько усмехнулась – кельтской воительницы из нее так и не получилось, а отец умер, когда ей едва исполнилось десять, униженный и вынужденный отречься от герцогского престола в пользу малолетнего мужа своей дочери. Любила ли она Джефри? Возможно… Хотя, скорее, воспринимала его как данность. В конечном итоге, в память о человеке с которым ее обвенчали в возрасте четырех лет от роду, у герцогини Бретонской остались Элеонора и Артур, а за своих детей леди де Пентьевр была намерена сражаться беспощадно и яростно.
Барон Вэйзи распахнул перед ней дверцу, и Констанция вошла в пустующий денник следом за своим провожатым.
- Итак, - шериф Ноттингемский жестом ярмарочного фокусника откинул грубую дерюгу, прикрывавшую тело, лежащее на соломенной подстилке. – Вы узнаете этого человека, сударыня?
Герцогиня Бретонская слегка побледнела и едва сдержала горестный вскрик. Нельзя совершать ошибок… Нужно вести себя сдержанней. Если ее привели сюда, чтобы продемонстрировать труп несчастного Рауля, значит, им стало известно кто он. Леди де Пентьевр могла лишь молиться о том, чтобы с Артуром все было хорошо.
- Да, я знаю этого человека, - спокойно произнесла она.
- Вот как? – казалось, ее тюремщик слегка удивился такому признанию. – Вы абсолютно уверены?
- Он долгое время служил нашей семье, - герцогиня Бретонская посмотрела в глаза скользкому английскому барону. – Конечно, я уверена.
- Весьма прискорбно, сударыня, - шериф Ноттингемский ухмыльнулся. – Ваш слуга совершил тяжкое преступление.
Барон выдержал эффектную паузу и продолжил:
- Он осмелился напасть на моих людей, за что и понес справедливое наказание.
- В таком случае не понимаю, зачем вам потребовалось мое присутствие, - леди Констанс недоуменно повела плечом, - или вы думали, я стану отрицать, что знаю этого человека?
- Признаться, у меня была подобная мысль, - Вэйзи сверкнул вставным зубом, – но поскольку вы не собираетесь отпираться, перейдем к следующему вопросу. – А именно: вам известно, по какой причине ваш доверенный слуга оказался на дороге в Этрель и что он там делал?
- Об этом я ничего не знаю, - возможно более безразличным тоном произнесла герцогиня и добавила, - Теперь я могу вернуться в свои покои?
- Разумеется, нет, - флегматично ответил барон. Обогнув лежащее на полу тело, он стоял теперь по левую руку от пленницы. – Видите ли, я обычно замечаю, когда мне лгут, - заявил он, ковыряясь мизинцем в зубах, - а вы мне лжете, сударыня.
- Полагаете, я что-то скрываю? – леди де Пентьевр брезгливо отстранилась.
Наблюдая за ее реакцией, шериф расплылся в самодовольной ухмылке:
- Ничего не скрывают только блаженные или круглые идиоты, - доверительно сообщил он. - А вы, миледи, явно что-то замышляете. Думаю этот пройдоха, - шериф Ноттингемский пренебрежительно дотронулся носком сапога до тела слуги, - оказался в лесу по вашему указанию. Вопрос в том, какое именно поручение вы ему дали.
- Продолжайте, - она насмешливо улыбнулась, - мне интересно будет выслушать ваши умозаключения.
- Не советую со мной играть, милочка, - прошипел барон, левой рукой выкручивая запястье герцогини. Правую он берег, помня о недавно полученном арбалетном ранении.
Леди де Пентьевр возмущенно вскрикнула и попыталась влепить барону пощечину.
- Не забывайтесь, – Вэйзи перехватил занесенную для удара руку. Раненое плечо напомнило о себе, добавив барону злости. Приблизив свое лицо к лицу герцогини, он оскалился и пробормотал:
- Вы здесь на птичьих правах, сударыня, и советую вам не забывать об этом.
Внимание шерифа привлек медальон, висящий на груди женщины.
- Что это тут у нас? – он резко дернул тонкую цепочку, срывая золотую безделушку.
- Отдайте немедленно! – леди де Пентьевр попыталась вернуть украшение, но была безжалостно отброшена в сторону и замерла, упав в кучу грязной соломы.
Шериф Ноттингемский, понемногу свирепея, разглядывал эмалевые миниатюры, украшавшие изнутри створки медальона.
Его провели как последнего идиота. И кто?! Эта глуповатая титулованная овца, глядящая на него испуганными глазами?!
- Так вы утверждаете, что ваш сын находится сейчас в замке? – вкрадчиво поинтересовался Вэйзи, медленно приближаясь к пятящейся жертве.
Герцогиня Бретонская оглянулась по сторонам в поисках средств к спасению. В углу денника стояли деревянные вилы, которыми конюхи обычно разбрасывают по полу солому. Возможно, это ее последний шанс избавиться от барона. Она метнулась в угол, схватив единственное доступное ей оружие.
- Не подходите ко мне!
- Или что? - шериф Ноттингемский искренне развеселился. – Вы проткнете меня насквозь, герцогиня? Фи, как грубо!
- Леди не хочет иметь с тобой ничего общего, мерзавец, - тяжелая рука в кожаной перчатке опустилась на плечо барона, - или тебе не ясно?
Шериф Ноттингемский подскочил от неожиданности и обернулся, обнаружив за своей спиной двух весьма раздраженных наемников, опознать которых не представлялось возможным из-за остроконечных шлемов с наносником, скрывающих лицо.
- Вон отсюда!– яростно зашипел шериф, полагавший, что имеет дело с излишне бдительными подчиненными. – Или велю Кэнтону спустить с вас шкуру!
Вместо того чтобы вытянуться по стойке «смирно» при виде взбешенного начальства, один из наемников довольно развязно заметил:
- Это вряд ли…
Голос показался барону знакомым. Он вгляделся в стоявшую рядом с ним фигуру и его глаза удивленно расширились:
- Локсли?! Как ты здесь оказался?!
- Всего лишь ловкость рук и немного везения, - охотно отозвался граф Хантингтон, бесцеремонно приперев шерифа к стене конюшни. Его спутник, тем временем, освободил барона от висящего на поясе кинжала и забрал у него медальон герцогини.
- Полагаю, это принадлежит вам, миледи, - он протянул украшение леди де Пентьевр, безмолвно наблюдавшей за разыгранным перед ней спектаклем.
- Сэр Леонард! – Констанция восторженно повисла на шее барона Витрэ. – А меня уверяли, что вы погибли!
- Полагаю, слухи о моей кончине слегка преувеличены, - улыбнулся барон Витрэ.
- Как трогательно! – желчно пробормотал шериф Ноттингемский. Он вывернул шею, дабы иметь возможность наблюдать за происходящим.
- Лучше помолчи, Вэйзи, - посоветовал Робин, - иначе я могу и забыть, что не люблю причинять вред ближним. Он ловко связал руки шерифа за спиной и стянул со своей головы порядком надоевший шлем.
- Сэр Леонард. Сударь, - герцогиня поочередно посмотрела на барона и его спутника, - я благодарна вам за своевременное вмешательство.
- Робин Локсли, граф Хантингтон, - Гуд вежливо склонился к руке дамы.
Леди де Пентьевр улыбнулась:
- Значит, вы и есть тот ужасный разбойник, который захватил Витрэ?
- К вашим услугам, мадам, - Робин изобразил изысканный церемониальный поклон.
Герцогиня Бретонская рассмеялась, впервые за несколько дней, но тут же спохватилась, и покачала головой:
- Боюсь, вы подвергаетесь большой опасности, находясь здесь.
- Как и вы, Констанция, - кивнул барон Витрэ.
- Полагаю, сейчас самое время герцогине с детьми покинуть замок. Ты ведь нам в этом поспособствуешь, Вэйзи? - Робин хорошенько встряхнул шерифа, который в ответ промычал нечто невразумительное.
- Пойдемте, миледи, - сэр Леонард поторопил герцогиню, - нужно привести Элеонору и Фернана.
- А мы с тобой, - граф Хантингтон многозначительно поглядел на шерифа, - тем временем организуем леди де Пентьевр беспрепятственный выезд из замка.
- И не надейся, что я стану тебе помогать, Локсли, - ухмыльнулся барон.
- Предпочитаешь умереть?
- Предпочитаю думать, что граф Хантингтон не способен на убийство безоружного, - осклабился шериф.
- А что если я ради тебя изменю своим принципам? – Робин приставил кривой кинжал к горлу Вэйзи и слегка надавил. На шее барона появился аккуратный надрез, который слегка поколебал уверенность шерифа в твердости моральных устоев шервудского разбойника.
- Ну так как? Ты все еще не намерен сотрудничать? - кинжал чуть глубже вонзился в тощую шею шерифа Ноттингемского. – Ты ведь понимаешь, мне терять нечего.
- Прекрати, Локсли! – барон всерьез озаботился сохранностью собственного горла. –Сделаю, как скажешь.
- Вот и отлично, - одобрил Локсли, медленно отнимая кинжал от шеи Вэйзи. Однако далеко убирать не стал, а спрятал в рукаве. – Сейчас я тебя развяжу, и мы вместе выйдем во двор. Ты прикажешь запрячь карету миледи и сделаешь так, чтобы она беспрепятственно покинула замок. И постарайся не совершать опрометчивых поступков, - предупредил Робин.

_________________________________
* Боудика (кельт. Boudicca) – царица иценов (одно из племен бриттов). В 61 н.э., после смерти мужа, возглавила восстание против римлян, в ходе которого был захвачен и сожжен Лондиниум (современный Лондон) и убито более 70 000 человек.

2010-09-26 в 14:21 

Debes, ergo potes
***
Если подчиненные и смотрели недоуменно на шерифа Ноттингемского, идущего по двору под руку с одним из своих наемников, то предпочитали делать вид, что происходящее их не касается. Это был один из тех редких случаев, когда издержки собственной репутации не доставляли барону особой радости. Что поделаешь, он сам приучил своих людей не задавать лишних вопросов.
- Эй, вы! – командный голос барона вывел пару юных конюших из состояния блаженной дремоты, - Хватит бездельничать! Запрягайте карету герцогини!
- Но, милорд! – попытался возразить один из них. – Это невозможно.
В подтверждение своих слов мальчишка указал на стоявший поодаль экипаж, у которого отсутствовали два из четырех колес.
Чертов кузнец, до сих пор не сделал то, о чем его просили! Барон пообещал как следует выпороть нерадивого исполнителя.
Робин незаметно для окружающих ткнул шерифа кинжалом под ребра:
- Прикажи заложить карету принца, - тихо прошипел он на ухо шерифу.
- Принц меня убьет! – пробормотал в ответ Вэйзи.
- Я убью тебя раньше, - пообещал Робин, приветственно кивая проходящему мимо наемнику с эмблемой принца, нашитой на рукаве куртки.
- Запрягайте в карету Его Высочества, - распорядился шериф, мысленно представив реакцию принца на неприкрытое самоуправство. Хотя, с другой стороны, это будет даже забавно.
- Но, милорд! – конюший явно продолжал сомневаться.
- Не возражать! – рявкнул шериф, и Робин мысленно ему поаплодировал.

Даже длинный летний день рано или поздно подходит к концу. Граф Хантингтон бросил взгляд на багровый солнечный диск, неуклонно ползущий за горизонт. Конюшие уже запрягли в карету вороную четверку герцогини, когда леди де Пентьевр с двумя детьми, в сопровождении барона Витрэ, по-прежнему изображавшего из себя наемника на службе английского шерифа, спустилась во двор замка.
Робин, которому постоянно приходилось держать Вэйзи в поле зрения, протянул руку хозяину Витрэ:
- Рассчитываю на вас, барон.
Сэр Леонард молча пожал протянутую руку и коротко кивнул, занимая место на козлах.
- А разве мы не собираемся прокатиться вместе с герцогиней? – шериф Ноттингемский слегка удивился подобному повороту событий.
- Нет, не собираемся, - улыбнулся Робин и командным голосом отдал распоряжение открывать ворота.
Шериф Ноттингемский мысленно выругался, на все лады кляня Его Высочество, распорядившегося беспрепятственно выпустить из замка карету Ее Светлости. Идея принца избавиться от герцогини и обоих ее отпрысков, устроив в пути мнимый несчастный случай, больше не казалась подходящей для реализации собственных замыслов. Куда как проще было бы удавить всех троих во сне, списав происшествие на неисправный камин в гостевых покоях.
Выждав, когда карета благополучно выехала на большую дорогу, граф Хантингтон повернулся к шерифу.
- Самое время заняться другими делами, - объявил он.
- Локсли, ты сошел с ума. Тебе отсюда не выбраться, - шериф Ноттингемский выразительно указал глазами на виселицу, возведенную в центре двора.
- Это не первая петля, которую ты для меня приготовил, Вэйзи, - со смешком отозвался Робин, подтолкнув барона в нужном направлении. – А теперь мы отправимся в часовню.

***

Робин высек кресалом сноп искр и зажег толстую восковую свечу от начавшего медленно тлеть трута.
- Ну и что ты тут забыл, Локсли? – шериф Ноттингемский цепким взглядом окинул помещение, которое никто так и не удосужился прибрать после их с Гисборном памятной встречи. Перевернутый алтарь сиротливо валялся на полу, взывая к лучшим чувствам ревностных христиан.
- Помолчи, Вэйзи, - посоветовал граф Хантингтон, накрепко примотав шерифа к колонне, - иначе заткну тебе рот кляпом.
Если верить Гисборну, под алтарем в замковой часовне было спрятано нечто ценное, но незатейливый деревянный алтарь, лежащий в центре комнаты, вряд ли мог что-то скрывать. Робин еще раз осмотрелся по сторонам, разглядывая покалеченную церковную утварь, и нагнулся, чтобы поднять с пола массивную библию в кожаном переплете. Не хватало чего-то еще, отсутствовала некая существенная деталь, о которой он никак не мог вспомнить. Граф Хантингтон опустился на деревянную скамью и задумался.
- Мы могли бы договориться, Локсли, - вкрадчиво начал шериф Ноттингемский. – Возможно, прежде между нами и были некоторые разногласия. Но со смертью Ричарда они остались в прошлом. Теперь мы вполне могли бы начать сотрудничать.
- И ты смеешь говорить о сотрудничестве, Вэйзи! – давно копившаяся злость вырвалась наружу. Робин едва сдержался, чтобы не залепить шерифу по нагло ухмыляющейся физиономии. – После того как ты убил короля?!
- Все это не более чем твои измышления, Локсли, - в полумраке часовне, снисходительная гримаса барона, больше всего напоминала зловещий оскал. – Ричард умер от естественных причин, и я тут совершенно не причем.
- Ты лжешь! – граф Хантингтон не верил ни единому произнесенному слову.
- Если бы… - с видом великомученика закатил глаза шериф.
- Только тебе и твоим Черным Рыцарям нужна была смерть законного короля. Вы давно планировали это убийство!
- Какие у тебя есть доказательства, Локсли? – поморщился барон. – Кроме собственных догадок? Не скрою, я воспользовался ситуацией, чтобы избавиться от тебя и твоих шервудских дружков. Но убийство короля? К этому я не имею никакого отношения.
- Надеюсь, ты еще не забыл о «Великом Ноттингемском договоре»? Ты предал Англию и короля, Вэйзи! Это государственная измена!
- Прекрати строить из себя святого, Локсли, - пробормотал шериф, - даже у тебя достанет ума понять, что смерть Ричарда пойдет только во благо Англии. Приложив совсем немного усилий, мы могли бы… Ты вообще-то слушаешь, о чем я тебе толкую? – возмутился барон, обнаружив, что его пламенная речь пропадает даром.
Граф Хантингтон замер, обратив взор куда-то в пустоту.
- Святого… - повторил он, не обращая никакого внимания на увещевания барона. – Святого! Ну конечно!
Под алтарем в часовне должен был храниться ковчежец со святыми мощами. А его-то как раз нигде не было видно.
- Ты приказывал своим людям что-нибудь выносить из часовни? – граф Хантингтон, прищурившись, посмотрел на Вэйзи.
- Какая муха тебя укусила, Локсли? - барон покосился на внезапно оживившегося разбойника. – Что отсюда можно вынести? Здесь повсюду одна рухлядь.
- Значит, нет, - качнул головой Робин. – Тогда…
Он присел на корточки и начал осторожно, одну за другой, простукивать рукоятью кинжала плиты, из которых был сложен пол часовни. Шериф, вытянув шею, напряженно следил за манипуляциями разбойника. Коричневый известковый туф отвечал на постукивание глухими, быстро затухающими звуками, но, в конце концов, терпение Робина было вознаграждено, и очередная плита откликнулась с гулким резонансом, как будто под ней скрывалась пустота.
Робин аккуратно просунул, доставшийся ему от неизвестного стражника, клинок в щель и, используя меч в качестве рычага, приподнял каменную плиту, под которой обнаружился небольшой тайник, скрывавший ковчежец со святыми мощами, а также черный кожаный футляр, при виде которого Вэйзи скрипнул зубами.
- Такое мог устроить только Гисборн, - прокомментировал шериф Ноттингемский. – Это было настолько непроходимо глупо, что даже сработало.
- Заткнись, Вэйзи, - в очередной раз посоветовал граф Хантингтон, открывая футляр из которого вывалились два свитка. Один из них, скрепленный королевской печатью, несомненно, являлся подлинным завещанием Ричарда, а второй… Робин не поверил собственным глазам, и еще раз пробежался по выведенным каллиграфическим почеркам строчкам. Теперь места для сомнений не оставалось:
«… назначаем регентом при нашем племяннике барона Вэйзи, шерифа Ноттингемского, даруем ему владение…»
- А ты не слишком увлекся, приятель? – хмыкнул Робин, мельком взглянув на самопровозглашенного регента. – Интересно, принц Джон знает, что ты собирался его обойти? Может быть, стоит его просветить, ты так не считаешь?
- Ты не посмеешь, Локсли! – прошипел барон, безуспешно пытаясь побороть страх.
- Еще как посмею, - развеселился Робин, помахав перед носом шерифа Ноттингемского фальшивым завещанием. – В конце концов, ты сам во всем виноват.
Робин вытащил торчавшую из-за пояса барона кожаную перчатку.
- Открывай рот, Вэйзи, - попросил он. – Ты ведь понимаешь, я не могу позволить тебе вопить во все горло, призывая на помощь.
- Нет, Локсли, постой! – торопливо заговорил барон. – Не делай этого! Я кое-что знаю и расскажу тебе… Только не отдавай бумагу принцу! - шериф бросил алчный взгляд на фальшивое завещание.
- Говори, - резко бросил Робин. – Ты сейчас не в том положении, чтобы торговаться.
- Карету герцогини выпустили за ворота только для того, чтобы устроить на дороге несчастный случай, - шериф тонко ухмыльнулся. – Возможно, в это самое время люди принца уже делают свое дело.
Граф Хантингтон смерил барона тяжелым взглядом, плотно сомкнутые губы побелели от напряжения. Не говоря ни слова, он запихнул перчатку в перекошенный от возмущения рот шерифа, подхватил футляр с документами и выбежал вон из часовни.

2010-09-27 в 07:55 

Эрке
Antiquo more
Кажется, кривые кинжалы являются переносчиками упрощённых моральных принципов :)

2010-09-27 в 08:36 

Debes, ergo potes
Эрке аура прежнего владельца сказывается)))
С другой стороны, что еще оставалось делать Робину?) С шерифом по-хорошему никак не получится. Надо слегка попугать.

2010-09-27 в 14:41 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
А почему бы сначала не поинтересоваться: «Все ли с тобой в порядке, Алан?», «Не заметил ли кто, что борода у тебя фальшивая?», «Не получил ли ты в глаз от стражника?», «Не пытался ли кто-нибудь тебя убить?». Сразу в лоб: «Что тебе удалось выяснить?»… обидно.
:lol:
нет, ты садистка :), выкладываешь по кусочкам, дразнишь... :)
Хантингтон прекрасен :)

2010-09-27 в 15:00 

Debes, ergo potes
Caitlin O*Shannessy
выкладываешь по кусочкам, дразнишь...
вот такая я бяка :mosk:
кусочек настрочу и выложу )))

Хантингтон прекрасен
а мне показалось, что у Робина случился небольшой приступ кровожадности ))). Никак у меня не вышло без жертв его из камеры вытащить)))

2010-09-27 в 15:03 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Merelena
вот такая я бяка
и не говори!
когда ты все выложишь, сяду перечитывать заново, потому как люблю воспринимать целиком :). Мне было вкусно читать у тебя сразу 125 страниц или сколько там было :)
у Робина случился небольшой приступ кровожадности
с кем не бывает :).

2010-09-27 в 16:09 

Debes, ergo potes
когда ты все выложишь, сяду перечитывать заново, потому как люблю воспринимать целиком
я тоже люблю читать целиком, так что прекрасно тебя понимаю ))).

2010-09-27 в 18:38 

Эрке
Antiquo more
Merelena
Ну, вообще-то - правильно у него кровожад... суровость прорезалась. Вэйзи - он уже пуганый, его стрелами, пролетающими в доле миллиметра от виска, не проймёшь. Я всё ждала, когда сериальный Робин это сообразит. Но нормальные сериальные герои всегда идут в обход, через шерифскую спальню :)

А там, где он с боем вырывается из камеры - так вообще уровень жестокости минимален. Тот же Гай, скорее всего, прикончил бы и последнего наёмника - так, на всякий случай. С другой стороны, с Гисборном никогда не знаешь наверняка. Такой он весь из себя разноплановый ;)

кусочек настрочу и выложу )))

Выкладывайте! Я тоже люблю читать целиком, но кусочками веселее.

2010-09-27 в 19:21 

Debes, ergo potes
Эрке
А там, где он с боем вырывается из камеры - так вообще уровень жестокости минимален.
эх... рейтинг-то детский))) так что нам кровь, мозги, кишки и прочие внутреннести, разлетающиеся по комнате не положены :)

Следующий кусочек на стадии замыслов. Обдумывается. Как только замыслы переварятся в нечто удобочитаемое, сразу выложу )))

2010-09-27 в 19:47 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Эрке
всё ждала, когда сериальный Робин это сообразит
ох, я тоже :).
но он разве что Гисборна мог к дереву привязать и вести среди него разъяснительно-просветительские беседы на тему внешней политики короля Ричарда :)
Merelena
ты будешь смеяться, но я попыталась предугадать твою концовку. Чем все закончится с Артуром, с испанскими героями, с Гаем, с Робином, с Мэриан :). Обещаю тебе, как выложишь весь фик, честно сказать, угадала или нет :)

2010-09-27 в 19:55 

Debes, ergo potes
Обещаю тебе, как выложишь весь фик, честно сказать, угадала или нет
Давай-давай. Будет интересно, тем более, что я сама еще окончательно не решила чем именно закончится дело))). Наметки конечно есть, но только до границ Испании :) определенных пределов ))).

2010-09-27 в 20:05 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Merelena
:crzfan: :crzfan: :crzfan:
только до границ Испании
испанские кабальеро Гуд и Гисборн :crazylove: какая прелесть :)

2010-09-27 в 20:13 

Debes, ergo potes
:D *автор уходит творить дальше, всячески скрывая свои замыслы * :write:

2010-09-27 в 20:31 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Merelena
*автор уходит творить дальше, всячески скрывая свои замыслы *
удачи автору! я щас туда же пойду :hash2:

2010-10-03 в 16:17 

Debes, ergo potes
***

Джереми Кэнтон был раздражен. С того самого момента, как ему доложили, что герцогиня Бретонская покинула Витрэ, все пошло наперекосяк. Хотя нет, все шло не так уже довольно давно. А точнее, с той самой ночи в море, когда их шлюпка отчалила от борта «Святого Марка», а он занял освободившееся место по правую руку от Вэйзи. Поначалу оказанное доверие радовало, позже начало смущать, а с недавних пор нагоняло тоску. Не очень приятно сознавать, что тебя используют, и ты не более чем пешка в чужой не слишком честной игре. Тем более неприятно разочаровываться в кумирах. Когда-то, не так уж давно, сэр Джереми свято верил, что принц Джон, в отличие от своего старшего брата, озабоченного лишь стяжанием воинской славы в далекой Палестине, способен позаботиться о благе Англии и собственных подданных. То, что из Ричарда вышел никудышный правитель, не вызывало сомнений. Сколько мелких землевладельцев разорилось, пока король пропадал на чужбине, не заботясь о нуждах страны. Подтверждение тому Гринхилс - небольшой клочок земли к северу от Колчестера, который пришлось заложить местному бенедиктинскому аббатству. Вырученных денег как раз хватило, чтобы рыцарь, только что вернувшийся из Святой Земли, смог расплатиться по долгам отца. Остаток средств ушел на покупку коня и снаряжения, с которыми можно было бы попытать счастья на службе у более удачливого синьора.
Случай, показавшийся в ту пору перстом судьбы, свел его со сторонниками принца Джона, и сам того не заметив, сэр Джереми Кэнтон оказался по уши втянут в заговор, пополнив ряды Черных Рыцарей. Заменить Ричарда на Иоанна – разумное решение. И оно продолжало таковым казаться до первого более-менее тесного знакомства с бароном Вэйзи и Его Высочеством. И эти люди собираются править Англией? От неприятных мыслей не спасала даже привычка к беспрекословному подчинению. Иногда значительно проще вообще не рассуждать. Кажется, именно так сказал ему граф Хантингтон?
Все вокруг к чему-то стремятся. Его Высочество желает без лишнего шума избавиться от герцогини Бретонской и ее детей, шериф хочет использовать их, а заодно и принца, в собственных целях, граф Хантингтон ищет правды и носится со своими вилланами, так что впору примерять одежды святого, а вот чего хочет сэр Джереми Кэнтон? И собирается ли он что-нибудь предпринять по этому поводу? Помощник шерифа Ноттингемского хмуро поглядел на стражника, дежурившего у ворот, и спросил:
- Почему герцогиня выехала без охраны, да еще и в карете принца? И почему меня об этом не предупредили?
- Приказ барона Вэйзи, милорд.
- А где сам барон? – если шериф поменял свои намерения в отношении леди де Пентьевр, было бы логично известить об этом своего помощника.
- Не могу знать! – отрапортовал наемник, проклиная в душе начальство, которое никак не определится с тем, какие приказы следует отдавать.
Сэр Джереми скрипнул зубами:
- Ты хотя бы помнишь, как давно она уехала?
- Ее Светлость выехали, когда колокола в городе зазвонили к Вечерне*.
Сэр Джереми бросил короткий взгляд на багровеющее закатное небо. Должно быть, прошло не более часа… Если так, время еще есть, а вот собирать отряд на глазах у людей принца не стоит. Может статься, хватит и тех пятерых, что поставлены на всякий случай сторожить развилку у оврага.
____________________________________
* Вечерню начинали служить около 6 часов вечера.

2010-10-03 в 16:26 

Debes, ergo potes
Окрестности Витрэ

- Либо парни решили отдохнуть от начальства, либо я ничего не смыслю в этой жизни, - со знанием дела прокомментировал Алан, вместе с остальными рассматривая пятерых наемников, расположившихся на поляне вблизи лесной опушки через дорогу от оврага, о котором говорил местный крестьянин.
Весело потрескивающий в сгущающихся сумерках костерок, никак не способствовал соблюдению конспирации, как, впрочем, и громкий гогот, сопровождающий непринужденную дружескую беседу бравых вояк.
- Тише! – Мэриан сердито цыкнула на Алана. – Не хватало еще спугнуть их раньше времени.
- Да они и слона не заметят, если он пройдет от них всего в паре шагов, - возразил бывший воришка.
- Слона? – переспросил Маленький Джон, однажды видевший на лотке бродячего торговца фигурку странного зверя с двумя хвостами. Именовалось диковинное создание слоном и стоило баснословных денег.
- Ну да, - кивнул Алан и пояснил: – Слон это такой большой зверь, который живет в Индии, ходит, не сгибая ног*, и спит, только прислонившись к дереву.
- А если поблизости не окажется дерева? - удивился Мач, который любил цепляться к мелочам.
- Как это «не окажется дерева»! – возмутился Алан. – Да там повсюду деревья!
Окончательно потеряв терпение, леди Мэриан пихнула оратора в бок локтем:
- Алан!
- Уже исчезаю, - заверил тот и растворился в сгущающихся сумерках, торопясь занять заранее оговоренную позицию. Мач тоже поспешил укрыться в придорожном орешнике.
Вскоре с противоположного края поляны послышался резкий крик козодоя.
- Рано вылетел, - один из наемников покрутил головой, пытаясь отыскать взглядом несуществующую птицу.
В этот момент в центр костерка, взметнув сноп оранжевых искр, вонзилась стрела. Спустя мгновение на поляну одновременно выскочили верзила, размахивающий длинной дубиной, и головорез, ловко орудующий одновременно коротким прямым мечом и кинжалом. Слегка оторопевший знаток птиц получил резкий удар рукоятью меча в переносицу, затем хлесткий удар дубинкой по затылку и повалился на землю, изрыгая проклятия вперемешку со стонами. Его соратники, уже вполне пришедшие в себя от неожиданности схватились за оружие.
Маленький Джон, ловко ткнул одного дубинкой под дых, и отмахнулся от другого, норовившего с наскока пропороть его мечом. «Не на того напал», - мысленно ухмыльнулся гигант, опуская тяжелый кулак на голову наемника. Просвистевшая в воздухе стрела вонзилась в плечо «знатока птиц», который начал приходить в себя и потянулся к арбалету.
Алану пришлось значительно хуже: работая слаженно, двое его противников приперли бывшего вора к стволу дерева, заставив перейти в глухую оборону. Он уклонился от прямого удара в плечо, которым его попытался достать невысокий шатен со старым шрамом, пересекающим лицо, и очень вовремя отпрыгнул в сторону, избежав подсечки второго противника – рыжеволосого усача. Шатен со шрамом ударил снова. Принятый на гарду кинжала, удар отозвался в руке тупой болью. Кисть онемела так, что второго удара он бы не выдержал. Опытный ублюдок и знает, что делает!
Спасение пришло весьма своевременно в лице Мача. С воплем, которому позавидовала бы дюжина диких кельтов, верный оруженосец Робина, выскочил из скрывавших его до поры зарослей. При этом он не забывал неистово потрясать круглым щитом и энергично размахивал остро отточенным кордом. Эффект психологической атаки сказался незамедлительно: противник Алана отвлекся, на мгновение открывшись для удара. Рука, сжимающая меч, метнулась вперед, и наемник со стоном повалился на землю, зажимая колотую рану в правом боку. Мач, тем временем, схватился с рыжим усачом, которого сначала от души приложил краем щита, а затем закружил рядом, выискивая подходящий момент, для решительного удара.
Маленький Джон, покончил со своими оппонентами, уложив обоих рядком на землю. Раненный стрелой в плечо наемник - несомненная заслуга леди Мэриан, тихо стонал и не изъявлял особого желания очертя голову ринуться в битву.
Противник Мача, видя, что преимущество перешло на сторону противника начал медленно отступать под прикрытие деревьев, настороженно следя за шустрым коротышкой и двумя его союзниками.
- Брось оружие и тебя не тронут! – Мэриан навела стрелу на последнего, оставшегося на ногах наемника. Тот недоверчиво покосился в сторону решительно настроенной девицы, затем перевел взгляд на здоровяка с дрекольем и его приятеля, воинственно потрясающего щитом. А ведь был еще и тот увертливый проходимец с мечом и кинжалом…
- Сдаюсь! – объявил наемник, взвесив все возможные «за» и «против», и отбросил в сторону меч.
- Так-то лучше, - проворчал Маленький Джон, оттолкнув клинок ногой. – Будешь вести себя хорошо, останешься целехоньким, – заверил он наемника, стягивая ему запястья за спиной.
- Ты где был так долго? – Алан недовольно покосился на Мача, который упорно пытался что-то разглядеть на уходящей вдаль дороге.
- Что? – тот рассеянно посмотрел на товарища, явно не расслышав вопрос.
- Куда ты смотришь? – Э’Дейл тоже вытянул шею, пытаясь рассмотреть хоть что-то в сгущающихся сумерках.
- Мне показалось, по дороге проехала карета, - Мач неуверенно пожал плечами.
- Показалось или, действительно, проехала? – встревожилась Мэриан.
- Не успел толком рассмотреть, - виновато потупился оруженосец графа Хантингтона, - надо было выручать Алана.
- Ну вот, кругом виноват Алан, - пожаловался в пустоту Э’Дейл.
Маленький Джон вздохнул:
- Если карета проезжала, на дороге должны остаться следы колес. Пойду, проверю.
Мэриан одобрительно кивнула. Наверное, Джон высказал самую разумную мысль за весь этот сумасшедший вечер. Впрочем, настоящее безумие еще и не начиналось. Леди Найтон отчетливо это осознала, когда на поляну, с треском продравшись через заросли придорожного орешника, вломился всадник.
____________________________
* Распространенное средневековое заблуждение – считалось, что ноги слонов не имеют суставов, из-за чего они не могут подняться, если лягут на землю или упадут, а потому вынуждены спать стоя.

2010-10-03 в 16:31 

Debes, ergo potes
- Вудсон, Льюис! Чем вы тут занимаетесь, бездельники! – вновь прибывший соскочил со своего серого в яблоках жеребца и направился к Мачу и Алану.
Было совершенно очевидно, что он обознался, в сумерках приняв шервудских разбойников не за тех, кем они на самом деле являлись. Э’Дейл, только что примотавший к дереву последнего из захваченных наемников, удивленно поднял голову, уставившись на сэра Джереми Кэнтона.
- И что тут делает эта женщина?! – сменщик Гисборна на посту помощника шерифа Ноттингемского наконец-то разглядел леди Мэриан и удивленно замер.
- Вы?! – сэр Джереми резко выдохнул и это было единственное, что он успел сделать до того как дубина Маленького Джона аккуратно опустилась ему на затылок. Кэнтон споткнулся и повалился лицом в траву.
- Мечтал об этом еще в пустыне, - удовлетворенно пробормотал Джон, разглядывая свою жертву.
- Ты его часом не убил? – не особо церемонясь, Мач перевернул обмякшее тело на спину.
- Вроде бы жив, - Алан приложил два пальца к жилке на шее поверженного врага, нащупывая пульс.
- Джон, что там с каретой? – Мэриан вопросительно посмотрела на Маленького Джона.
- Проехала, - лаконично сообщил тот, и в свою очередь заметил:
- Надо бы их догнать, пока чего не случилось.
- Так ведь мы разобрались с людьми шерифа, - довольный Мач бросил короткий взгляд на привязанных к дереву наемников. Все пятеро были более-менее живы, хотя, нельзя сказать, что совершенно здоровы. Впрочем, это уже забота шерифа. – Теперь герцогине ничего не угрожает. А нам еще нужно вытащить Робина из замка, - напомнил он.
- Может, обменяем его на этого? – Алан кивнул на бесчувственное тело у себя под ногами.
- Вэйзи никогда не согласится, - покачала головой леди Мэриан. – Как заложник, Кэнтон ничего не стоит.
- А если все-таки попытаться? – уверенности в голосе Алана явно не хватало.
- Не стоит… - сэр Джереми предпринял не слишком удачную попытку подняться. Его повело в сторону, а перед глазами заплясал хоровод разноцветных мушек. Он упал бы снова, но голубоглазый проходимец, предложивший не слишком удачный вариант с обменом, проявил неожиданную гуманность, придержав его за плечо. Очень смешно… Разумеется, он знал, что сторонники беспокойного графа бродят поблизости, и все-же оказался не готов столкнуться с ними лицом к лицу. Впрочем, некоторые друзья Локсли выглядели значительно привлекательнее других…
- Что вы хотите этим сказать? - леди Мэриан Найтон нахмурилась, пытаясь казаться суровой.
- Только то, что Вэйзи скорее захочет видеть графа Хантингтона повешенным, нежели меня живым, - сэр Джереми пожал плечами и приложил ладонь к затылку. Удивительно, как этот верзила не размозжил ему череп своим дубьем.
- Поистине черная неблагодарность, - Мэриан презрительно фыркнула, - И это после того, как вы по приказу шерифа собирались убить законного наследника английского престола и его мать?
- Убить кого? – удивление, отразившееся на лице помощника шерифа, было совершенно искренним.
- Герцогиню Бретонскую и ее сына, - с готовностью пояснил Мач.
На некоторое время, пока сэр Джереми переваривал полученную информацию, воцарилась полная тишина. Затем Кэнтон пробормотал:
- Теперь я понимаю, почему принц приказал от них избавиться.
- А ты разве не собирался ему в этом помочь?! – Мач более всего напоминал взъерошенного петушка, готового незамедлительно ринуться в бой.
- Боже мой, конечно нет! – Джереми Кэнтон наконец-то вспомнил о цели своего спешного отъезда из Витрэ. – Мы должны перехватить герцогиню пока еще не поздно!
- Что вы имеете в виду, сэр Джереми? – встревожилась Мэриан.
- Его Высочество…, - помощник шерифа слегка запнулся, - принц Джон хотел, чтобы с леди де Пентьевр в пути произошел несчастный случай. Недалеко отсюда дорога пересекает овраг. Лучшего места для засады не придумать. Будь я на месте людей принца…
- Почему мы должны ему верить? – Маленький Джон, намеренно проигнорировав Кэнтона, обернулся к леди Найтон.
- Да! Почему? – поддержал товарища Мач. – Он человек Вэйзи. Ему нельзя доверять!
- У вас есть шанс убедиться, говорю ли я правду, - сэр Джереми обернулся к Мэриан, а затем перевел взгляд на Алана. Эти двое казались настроенными более доброжелательно, чем остальные.
- Он прав, - леди Найтон кивнула. – Нужно поскорее догнать карету.
- Вперед по коням, а рассуждать будем потом, - одобрительно пробормотал Алан, придержав под уздцы лошадь Кэнтона, пока тот, еще не вполне оправившийся от удара по голове, карабкался в седло.

***

Карета, запряженная вороной четверкой, постепенно удалялась от Витрэ. Сумерки опускались быстро. Чтобы ехать дальше пришлось зажечь небольшой дорожный фонарь, который слегка разгонял мрак, подступивший со всех сторон. Продвигаясь вперед в бледном круге света, они могли разглядеть дорогу лишь на десяток ярдов вперед, но остановится сейчас, было куда большим безумием, нежели продолжать путешествие.
- Вы чем-то озабочены, сэр Леонард? – леди де Пентьевр, сидевшая на козлах рядом с бароном, обернулась назад. Башни Витрэ уже скрылись из виду, без следа растворившись в синих вечерних сумерках.
- Я буду спокоен, только когда мы благополучно минуем мост через овраг, - ответил спутник герцогини Бретонской, уверенно правя резвой четверкой. – Вам лучше пересесть в карету, сударыня.
- Если вы настаиваете, - согласилась Констанция, безоговорочно доверяя барону Витрэ, - но чего вы опасаетесь?
- Нас слишком легко выпустили из замка, - поделился своими опасениями сэр Леонард и натянул вожжи, чтобы остановить карету, - это наводит на определенные размышления.
- Но это граф Хантингтон заставил Вэйзи пропустить нас, - возразила герцогиня.
- Все так, - согласился барон, - однако засаду на дороге могли устроить заранее. В любом случае нам нужно проехать через этот мост.
Он на мгновение замолк, а затем спросил:
- Вы ведь помните дорогу к охотничьему домику, Констанция?
- Конечно, - герцогиня Бретонская недоуменно посмотрела на барона Витрэ, - Почему вы спрашиваете?
- Это подходящее место, чтобы подождать там графа Хантингтона, - пояснил ее спутник. – Он придет туда, как только закончит свои дела в Витрэ. Кроме того, ему нужно отыскать своих друзей.
- Понимаю, - кивнула герцогиня, - В любом случае, мне сразу не понравилась эта карета.
- Она слишком заметна, чтобы в ней путешествовать, - улыбнулся сэр Леонард, помогая даме спуститься на землю. – И возьмите вот это, - он протянул ей заряженный арбалет, поставленный на предохранитель.
Когда дверца кареты захлопнулась, Констанция де Пентьевр задернула занавески и поудобнее устроилась на обитом алым бархатом сиденье, положив на колени арбалет. Элеонора и Фернан мирно спали, тесно прижавшись друг к другу.
Барон Витрэ поспешил занять свое место на козлах. Вскоре послышался щелчок хлыста над спинами лошадей, и карета тронулась с места, постепенно набирая ход.
Вокруг все было спокойно и тихо, но глядя на пробегающие за окном придорожные кусты, герцогиня Бретонская почему-то снова и снова повторяла про себя знакомые с детства строки:
«Sancia Maria, Mater Dei, ora pro nobis peccatoribus, nunc et in hora mortis nostrae...»*
_______________________________
* «Святая Мария, Матерь Божья, молись за нас грешных, даже и в час смерти нашей» - заключительные строки молитвы «Ave, Maria.»

2010-10-04 в 12:06 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Приключения продолжаются :)..... ура :) но ты уже заинтриговала до невозможности.

2010-10-04 в 12:16 

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
На смамом интересном месте!!!
Я уже немного запуталась кто тут куда отправился, поэтому дико интересно, что за всадник?))

2010-10-04 в 13:28 

Debes, ergo potes
Caitlin O*Shannessy стараемся )))

Alexandera
интересно, что за всадник?))
Это который на ребят Робина напоролся?) Сэр Джереми Кэнтон :gigi: , решивший немножко попортить кровь принцу)))

2010-10-04 в 13:29 

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Merelena да, недоглядел шериф, недоглядел)))
Ну тогда пожалуй... проду, проду!)))

2010-10-10 в 21:57 

Debes, ergo potes
***

Молитва не помогла. Когда карета резко остановилась, леди де Пентьевр едва не оказалась на полу, в последний момент успев ухватиться рукой за подлокотник сиденья. Элеонора испуганно пискнула, а Фернан, напротив, привстал, чтобы лучше видеть происходящее.
- Passio Christi, defende nos!* – герцогиня Бретонская сползла вниз, пытаясь отыскать в темноте упавший арбалет. Хвала Господу! Вот он.
Передняя пара в упряжке с испуганным ржанием взвилась на дыбы. Лошади рвали постромки, стуча передними копытами по доскам разрушенного моста и сбивая комья земли на краю оврага.
- Сэр Леонард! Что случилось?! – леди де Пентьевр приоткрыла дверцу кареты.
- Черт вас подери, Констанция! Закройте дверь немедленно! - голос барона прозвучал непривычно грубо. На обочине, за пределами освещенного фонарем круга, метнулась тень. Одна, две, три… Резко щелкнул хлыст и из темноты донесся вскрик, сменившийся отборной руганью. Чей-то меч со звоном покинул ножны. Барон Витрэ натянул вожжи, заворачивая головную пару от края оврага. Карета дернулась, съезжая на обочину, подпрыгнула на ухабе и завалилась на бок, смяв придорожный ракитник и колючие кусты собачьей розы** . Пассажиров резко тряхнуло и подбросило кверху. Леди де Пентьевр скатилась с сиденья, сильно ударившись плечом о дверцу кареты.
Слава богу, дети не пострадали. Синяки и ушибы не в счет. Дочь испугана, но старается сдерживать слезы, уцепившись за материнский рукав. Констанция сжала ладонь Элеоноры в своей и, нагнувшись, поцеловала дочь в лоб, заодно ободряюще потрепав светлую макушку младшего барона Витрэ. Дверь с той стороны кареты, что упиралась в заросли кустарника, открыть было невозможно. Зато ничто не мешало разорвать материю, прикрывающую окно. Герцогиня Бретонская подтолкнула детей к проему, открывавшемуся в густые заросли на обочине:
- Вылезайте немедленно! Спрячьтесь и сидите тихо как мыши!
Элеонора никак не хотела выпускать материнский рукав. Пришлось силой оторвать от себя дочь и выпихнуть в темноту.
- Фернан, я на тебя рассчитываю!
Сын Леонарда серьезно кивнул, без посторонней помощи соскользнул на землю и потянул за собой Элеонору, которая была старше его на четыре года.
Кто-то вскочил сверху на накренившуюся карету. Над головой, слегка приглушенные плотной бархатной обивкой, застучали тяжелые шаги. Снаружи донесся звон клинков и чья-то ругань. Герцогиня Бретонская торопливо сняла арбалет с предохранителя и замерла в ожидании. Дверца кареты с треском распахнулась, а в проеме показалась самоуверенная бородатая физиономия. Наглая рожа ухмыльнулась, очевидно, разглядев в полумраке именно то, что надеялась увидеть, и к Констанции потянулась широкая мозолистая ладонь.
- Отдай арбалет, красотка, - прошепелявил наемник, и леди де Пентьевр отрешенно подумала, что более омерзительного голоса ей слышать еще не доводилось. Лезет вперед, нисколько не сомневаясь, что глупая женщина не осмелится спустить курок.
Она выстрелила в упор. Короткий болт с серым оперением вонзился в переносицу бородача, тот вскрикнул, нелепо взмахнул руками и повалился внутрь, едва не придавив герцогиню. Должно быть, он умер так и не успев поверить в случившееся. Одним противником меньше. Но ведь их так много! А у нее больше нет оружия, чтобы себя защитить. Подтверждая худшие опасения леди де Пентьевр, в открытом настежь проеме появился еще один наемник. Выругался, наткнувшись на труп товарища, переступил через мертвое тело, занося меч для удара. Констанция сжалась, отступив в дальний угол кареты. Что бы ни случилось, это произойдет быстро… Рука, сжимавшая меч потянулась к ней. Герцогиня зажмурилась, готовясь встретить неизбежное, но удара не последовало. Открыв глаза, она увидела барона Витрэ, который рывком вытащил свой корд из тела упавшего противника. А за его спиной…
- Леонард, сзади!
Барон стремительно развернулся, отпрянул в сторону, и, не прерывая движения, ударил снизу вверх, дробя мечом нижнюю челюсть и зубы наемника, закутанного в серый, без каких-либо опознавательных знаков, плащ. Нападавший повалился навзничь, а Леонард Витрэ согнулся, прижав левую ладонь к правому боку, и судорожно выдохнул.
- Что с вами?! – Констанция рванулась к барону, но тот распрямился и, обернувшись через плечо, спросил:
- Где Элеонора и Фернан?
- Вылезли из окна со стороны зарослей. Я велела им спрятаться, - быстро ответила леди де Пентьевр. Из-за спины барона ей было видно, как на пятачке перед каретой собираются темные фигуры.
- Хорошо, - сэр Леонард облегченно вздохнул, - ступайте следом. Я их задержу. Пока эти ублюдки думают, что вы и дети остаетесь здесь, у вас будет время убраться подальше. Они уверены, что с противоположной стороны кареты выбраться невозможно. Это дает нам шанс.
- Но как же вы? – Констанция растерянно посмотрела на барона. – Я не могу оставить вас здесь!
- Это не просьба, миледи! – голос барона Витрэ звучал сухо и отрывисто.
- Но…
- Убирайтесь немедленно!
Сказать больше он не успел. Кто-то из нападающих решил выяснить, насколько опытен воин, защищающий герцогиню. Сталь ударилась о сталь. Удар, парирование, и противник отступил, оскалившись в настороженной ухмылке. Спустя какое-то время они попробуют снова. Им некуда спешить. У них в запасе еще куча времени.
Глупо сердиться на человека, который спасает твою жизнь ценой своей собственной. К тому же, она прекрасно понимала, что барон прав и от нее зависит судьба Элеоноры и Фернана. Быть может, если повезет, кому-то из них еще удастся благополучно выпутаться из этой истории.
Герцогиня Бретонская приготовилась лезть в колючий кустарник, но замерла, услышав снаружи резкие выкрики и конский топот. Барон Витрэ, тяжело прислонившись плечом к распахнутой дверце кареты, молча наблюдал за происходящим.

______________________________
* «Добрый Иисусе, защити нас!» - лат.
** Собачья роза – шиповник (лат. Rósa canína)

2010-10-10 в 22:12 

Debes, ergo potes
***

- Это они! – сэр Джереми отлично помнил вороную четверку герцогини, а также некогда роскошную карету, принадлежавшую Его Высочеству. С десяток вооруженных до зубов личностей, кружили поблизости от застрявшей на обочине повозки, больше всего напоминая стаю волков, выжидающих подходящего момента для нападения.
- Вижу, - не слишком дружелюбно откликнулась леди Найтон. Помощник шерифа оказался прав. На карету герцогини напали у злополучного моста через овраг. Мэриан внезапно похолодела. Что, если они опоздали? Может быть, все пассажиры уже мертвы?
- Они опасаются подходить слишком близко, - прошептал Э’Дэйл на ухо Мэриан. – Не иначе герцогиню кто-то защищает.
В подтверждение его слов, один из наемников приблизился к карете, держа наготове меч, и явно намереваясь попасть внутрь. Однако отступил после короткого, но ожесточенного обмена ударами.
- Герцогине деваться некуда, - прокомментировал Кэнтон, - Преимущество на стороне нападающих, они это знают и стараются свести риск к минимуму.
- А вот мы еще посмотрим, на чьей стороне преимущество, - Маленький Джон поудобнее перехватил дубинку, держа левой рукой поводья своего мерина.
- Вы с нами сэр Джереми? – Мэриан повернулась к Кэнтону, одновременно прилаживая стрелу к тетиве лука.
Рыцарь пожал плечами:
- Полагаю, что да, - просто ответил он, вытаскивая меч из ножен.
- Ну, тогда вперед? – Алан поочередно посмотрел на каждого из своих спутников.
- С богом! – решительно выдохнул Маленький Джон, поднимая ленивого мерина в тяжелый галоп.
Мач первым врезался во вражескую группу. Смял конем одного и с громким криком "Deus vult!" *, нацелился на второго. Э’Дейл не отставал от приятеля, и, ловко орудуя мечом, сумел обезвредить еще одного противника. Однако замешательство в стане наемников, а в том, что это были именно рутьеры, сомневаться не приходилось, продлилось недолго. Оправившись от неожиданности, они перешли к активным боевым действиям. Двое совместными усилиями стащили Мача с коня и повалили на землю. Извиваясь не хуже ящерицы, оруженосец графа Хантингтона саданул одному из нападавших пониже пояса, на время выведя его из строя. Особо не церемонясь, Кэнтон вогнал острие меча в спину второму из насевших на коротышку наемников.
Неисповедимы пути твои, Господи. Разве еще сегодня утром сэр Джереми мог помыслить, что станет помогать каким-то бродягам, выручать попавшую в засаду герцогиню Бретонскую? Которая, между прочим, оказалась, по словам девицы Найтон, матерью законного наследника английского престола. Верзила, менее часа назад огревший его своей дубиной, наконец-то добрался до поля боя. То, что Маленький Джон не привык сражаться в седле, было видно невооруженным глазом. Поэтому, не мудрствуя лукаво, он скатился со спины своего флегматичного куцехвостого мерина и хорошенько приложил дубиной невезучего рутьера, который первым осмелился напасть на обманчиво неповоротливого великана.
Какой-то не слишком сообразительный наемник подкрался сзади, чтобы подрубить сухожилия серому жеребцу Кэнтона. Вышколенный боевой конь злобно всхрапнул и лягнул врага так, что тот отлетел далеко назад и остался лежать с неестественно вывернутой шеей. Шансов одолеть конника у пешего воина не так уж и много. Разумеется, если только он не догадается пустить в дело арбалет или лук. Спиной почуяв опасность, сэр Джереми обернулся, как раз для того чтобы увидеть, как леди Мэриан хладнокровно пускает стрелу в шею рутьера, целящего в него из арбалета. Кэнтон усмехнулся про себя, припомнив, как привязывал девицу к столбу посреди пустыни. А ведь она вполне могла затаить на него обиду. Стал бы он сам спасать жизнь человеку, который когда-то хотел его убить? Сэр Джереми не был в этом абсолютно уверен. Странные все-таки друзья у графа Хантингтона. Слишком уж правильные…
Двое наемников, еще не осознавших, что численный перевес перешел на сторону противника, атаковали Маленького Джона, которому более-менее успешно удавалось держать обоих на безопасном расстоянии, благо длина дубины намного превышала длину коротких мечей в руках рутьеров. Мач все еще возился со своим противником, уже вполне оправившимся после не слишком честного, зато весьма эффективного удара. Леди Мэриан оставила попытки попасть стрелой в кого-то из мелькающих в темноте наемников и взялась за меч. Надо признать, она владела им весьма неплохо. Это мог бы подтвердить и один из противников Джона, не свались он на землю с рассеченной ключицей. Увидев, к чему идет дело, соперник Мача попытался сбежать. Сэр Джереми метнул дагу в спину убегающего наемника. Рутьер споткнулся и повалился ничком, судорожно загребая скрюченными пальцами траву и комья земли.
- В этом не было необходимости! – негодующе воскликнула Мэриан.
- Напротив, - Кэнтон пожал плечами, - он мог вернуться в замок и рассказать Его Высочеству о том, что здесь произошло. Это было бы весьма нежелательно.
Не согласиться с таким доводом было довольно сложно.
Маленький Джон наконец-то обезоружил своего противника, ударом длинной дубины выбив меч из его рук. Наемник поднял руки, настороженно разглядывая победителей. Он прекрасно видел, чем закончилась попытка бегства, предпринятая его товарищем.
- Убивать его мы не будем, - предупредила леди Найтон, холодно взглянув на помощника шерифа и, обращаясь к Джону, добавила:
- Нужно связать его покрепче.
- Поступайте как знаете, - Кэнтон в ответ безразлично дернул плечом и удивленно замер, увидев человека, стоящего в распахнутом проеме кареты:
- Барон?! Как вы тут очутились?
Сэр Леонард улыбнулся не слишком приветливо:
- Если вы и ваши люди пришли за герцогиней, Кэнтон, вам сначала придется убить меня.
- Боюсь, произошло досадное недоразумение, - поспешил вмешаться Алан, предотвращая назревавшую ссору. – Мы, - Э’Дейл широким жестом обвел товарищей, - друзья графа Хантингтонского, а вовсе не люди сэра Джереми. И насколько я понимаю, мы подоспели как раз вовремя.
- Все обстоит именно так, милорд, - подтвердила леди Мэриан, не зная, как следует обращаться к собеседнику.
- Это барон Леонард Витрэ, - подсказал ей Кэнтон, - и когда я видел его в последний раз он сидел в цепях в комнате по соседству с Робином Локсли.
Мэриан негодующе стрельнула взглядом в сторону помощника шерифа.
- Вы, должно быть, леди Мэриан Найтон? – сэр Леонард немного расслабился, разглядев девушку. – Граф Хантингтон описал вас довольно точно.
- Вы видели Робина? – Мэриан приблизилась к барону Витрэ. – Что с ним?
- Могу сказать лишь, что несколько часов назад он был жив и вполне здоров, - ответил сэр Леонард.
Рядом с бароном Витрэ в проеме кареты появилась высокая зеленоглазая женщина, чьи рыжие косы были спрятаны под белым шелковым покрывалом. Эта дама могла быть только герцогиней Бретонской. Она окинула быстрым взглядом своих спасителей, слегка задержавшись на Джереми Кэнтоне, который предусмотрительно отступил в тень.
- Элеонора, Фернан! Возвращайтесь назад! – позвала герцогиня, однако на ее призыв никто не откликнулся. На лице Констанции де Пентьевр появилось озабоченное выражение.
- Нужно найти детей. Они должны быть поблизости…
- Я поищу, - с готовностью отозвался Мач, - дети меня любят.
Оруженосец графа Хантингтонского скрылся в густых придорожных зарослях.
- А вы, сэр, - Маленький Джон покосился на Джереми Кэнтона,– даже не вздумайте двинуться с места. Не слишком-то я вам доверяю.
Впрочем, Джон ворчал скорее для порядка, и люди достаточно близко с ним знакомые прекрасно это понимали.
Барон Витрэ спрыгнул с подножки и подал руку герцогине, но неожиданно споткнулся в последний момент ухватившись за дверцу кареты. Герцогиня Бретонская соскочила вниз без посторонней помощи и успела поддержать осевшего барона.
- Сегодня не мой день… - барон Витрэ согнулся и хрипло закашлялся, прижимая ладонь к правому боку.
- Вас ранили! – леди де Пентьевр была одновременно напугана и рассержена. – Почему вы молчали?!
Подоспевший Алан аккуратно опустил барона на траву, распахнул его колет, и молча посмотрел на герцогиню Бретонскую. Тронуть стилет, застрявший в боку раненного, он не решился.
- Неужели, все настолько плохо? – сэр Леонард усмехнулся, нащупывая рукоять, и рывком вырвал оружие из раны, задохнувшись от острой боли.
- Никогда не любил стилеты, - пробормотал он, немного придя в себя, и отбросил в сторону длинный кинжал с трехгранным лезвием, - оружие трусов.
- Не разговаривайте, вам нужно беречь силы, - леди Констанс сорвала с головы покрывало и зажала рану в боку барона. Ткань начала быстро пропитываться кровью. Даже в тусклом свете фонаря было видно, как стремительно расплывается на светлом полотне темное кровавое пятно.
- Бесполезно, - раненый отстранил руку герцогини и сделал попытку приподняться. Алан помог ему прислониться к колесу кареты.

_____________________________
* "Deus vult!" - ("Бог того хочет!") – боевой клич крестоносцев

2010-10-10 в 22:12 

Debes, ergo potes
Весьма довольный собой, на дороге показался Мач, ведущий за собой обоих детей.
- Прятались поблизости, - пояснил оруженосец графа Хантингтона и осекся, увидев застывшие лица окружающих. – Что тут у вас приключилось? – он недоуменно округлил глаза. – Я ведь отошел буквально на пару минут. А у вас такой вид, словно кто-то умер.
- Тссс! – Маленький Джон выразительно приложил палец к губам и указал глазами на группу у кареты.
- Что с моим сыном? – барон Витрэ оглянулся, пытаясь отыскать взглядом Фернана.
- С его сыном? – недоуменно переспросил сэр Джереми, за что был вознагражден негодующим шипением леди Мэриан и предпочел умолкнуть.
- Я здесь! – мальчик вырвал свою руку из ладони держащего его Мача и бросился к отцу.
Леди Мэриан едва слышно вздохнула. Все это было слишком печально.
- Сэр! Отец!– Фернан опустился на колени рядом с бароном. – Вы ранены?!
- Боюсь, что так, сын, - барон протянул руку и сжал ладонь мальчика. Какое-то время он молчал, прикрыв глаза и собираясь с силами. – Тебе придется остаться одному. Но ты ведь уже совсем взрослый, не так ли?
Губы Фернана задрожали, а на глазах появились слезы.
- Не плачь, - сэр Леонард коснулся рукой лица сына. – Я на тебя рассчитываю. Теперь ты старший в нашей семье, - барон заставил себя улыбнуться.
- Не уходи! – мальчик прильнул к отцовской груди. – Я люблю тебя!
- Я тоже тебя люблю, сын, - барон снова закашлялся, на этот раз у него на губах появилась кровь. Алан осторожно увлек Фернана в сторону. Леди де Пентьевр обняла раненого за плечи, стараясь хоть как то облегчить его страдания.
- Нам лучше отойти, - шепнул Э’Дейл на ухо застывшей леди Мэриан, - пусть побудут наедине.
- Да, конечно… - девушка послушно отступила. Сэр Джереми тоже молча отошел в сторону, издали наблюдая за печальной сценой.

Барон Витрэ заглянул в прозрачные от слез глаза герцогини:
- Ну вот, теперь и вы плачете…
- Я не плачу, - леди Констанс отвернулась и зажмурилась, - вам показалось...
- По крайней мере, теперь можно ничего скрывать, - сэр Леонард сжал в окровавленной ладони руку герцогини. – Возможно, вы подозревали, но я так и не сказал вам…
- Не продолжайте, - она коснулась пальцами его губ. – Я все знаю. Всегда знала… И благодарна вам за то, что вы оставались мне другом.
- Это большее на что я мог рассчитывать, - барон горько усмехнулся. – Обещайте, что не бросите Фернана. Он еще ребенок. И скоро останется совсем один.
- Обещаю, что позабочусь о вашем сыне, как о своем собственном.
- Хорошо… Теперь я спокоен. Странно, что совсем не больно, - немного удивленно прошептал барон, - только очень холодно… - раненого начал бить жестокий озноб.
- Тише, тише… - уговаривала его герцогиня, едва сдерживая слезы.
Спустя какое-то время, показавшееся Констанции невыносимо долгим, тело барона судорожно содрогнулось и замерло. Земной путь Леонарда Витрэ подошел к концу. Леди де Пентьевр бережно провела ладонью по лицу умершего, закрывая широко распахнутые глаза, и осторожно коснулась губами покрытого холодной испариной лба.
- Прощайте, барон, - прошептала она, мучительно медленно поднимаясь на ноги.

2010-10-12 в 12:10 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Эх.....

2010-10-12 в 12:17 

Debes, ergo potes
Caitlin O*Shannessy Угу. Что-то я в последнее время злобствую...

2010-10-12 в 12:20 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Бедный барон :( :( :(

2010-10-12 в 12:22 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Merelena
Что-то я в последнее время злобствую...
да нет, клип у тебя очень нежный получился... только грустный. Но c'est la vie.
А в фике - главное - не пойти дорогой шерифа-фикрайтера :).

2010-10-12 в 12:25 

Debes, ergo potes
Одинокая Волчица (Юлия)
Честно, мне жутко не хотелось его убивать, но так уж получилось...

- не пойти дорогой шерифа-фикрайтера
Это "всех убью - один останусь" ? )

2010-10-12 в 12:28 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Merelena
Это "всех убью - один останусь" ? )
ага, согласно Роночкину клипу. Жанры - ангст, дарк, юмор, смерть персонажей (всех)

2010-10-12 в 12:30 

Debes, ergo potes
Caitlin O*Shannessy
ну, тут мне до шерифа далеко )))

2010-12-02 в 22:06 

Merelena
Debes, ergo potes
Витрэ

Его Высочество, сидя за пиршественным столом в главном зале Витрэ, был слегка не в духе. Мало того, что его окружают тупые невежественные болваны, не способные поддержать беседу, так еще и Вэйзи, который обязан держать его в курсе последних событий, куда-то запропастился.
Пару часов назад принцу доложили о том, что герцогиня Бретонская покинула замок. Вернее ей позволили выехать, поскольку это входило в его намерения. Чем меньше законных претендентов, тем ближе английский престол, принадлежащий ему по праву.
В конце концов, разве не он – любимый сын Генриха, должен стать королем? Неслыханной наглостью со стороны Ричарда было сделать наследником племянника, а не своего младшего брата. Хотя несносный старший братец частенько плевал на запреты и здравый смысл. Именно это, в конечном итоге, и сыграло с Ричардом злую шутку. Как бы то ни было, даже Элеоноре придется смириться, если мальчишка - единственный сын Джеффри, погибнет по трагическому стечению обстоятельств.
Одна мысль потянула за собой другую. Хотел бы он знать наверняка, что их маленькое предприятие завершилось ко всеобщему удовлетворению. Где, в конце концов, гонец с докладом о прискорбном происшествии на дороге?! Загодя приготовленная проникновенная речь пропадала зря.
Принц лениво отщипнул кусочек от пирога с куропаткой. Две мелкие шавки, белая и рыжая, подрались под столом из-за брошенной кем-то кости. Аппетит пропал окончательно. Его Высочество капризно отодвинул вазу с засахаренными фруктами и оглянулся в поисках лакея. Превосходно вышколенный камердинер тотчас возник за спиной. Разумеется, это был его личный слуга. Держать подле себя челядь барона Витрэ было бы безумием. От яда не застрахованы даже особы королевской крови.
- Пойди и приведи сюда Вэйзи, - отдал распоряжение принц, с удовлетворением наблюдая за тем, как лакей помчался выполнять указание. Хоть кто-то в этом убогом замке еще считается с его мнением.
Его Высочество перевел скучающий взор на сидящего по правую руку командира наемников из Фландрии, который по случаю застолья сменил кольчужный хауберг на поношенный колет. Этот крепкий розовощекий малый, перемазавшийся жирным соусом, энергично отламывал руками ножку жареного кабанчика.
И с подобными варварами ему приходится общаться! Его Высочество досадливо поморщился, щелчком смахнув хлебную крошку, приставшую к рукаву.
- В цивилизованном обществе при разделке блюд принято использовать нож, - лениво заметил он, чем привел в немалое смущение простодушного рыцаря. Бедолага завертел головой в поисках приличествующих случаю столовых принадлежностей.
Впрочем, замешательство наемника мало заботило принца, который в нетерпении посматривал на распахнутые двери, ожидая как минимум появления лакея с известием о бароне Вэйзи.
Он отвлекся, совершенно перестав обращать внимание на тосты и оживленные разговоры, звучащие за столом, а потому случившееся стало для него неприятным сюрпризом. Что-то стремительно просвистело в воздухе в непосредственной близости от Его Высочества. Он повернул голову и недоуменно уставился на стрелу, вонзившуюся в многострадальную ляжку жареного кабанчика. На верхней галерее, опоясывающей каминный зал, громко хлопнула дверь. Наемник из Фландрии поспешно вскочил на ноги, с оглушительным грохотом опрокинув стул, на котором сидел и выхватил меч.
- Это покушение?! – принц поспешно укрылся за высокой спинкой собственного кресла, с огромным трудом преодолев желание незамедлительно спрятаться под стол - подобное малодушие не пристало будущему монарху. Прочие присутствующие – около десятка рыцарей и сквайров благородного происхождения прервали трапезу, оглядываясь по сторонам в поисках злоумышленника. Кто-то указал наверх и, проявляя потрясающую сообразительность, крикнул:
- Стрелу выпустили оттуда, мессир!
Несколько человек одновременно бросились проверять галерею, однако ничего не нашли кроме незапертой двери, ведущей в один из служебных переходов.
- Здесь никого нет, милорд, - наемник из Фландрии виновато развел руками.
Никого нет… И стрелу, разумеется, выпустил этот "никто". А чего еще ожидать от олухов, которые его окружают? Его Высочество тяжело вздохнул, расправил кружевные манжеты и покинул свое убежище за спинкой кресла. Так или иначе, опасность уже миновала.
- Что это там? – он прищурился, разглядывая оперенное древко, торчащее из туши дважды убитого кабанчика.
- Какой-то свиток, мессир, - один из сквайров, тот, что был побойчее прочих, выдернул стрелу, отцепил пергамент и зачитал вслух:
- Мы милостью божьей король Англии…
- Дай сюда! – Его Высочество выхватил послание из рук оруженосца и впился глазами в ровные строки, выведенные красивым каллиграфическим почерком. По мере чтения лицо главного претендента на английскую корону мрачнело все больше.
- Вэйзи ко мне! Немедленно! – разгневанный вопль принца не сулил собравшимся в зале рыцарям ничего хорошего. – Из-под земли достать мерзавца!
Лакей, вернувшийся было с сообщением, что отыскать барона не удалось, незаметно ретировался, рассудив, что лучше переждать бурю в обществе благодушно настроенной кухарки, нежели попасть под руку взбешенному хозяину.

2010-12-02 в 22:12 

Merelena
Debes, ergo potes
Эрбре

День, проведенный в седле, отзывался в раненой ноге тупой болью. Путь длиною в тридцать с лишним миль, от лесной стоянки в окрестностях Этреля до Эрбре - ничем не примечательного городка, окруженного полями и виноградниками, занял около шести часов. Не бог весть что, но Гаю в его нынешнем состоянии этого вполне хватило, чтобы почувствовать себя совершенно разбитым. Поэтому предложение Тьери заночевать на постоялом дворе, было встречено им с тщательно скрываемым вздохом облегчения.
Когда они въехали в городские ворота, уже смеркалось. Ночь накрыла Эрбре прохладным шелковым покрывалом и оттого мысль о предстоящем ужине возле весело потрескивающего очага казалась особенно привлекательной.
Гай, слегка отставший от остальных, ударил пятками гнедого, заставляя коня перейти на рысь, и вскоре поравнялся с ехавшим впереди Чезаре. Дориа бережно придерживал Артура, которого устроил в седле перед собой. Мальчишка за день порядком вымотался, а потому даже не протестовал, когда генуэзец снял его с пони* и пересадил на собственную лошадь. В отличие от своего хозяина, маленький конек Артура чувствовал себя превосходно и бодро трусил в поводу за конем испанца.
- Как думаешь, что замышляет эта парочка? – Чезаре кивнул на Тьери и Диего, негромко переговаривавшихся между собой.
Гай оторвался от созерцания убогих домишек Эрбре и пожал плечами. Сам он мечтал исключительно о предстоящем ночлеге.
- Наверняка обсуждают получится ли добраться до Нанта к завтрашнему вечеру, - высказал предположение генуэзец.
- Было бы неплохо, - подумав, отозвался Гисборн.
- Вам сухопутным все нипочем, - вздохнул Чезаре, - а мне привычнее чувствовать под ногами палубу, а не трястись в седле дни напролет.
- Чем быстрее доберемся до места, тем лучше. Мальчишку нужно поскорее вручить бабке, - Гай посмотрел на Артура и поморщился, словно от зубной боли:
– От этих Плантагенетов, независимо от возраста, одни неприятности.
Генуэзец улыбнулся. Пожалуй, лишний раз напоминать о том, что не далее как сегодня утром сэр Гай спас жизнь одному из представителей правящей английской династии не стоило.
Тьери, которому уже доводилось бывать в Эрбре, уверенно лавировал в лабиринте узких улочек. Миновав соборную площадь, они свернули в переулок за зданием городской ратуши и оказались перед постоялым двором, ворота которого, несмотря на поздний час, были гостеприимно распахнуты.
- Вполне приличное заведение, - заключил Чезаре, оглядев добротное двухэтажное здание с черепичной крышей и чисто выметенный двор. К дому примыкали сарай и конюшня.
- В кои-то веки не придется спать на голой земле! Нас ждет нормальная человеческая постель… - мечтательно протянул генуэзец, передавая полусонного Артура на руки Гисборну, спешившемуся вслед за Тьери и Диего.
Де Сент, взяв под уздцы своего коня и жеребца Гая, наблюдал за тем, как наследник английского престола, сонно моргнув, обхватил руками шею рыцаря и засопел, уткнувшись носом ему в плечо. Гисборн с сомнением покосился на мальчугана и перехватил свою ношу так, чтобы было удобнее держать. По его губам скользнула улыбка, тут же превратившаяся в привычную кривоватую ухмылку, стоило ему заметить заинтересованный взгляд графа. Забавно, но Гаю, похоже, легче сознаться в заговоре против короля, чем быть уличенным в сентиментальности.
В дверях таверны показалась грузная фигура и не спеша направилась к припозднившимся путникам. Диего де Хара, успевший снять со спины лошади седельные сумки и перекинуть их через плечо, спокойно наблюдал за приближающимся мужчиной.
- Доброй ночи, господа, - манера говорить у этого человека была столь же солидна как и фигура, а глубокий бас невольно внушал доверие к его обладателю. – Чего изволите?
- Вы хозяин? – уточнил испанец.
- Он самый, - подтвердил мужчина и представился:
- Звать меня Николас, и лучшего постоялого двора вы в Эрбре не сыщете.
- Ну, если так, - Диего улыбнулся, - господа желают поставить коней в стойло, заказать ужин и переночевать.
В руки трактирщика перекочевал полновесный золотой, сделав почтенного хозяина еще более заботливым и обходительным. Он тотчас окликнул конюха и заверил постояльцев, что о лошадках позаботятся наилучшим образом.
- А кухня у нас отменная, - хозяин продолжал расхваливать свое заведение, провожая гостей в дом.
Должно быть, постоялый двор и впрямь пользовался популярностью поскольку, несмотря на поздний час в общем зале было полно народа. Рядом с камином расположилась группа торговцев со слугами и охраной. По всей видимости, они вместе ехали на какую-то ярмарку. Молодой человек в запыленной одежде, курьер или посыльный, дремал в темном углу, не выпуская из рук объемистой кружки. Пара пилигримов скромно устроилась под лестницей, ведущей на второй этаж, благоразумно стараясь держаться подальше от шумной компании наемников, расположившейся в центре зала. Никаких опознавательных знаков на одежде воинов не было, из чего следовало, что в данный момент они находились на службе у самих себя, не связанные обязательствами с каким-либо бароном. Среди них выделялся сухощавый рыцарь лет шестидесяти с морщинистым лицом и густо посеребренными сединой волосами. Не составило труда распознать в этом человеке командира. Внимательные глаза рыцаря оценивающе скользнули по вновь прибывшим и задержались на мальчике, что совсем не понравилось Гаю. По правде говоря, он предпочел бы оказаться в менее оживленном месте. Неважно, что сына Констанции де Пентьевр мало кто знает в лицо. На след может навести даже мимолетом оброненная фраза случайного зеваки. Погоня, идущая по пятам - последнее, в чем они сейчас нуждались. Должно быть, такая же мысль пришла в голову и Тьери, который остановился на пороге, разглядывая, собравшееся в зале разношерстное общество.
Хозяин по-своему истолковал смущение гостя и поспешил успокоить графа:
- Постояльцев у нас сегодня много, милорд, это так. Но вы не переживайте, комната для вас найдется. Разместим как полагается.
- Надеюсь, тараканы в список предоставляемых удобств не включены, - жизнерадостно отозвался Чезаре.
- Ни в коем случае! – обиделся трактирщик. – Зверья в комнатах не держим. Наша хозяйка за этим следит строго. А перебираться на другой постоялый двор, на ночь глядя да еще с ребенком…
Хозяин озабоченно повернулся к Гаю:
- Малец то ваш, совсем извелся, сэр рыцарь. Ему бы в постель да спать.
Гисборн промолчал, не собираясь вступать в разговор.
- Симпатичный мальчуган, - нисколько не смутившись явным нежеланием гостя поддержать беседу, добродушно заметил хозяин. – Сразу видно, в отца пошел.
Гай удивленно вскинул бровь. Мысль о том, что ситуация может быть истолкована подобным образом, не приходила ему в голову.
- Не скромничай, - Диего шагнул вперед и положил руку на плечо приятеля, не дав ему возможности возразить. – Со временем мальчик достойно продолжит семейные традиции.
Как раз в этом сомневаться не приходилось. Гисборн вздохнул и недовольно нахмурился, заметив озорные искорки в глазах генуэзца. Должно быть, де Сент тоже веселился, хоть и не подавал виду.
________________________________________
* Англичане относят к пони лошадей низкорослых пород с высотой в холке до 150 см.

2010-12-02 в 22:22 

Merelena
Debes, ergo potes
Хозяин не соврал. Ужин оказался превосходным, а комната довольно просторной. Не считая того, что троим из четверых предстояло спать на соломенных тюфяках, принесенных по такому случаю из чулана, все обстояло просто замечательно. От сомнительной чести разделить единственную постель с наследником английского престола, Гай с возмущением отказался, предпочитая провести ночь на полу. Дориа не был столь щепетилен и с удовольствием растянулся на перине, заметив, что уже почти позабыл как выглядит настоящая кровать.
Однако хоть Витрэ и остался далеко позади, расслабляться не следовало. Этот несомненный факт все осознавали превосходно: не только Гай успел заметить пристальный взгляд командира наемников.
Добравшись до своего тюфяка и стянув пыльный колет и грязные сапоги, Гисборн провалился в сон, успев лишь пробормотать, чтобы его разбудили, когда придет его очередь дежурить.
Тем не менее, проснулся он без посторонней помощи и торопливо поднялся. За окном едва брезжил рассвет, но Диего и Тьери были уже на ногах. В желтоватом свете свечи, разгоняющем утренний полумрак, испанец заботливо полировал свой клинок.
- Должен сказать, на этот раз интуиция меня подвела, - произнес Диего, не прерывая своего занятия. – Ночь прошла на удивление спокойно.
- Надо было меня разбудить, - Гай чувствовал себя так, будто его обманули. – Я вполне в состоянии покараулить пару часов. Или вы мне не доверяете?
- Не говори ерунды, - отмахнулся де Сент. – По-моему, вопрос о доверии мы уже проходили.
- Я предупреждал, что благодарности от него не дождешься, - прокомментировал Диего и поинтересовался:
- Кстати, как нога? Рана болит?
Гаю оставалось лишь надеяться, что в утренних сумерках его смущение не слишком бросается в глаза. Тот, кто сказал, что человек быстро привыкает к хорошему, безбожно врал. Сочувствие друзей по-прежнему приводило Гая в растерянность и порой ему казалось, что безразличие пережить проще, чем искреннее участие.
- Благодаря тебе значительно лучше, - пробормотал он, не погрешив против истины.
- Повязку надо будет сменить, - не терпящим возражений тоном произнес испанец.
- Как скажешь, - согласился Гисборн, невольно поежившись при воспоминании о вчерашней экзекуции.
- У вас красивый меч, сэр Гай!
Голос принадлежал Артуру и Гисборн быстро обернулся, обнаружив юного герцога Бретонского, болтающего ногами на краю постели. Наследник английского престола держал на коленях толедский клинок в черных кожаных ножнах – подарок Ансальдо Дориа. Стараясь получше рассмотреть лезвие, мальчишка потянул за рукоять, извлекая меч.
- Не сметь! – рявкнул Гисборн, заметив, чем занят их юный подопечный.
Разбуженный шумом, Чезаре поднял голову над подушкой:
- Я знаю, это вы нарочно, чтобы разбудить меня, - пожаловался он и развеселился, разглядев обиженную физиономию Артура.
- Ты ведь не пытаешься запугать мальчишку, Гай? – поинтересовался генуэзец, натягивая рубаху.
- Меч не детская забава, - недовольно проворчал рыцарь, забирая оружие из рук ребенка, – порежется, потом хлопот не оберешься.
Гисборн искоса посмотрел на Артура и повесил портупею с мечом на гвоздь, вбитый в стену.
- Я не испугался! – бойкий пацан выставил вперед подбородок, неприятно напомнив о покойном короле. – Даже дядя Ричард разрешал брать его оружие, когда приезжал к нам в гости!
Гисборн вздохнул, прислонившись плечом к стене. Определенно, Плантагенеты обещали стать его проклятием.
- Чем реже ты будешь вспоминать о своих родственниках, тем больше у нас шансов добраться живыми до Кастельно, - процедил он сквозь зубы.
Лорд Вискайя положил руку на плечо мальчика:
- Сэр Гай абсолютно прав, Артур, - в голосе Диего не было и намека на веселье, словно для испанского гранда было в порядке вещей обращаться к семилетнему мальчишке, как к равному. - Пока мы не добрались до вашей бабки, будет лучше, если вы забудете, что приходитесь племянником королю.
- Вы и вправду считаете, что это необходимо, мессир? – Артур серьезно посмотрел на испанца.
- Разумеется, - герцог кивнул. – Разве я стал бы над вами подшучивать?
- Как звали твоего отца, Гай? – вопрос задал Чезаре, сосредоточенно плескавшийся над умывальником.
- Роджер, - ответил Гисборн и осекся, заподозрив неладное:
- Вы ведь не собираетесь… - он не договорил, возмущенно переводя взгляд с Диего на генуэзца. Надо полагать, де Сент преспокойно скобливший кинжалом заросший подбородок, причастен к этой комедии не меньше остальных…
- Даже не думайте… - предупредил приятелей Гай.
- Ну почему, же? - лорд Вискайя улыбнулся. - По-моему вполне разумный шаг в сложившейся ситуации.
- Нет! – Гай оскорбленно дернулся.
- Да! – с обезоруживающей улыбкой возразил Дориа.
- Это абсурд! – запротестовал рыцарь. – Мальчишка совсем на меня не похож. Никто не поверит!
- Не мы это придумали, - спокойно заметил Тьери, на мгновение оторвавшись от своего занятия. - Если помнишь, мысль о том, что Артур твой сын пришла в голову нашему почтенному хозяину,
- А вы, значит, решили его поддержать?
- Неужели перспектива временно породниться с правящей династией выглядит настолько отталкивающе? – миролюбиво поинтересовался испанец.
- Ты сам сказал - будет лучше, если мальчик на время забудет о том, кто его родители, - напомнил де Сент.
Похоже, они уже все решили, причем без его участия. Спорить было бесполезно. Оставалось лишь с достоинством принять поражение и отступить.
Мальчишка поочередно оглядел всех четверых и расплылся в улыбке:
- Лорд Вискайя, господа, если вы считаете это правильным, я согласен!
Гай мог поклясться, что маленький паршивец ему подмигнул. Ведь, наверняка, у генуэзца успел нахвататься! Эта парочка спелась на удивление быстро.
- Дай пять! – Чезаре протянул мальчишке раскрытую ладонь. - Так как вас зовут, милорд?
- Роджер Гисборн! – жизнерадостно отчеканил наследник английского престола, ударяя по ладони генуэзца.
Руки так и чесались дать мальчишке, а заодно и Дориа, хорошую затрещину, но сэр Гай мужественно сдержался. В конце концов, в действительности все это не так страшно, как могло бы показаться на первый взгляд.
- Пойду, проверю лошадей, - буркнул он, выходя в коридор.

2010-12-02 в 22:23 

Merelena
Debes, ergo potes
Несмотря на ранний час, он оказался не единственным, кто успел подняться и собирался в дорогу. Наемники в полном составе со снаряжением, оружием и лошадьми уже толкались во дворе. Открыв дверь конюшни, Гай едва не столкнулся с их командиром.
- Простите, - Гисборн слегка посторонился. Однако вопреки ожиданиям седовласый ветеран не прошел мимо, а остановился на пороге. У Гая мелькнула мысль, что их встреча отнюдь не случайна.
- Решили отправиться в путь с утра пораньше? – светло-серые глаза пристально разглядывали хмурую физиономию собеседника. – Куда-то торопитесь?
- Возможно…
- Всем нам приходится спешить, - пожилой рыцарь понимающе кивнул.
- Чего вы хотите? – Гай не был настроен вести светскую беседу.
Командир наемников привычным жестом заложил большие пальцы за пояс и чуть склонил голову набок.
- Вчера с вами был ребенок.
- Он и сейчас со мной, - этот разговор Гаю совсем не нравился. А еще больше ему не нравились вооруженные воины, ожидавшие своего командира во дворе.
- Я могу спросить, кем вам приходится этот мальчик?
- Спросить можете, - Гисборн усмехнулся. - Полагаете, я обязан ответить?
- Определенно, - пожилой рыцарь повернул голову, указывая на своих людей.
- Веский аргумент, - Гай потянулся к мечу и только теперь понял, что забыл портупею с ножнами в комнате. Было непростительной глупостью оставить оружие в доме. Гай облизнул пересохшие губы и осознал, что ведет себя совершенно по-идиотски. Угрожать оружием командиру в присутствии целого отряда наемников…
Вэйзи мог бы тобой гордиться, Гисборн!
- Мне не нравится ваш тон, сударь, - Гай надменно выпрямился, скрестив на груди руки. – Но скрывать мне нечего. Этот мальчик мой сын.
- Вот как? – рыцарь скептически поднял бровь. – Вашего сына по чистой случайности не зовут Артуром?
Гай ожидал чего-то в этом роде и внутренне подобрался. Если этому человеку известна правда… Если он встречал мальчика прежде… Кто-то настойчиво дернул его за полу колета. Гисборн посмотрел вниз. Рядом стоял сосредоточенный Артур.
- Ты оставил это в комнате, отец, - племянник Ричарда, протянул ему пояс с висящими на нем ножнами.
Как тут оказался мальчишка?!
Сохраняя внешнее спокойствие, Гай принял портупею из рук мальчика.
- Почему ты называешь этого человека отцом, Артур? – седовласый рыцарь прищурился, разглядывая мальчика с некоторой долей сомнения. – Кто тебя научил так говорить?
- Меня никто не учил, - юный наследник английского престола сделал шаг вперед. – И вы ошиблись, сэр. Мое имя Роджер.
Он вздернул подбородок в своей обычной вызывающей манере и повторил еще раз:
- Роджер Гисборн.
Командир наемников озадаченно вскинул бровь и задумался, плотно сжав тонкие губы. Морщины, избороздившие обветренное лицо ветерана, выступили еще отчетливее. Гисборн придержал не в меру разошедшегося "сына", положив руку ему на плечо, и переместил мальчика к себе за спину.
- Надеюсь, теперь вы удовлетворены, милорд? – вежливо поинтересовался он, видя сомнения собеседника.
- Вполне, - рыцарь наконец-то принял решение и утвердительно кивнул, - должно быть, я ошибся. Мне показалось, я видел этого мальчика прежде.
Чуть помедлив, он протянул Гисборну руку в кожаной перчатке:
- Гильом д'Анже к вашим услугам.
- Гай Гисборн, - после недолгого колебания представился Гай, пожимая крепкую ладонь седовласого рыцаря.
На прощание Д'Анже коротко поклонился:
- Возможно, это не последняя наша встреча, - произнес он.
- Как знать… - Гисборн неопределенно пожал плечами. Было в этом умудренном опытом ветеране нечто настораживающее.
Уходя, командир наемников обернулся:
- Меня всегда удивляло, какие длинные тени отбрасывают предметы на рассвете, - ухмыльнувшись заметил он и зашагал к ожидавшему его отряду.
Единственная небрежно брошенная фраза и легкий поворот головы… Гай обернулся, пытаясь разглядеть, что привлекло внимание старого рыцаря.
Из-за конюшни вышел Чезаре Дориа, на ходу засовывая арбалет в петлю на поясе. Вслед за ним, качая головой, показался де Сент.
- Занятный тип, - пробормотал генуэзец, наблюдая за тем, как наемники, выстроившись в шеренгу, выезжают со двора. - Думаешь, он давно нас заметил?
- Вы за мной следили? – Гай довольно бесцеремонно прервал размышления Чезаре.
- Не будь излишне мнительным, - Тьери со свойственной ему основательностью затягивал шнуровку колета, - нам просто повезло, что Роджер вовремя выглянул в окно.
Означенный Роджер улыбался до ушей, польщенный одобрением старшего товарища.
- Ты ведь не скажешь, что не рад нашему появлению? – Диего поигрывал кинжалом, безуспешно пытаясь сохранить серьезное выражение лица.
Гай так и не понял откуда появился испанец. Напряжение ушло, сменившись спокойной уверенностью.
- Не скажу, - согласился он.

2010-12-03 в 07:43 

А за кулисами Хайд и Джекилл пили виски на брудершафт...
Ура! Продолжение!!!!!
Гай - новоиспеченный отец)) А как же обстоят дела у другой части спасательной экспедиции?

2010-12-03 в 08:09 

Merelena
Debes, ergo potes
Alexandera
Автор наконец то сподобился продолжить натворительство)))
Другая часть спасательной экспедиции тоже спасается :) по мере возможности

2010-12-04 в 17:24 

Merelena
Debes, ergo potes
***

Привыкший к причудам многочисленных постояльцев, хозяин постоялого двора ничуть не удивился тому, что гости, приехавшие далеко за полночь, желают выехать как можно раньше. Компания на скорую руку перекусила в совершенно пустом общем зале. С отъездом наемников шума на постоялом дворе значительно поубавилось.
Сборы не заняли много времени, благо все их имущество без труда умещалось в седельных сумках. Исключение, пожалуй, составлял Артур, которого при всем желании в мешок не упрячешь. А желание было. И не малое. Сэр Гай никак не мог привыкнуть к тому, что мальчишку именуют Роджером и всякий раз хмурился, когда тот обращался к нему, совершенно свободно называя отцом. Похоже, наследник Ричарда относился к происходящему как к увлекательной игре, большому приключению, в котором ему посчастливилось участвовать. Смерть Рауля и испуг, вызванный нападением наемников Вэйзи, быстро стерлись из детской памяти. Но это и к лучшему. Одного параноика, преследуемого по ночам призраками прошлого, вполне достаточно.
- Тот пожилой воин, сэр Гильом, думал, что видел тебя раньше, - де Сент обратился к Артуру. - Это действительно так?
Гай вез мальчишку в седле перед собой: легенду об отце и сыне следовало поддерживать. Кроме того хоть и с неохотой, но рыцарь был вынужден признать, что юный герцог Бретонский нравился ему своей непосредственностью. В конце концов, мальчик не виноват, что оказался племянником короля, а о злополучной репке, с которой началось их знакомство, Гисборн почти не вспоминал.
Наследник английского престола сосредоточенно наморщил лоб, размышляя о чем-то, и наконец сообщил:
- Кажется, я его где-то видел, - мальчишка виновато посмотрел на Тьери, - Но я не уверен. Может он бывал у нас в замке, когда я был совсем маленьким?
- Не переживай, - де Сент ободряюще улыбнулся, - Это не так и важно.
- Он мог быть сторонником принца, - возразил Гай.
- Ты хочешь сказать одним из Черных Рыцарей? - уточнил Чезаре. – Но тогда тебе было бы знакомо его имя.
- Я не могу знать обо всех, - Гисборн пожал плечами.
- Черный рыцарь или нет, но сэр Гильом повел отряд по другой дороге. Если повезет, мы больше никогда о нем не услышим, - Диего счел нужным прервать разговор неприятный для одного из членов команды.
Какое-то время тишину нарушал лишь мерный стук лошадиных копыт и шелест ветра в кронах деревьев, обступивших дорожную колею. Однако долго хранить молчание было превыше сил Артура. К вящему неудовольствию Гисборна мальчишка завертелся в седле и, наконец, не выдержав, обернулся назад и громким шепотом поинтересовался :
- Сэр Гай, кто такие Черные Рыцари?
Оказывается, парнишка умеет схватывать главное. Гай криво усмехнулся и переглянулся с де Сентом. Как рассказать ребенку о политических интригах, чтобы он уяснил основное?
На помощь пришел Диего.
- Черные Рыцари - это люди, которые устроили заговор против короля Ричарда, - пояснил испанец.
- Тогда их ждет виселица, когда дядя, то есть когда король вернется, - уверенно заявил Артур.
У Гая невольно вырвался смешок. Вряд ли Ричард уже кого-то повесит, но вот его мать… Почему бы и нет? Обстоятельства смерти короля Англии вызывали большие сомнения. Кому удастся убедить Элеонору, что гибель ее сына - лишь трагическая случайность? Должно быть, Локсли уже сообщил ей о заговоре и о роли в нем шерифа Ноттингемского и его помощника. Черный Рыцарь, добровольно явившийся в логово Аквитанской львицы… Чем не повод для мести? Гисборн не питал особых иллюзий насчет благодарности сильных мира сего. То, что он участвовал в спасении мальчишки, отразиться разве что на способе казни. Возможно, веревку заменят топором и плахой.
- Думаю, мальчик имеет право знать, - выдавил Гай. – Тем более, это его непосредственно касается.
- Что меня касается? – улыбка сползла с лица юного наследника английского престола.
- Хорошо, - Тьери принял решение. – Возможно, сейчас не самое подходящее время для подобных признаний и боюсь, герцогиня Аквитанская не одобрит наше самоуправство…

- Если король Ричард сделал наследником меня, - задумчиво произнес Артур несколькими минутами позже, - значит, дядя Джон будет очень недоволен. Мама всегда говорила, что он слишком много думает о короне и власти.
- Твоя мама умная женщина, - согласился Тьери. – Это она попросила нас увезти тебя к бабке. Элеонора Аквитанская сумеет защитить внука, даже если для этого придется поставить на место собственного сына.
Де Сент уверен в Элеоноре. Что ж, ему лучше знать, ведь он с ней уже встречался. Гай королеву никогда не видел, и о том, что она побывала в Ноттингеме, узнал лишь от шерифа. По крайней мере, он в отличие от Вэйзи не участвовал в охоте на герцогиню Аквитанскую.
Гисборн усмехнулся. В тот день он поймал Ночного Дозорного и узнал, что под ненавистной маской скрывается Мэриан. Как же ему хотелось, чтобы ничего этого не было! Тогда он не знал бы правды, а Мэриан не устроила бы то дурацкое покушение на шерифа и не оказалась бы в Акре. В их последнюю встречу, она сказала, что всегда любила Локсли. Это было обидно, но теперь ему казалось, что он мог бы смириться даже с этим, лишь бы Мэриан была жива.
К реальности его вернул веселый голос Чезаре. Гай прислушался.
- По крайней мере, пока что ты еще не король, - Дориа подмигнул Артуру. – До совершеннолетия у тебя полно времени, чтобы успеть порадоваться жизни.
Разумеется. Времени полно, если только удастся им воспользоваться и если принц с шерифом не сумеют осуществить свои замыслы.
- Теперь вы понимаете как важно, чтобы никто не узнал вашего настоящего имени, пока мы не добрались в Кастельно? – еще раз напомнил Диего.
Мальчик серьезно кивнул:
- Да, сэр. Я понимаю.
Гай хорошо помнил день, когда ему пришлось стать взрослым. Иногда детство заканчивается внезапно. И, похоже, Артуру придется взрослеть очень быстро…

2010-12-05 в 16:43 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Merelena
ура, продолжение!
Со временем мальчик достойно продолжит семейные традиции.
:)
Он вздернул подбородок в своей обычной вызывающей манере и повторил еще раз: - Роджер Гисборн.
:)
Гисборн не питал особых иллюзий насчет благодарности сильных мира сего. То, что он участвовал в спасении мальчишки, отразиться разве что на способе казни. Возможно, веревку заменят топором и плахой.
логично :)
А почему ты не поднимаешь свой текст? не лишай коллег удовольствия!

2010-12-05 в 17:48 

Merelena
Debes, ergo potes
Caitlin O*Shannessy
Думаешь стоит поднять? )

А насчет этого:
Возможно, веревку заменят топором и плахой.
Сэр Гай как пессимист по-жизни, ожидает худшего :)

2010-12-05 в 17:53 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Merelena
обязательно подними.
1. не все наши успевают комментировать, мы как раз на крайних посиделках в прошлую субботу твой фик вспоминали; 2. новые люди пришли в сообщество, пусть тоже приобщатся! и вообще, страна должна знать своих героев :).
Сэр Гай как пессимист по-жизни, ожидает худшего
это да :)

2010-12-05 в 21:31 

О-ля-ля
Думаешь стоит поднять?
ооо! как прекрасно, что подняли!!! я прочла на одном дыхании!
Merelena, великолепный приключенческий роман! спасибо :flower:

2010-12-05 в 22:44 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
О-ля-ля
вот-вот! конечно, надо поднимать.
Merelena
продолжение - в студию!

2010-12-06 в 04:54 

Merelena
Debes, ergo potes
О-ля-ля
Рада, что понравилось))) Автор старается, чтобы читать было интересно.
Caitlin O*Shannessy
Продолжение пишу потихоньку. На данных момент пребываю в раздумьях над мотивацией некоего персонажа :)

2010-12-06 в 06:51 

Caitlin O*Shannessy
Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Merelena
пребывать в раздумьях над мотивацией - это очень знакомо :). Лично я на эту тему третий день общаюсь с графом Хантингтоном :).

2010-12-06 в 09:06 

Эрке
Antiquo more
Ура! Прода! В... э-э... приятных глазу количествах!
*А я уж думала, автор оставил персонажей на произвол судьбы и принца Джона*

2010-12-06 в 10:59 

Merelena
Debes, ergo potes
Эрке
Автор не оставил персонажей ))) Просто он отвлекся на Белого Кролика и Новогодний фикатон.
Обещаю исправиться :)

2010-12-06 в 16:19 

Гвенда
Я не всегда разделяю свои взгляды (П. Валери)
Merelena , спасибище. Утащила читать продолжение.
Просто завал до конца года, хотя обычно я читаю всё сразу.

2010-12-06 в 16:28 

Merelena
Debes, ergo potes
Гвенда
:goodgirl: )))

2010-12-06 в 19:29 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Merelena
исправляйся :) ждем, очень

2010-12-06 в 20:01 

Merelena
Debes, ergo potes
Caitlin O*Shannessy
Кстати, а как там история о юности героев Санкт-Ноттингема поживает? Я помню нам обещали что-то об Ирине и Геннадии :)

2010-12-06 в 21:24 

Caitlin O*Shannessy
Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат (с) :))))
Merelena
фик последует :). О ком и как, герои решат :)

2010-12-12 в 23:22 

Гвенда
Я не всегда разделяю свои взгляды (П. Валери)
Merelena, я прочитала за раз от начала до конца (хотя и читала начало весной).
Мне очень понравилось. Написано легко и увлекательно. Стиль замечательный, детали к месту и не напрягают своей "заумностью" (хотя есть и спорные, но это просто придирка). Очень понравились новые персонажи - СУПЕР! И за Вэйзи ты зря переживала - натуральный шериф во всей красе.
Спасибо за прекрасный вечер и добрую часть ночи.

2010-12-13 в 05:01 

Merelena
Debes, ergo potes
Гвенда
Спасибо ))) Я безумно рада, что понравилось.
Фик и пишется из того расчета, что читать должно быть легко. Если моя писанина станет трудноперевариеваемой, значит, пора закругляться.
Насчет спорных деталей... ну без них не обойтить.
Кстати, это касается характеров персонажей или матчасти?) Мне интересно, что именно тебе показалось спорным.

2010-12-13 в 05:10 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Merelena
А ты на Сказки не хочешь выложить? А то я много пропустила, потом пыталась найти с какого момента пропустила, а потом в большом количестве страниц вообще запуталась.

2010-12-13 в 08:11 

Merelena
Debes, ergo potes
kate-kapella
Да я как-то хотела выложить туда, но мне стало лень заниматься оформлением ))) К тому же фик еще на окончен.
Надо будет как-нибудь собраться и выложить.

2010-12-13 в 08:11 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
Merelena
Ну так и ничего что не окончен - там много неоконченных макси.

2010-12-13 в 08:14 

Merelena
Debes, ergo potes
kate-kapella
Хорошо :) Займусь сегодня вечером. Глядишь будет дополнительный стимул не затягивать написание продолжения )))

2010-12-13 в 08:21 

kate-kapella
Дама, приятная во всех отношениях
2011-01-23 в 13:04 

Merelena
Debes, ergo potes
Витрэ и его окрестности

Стрела, выпущенная из плохонького казенного лука, позаимствованного у стражника, оставшегося тихо лежать в караулке, угодила прямиком в жареную поросячью тушку. Плотный малый в потертом замшевом колете, усердно терзавший кулинарный шедевр, от неожиданности опрокинул стул, на котором сидел и поспешно выхватил меч. Похвальная расторопность! Принц, напротив, не стал демонстрировать свою решительность и моментально юркнул за спинку кресла. Боится… И, между прочим, правильно делает. Впрочем, граф Хантингтонский на сына Элеоноры не покусится, каким бы мерзавцем не оказалось Его Высочество. Робин в который раз задался вопросом: как у такой матери мог получиться такой сын? Ричард, разумеется, тоже далеко не совершенство, но он был королем и вел себя по-королевски. А это?! Во что превратится Англия с таким правителем на троне? Что станет со страной, возглавляемой самовлюбленным интриганом в подчинении которого находятся негодяи, подобные Вэйзи? Вот уж кого действительно хотелось придушить. Но мерзавцу еще предстоит объясняться со своим господином. Принцу вряд ли понравится содержимое свитка прикрепленного к стреле, а шерифу Ноттингемскому придется сильно постараться, выдумывая оправдание.
Робин Локсли бросил еще один взгляд на растревоженное собрание внизу и без суеты скрылся в узком переходе, уходящем вглубь замка. На галерее, опоясывающей каминный зал Витрэ, громко хлопнула дверь.
Выбраться из замка оказалось не так уж сложно. Правда, при этом пришлось бросить коня, которого при всем желании через стену не перетащишь. Расставаться с караковым жеребцом, прошедшим с ним весь путь от самого Марселя, было немного жаль. Утешало лишь, что удалось отыскать собственный лук, брошенный вместе с прочими пожитками в углу стойла. Странно, что люди шерифа на него не позарились. Впрочем, стрелять из сарацинского лука нужно уметь. Возможно, эти олухи просто предпочитают арбалеты.
- Прощай, приятель, - Робин погладил горбоносую морду. – Надеюсь, у тебя все сложится хорошо.
Конь мотнул гривой и скосил на него темный зрачок.
«В Витрэ нет потайных ходов», - говорил сэр Леонард днем, когда они обсуждали возможные пути отступления. - «И, признаюсь, я начинаю сильно об этом жалеть…»
Тогда, выслушав барона, Робин возразил, что не нуждается в тайных проходах, чтобы выбраться из замка. Вполне достаточно мотка веревки, чтобы спуститься вниз по стене.
Должно быть, люди принца усиленно обыскивали замок в поисках шерифа. Огни факелов, мелькающие в бойницах, и суета в переходах свидетельствовали именно об этом. Он подождал, пока очередная группа наемников проследует мимо и осторожно выскользнул из дверей конюшни. В шлеме со стрелкой-наносником и темном плаще, он ничем не отличался от прочих солдат во внутреннем дворе замка. Оставалось лишь изобразить целеустремленную походку занятого делом человека и подняться на стену.
- Эй, приятель! – окликнул его караульный. – Не рановато ли для смены?
- Думаю, самое время, - возразил граф Хантингтон, умело припечатав кулаком не в меру подозрительного стража, и добавил с ухмылкой:
- Приятель.

***
- Пойдемте, миледи, - Алан поддержал герцогиню за локоть, помогая подняться. – Отсюда нужно уходить и как можно скорее.
Констанция де Пентьевр обвела присутствующих отстраненным взглядом и произнесла спокойно и тихо:
- Мы не можем уехать, бросив его здесь…
Первая тяжелая капля с глухим стуком ударилась о дверцу перевернутой кареты. Придорожный ракитник жалобно зашелестел под резкими порывами злого ветра. Тучи, с самого утра затянувшие небо, все-таки решили пролиться дождем. Где-то далеко над лесом сверкнула молния. Раскат грома запоздал на десять ударов сердца.
В Витрэ не было дождя почти месяц…
- Конечно, миледи. Никто не собирался бросать тело барона здесь, - Алан поспешил успокоить герцогиню, - Разумеется, мы его похороним.
Фернан громко всхлипнул, держась за руку Мача. Ему только шесть... Сердобольный оруженосец графа Хантингтона обнял мальчика за плечи и попытался утешить.
- Мы не оставим его и не зароем на обочине как собаку, - твердо произнесла герцогиня Бретонская и отстранила поддерживающую ее руку. – Это меньшее, что я могу сделать для человека, который погиб из-за меня.
- Но что, в таком случае, вы предлагаете? – ситуация требовала пояснения и Мэриан задала вопрос, который несомненно интересовал и остальных. Леди де Пентьевр не походила на женщину, склонную впадать в истерики, но она расстроена и вряд ли способна беспристрастно оценивать происходящее.
Она старалась говорить спокойно и деловито, но, должно быть, покровительственные нотки все-же проскользнули в ее голосе, потому что Констанция де Пентьевр очень внимательно посмотрела на леди Найтон и сухо произнесла:
- Барон Витрэ условился встретиться с графом Хантингтоном в своей охотничьей усадьбе в нескольких лье отсюда. Нам необходимо попасть туда.
- Мастер Робин должен встретиться с вами в том самом месте?! – верный оруженосец графа приободрился, узнав, что надежда вновь обрести хозяина, не утрачена окончательно.
- Так мне сказал сэр Леонард, - Констанция едва заметно улыбнулась. Детская радость коротышки, безоговорочно преданного господину, оказалась заразительной. – Мы обязаны доставить его туда. Барон Витрэ держит данное слово.
- Что ж, самое время поторопиться, - проворчал Маленький Джон, поглядев на хмурое небо. Луна размытым желтоватым пятном проглядывала сквозь медленно ползущие тучи, в ее призрачном свете обступившие дорогу деревья казались черной стеной, сквозь которую нет прохода.
- Вы сумеете найти дорогу, миледи? – Алан подошел к делу с практической стороны. – В такую темень легко сбиться с пути.
- Думаю, я справлюсь, - герцогиня кивнула.
Джереми Кэнтон, остававшийся до сей поры в стороне, направился к карете.
- Куда это вы собрались, сэр? – не слишком дружелюбно осведомилась Мэриан, придержав рыцаря за рукав.
Кэнтон пожал плечами, указывая на вороную четверку, по-прежнему впряженную в перевернутую карету:
- Герцогине нужна лошадь, - он замолчал на мгновение и добавил, - кроме того, мы должны как-то везти тело…

2011-01-23 в 13:08 

Волчица Юлия
По-своему положительный персонаж. (с)
Ура! Прода-прода-продолжение! :hlop: :hlop: :hlop:

2011-01-23 в 13:11 

Merelena
Debes, ergo potes
***
Гроза прошла стороной, подразнив отдаленными раскатами грома. Высохшие виноградники Витрэ так и не дождались ливня. Впрочем, это к лучшему. Дождь лишь осложнил бы их и без того затруднительное положение. Найти в темноте нужную дорогу оказалось не так легко, как думалось вначале. Проплутав полночи они все-таки вышли к усадьбе, окруженной бревенчатым частоколом за которым виднелся добротный двухэтажный дом и прилепившиеся к нему надворные постройки.
На самом деле она бывала здесь нечасто. По крайней мере, куда реже, чем хотелось бы. Раньше Констанция не задумывалась об этом, но теперь с пугающей отчетливостью поняла: этот дом построен для нее. Барон никогда не любил псовой охоты, но ради леди Констанс, пристрастившейся к этой забаве, Леонард держал в Витрэ свору легавых, а сторожку егеря превратил в миниатюрную усадьбу, где уставшие гости, могли отдохнуть и расслабится после дня, проведенного в седле. Приезжая сюда, она попадала в иной мир, спокойный и неторопливый. Здесь, можно было забыть об интригах двора, тихом недовольстве супруга, спрятаться от навязчивого внимания младшего сына Элеоноры и ускользнуть от подчеркнутой любезности французского короля. Филипп на правах друга покойного Жоффруа, стал опекуном Артура и, несомненно, рассчитывал со временем вырастить из него союзника. Отказаться от настойчивых предложений перебраться с детьми в Париж становилось сложнее с каждым месяцем. Она приехала в Витрэ, в надежде отсрочить неизбежное. Сказать себе: «Я подумаю об этом завтра...», - что может быть проще?
Этот дом, стоящий посреди леса, дарил иллюзию свободы. Устроившись на медвежьей шкуре посреди уютной гостиной, герцогиня вновь превращалась в смешливую девчонку, верящую в незатейливые сказки и мечтающую о чуде. Пламя мерно гудело в камине, сизые струйки дыма уносились в дымоход, барон улыбался и разливал по кубкам рубиновое вино.
Какой дурой она была, храня верность Ранульфу. Но сокрушаться о том чего не было глупо, а жалеть себя бесполезно и стыдно. Люди не властны над прошлым, зато в состоянии изменить будущее.
Ты ждала чуда, герцогиня? Чудо случилось. Твой сын станет королем… Если, конечно, ему удастся остаться в живых. И если ты будешь достаточно тверда и сумеешь ему помочь. Но как бы велико не было желание, одной не справиться. Констанция де Пентьевр отчаянно нуждалась в союзниках. В таких, для которых её дело стало бы их собственным. Их мало, но они есть. Граф Хантингтон один из них. В конце концов, он родственник, хоть и дальний, и верный сторонник Ричарда, а его люди уже доказали свою преданность. Лишь бы де Сент и тот бесшабашный испанский герцог сумели довезти Артура до Элеоноры. Нельзя сомневаться. Она должна верить в удачный исход. Иначе все, что они сейчас делают, потеряет смысл. Барон Витрэ не мог погибнуть напрасно.
Герцогиня Бретонская обернулась, отыскав глазами вороную лошадь, несущую завернутое в плащ тело. Когда она приезжала сюда в последний раз в палисаднике перед домом цвели розы. Леонард сорвал белый цветок и протянул ей. Разумеется, малышка Элеонора немедленно захотела иметь такой же. Наблюдать за тем как она гордо вышагивает с розой, приколотой к вороту платья, было очень забавно. Знать бы цветет ли еще тот розовый куст…
В окнах не было света, и лишь тусклый фонарь, подвешенный над крыльцом, свидетельствовал о том, что в доме есть люди.
- Мы добрались, - Констанция де Пентьевр ответила кивком на вопросительный взгляд леди Найтон. – За усадьбой постоянно присматривают егерь с женой. Но сейчас они, должно быть, спят.
Ей было известно, что в свое время Симон, так звали егеря, попался на браконьерстве, и лишь добрая воля барона спасла его от петли. Назначить бывшего браконьера на должность лесничего оказалось не такой глупой идеей, как могло бы показаться на первый взгляд. Симон исправно служил хозяину более десяти лет, и был всецело ему предан. Леонард считал, что может на него положиться и Констанции оставалось лишь надеяться, что он не ошибся.
- Эй! Есть кто дома? – Э’Дейл соскочил на землю и с чувством замолотил кулаками в запертые ворота. – Открывайте!
Ответ не заставил долго ждать, хотя и не совсем тот на который они рассчитывали. За забором тявкнула собака, другая подхватила и вскоре обе уже заходились истошным лаем.
- Ну и где этот чертов егерь? – недовольно проворчал соратник графа Хантингтона, попинав ногой тяжелые дубовые створки. – Не иначе налакался сидра и дрыхнет мертвецким сном, – проворчал Алан, и тут же виновато оглянулся на герцогиню:
- Простите, я не имел в виду ничего такого…
Леди Найтон открыла рот, чтобы вставить язвительное замечание насчет того, что некоторым нужно прежде думать, а уж только потом говорить, но промолчала. Ситуация в которой они оказались не располагала к взаимным упрекам. Тем не менее, взгляд которым она одарила бывшего воришку, был весьма выразительным.
Пока некоторые члены банды графа Хантингтона многозначительно переглядывались, за воротами явно обозначилось человеческое присутствие. Хлопнула входная дверь, заскрипело под тяжелыми шагами крыльцо, и чей-то простуженный баритон разразился потоком заковыристых ругательств, призывая дворняг заткнуться. Лай и вправду слегка поутих.
- Кто здесь? – не слишком вежливо осведомился голос из-за ворот. Меж зубцов частокола показалась голова в кожаном шлеме, и на непрошеных ночных гостей нацелился арбалет.
Разглядеть бдительного стража не представлялось возможным, и Мэриан отметила, что человек барона неплохо знает свое дело. Должно быть, по ту сторону забора устроили наблюдательную площадку. Совсем не лишняя предосторожность, учитывая недавние события в замке. Единственный защитник, пусть и вооруженный арбалетом, вряд ли долго продержится против отряда наемников, однако, кучку бродяг-мородеров, ищущих легкой добычи, отпугнуть вполне сможет.
- Открывай немедленно, бестолочь! Не заставляй ждать герцогиню! – сэр Джереми подал голос, и леди Найтон захотелось придушить белобрысого рыцаря на месте. Интересно, он сам назначил себя главным?
Маленький Джон прокашлялся, многозначительно поглядев на спутника. Кэнтон в ответ пожал плечами, вежливо уступая разбойникам право самостоятельно решать возникшую проблему.
- Откуда мне знать, что Ее Светлость, леди Констанция, здесь? – усомнился сторож и высунулся наружу, желая как следует рассмотреть нежданных посетителей.
- Открой ворота и убедись сам, - на пробу предложил Алан.
- Эк чего удумал, паршивец! – безапелляционный фальцет из-за запертых ворот, явно принадлежал женщине.- Может тебя еще и в дом проводить?
- А что? Неплохая мысль! – оживился Э’Дэйл.
- Вот нахал! – поразился все тот же голос. - Ее Светлость ночами не шастают, тем более в такой скверной компании!
- Помолчи, Луиза! – разраженно шикнул сторож. – Не лезь не в свое дело!
Названная Луизой оскорбилась явным пренебрежением к собственной персоне, о чем не преминула заявить во всеуслышание. На протяжении пары минут за забором перешептывались на повышенных тонах. Прежде чем препирательства завершились, леди Мэриан успела узнать, что супруг уважаемой Луизы упрямый осел и невежда, в грош не ставящий любящую жену, что маменька её была права, отговаривая выходить за егеря, что жизнь несчастной страдалицы загублена безвозвратно, и что благоверный может катиться на все четыре стороны, ежели пожелает, а она еще посмотрит, найдется ли в окрестных деревнях вторая дура, которая позарится на неотесанного чащобного мужлана, не сумевшего прижить потомства за шесть лет законного брака. Спор завершился безоговорочной победой разгневанной супруги, а пристыженный муж умолк, не находя слов для достойной отповеди.
Полдня просидеть в засаде, сражаться, рисковать жизнью и плутать по лесу, чтобы под конец, стоя у запертых ворот, стать невольными свидетелями тривиальной семейной ссоры? Не то чтобы леди Мэриан была ярой противницей подслушивания, но все же…
В темноте сдавленно хихикнул Э’Дейл. Мач откашлялся в кулак, а лицо Малыша Джона в тусклом свете дорожного фонаря приобрело подчеркнуто нейтральное выражение.
- Откройте, Симон! – вмешалась герцогиня, положив конец представлению. – Это действительно я.
- Мадам герцогиня! – егерь поспешно отодвинул тяжелый засов.
- Да отворяй же скорее, растяпа! – взволнованно выдохнул женский голос. – Не гоже заставлять Ее Светлость ждать!
Судя по всему, семейные дрязги были временно позабыты.
- Давно бы так! – удовлетворенно заметил Алан, сунувшись в приоткрывшиеся ворота, и едва успел отскочить, чудом спасшись от свирепо клацнувшей собачьей пасти.
- Зарраза! – с чувством выругался Э’Дейл, разглядывая пострадавшую штанину. Лохматая рыжая дворняга злобно ощерилась и захрипела, пытаясь протиснуться в щель между створками, чтобы продолжить начатое.
Егерь изловчился и ухватил псину за шкирку. За его спиной мадам Луиза пинками отогнала в сторону вторую дворнягу, решившую поддержать товарку. Ворота наконец-то открылись.
- Вообще-то они безобидные, - Симон насмешливо оглядел пострадавшего, продолжая удерживать за загривок вырывающегося пса. – Своих не тронут, зато чужаков порвут за милую душу.
- Пристрелить тварей и дело с концом, - проворчал Кэнтон, спешиваясь перед домом. Э’Дейл, хотя и поддерживал рыцаря, но соглашаться вслух не стал – репутацию, основательно подмоченную сотрудничеством с Гисборном, следовало беречь.
- Да что же ты, Симон! – жена егеря, полная женщина, чей высокий рост не вязался с писклявым голосом, оттеснила супруга в сторону и засуетилось вокруг титулованной гостьи. – Добро пожаловать, Ваша Светлость! А мы уж грешным делом решили, что замок и впрямь захватили разбойники! Выходит, соврал мельник, когда намедни твердил будто б и вы, и наш барон в плену у лиходеев? – продолжая охать и удивляться, женщина придержала стремя, помогая герцогине сойти с коня.

2011-01-23 в 13:12 

Гвенда
Я не всегда разделяю свои взгляды (П. Валери)
Merelena, Ура!!!
Читаю - читаю. Очень нравится.

2011-01-23 в 13:13 

Merelena
Debes, ergo potes
- Оставь, - Констанция отмахнулась от излишне назойливого внимания. – Лучше отведи в дом детей.
Жена егеря присела в неуклюжем реверансе и бросилась выполнять указание.
Мач вручил Фернана заботам дородной лесничихи и принял у леди Найтон Элеонору, которую девушка везла в своем седле. Дети вымотались за день и едва не засыпали на ходу. Глядя на осунувшееся лицо юного барона, Мэриан подумала, что у мальчишки попросту не будет времени горевать об утрате.
Егерь посадил на привязь собак и вернулся, чтобы принять лошадей и помочь герцогине и ее спутникам.
- Простите мою жену, сударыня, - Симон поклонился, теребя в мозолистых ладонях сдернутый с головы кожаный колпак. – Характер у бабы склочный и поболтать она мастерица, так что, пожалуй, ей и вправду лучше не знать что к чему.
Судя по тону, он заметил лошадь, несущую тело.
В отличие от дородной супруги, Симон был тощ и угловат, напоминая сложением колодезный журавль, оживший по странному стечению обстоятельств. Нелепая внешность, тем не менее, не мешала ему оставаться человеком наблюдательным и совсем не глупым.
Леди Найтон посмотрела на костлявого лесника с невольным уважением. Если тот и догадался, кого привезли с собой нежданные гости, то не подал вида и вообще держался на редкость спокойно и рассудительно.
- Барон Витрэ никогда не допустил бы, чтобы Ваша Светлость выехали из замка на ночь глядя без надежной охраны, – егерь без излишнего почтения оглядел спутников герцогини, и леди Найтон возмущенно наморщила нос.
- И если его нет здесь… - Симон, перевел взгляд на нервно подрагивающего вороного жеребца, к спине которого было приторочено завернутое в плащ тело, и тихо спросил:
– Это он?
Скрывать не имело смысла, а потому Констанция просто ответила:
- Да.
- Значит, наши дела совсем плохи? – худой человек в накинутом на плечи плаще с эмблемой барона Витрэ больше не казался нелепым.
- Замок в руках врагов, Симон, - человек Леонарда заслуживал знать если не всю правду, то хотя бы её часть. - Барон погиб, спасая меня и детей из рук убийц.
- Дурные вести, – егерь покачал головой, но вопросов задавать не стал. Есть вещи, о которых лучше не знать. – Вам не стоит здесь задерживаться, госпожа. Не думайте, будто мы не рады вашему приезду, но положение усадьбы не тайна. Слуги в замке могут проговориться. Когда станут искать, первым делом проверят это место.
- Икать непременно станут, Симон, - подтвердила Констанция. – Но, надеюсь, у нас в запасе есть немного времени.
- Мы должны дождаться мастера Робина! – заволновался Мач, которому совсем не понравилось предположение, что возможно придется уехать, так и не дождавшись драгоценного графа Хантингтона.
Егерь смерил недовольного коротышку оценивающим взглядом и снова повернулся к герцогине, явно давая понять, кого считает здесь главным.
- Мы подождем до полудня, - приняла решение Констанция. – Потом уедем.
Мач нахохлился, как частенько бывало в случаях, когда к его мнению не прислушивались. По какому праву эта дамочка здесь распоряжается?!
- Леди Мэриан! – оруженосец графа Хантингтона обратился за поддержкой к невесте господина. – Скажите ей, что нами командует Робин! Мы не можем без него уйти!
Напоминать леди Найтон о том, что ею кто-то командует, пусть даже этот кто-то сам Робин Локсли, определенно не стоило. Возразить захотелось хотя бы из духа противоречия.
- Для Робина главное – благо Англии, Мач, - весомо заметила Мэриан. – И именно ради Англии мы должны помочь леди де Пентьевр как можно скорее оказаться в безопасном месте.
- И что это за безопасное место? – поинтересовался Алан, которого никто не посвятил в детали.
Леди Найтон с трудом удержалась, чтобы не приложить парня в бок локтем, но вместо этого выразительно вздохнула и скосила глаза в сторону. Э’Дейл проследил за направлением ее взгляда.
Ну конечно, как можно было забыть о Кэнтоне?
- Мы ему все еще не доверяем? – деловито поинтересовался бывший предатель.
Мэриан страдальчески вскинула брови. Алан обладал редкой способностью превращать серьезные вещи в балаган. Пожалуй, он и из собственной казни мог бы устроить представление.
- Я не рвусь, быть посвященным в ваши тайны, - усмехнулся Черный Рыцарь, глядя на своих невольных спутников. – Вполне достаточно того, что я стал ренегатом, помогая Ее Светлости вырваться из рук убийц.
- И поверьте, я это оценила, - устало промолвила герцогиня. – Ступайте в дом. О своих планах я расскажу позднее.
- А вы, герцогиня? – встревожилась Мэриан.
- Некоторые дела нельзя откладывать, - Констанция де Пентьевр взяла под уздцы вороную лошадь без седока. Конь недовольно фыркнул и тряхнул гривой. Ему хотелось в конюшню к овсу и поилке, и совершенно не нравилась ноша, которую приходилось тащить на спине.
- Это безумие! – немедленно откликнулась леди Мэриан и удостоилась ледяного взгляда герцогини:
- Вы так считаете?
Белая роза до сих пор цветет у крыльца… Закрытые на ночь бутоны, похожи на белые свечи. Ничего не изменилось. Просто не стало еще одного хорошего человека.
- Леди Найтон всего лишь хотела сказать, что в лесу небезопасно, - Алан попытался смягчить обстановку.
- Понимаю, - рыжеволосая герцогиня протянула руку и отломила ветвь, усыпанную цветами и колючками, поранила руку и не заметила этого:
– Вам не о чем волноваться. Я не собираюсь уходить далеко.
Снова идти куда-то посреди ночи! Мэриан встревожилась не на шутку. Нападение людей принца они отбили, так что теперь она считала себя ответственной за дальнейшую судьбу герцогини и ее дочери. А еще был мальчик – сын погибшего барона…
- Миледи! – Мэриан попыталась воззвать к разуму титулованной упрямицы. – Позвольте хотя бы сопровождать вас!
- Со мной будет Симон, - возразила герцогиня. – Этого будет достаточно.
Посчитав разговор оконченным, она обернулась к егерю:
- Тебе знаком холм на вересковой пустоши?
- Конечно, госпожа, - Симон поклонился. Кому как не лесничему знать вверенные ему угодья?
- Нам нужно туда…
Мэриан обреченно вздохнула и смирилась. В конце концов, они совсем не знали барона. Возможно, герцогиня просто не хочет, чтобы лорда Витрэ провожали в последний путь незнакомые люди.

- А что мы скажем Луизе? – озадачился Мач, прикрывая ворота вслед за ушедшими.
- Что муж вышел проверить заячьи силки? - предложил Маленький Джон, слегка поразмыслив.
- Посреди ночи и в компании герцогини? – усомнился Алан, выразительно закатив глаза, - Вряд ли она поверит. Скажешь такое и получишь на орехи. На месте Луизы я стал бы лучше присматривать за мужем.
- Супругу егеря я возьму на себя, - Мэриан обернулась к голубоглазому пройдохе, - а ты проследи за герцогиней. Мы не можем допустить, чтобы с ней случилось несчастье. Она нужна Англии!
Англия в опасности… Герцогиня нужна Англии… Мы должны защитить герцогиню и спасти Англию… Все это, или примерно то же самое, но сказанное другими словами, Алан слышал уже не раз.
Кто-то заботится о благе Англии и радеет за корону, а ему приходится тащиться черт знает куда посреди ночи и стараться сделать так, чтобы его не заметили. Потому что, если заметят, герцогиня будет очень недовольна, а долговязый Симон, чего доброго, не разобрав кто перед ним - друг или враг спустит крючок арбалета. Интересно сильно ли нуждается Англия в мелком мошеннике из Дейла по имени Алан? Та еще загадка…
Пару лет назад ярмарочная гадалка, поплевав в огонь и растерев щепотку жгучего перца между пальцами, сказала, что его погубит стрела. Ничего необычного по нынешним неспокойным временам и всяко лучше, чем быть повешенным за воровство, тем не менее, оказаться случайно застреленным тоже не особо хотелось.
Сетуя на превратности судьбы и не забывая соблюдать возможные меры предосторожности, Алан следовал за егерем, уверенно шагающим по неприметной лесной тропке. Частокол усадьбы вскоре скрылся из виду, пропав за очередным поворотом.